Ольга Арефьева и группа Ковчег

Театр KALIMBA

Каждый десятый

История моего друга.

В молодости ходил он часто в походы (да и сейчас ходит). Вот идет он однажды один в горах, долго идет. И начинает внутри себя слышать… ну не голос, а сильнейшее ощущение. Присутствие другого сознания — высшего. И начинается многочасовой разговор. Именно разговор, а не фантазии, размышления, или галлюцинации. Бывает, беседуешь сам с собой, даже споришь, но это было совсем иначе. Его собеседником было сознание с другой логикой, силой, знанием, каких не выдумаешь. Разговор длился долго, несколько часов, но не словами. Сам он шел все это время по горам. И очень большое расстояние прошел, как потом увидел.
Собеседник ему предлагает нечто. Если пытаться описывать — то, чего он больше всего хотел. Если он скажет «да» — то запустится процесс и начнется трансформация. Постепенная перестройка всей жизни.
А что это за трансформация? — начинает спрашивать он, хотя на самом деле и так все понимает. В ответ ему дают ощущение. Долгое и сильное. Это переживание полного всезнания и всемогущества, только спящего. Сон Брамы — вот что первое ему пришло, когда вернулась способность описывать ощущения словами. Он мог менять наш мир как угодно. Революции и перевороты, смещения правителей и движение границ стран. Но… Что бы он ни менял, в итоге видел, что всё оставалось тем же. Мир людей, перемешавшись и перевернувшись, собирался чуть другим — но по сути совершенно таким же.
Он почувствовал, что наш мир в самом деле создают люди — своим коллективным убеждением, представлением о том, какое все есть, и каким должно быть. И поэтому, что ни меняй, все время получается снова то же самое, только переставленное. И вот это спящее великое Сознание понимает, что по сути ничего изменить в мире нельзя, и поэтому спит и просто созерцает.
Чтобы что-то изменить в человеческом мире, его надо менять изнутри. Нужно быть одним из людей, и взять на себя функцию изменения коллективных вибраций при помощи себя. Это я так словами передаю с его рассказа, как поняла, а он сформулировал тоже как мог, ибо знание и ощущение были бессловесными.
Первый его вопрос был: — Почему я? Я что, особенный?
И ему ответили: — Нет, не особенный. Таких, как ты, примерно каждый десятый.
— А почему тогда я?
— Это предлагается не только тебе, а многим.
— И что они отвечают?
— А что ответишь ты?
— О ужас, мой ответ — НЕ СЕЙЧАС, пожалуйста, не сейчас!
Просто дело было банально в том, что он, уходя в поход, он подал заявление в ЗАГС с одной женщиной. И, уходя в горы, получил в лагере у подножия горы от нее письмо. И было это письмо пробивающим насквозь, навылет, очень эмоциональное письмо о любви, перед которым мужчине устоять невозможно.
И вот он просил: — Давайте не сейчас! Через лет десять хотя бы…
Ему отвечают: — Хорошо, пусть через десять лет.
— А что вам отвечают остальные?
— Большинство говорит «Нет». И лишь один из десяти, как ты, говорит «Не сейчас!»
А из тех, кто так ответил, большинство больше не встретятся с предложением — изменится в них что-то за годы. Но те, кто встретился вновь, как правило, отвечают «Нет!» или снова «Не сейчас!» Так что до согласия доходят единицы из единиц…
Когда он вернулся в лагерь (было это нескоро, поход длинный), он узнал, что именно в это время, а не в какое другое, эта женщина влюбилась в другого. И с ним уехала. И так далее, пошла другая судьба — вышла замуж, пожила в браке недолго, семья не сложилась, развелась… А у них с моим собеседником так ничего и не случилось.
А он попал в период, когда повис в полном безвременье и пустоте, было ощущение, что умер, потерял все. А потом начал следующую жизнь.
И все это Собеседник во время разговора знал. И вообще, человек виден ему насквозь. В частности, отлично было видно, что все расспросы моего друга были одним: он юлил. Вопрос был прямой, и ответ он знал сразу. Но не хотел прямо отвечать, искал, как избежать ответа «да!».
Спрашиваю: — И что, потом, через десять лет, снова была Встреча?
— Я опять не мог… Еще десять лет попросил…
Встреча была еще не раз, пусть не такая яркая и однозначная. В жизни у всех периодически бывают развилки, на которых явно чувствуешь, что тебя ведут. И встаёт выбор: или одно, или другое. И ты выбираешь…

6 ноября 2016
Из ЖЖ Ольги Арефьевой