Ольга Арефьева и группа Ковчег

Театр KALIMBA

Dies Irae

Ангел, громче продуди – нам не слышно гласа трубного,
Мы немножечко оглохли после танца жизни трудного,
В этой бегалке-стрелялке слишком часто были трупами
И поэтому порой не догоняем что-то тупо мы.
Нет, не ноты Dies Irae – это рация полиции,
По горам гуляют девочки с собаками-убийцами,
Наша музыка – отбой, наши лица звали мордами,
Мы когда-то были гордыми, пока не стали мёртвыми.

К нам свободу подпускали лишь на расстоянье выстрела,
Мегафоны исходили манифестами речистыми,
Мы солдатами рождались, умирали пацифистами,
А Весёлый Роджер скалился-подмигивал нам издали.
На великом и могучем говорили лишь с медведями,
То ли стон, а то ли мат – посерёдке междометия,
Раз для песни нет ещё ни стиха, ни красноречия…
Но подумать хорошо – и сказать-то было нечего.

Трубный глас, трубный глас,
Гавриил, сыграй, сыграй для нас!

Мы с рожденья были белыми, но сразу нас измазали
Черносажие дымы над военными заводами,
Мы родились не ползать – это просто крылья были связаны,
То порукой круговой, то порока хороводами.
И свистели у виска глаза пустые телевизора,
Алкоголь долбил по печени, залеченной дубинками,
Над початою бутылкой вились ангелы увечные,
Над закускою кружили птички-голубочки сизые.

Заряжали пушки куклами и плюшевыми мишками,
Оказались пули дурами, а штыки – пустышками,
Светофоры помирали, с горя нам сигналя скрежетом,
Что ни влево и ни вправо, лишь лететь – но там разреженно.
Ангел, громче продуди, мы плутаем меж заборами,
Мы цепляемся за воздух, отлетает с перьев чёрное,
Видим небо впереди, вот уже на повороте мы,
А на карте – пятна белые на месте нашей Родины.

Am G F E |3р.
Dm/D Dm/C Dm/H E