Ольга Арефьева и группа Ковчег

Театр KALIMBA

Я сходила на Арефьеву.

Нет, не все новые песни плохие и не все хорошие новые песни похожи на старые.
Хотя без речитативов не обошлось. Оля сказала, что песни есть поэтические и мелодические и весь этот речитатив надо воспринимать как стихи, но я не могу. Положила бы на бумагу, кому надо — прочитает.
В анонсе были обещаны какие-то танцевальные реггийные песни из альбома «Глина» и обнажённая боль из альбома «Ангел и девочка». Рагу я обнаружила только одну под занавес (не считая на-бис-ной «Дороги в Рай»), а вот обнажается она по сей день так, что и с тебя, зрителя и слушателя, заодно кожу снимает. Итак, песни боли, реггей и стихи под музыку. Остальное было какими-то бодрыми маршами, которые хочется промотать. Нет, одна песня — «Никто не умер, никто не ожил» — запомнилась тем, что под неё хорошо петь «от старых друзей весточки нет…» и наверняка много других песен «русского рока», не меняя мелодии.
Арефьева для меня была и есть автор пронзительных, слёзных и душераздирающих женских песен. Гениальные весёлые и ироничные песни были у неё раньше, а теперь я таких не слышу.
Смотрела я на неё, думала и критиковала, и вдруг задумалась, что тётенька годится мне в немолодые матери (тётеньке пятьдесят). Но мысль быстро ушла, потому что ни в какие на свете матери Ольга Арефьева не годится, потому что безнадёжна влюблена в самоё себя и свой внутренний мир, потому что она вся — песня и театр и потому, что вот она, гибкая, как ветка, скачет по сцене в майке и заставляет танцевать, хлопать и визжать т ё т е н е к. И дяденек.
Она немножко красивее стала говорить со времени появления с Умкой в «Антропологии» Диброва лет 20 назад, но осталась такой же скучной, когда открывает рот не для песни.
Но Боже, Боже, как она поёт. Как она поёт, Господи! Какой голос! Как она это делает!

«Отзыв о концерте в Екатеринбурге»

Оксана Ишмухаметова