Ольга Арефьева и группа Ковчег

Театр KALIMBA

Не печалься о сыне

Видео. Май 2017

В проекте «Эзотерические песни советской эстрады» — пополнение. Новая видеозапись. Закат, укулеле, телефон.
«Эту песню господин барон специально для нас сочинили, чтоб мы пели и думали. А чтобы нам легче запомнить было, в ней и слова такие же, как в той песне, про которую ты говоришь, и музыка».
В. Пелевин «Чапаев и пустота».
Какая гражданская война громыхает здесь и сейчас? Какая звезда неспроста пламенеет над нашей судьбою? Позовите мысленно на помощь, только шепните. Ведь мы и в самом деле живем вечно. (далее…)

Никто не умер, никто не ожил

Клип. Апрель 2017

Альбом Ангел и девочка, 2017.

Ольга Арефьева – голос, песня, монтаж клипа
Тимур Ибатуллин – бас-гитара, запись, сведение, мастеринг
Сергей Индюков – гитара
Пётр Акимов – виолончель
Андрей Чарупа – ударные

Благодарим Александра Бакаева за документальные съемки (далее…)

Ликуй, мир спасённый

Новогодний акустический концерт в Центральном Доме Художника (Москва) 28 декабря 2016

Ликуй, мир спасённый
God Rest Ye Merry Gentlemen
Английский Рождественский гимн XVI (или ранее) века
Перевод Ольги Арефьевой (далее…)

Жена моя

Клип. Сентябрь 2016.

Альбом Каллиграфия, 2008.

Ольга Арефьева — песня, голос, монтаж клипа
В кадре: Ольга Арефьева, Елена Калагина (группа KALIMBA, Москва), арт-модель группа София Натариус (Санкт-Петербург), Григорий Глазунов и Сергей Петруханов (театр OddDance, Санкт-Петербург), художница и перформер Merja Malkki (Финляндия).
Оператор — Андрей С.
Костюмы, пространство — Merja Malkki.
Поддержка во всем, гребля на лодке — Наталья Жестовская (OddDance, Санкт-Петербург) и Pekka Malkki (Финляндия).

Песня о далекой Родине

Видео. Сентябрь 2016.

Создать проект «эзотерические песни советской эстрады» — моя давняя мечта. В самые запретные времена закрученных гаек и обязательной идеологии нельзя было вслух говорить о высшем и неведомом. Можно было только про руководящую роль партии и счастье беззаветного труда с утра до ночи, можно было только про войну и революцию, где «мы» победили.
Но невысказанная мечта звала и будоражила кровь живых людей при любом строе и режиме. И вот появились, выросли в теле советского искусства эти песни — как будто бы в рамках идеологии. Как будто на разрешенные темы. Но в них — контрабандой про дрожь в сердце и тоску по высшему недоступному миру, по горним сверкающим, таким и неведомым далеким вершинам духа. И это были единственные настоящие песни. Именно они и стали самыми любимыми. И через обязательные идеологические клише, навязанные текущей властью, пробивались живые ростки того, о чем они на самом деле. Свет, который они передавали, сделал их бессмертными и волшебными. (далее…)