Ольга Арефьева и группа Ковчег

Театр KALIMBA

Авраам Болеслав Покой (подборка текстов)

Этот блог давно в моей френд-ленте, впрочем, ленту я читаю редко. И недостаточно прочитать пару постов — что в режиме чтения с экрана является пределом — чтобы разобраться в том, кто это пишет и почему. Зато этого достаточно для возникновения устойчивой симпатии и интереса. Я давно хотела поделиться с вами ссылкой на этот блог. Но я была бы не я, если бы не прочитала его от начала до конца, прежде чем бежать и кричать — почитайте, как здорово! А чтобы прочитать тексты от начала до конца, мне понадобилось посидеть полчаса возле компьютера, копируя страницу за страницей. Полученный в итоге файл я залила на бук-ридер, который в последнее время меня очень выручает возможностью чтения того, чего нет на бумаге. Или толстых книг, которые не станешь с собой таскать пачками в ожидании момента, когда где-то в поезде на гастролях у тебя выдастся пяток свободных для чтения часов. Получившийся файл, дополненный постами, появившимися пока я читала, я положила вот тут.
Со временем эта подборка устареет, но сейчас у вас есть прекрасная возможность почитать посты не урывками, а все, что опубликовал Авраам Болеслав Покой — от начала до конца. Вернее, от конца до начала — поздние записи находятся сверху.
Журнал заведен в 2007 году и содержит феерические тексты, в которых Истинный Учитель Истины ставит остроумные и точные диагнозы человечеству. По его версии, закомплексованные инопланетные цивилизации систематически заражают человечество особо опасными идейными вирусами с целью морально его опустить и потом обидно над ним поржать. Диагноз он ставит, выслушав образчик речей обратившихся к нему пациентов. Наиболее типичный пациент — как правило, упитанный юноша лет 35, обвешанный дорогими игрушками и приехавший на хорошей машине. Но с тоской в глазах, причину которой мигом делает явной Авраам Болеслав Покой. Названия распознанных им вирусов и вызываемых ими моральных вывихов выглядят так: Айпотенция, Своличизм, Заимная совместимость, Автоцефалия, Лизингизм — и еще россыпь шедевральных и метких терминов.
Сама фигура истинного учителя — явно театрализованная мистификация, помесь Дамблдора с Шерлоком Холмсом и профессором Преображенским. Ну и конечно с Зигмундом Фрейдом, чье фото, собственно, и является юзерпиком. Проведя розыскные мероприятия (можете заняться этим самостоятельно), можно докопаться до версий, кто стоит за этим персонажем. Но мне лично это не очень важно. Я вижу перед собой умного, наблюдательного и ироничного собеседника, что с того, что я буду знать какое-то там имя? Я далеко не во всем согласна с ним, и, думаю, вы тоже найдете пару-тройку моментов, по которым захотите серьезно поспорить. Что ж, добро пожаловать, количество комментов к постам Истинного Учителя Истины довольно часто зашкаливает за 1000, и автор не ленится отвечать на них.
У моего сборника есть недостатки: в нем отсутствуют картинки, видеоматериалы и ссылки, являющиеся важной частью текстов. А также, чтобы посмотреть и написать комменты — вам придется зайти в журнал онлайн. Но это перевешивается возможностью прочесть все и сразу.
Кстати сказать, читать Авраама Болеслава большими дозами не так легко. Он афористичен, информация уплотнена. Хочется читать вслух, но этого не сделаешь с 800 страницами крупным шрифтом, которые получились на бук-ридере. Но дочитав до конца, хочется сразу начать сначала.

Ольга Арефьева

10 January 2011 @ 06:43 pm
Слово о Заимной Совместимости

Истинного Учителя Истины (то есть меня) то и дело принимают за помесь автосервиса с пластической клиникой. Из-за этого мне пришлось установить в вестибюле подсвеченный стенд-оберег от заблуждающихся с длинным списком не предоставляемых мною услуг. Посетители, занесшие уже было ногу на лестницу, узнают: я понятия не имею, как стать стройной, ни в чём себя не ограничивая; как обеспечить социальную стабильность в стране на тех же условиях; как зарабатывать $ 50 000 в месяц, не выходя из дома, и так далее. Это отрезвляет.
Впрочем, и среди просачивающихся в кабинет встречаются гости, обратившиеся явно не по адресу.
— Как его к вам затащить — это моё дело. — пояснила мне на заре нового десятилетия посетительница лет двадцати девяти. — Мальчику просто надо мозги на место поставить. Из вступительного слова гостьи мне было известно, что её многолетний бойфренд стал чудовищно раздражителен и постоянно нарывается на скандалы.
— И ведь главное, я ему ничего не запрещаю. — стала перечислять гостья. — Курить в своей комнате — пожалуйста, только пусть окно открывает и дверь закрывает. Выпивать — если в меру, то запросто. А он бесится и отгораживается. Кредит взять хочу — денег даёт, а оформлять себя гарантом не хочет. В общем, нет стабильности. Вот раньше он таким не был. Такой был мальчик с глазками. Полная взаимная совместимость была: мы могли часами одни и те же книжки обсуждать, фильмы. Даже сны одинаковые видели. А теперь глаза злые стали… Спрашиваю: чего ты бесишься? Он отмалчивается. Или говорит, что сам не знает.
— Выставьте его, дитя моё. — посоветовал я. — Сразу увидите, что вы ему на самом деле запрещали.
— Да знаю я, что он сделает. — фыркнула гостья. — На другую работу уйдёт. Он уже порывался. Я его в нормальное место устроила. А ему карьеры захотелось, ответственности. Я его вовремя отговорила: какая ответственность, сопляк. Тебя там сожрут просто. Ты же жизни не знаешь.
— Так пусть узнает. — повторил я. — Выставьте его немедленно!
— Жалко. — призналась девушка. — Я в него уже столько вложила. Я всё понял. В кресле напротив сидела запущенная, почти неоперабельная жертва Заимной Совместимости. Я давно собирался рассказать об этом заболевании, но меня останавливала его, как мне казалось, общеизвестность. Однако, как показывает Жизнь — сегодня основные слоны из числа инопланетных вирусов прячутся как раз на виду у всех, удачно притворяясь домашними котиками. Следовательно, разоблачение их, начиная с Заимной Совместимости — дело вполне достойное. Коротко говоря, перед нами мутантная форма классического ростовщичества, инфицировавшая личную жизнь людей. Не мне объяснять Друзьям Гармонии, насколько Космос терпеть не может ростовщичество. Каждый раз, когда на Земле выдают быстрый кредит под залог квартиры — где-то от огорчения гаснет звезда. Когда же современники сами начинают воображать, будто человек человеку банк, и норовят конфисковать друг друга за долги — со смеху потухают целые квазары. А их и так мало осталось.
В основе Заимной Совместимости лежит нелепая уверенность больного, будто он способен найти себе т.н. <подходящего> человека и приделать его к себе в качестве удобного бытового девайса. На языке инфицированных это называется <взаимной совместимостью — что и вдохновило проф. Инъязова на очередной едкий термин. В реальности никаких <совместимых> людей просто нет. Люди — не лего и не шкафы из Икеи. Каждый из нас представляет собою целый шершавый мир со своими безднами и пиками: приделать одно небесное тело к другому так, чтобы каждая Джомолунгма пришлась в соответствующую Марианскую впадину, невозможно. Небесные тела, не будучи идиотами, связываются друг с другом не шайбами и стыками, а гравитацией. Психическим аналогом последней у людей служит любовь. Заимные же совместители, лишенные упомянутой гравитации — ищут в ближнем слабое место, куда можно было бы воткнуть и там два раза провернуть болт с нарезкою.
По сути Заимная Совместимость — это попытка взять всё лучшее от брака по расчету и от искренней, не ведущей гроссбухов любви. То есть — найти доверчивого клиента, подсунуть ему себя на удивительно выгодных условиях, а затем, подлавливая на неаккуратных выплатах и нарушениях эксплуатации, загнать, наконец, в яму пожизненной моральной задолженности.
Разумеется, всё это больные творят бессознательно — как и все жертвы инопланетных вирусов. Они искренне уверены, что находятся в своём праве. В любой момент они готовы представить собственную амбарную книгу, где записаны все оказанные ими благодеяния и все ответные косяки ближнего — с неизменным сальдо в свою пользу. (Результат неудивителен — ведь курс своих благодеяний к чужим косякам больные всегда определяют сами, на глазок). Излишне говорить, что итог их деятельности почти всегда плачевен. Жертвы
Заимных Совместителей рано или поздно срываются с цепей, выдирая с мясом петли и болты и нанося больным, таким образом, глубокие личные травмы. Если же они спелёнуты как следует — то начинают чудить, подобно индейцам в иезуитских редукциях XVII столетия. Летописи государства иезуитов, устроивших гуарани дисциплинарный санаторий для их же блага, сохранили впечатляющие истории о том, как посланные в поле дикари вдруг съедали всю предназначенную на посев картошку или зажаривали запряженных в плуг волов — просто от уверенности, что начальство с этим как-нибудь разберётся. В современной жизни аналогом подобных эскапад служат внезапные траты домашнего бюджета на одёжку (в женском варианте) или на интернет-казино (в мужском), интрижки с самыми неожиданными друзьями семьи и уходы в Свидетели Иеговы под лозунгом <все умрут, а я останусь>.
Ни о каком счастье во всех описанных случаев речи, разумеется, нет.
…Космосу давно известны способы лечения Заимной Совместимости. В колхозе им. маршала Баграмяна ежеквартально собираются большие группы больных, которым делают прививки и отправляют на курсы реабилитационной трудотерапии в различные точки Земного Шара. Бесплатно подключая электричество в заснеженных сёлах, руководя посевными в Южном Судане и обучая азбуке южноиндийскую бедноту, больные не только обучаются беспроцентной любви к ближним, но и приобретают массу полезных трудовых навыков.

07 December 2010 @ 02:47 pm
Слово о мандалаверах, или В защиту любви

Посетители Истинного Учителя Истины (то есть меня) часто спрашивают, где им найти верную, вечную, чистую любовь — чтобы всегда была в форме, не парила мозг, в любое время была готова выслушать, принимала их какими есть и уважала их свободу.
В ответ я ехидно замечаю, что наука пока не вывела гибрида гейш со священниками. Многие пациенты обижаются и вякают что-то о моём «цинизме» — как будто это не они только что требовали себе идеала по вызову. Впрочем, описанное выше отклонение относительно безвредно. Куда более опасным для Человечества представляется иной вид мутантов, открытый мною на минувшей неделе.
— Вы разве не читали, что британские учёные еще лет десять назад высчитали? — поинтересовался у меня статный пожилой мужчина лет тридцати шести с внимательным взглядом. — Любовь вообще не живёт дольше трёх лет. Снижается гормональный фон, исчезает острота чувств. Остаётся только хорошее отношение. Если люди хорошо друг к другу относятся — то они продолжают жить одним домом. При этом мужчины находят себе девочек, женщины — поклонников. Это реальность…
— А жена ваша с этим согласна, голубчик? — поинтересовался я.
Пациент смущённо рассмеялся и признал, что в данном конкретном случае я его уел.
— На самом деле она была согласна. Ну, просто потом я не смог принять кое-что в ней, а она не смогла принять кое-чего во мне. — исчерпывающе объяснил он. — Мы мирно разошлись, я на сына даю. У нас хорошие отношения — просто они лучше, когда мы порознь. Но принцип-то не в этом: пока у нас расхождений не возникло — кстати, как раз четыре года вместе прожили — всё было нормально… У меня и сейчас есть девушка. Мне с ней хорошо, ей хорошо со мной, у нас красивые отношения. Так объясните, что тут плохого, пусть даже это ненадолго?
На этом месте мне всё стало ясно, и я внушил гостю, будто его сын подрос, сбежал из дома и нашёл недостающую отцовскую фигуру в заботливом бармене прогрессивных пристрастий. Пока гость плакал и рвал на себе волосы, в том числе на голове — я закурил, распечатал белую шоколадку и задумался.
В некотором смысле больной был прав. То, что изрядная часть наших современников принимает за любовь — является дешевой контрафактной подделкой под неё. Как всякий абибас, она работает кое-как и ломается через пару лет. Проф. Инъязов довольно грубо называет носителей этого контрафакта любви «мандалаверами». Название мутации Сопромат Инъязович произвел от английского слова «Love» и санскритского «мандала» (речь, в узком значении, идёт о тех до невозможности милых рисунках из песка, которые с целью продемонстрировать текучесть мира буддисты сперва кропотливо насыпают неделями, а затем топчут сандалетами). Мандалаверы, говоря коротко — это наркоманы ужасной красивости. От героинщиков они отличаются лишь тем, что делают себе инъекции не с помощью банального баяна, а посредством собственного доверчивого организма. Но цель их решительно та же: кратковременно приторчать при полном осознании, что это ненадолго. Дело в том, что любить по-настоящему — не более весело и прикольно, чем быть убеждённым христианином или коммунистом.
В любви бывают свои пасхи и первомаи — но суть этого чувства составляет твёрдая вера любящего и его безоглядная готовность к пожизненному труду. Любить с прицелом на три года — то же, что уходить в партизаны до конца отпуска. Любить и «быть свободным» от объекта своей любви — возможно так же, как аккуратно поститься и чисто для встряски резать кур на кладбище в глухую полночь. На Земле, несомненно, существуют народы, которые гармонично сочетают эти занятия — но у них едва ли случайно то Дювалье с тонтон-макутами, то холера с детской проституцией. Мандалаверы не желают платить за любовь столь дорогую цену. Рассказывая друг другу анекдот про «пить-то и не хочется», они то и дело вступают друг с другом в преступный сговор с целью имитации любви и получения от природы аванса на счастливое будущее — в форме «романтического периода». Как и полагается застарелым жуликам, этот аванс они проедают с каждым разом всё быстрее — после чего нагло кидают природу и разбегаются с криком, что ужасно красивая любовь в этом мире ужасно недолговечна. Необходимо добавить, что мандалаверы куда вреднее обычных развратников — ибо они считают, что «секс это не всё, должны быть ещё и чувства». На практике это означает, что кроме простого хламидиоза они разносят ещё и душевный — со всеми прилагающимися последствиями. Психоэпидемиологи давно бьют тревогу.
Разумеется, я уже слышу примирительное воркование: «Но Учитель! Ведь и такая, пусть эпизодическая, любовь гораздо ярче, чем унылая жизнь, вообще лишенная эмоций!» Телешоу «Убойный вечер» тоже ярче унылых будней, отвечу я — но это не повод закрывать глаза на его вредоносность.
Дело в том, что, как показывает практика, кидать собственную природу бесконечно не удаётся никому. И если героинщиков рано или поздно перестают пускать в л’этуали, где можно натырить косметики — то мандалаверы рано или поздно превращаются в бодрящихся зануд, вооруженных устаревшими самопрезентационными пакетами. Как следствие — от них начинают шарахаться именно те, кого мутанты привыкли изящно вскрывать на предмет дозы. Свою жизнь они заканчивают в качестве объектов здорового смеха как своего, так и противоположного полов.
Остаётся добавить, что Космос знает метод излечения мандалаверов. Но нём, друзья мои, будет рассказано в следующем эссе, посвященном вирусу Заимной Совместимости.

Образец текста