Ольга Арефьева и группа Ковчег

Театр KALIMBA

Джоанна Роулинг. Гарри Поттер (отрывок)

Люди делятся на тех, кто читал Гарри Поттера и фанатеет — и тех, кто не читал и не собирается, потому что это попса. Есть еще третий тип — кто читал и борется с ней.
До последнего времени я относилась ко вторым и поэтому была вне этих конфликтов.
Но вот встретила в интервью БГ упоминание о том, что это его любимая книга, что он с нетерпением ждет каждого следующего тома, только не простит авторше — Джоанне Роулинг, — что она убила в одном из последних томов его любимого героя.
Я заинтересовалась, и не зря. Полгода читала, растягивая удовольствие. Делала перерывы между томами подлиннее, чтобы переварить бесчисленные подробности. Между «учебниками» Гарри Поттер затесался как отдых. Несмотря на то, что обычно в текстах я читаю речь, а здесь — один лишь сюжет, изложенный простейшими словами. Несмотря на неблизкие мне темы школьных взаимоотношений и настойчивого лейтмотива соревнований по квиддичу (я спортивными и азартными играми не интересуюсь в принципе). Несмотря на некоторые мелкие логические неувязки и нерусский колорит. Несмотря на все, это мощная книга. Джоанна Роулинг выстроила целый проработанный в подробностях магический мир. И он слишком похож на настоящий. Это не только фантазия и захватывающий сюжет: это философская книга, ставящая непростые вопросы добра и зла. Развлекательная форма быстро перестает обманывать. Книга сложна и печальна. Даже где-то она душераздирающа и черна. К какому-то моменту начинаешь понимать, что битва добра и зла слишком затянулась. Что цель писательницы — изложить историю так, чтобы она максимально долго не заканчивалась. Такую задачу решают многие создатели фэнтези-серий и мыльных опер. Похоже, это надоело и самой авторше. Она с начала знала, что томов будет семь — по числу лет обучения в Хогвардсе. В последнем томе, который в России пока существует только в виде незаконного народного перевода (легко найти, если поискать в интернете), она, говорят, убила многих своих персонажей. Заранее страшно.
Вокруг книги идут яростные споры: многие считают, что детям вредно читать про магию и волшебство. Тем более, авторша хорошо изучила вопрос, и сказочные реалии слишком похожи на настоящие. Ощущение, что нам языком художественной литературы намекают на настоящие явления. Скажем, автор признается, что дементоры — не выдумка, что она описывает лично пережитые в период депрессии ощущения.
Детям — не знаю (хотя именно они настоящие фанаты этой книги), а насчет взрослых… По-моему, в этой спорной книге есть очень многое, над чем нелишне задуматься. Но если не уверены — не читайте эту книгу.

Ольга Арефьева

В последний день августа Гарри решил, что, пожалуй, лучше поговорить с дядей и тетей о том, как ему наутро добраться до вокзала Кингс-Кросс, и спустился вниз, в гостиную, где все смотрели шоу по телевизору. Он покашлял, чтобы дать о себе знать, и Дудли с воплем вылетел из комнаты.
— Эээ… дядя Вернон…
Дядя Вернон буркнул что-то, обозначавшее, что он слушает.
— Ммм… завтра мне надо быть на вокзале Кингс-Кросс, я уезжаю… в «Хогварц».
Дядя Вернон снова буркнул.
— Вы сможете отвезти меня туда?
Бурк. Гарри предположил, что это значит «да».
— Спасибо.
Гарри начал было подниматься по лестнице, как дядя Вернон наконец заговорил:
— Что это за способ добираться до волшебной школы, на поезде! А ковер-самолет где? В химчистке?
Гарри промолчал.
— А где вообще эта школа?
— Не знаю, — сказал Гарри, впервые осознавая для себя этот факт. Он достал из кармана билет, который ему дал Огрид.
— Мне просто нужно сесть на поезд, который отходит в одиннадцать утра от платформы девять три четверти, — прочел он.
Дядя и тетя молча уставились на него.
— Какой платформы?
— Девять три четверти.
— Не мели чепухи, — рассердился дядя Вернон. — Нет такой платформы, девять три четверти.
— На билете написано.
— Ерунда какая-то, — сказал дядя Вернон, — бред сивой кобылы. Психи, вот кто вы все такие. Погоди, ты еще увидишь. Ладно, отвезем мы тебя на Кингс-Кросс. Все равно завтра собирались в Лондон, а то бы я не повез.
— А зачем вам в Лондон? — спросил Гарри ради поддержания беседы.
— Везем Дудли в больницу, — неохотно проворчал дядя Вернон, — надо же ему удалить этот жуткий хвост, до того, как он пойдет в «Смылтингс».
На следующее утро Гарри проснулся в пять часов и больше не смог заснуть. Он был слишком взволнован. Он встал и натянул джинсы — он не хотел ехать на вокзал в колдовской одежде, лучше переодеться в поезде. Еще раз просмотрел список, убедился, что взял все необходимое, проверил, надежно ли заперта в клетке Хедвига и стал мерять шагами комнату, дожидаясь, когда встанут Дурслеи. Два часа спустя огромный сундук Гарри был погружен в багажник машины дяди Вернона, тетя Петуния уговорила Дудли сесть рядом с Гарри, и они поехали.
На вокзал Кингс-Кросс они прибыли в половине одиннадцатого. Дядя Вернон бухнул сундук на тележку и покатил вперед. Гарри подумал, что это как-то чересчур любезно с его стороны, но тут дядя Вернон с мерзкой ухмылкой на лице резко остановился перед выходом на платформы.
— Ну что, приятель, смотри. Платформа девять — платформа десять. Девять три четверти должна быть где-то между ними, но, кажется, ее еще не построили, а?
И он был прав, разумеется. Над одной платформой висела большая пластиковая табличка с номером девять, над следующей — с номером десять, а в середине ничего не было.
— Учись на отлично, — пожелал дядя Вернон с совсем уж омерзительной ухмылкой. Он ушел, не сказав больше не слова. Гарри, обернувшись, проследил, как уезжали Дурслеи. Все трое от души хохотали. У Гарри пересохло во рту. Что же ему делать? На него уже начинали смотреть с недоумением, из-за Хедвиги. Придется у кого-нибудь спросить.
Он остановил проходившего мимо вокзального служащего, но не решился упомянуть платформу девять три четверти. Служащий никогда не слышал о «Хогварце» и, когда Гарри не смог объяснить, в какой части страны находится эта школа, начал раздражаться, так, как будто Гарри нарочно притворялся глупым. Отчаявшись, Гарри спросил про поезд, отбывающий в одиннадцать ноль-ноль, но служащий ответил, что такого поезда нет. В конце концов служащий удалился, ворча на ходу про «всяких там», которые только отнимают время и не дают работать. Гарри изо всех сил старался не паниковать. Большие часы над табло показывали, что остается еще десять минут на то, чтобы отыскать поезд на «Хогварц», но он понятия не имел, как это сделать; он тупо стоял посреди платформы с сундуком, который едва мог поднять, карманами, полными волшебных денег и большой совой в клетке.
Наверное, Огрид забыл сказать что-то важное, что надо сделать, вроде того, как они стучали по третьему кирпичу слева, чтобы попасть на Диагон-аллею. Гарри подумал, не достать ли волшебную палочку и не постучать ли по стойке проверяющего билеты между платформами девять и десять…
В этот момент у него за спиной прошли какие-то люди, и он уловил несколько слов из их разговора.
— Все забито муглами, конечно…
Гарри резко обернулся. Оказалось, что это говорила полная женщина, она шла с четырьмя ослепительно-рыжими мальчиками. Каждый из них толкал перед собой такой же, как у Гарри, сундук, — и у них была сова.
С лихорадочно бьющимся сердцем, Гарри покатил свою тележку вслед за ними. Они остановились, и он остановился тоже, достаточно близко, чтобы слышать их разговор.
— Ну, какая платформа? — спросила мать у мальчиков.
— Девять три четверти! — пискнула державшая ее за руку маленькая девочка, тоже рыжеволосая. — Мам, а можно я тоже поеду…
— Ты еще маленькая, Джинни, пожалуйста, веди себя тихо. Давай, Перси, ты первый.
Мальчик, на вид самый старший, бодро направился к платформам девять и десять. Гарри следил, стараясь не моргать, чтобы ничего не пропустить — но, как только мальчик подошел к барьеру, разделявшему платформы, откуда-то сзади высыпала огромная толпа туристов и, к тому моменту, как последний рюкзак перестал загораживать поле зрения, рыжий мальчик уже исчез.
— Фред, ты следующий, — распорядилась полная женщина.
— Я не Фред, я Джордж, — с укором сказал мальчик. — Послушайте, дама, и вы осмеливаетесь называть себя матерью? Разве вы не видите, что я Джордж?
— Извини, Джорджи, детка.
— Я пошутил, я Фред, — сказал мальчик и пошел. Его близнец кричал ему вслед, чтобы он поторопился, и видимо, Фред так и сделал, потому что через секунду его уже не стало — но куда же он делся?
И вот уже третий брат быстро направился к барьеру — вот он почти дошел — и затем, в одно мгновение, его тоже не стало.
Вот и все.
— Извините, — обратился Гарри к полной женщине.
— Здравствуй, милый, — радушно откликнулась та, — первый раз едешь в «Хогварц»? Рон тоже новичок.
Она показала на последнего, младшего своего сына. Он был высокий, худой, нескладный, веснушчатый, с большими руками и ногами и с длинным носом.
— Да, — сказал Гарри, — и понимаете, я… понимаете… я не знаю, как…
— Как попасть на платформу? — доброжелательно подсказала женщина, и Гарри кивнул.
— Не волнуйся, — успокоила она, — тебе нужно просто идти прямо на барьер между платформами девять и десять. Не останавливайся и не бойся врезаться, это очень важно. Лучше всего сделай это с разбегу, если ты нервничаешь. Давай, иди сейчас, перед Роном.
— А… хорошо, — поспешно согласился Гарри.
Он покатил тележку вперед, глядя на барьер. Барьер был железный.
Гарри пошел на него. Люди, торопившиеся на платформы девять и десять, задевали его на ходу. Гарри пошел быстрее. Сейчас он врежется, вот будет история — он нагнулся и покатил тележку бегом — барьер был все ближе — он не сможет остановиться — тележка стала неуправляемой — остался метр — он закрыл глаза, готовый к удару…
Удара не было… он продолжал бежать… он открыл глаза.
У платформы, запруженной людьми стоял малиновый паровоз. Вывеска сверху гласила: «Хогварц Экспресс, одиннадцать ноль-ноль». Гарри обернулся и на месте барьера увидел чугунную арку со словами «платформа девять три четверти». Получилось!
Над головами оживленно беседовавших людей стелился дым, а под ногами у них путались кошки всех мастей. Совы ухали, недовольно переговариваясь друг с другом сквозь шум толпы и скрип сундуков.
Первые несколько вагонов были уже заполнены учениками, одни вывешивались из окон, чтобы поговорить с семьей, другие сражались за лучшие места. Гарри толкал тележку вперед по платформе в поисках свободного места. Он прошел мимо круглолицего мальчика, говорившего:
— Бауш, я опять потерял жабу.
— Господи, Невилль! — вздохнула пожилая женщина.
Небольшая толпа окружала мальчика с сундучком в руках.
— Дай посмотреть, Ли, ну пожалуйста!
Мальчик поднял крышку сундучка, и народ вокруг завизжал, когда из-под крышки вылезла длинная волосатая лапа.
Гарри с трудом пробирался сквозь толпу, пока, наконец, не нашел пустого купе почти в самом конце поезда. Сначала он занес внутрь Хедвигу, а потом занялся погрузкой сундука. Он попробовал было занести сундук по ступеням, но у него едва хватало сил его приподнять, и Гарри дважды уронил сундук себе на ногу, что было очень больно.
— Помочь?
Это спросил один из рыжих близнецов, следом за которыми он проходил сквозь барьер.
— Да, пожалуйста, — попросил Гарри, задыхаясь.
— Эй, Фред! ‘Дисюда помоги!
С помощью близнецов сундук Гарри был наконец водворен в угол купе.
— Спасибо, — поблагодарил Гарри, убирая с глаз влажные от пота волосы.
— Что это? — вдруг спросил один из близнецов, показывая на зигзагообразный шрам.
— Черт! — воскликнул другой. — Значит, ты…
— Это он, — сказал первый. — Да? — спросил он у Гарри.
— Кто? — не понял Гарри.
— Гарри Поттер, — хором произнесли близнецы.
— Ах, он, — сказал Гарри. — То есть, я.

 

Сайты поклонников книги:
http://www.harrypotter.ru
http://www.potter.ru
http://www.world-harrypotter.com.ru