Ольга Арефьева и группа Ковчег

Театр KALIMBA

Георгий Гурджиев. Рассказы Вельзевула своему внуку (отрывок)

Эта книга более чем в тысячу страниц словно специально создана, чтобы ее никто не прочитал. По крайней мере, первая глава невыносима, длинна, бессмысленна и написана лишь для того, чтобы покупатель, открывший книгу в магазине, немедленно сдал ее обратно книготорговцу. Я искренне советую вам пропустить эту главу и вернуться к ней, лишь когда (и если) вы уже дойдете до конца этого по-своему замечательного текста. И поймете, собственно, что труд всей жизни автора не напрасен. Он писал эту полную юмора и усмешки историю несколько лет, лежа в постели после тяжелейшей аварии, растеряв учеников, оставленный друзьями, пережив крушение своей школы и потерю всего, чем жил и дорожил. Но ему было не впервой терять — шло время войн и революций, разрушение всего привычного и материального. И ему было не впервой «совать палку в осиное гнездо» — отсюда эпатирующее название книги. И как раз это время наибольших потерь и вынужденной бездвижности стало для него крайне плодотворным в плане фиксации своего творчества и идей. Пусть в такой вот закодированно-юмористическо-фантастической форме.
«Все и вся, или Рассказы Вельзевула своему внуку», «Встречи с замечательными людьми» и «Жизнь реальна только тогда, когда Я есть» — вот книги, созданные им в этот период.
А до того он писателем вовсе не был и не собирался. В это же время совместно с композитором Томасом Де Гартманом он создал 150 специальных произведений для фортепиано — под них до сих пор исполняют гурджиевские танцы.
Но вернемся к книге. Вся она — беседа деда по имени Вельзевул со своим внуком Хусейном на борту транспространственнного корабля. Престарелый, проведший большую часть жизни в изгнании за ошибки молодости и давно прощенный, Вельзевул возвращается в центр Вселенной. За время изгнания его авторитет и влияние не только не уменьшились, но напротив, благодаря знаниям и опыту, полученному в необычных условиях, очень увеличились. У деда и внука в полете есть время для благочестивых бесед и неторопливого пересказа истории системы Орс — она же Солнечная — долгие годы бывшей местом изгнания Вельзевула.
Вельзевул искренне и до слез переживает о судьбе землян, которых на протяжении всей книги именует не иначе как «злосчастные трехмозговые существа, плодящиеся на полюбившейся тебе планете». Воздух и еду он именует первой и второй бытийной пищей. И историю Земли прослеживает со времен, когда людей там еще не было.
Итак, в изложении Гурджиева, на стадии сгущения Солнечной системы «в результате ошибочных расчетов некоего Священного Индивидуума, занимавшегося делами Миро-творчества и Миро-поддержания… планета Земля и комета «Кондур» столкнулись, и столкновение было таким сильным, что от этого удара от планеты Земля отломились два больших осколка и улетели в пространство.»
Эта катастрофа грозила нарушить равновесие всего мироздания.
Дальше следует логически довольно сложный пассаж, изложенный моими словами, он выглядит так. На планете своим чередом возникла жизнь, и скоро (по космическим меркам) возникли разумные существа, в то время имевшие такие же возможности для совершенствования разума, как и все существа Вселенной. Кроме небольшого нюанса: производимая ими энергия должна была поддерживать отколовшиеся куски планеты Земля (Луну и Анулис) от падения и защищать Мироздание от еще большей космической катастрофы. Но высочайшая комиссия по руководством Архангела Сакаки встревожилась, как бы обретшие разум обитатели Земли не поняли этого раньше времени и не уничтожили себя из принципа. Чтобы этого не случилось, комиссия приняла решение перестраховаться и вырастила у основания хвоста наших предков (который тогда был) особый орган — кундабуфер, впоследствии, увы, ставший причиной многих несчастий. Действие его состояло в том, чтобы, во-первых, существа воспринимали реальность шиворот-навыворот и, во-вторых, чтобы каждое повторное впечатление извне вызывало у них удовольствие.
Очень скоро стало ясно, что ситуация стабилизировалась, Луна больше не упадет на Землю, и в третий приезд высочайшей Комиссии кундабуфер был уничтожен. Но, увы, остались последствия, кристаллизующиеся в психее «злосчастных трехмозговых» обитателей планеты.
И далее Гурджиевым подробно и захватывающе излагается история Земли глазами высших существ, которые пытаются и не могут помочь людям преодолеть ненормальности их существования. История Атлантиды, истории роста и гибели духовных школ, жизни святых, описания возникновения войн и уничтожения цивилизаций.
Отдельная поучительная тема — кто такие хуснамусские существа и как получается, что они обрекают себя на вечную жизнь, и при этом вечные муки. Вовсе не такая простая картинка, как ад и рай.
Более чем оригинальный взгляд на возникновение обезьян (впрочем, Блаватская пишет о подобном).
Описание устройств космических кораблей. Описание жителей других планет Солнечной системы.
Рассказ о космических законах («Гептапарапаршинох» и священный «Триамазикамно»), по которым функционирует Вселенная.
Интереснейшая глава, объясняющая, как с целью обезвреживания Геропаса (времени) НАШИМ ТВОРЦОМ (автор всегда пишет так вот — заглавными буквами) был изменен основной священный закон Триамазикамно, и как это привело к появлению мира.

Информация, излагаемая Гурджиевым, настолько ярка, неожиданна и фантастична, что очень хотелось бы каких-то объяснений.
Я искала в интернете сравнительный анализ, жаркую полемику, ожидала встретить уничтожительную религиозную критику, педантичное научное сопоставление с другими источниками.
Но нашла только бесконечные перепосты одних и тех же рекламных строчек, не говорящих решительно ни о чем.
Нашла биографии Гурджиева в стиле авантюрных похождений Остапа Бендера, акцентирующие лишь его необычное поведение, но не замечающие духовную работу и не анализирующие наследие.
Я знакома с трудами его ученика Петра Демьяновича Успенского, нравятся, но в них, если честно, нахожу мало общего с книгами самого Гурджиева.
Нашла сайты последователей, для которых мастер — вне критики, любое его слово и действие достойны лишь поклонения. И такое читать неинтересно.
И конечно систематически натыкалась на статейки парапсихологов и гуру, которые явно не дали себя труда почитать книги мастера, но хотят пользоваться его авторитетом. На голубом глазу они ссылаются на его имя в смелых утверждениях, что кундабуфер находится то в основании позвоночника, то в перегородке между полушариями мозга — игнорируя факт, что в самой книге примерно сто раз сказано, что кундабуфер уничтожен еще в ту пору, когда у обитателей планеты были хвосты. Да и вообще, был ли кундабуфер, или это очередная выдумка учителя — шутника и мистификатора? Что в этой книге вообще выдумка и фантастика, а что — ценная информация? Ответа нет.
По крайней мере, живыми на этом фоне показались отзывы пользователей интернета «книга скучная, информация размазана на 1000 страниц, три раза хотелось выкинуть» или «зачем столько непонятных терминов»?

Вспоминается частушка

В филармонии была,
Слушала Бетховена —
Только время потеряла:
Страшная хреновина!

Итак, Гурджиев был и остался загадочным человеком. Он не дал простых рецептов и не оставил закристаллизовавшегося учения. Он лишь остался примером спонтанности и тотальности, заставляя учеников быть внимательными к себе и не давая выработать никаких повторяемых ритуалов и догм. Его миссию с одинаковым успехом можно считать и провалившейся, и реализованной. Ибо всегда среди множества искателей встречаются лишь единицы таких, кто не стремится бездумно идти чужой колеей. Духовный путь требует живости и внимательности, бескомпромиссности и легкости, он каждым человеком проходится абсолютно заново. Невозможно зафиксировать истину, можно лишь указать на нее. Истина настолько больше любых слов, насколько Луна больше указывающего на нее пальца, насколько бесконечная тайна больше наклеенного на нее ярлыка. Поэтому книги Гурджиева надо читать и серьезно, и с юмором. Пусть вас не напугает его занудство и многословие, пусть не оттолкнут незнакомые термины, которые он самолично выдумал на основе корней из разных языков — в них есть вкус импровизации и серьезного ума, игры и мудрости.
Ну, а если не понравится — что ж, мусорная корзина рядом.

P.S.
Только на стадии подготовки этого номера я узнала, что, оказывается, существует два варианта этой книги: двойной перевод русский-английский-русский, который читала я. И русский, который изначально написал сам Гурджиев. В нем трехмозговые существа называются трехцентровыми и так далее. Я уже успела привязаться к «трехмозговым», возможно если когда буду перечитывать книгу, то возьму другой вариант, а сейчас уже поздно. Книга прочитана и потом еще много раз перелистана вдоль и поперек. А вы уж читайте лучше сразу русский текст.
Он лежит вот здесь.

Цитата для затравки.

Ольга Арефьева

Это было в 223 году после сотворения Мира по объективному времяисчислению, или, как сказали бы здесь, на «Земле», в 1921 году после Рождества Христова.
Через Вселенную летел корабль «транспространственного» сообщения «Карнак».
Он летел из пространства «Ассупарацата», то есть из пространств «Млечного Пути» с планеты Каратас к солнечной системе «Пандецнох», солнце которой называется также «Полярная Звезда».
На упомянутом «транспространственном» корабле находился Вельзевул со своими родственниками и приближенными.
Он отправлялся на планету Ревозврадендр на специальную конференцию, в которой он согласился принять участие по просьбе своих давних друзей.
Только память об этой старой дружбе вынудила его принять это приглашение, так как он уже был немолод, а такое длительное путешествие и неизбежно связанные с ним превратности были отнюдь не легким делом для всякого в его возрасте.
Незадолго до этого путешествия Вельзевул вернулся домой на планету Каратас, где он получил свое возникновение и вдали от которой, вследствие обстоятельств, не зависящих от его собственной сущности, он провел много лет своего существования в условиях, не соответствующих его природе.
Это многолетнее существование, неподходящее для него, вместе со связанными с этим восприятиями, необычными для его природы, и с не соответствующими его сущности переживаниями, не могло не оставить на его общем присутствии заметного следа.
Кроме того, само время теперь неизбежно состарило его, и упомянутые необычные условия существования привели Вельзевула, того самого Вельзевула, у которого была столь необычайно здоровая, горячая и прекрасная молодость, к столь же необычайной старости.
Давным-давно, в то время, когда Вельзевул жил еще на планете Каратас, его взяли, благодаря его необычайно изобретательному уму, на службу на «Солнце Абсолют», где наш ВЕРХОВНЫЙ ВЛАДЫКА БЕСКОНЕЧНОСТЬ имеет основное место СВОЕГО Пребывания, и там Вельзевул, среди других ему подобных, стал приближенным ЕГО БЕСКОНЕЧНОСТИ.
Именно тогда, вследствие еще не сформировавшегося, по молодости, Разума и вследствие незрелости и поэтому еще горячности своего мышления, основанного (что естественно для существ, еще не ставшими определенно ответственными) на ограниченном понимании, — Вельзевул однажды увидел в управлении Миром что-то, показавшееся ему «нелогичным», и, найдя поддержку среди своих товарищей, существ, как и он еще не сформировавшихся, вмешался не в свое дело.
Вследствие пылкости и силы натуры Вельзевула тогдашнее вмешательство его и его товарищей вскоре захватило все умы и тем самым поставило центральное государство Мегалокосмоса почти на грань революции.
Узнав об этом, ЕГО БЕСКОНЕЧНОСТЬ, несмотря на свое Вселюбие и Всепрощение, был вынужден изгнать Вельзевула с его товарищами в один из удаленных районов Вселенной, именно в солнечную систему «Орс», обитатели которой называют ее просто «Солнечной Системой», и назначить местом их существования одну из планет этой солнечной системы, именно Марс, с правом жить также на других планетах, хотя только той же солнечной системы.
Среди этих изгнанников, помимо упомянутых товарищей Вельзевула, находилось просто несколько сочувствовавших ему, а также приближенные и подчиненные как Вельзевула, так и его товарищей.
Все со своими домочадцами прибыли в это отдаленное место, и там, на планете Марс, вскоре образовалась целая колония трех-центровых существ с различных планет центральной части нашей Великой Вселенной.
Все это население, необычное для упомянутой планеты, мало-помалу приспособилось к своему новому месту жительства, и многие из них даже нашли то или иное занятие, чтобы скоротать долгие годы своего изгнания.
Они нашли занятия либо на этой самой планете Марс, либо на соседней планете, именно на тех планетах, которые были почти совершенно заброшены из-за их удаленности от центра и бедности всех их формаций.
По мере того, как проходили годы, многие, либо по своей собственной инициативе, либо откликаясь на нужды общего характера, постепенно переселялись с планеты Марс на другие планеты, но сам Вельзевул, вместе со своими приближенными, остался на планете Марс, где он более или менее сносно организовал свое существование.
Одним из его главных занятий было устройство «обсерватории» на планете Марс для наблюдения как отдаленных пунктов Вселенной, так и условий жизни существ на соседних планетах, и эта его обсерватория, как здесь уместно отметить, впоследствии стала хорошо известна и даже знаменита повсюду во Вселенной.
Хотя солнечная система «Орс» была заброшена вследствие ее удаленности от центра и по многим другим причинам, тем не менее, наш ВЕРХОВНЫЙ ВЛАДЫКА время от времени направлял СВОИХ Посланцев на планеты этой системы, чтобы более или менее упорядочивать бытийное существование возникающих на них трех-мозговых существ, для координации процесса их существования с общей Мировой Гармонией.