Ольга Арефьева и группа Ковчег

Театр KALIMBA

Илья Беляев. Острие кунты. Путь русского мистика. Глава 15 — 28.

ГЛАВА 15

Карма проявляется в бесконечном потоке мыслей и образов, непрерывно текущем в нашем уме. Знать как направлять и контролировать этот поток означает управлять своим существованием. Мы создаем ту реальность, в которой живем, силой мысли и убеждения привлекая в свою жизнь то, о чем думаем и во что верим. Мир настоящего — это результат наших прошлых мыслей. Спроси себя: какое будущее ты придумываешь себе сейчас?

Среди практик, которыми мы занимались с Тошей, были медитация, мантры, визуализация символов Кунты, Хэйки, лечение руками и каллиграфия. Кроме того, мы постоянно придумывали что-то новое, — например, изобрели игру под название «хэп», от английского «happening».

Играть в хэп могут двое или больше участников Правил в этой игре нет, игра продолжается одну минуту. Делать можно все что угодно, можно не делать ничего. Выигрывает тот, кто ведет себя наиболее спонтанно и естественно. О результате игры объявляет судья, который выбирается. Хэп — это поединок состояний. Несмотря на кажущуюся простоту, выиграть у сильного противника нелегко. Естественно, самым сильным противником был Тоша.

Были вещи и посложнее, например, чтение хроник Акаши. Акаша — это слой тончайшей материи, которую иногда называют эфиром. В слоях Акаши записано все, что когда-либо происходило на земле и в космосе подобно тому, как и все, происходящее сейчас, беспристрастно заносится в этот эфирный компьютер.

Тоша учил нас специальным техникам дыхания, концентрации и визуализации для того, чтобы научиться считывать хроники Акаши. Они оказались настоящим кладезем бесценной информации. Оказывается, никакое знание, добытое людьми, не исчезает, а хранится в тонких эфирных слоях, обволакивающих нашу планету. Можно получить доступ практически к любой информации, за исключением той, что была намеренно запечатана или сокрыта.

Наш мозг также обладает эфирным мини-полем, в котором записана наша собственная история. Таким образом, можно изучать прошлые воплощения. Когда видишь серию своих прошлых жизней в динамике их развития, то многое из того, что было неясным в обстоятельствах этой жизни, становится понятным и встает на место. Особенно интересно отслеживать хитросплетения человеческих отношений — все наши близкие люди в этой жизни обязательно имели к нам какое-то отношение в прошлом. Видение и понимание этих связей позволяет правильно построить отношения в настоящем, поскольку ты понимаешь, как и зачем притянул в свою жизнь каждого конкретного человека.

Следующей ступенью было обучение в школе тонкого мира. Тоша говорил, что если человек действительно хочет что-то узнать, то никакой возможности скрыть это от него нет. Знания, накопленные людьми в прошлом, доступны не только через книги, но и через живой контакт с живущими на других планах учителями, при условии, что ты способен воспринимать этот план (другими словами — верить себе) и что конкретный учитель хочет тебе эти знания дать. Мастера прошлого никуда не ушли. Они всегда здесь, с нами, и всегда готовы откликнуться на искренний зов.

Учить могут и духи, но предпочтительнее иметь дело с теми, кто прошел через человеческие воплощения, поскольку они лучше понимают наши земные проблемы и трудности. Сначала нужно точно определить, чему именно ты хочешь научиться, потом — выбрать учителя и, наконец, проявить волю к учению. Астральное обучение — дело совершенно свободное, и никто не будет бить тебя палкой, как дзэнские мастера. Все зависит от терпения и дисциплины, тем более что в начале обучения все это кажется не очень реальным, — до тех пор, пока не появятся первые результаты. Я знал человека, не связанного с Тошиной группой, который пятнадцать лет в одиночестве занимался таким образом одним из стилей кунфу и в результате побеждал профессионалов.

Вот как происходило подобное обучение в моем случае. Во время одной медитации я увидел старичка китайца в темно-синей одежде, который делал незнакомые мне упражнения в маленьком посыпанном песком дворике. Когда я спросил его, какой системой он занимается, он ответил, что это семейная школа ци-ryн, называемая школой Нимфы. Общение происходило телепатически, переводчик был не нужен. Старичок назвал свое имя и велел не открывать этого имени никому. Имя в данном случае было ключом к получению информации, которая начинала идти после соответствующей внутренней настройки.

Информация поступала по четырем каналам. Первым каналом был энергетический импульс, подаваемый на тело и заставляющий его двигаться определенным образом. Этот импульс корректировал правильность выполнения движений и дыхания таким образом что, скажем, рука безошибочно чувствовала, в каком направлении нужно двигаться и в какой позиции остановиться. После чего возникал импульс к следующему движению.

Выполнять упражнения следовало медленно и расслабленно. При неправильном выполнении возникало явное чувство дискомфорта, если же движение были правильным, ему соответствовало чувство полной уверенности, что именно таким оно и должно быть, а другим быть не может.

Эти направляющие импульсы вначале следовали один за другим, но по мере того, как я научился безошибочно им следовать, они слились в единый поток. Поток направлял непрерывные движения тела, ослабевая в случае ошибки и усиливаясь, если я делал все правильно. Этот непрерывный информационно-энергетический поток был вторым каналом обучения.

Третий канал был мысленным. В том случае, если я чего-то не понимал, я просто телепатически об этом спрашивал, и немедленно приходил ответ. Если объяснения было недостаточно, старик показывал мне визуально, что и как нужно делать. Картинки были четвертым каналом обучения.

Количества информации, поступавшей по этим четырем каналам, было более чем достаточно для устойчивого прогресса в овладении упражнениями. Естественно, для этого требовались регулярные занятия. Изучать таким образом можно все, что угодно, — от йоги до верховой езды, — конечно, при наличии у обучающегося уверенности, что он в своем уме.

Надо признаться, что червь сомнения все же точил мое сердце, и как-то я спросил у Тоши:

— Может быть, я все это сам придумываю? Как мне убедиться в том, что это обучение — не плод моей фантазии?

Тоша сказал:

— Не ограничивай Вселенную своими сомнениями. Все, что ты можешь и не можешь себе представить, существует в действительности. И бесконечно более того. На самом деле, мы не способны вообразить ничего, что не существовало бы где-то как реальность. Наш мозг не галлюцинирует, а работает как приемник. При соответствующей настройке мы можем воспринимать невообразимые миры и пространства, реальность которых превосходит все нам известное. То, что ты считаешь фантазиями и игрой воображения, на самом деле — работа тончайшего инструмента восприятия, и процесс этот настолько тонок, что даже малейшее сомнение может полностью его блокировать. Кроме того, сомнение обладает огромной разрушительной силой, — помнишь, как тонул ученик Иисуса в Галилейском море?

С другой стороны, и слепая вера может оказаться не менее разрушительной. В случае астрального обучения имеет смысл проверять себя, и сделать это нетрудно. Не прерывай уже установленных контактов, но внимательно следи за тем, как выполнение полученных инструкций или советов влияет на твою обычную жизнь. Если ты общаешься с существами Света, это обязательно изменит тебя и твою жизнь в лучшую сторону, и эти перемены будут очевидны и объективны. По плодам их узнаете их.

Если же твоя жизнь течет по-прежнему и твое сознание не растет, то, даже если тобой написаны тома божественных откровений и ты впадаешь при своих «контактах» в состояние полной эйфории, — это, тем не менее, означает, что ты в ловушке.

Я возразил:

— Но ведь ты сказал, что все реально.

— Все реально, но не все нам нужно. Если ты чувствуешь, что запутался и не можешь отличить черное от белого, то слушай сердце. Сердце никогда не обманывает. Проблема заключается в том, что мы редко прислушиваемся к сердцу. Если есть какой-то конкретный вопрос или сомнение, необходимо визуально поместить этот вопрос в сердце и оставить его там. Через какое-то время, а иногда и моментально, сердце даст безошибочный ответ.

***

Осознавая всю уникальность Тоши и его работы, я понимал, что он пытается применить восточные методы самопознания в нашей среде без отказа от традиционных ценностей европейской религии и культуры. Я понимал его задачу как адаптацию этих методов к способу жизни в европейском мегаполисе без снижения их уровня. Тоша не призывал нас ни к отречению, ни к уходу от жизни. Он трансформировал жизнь изнутри, через работу с сознанием тех людей, которых посылала ему судьба.

И все же, в Ленинграде 1980 года это было далеко небезопасно. Я постоянно ощущал хрупкость нашего предприятия. Государственная машина, узнай она о нашем существовании, расправилась бы с нами быстро и эффективно. Шансы быть обнаруженными росли, поскольку увеличивалось число людей, знавших о нашей команде.

Я поделился своими сомнениями с Наной, у которой были какие-то знакомые в КГБ. Нана сказала, что «пока не знают», но вероятность есть. Тогда я предложил ей попробовать совместно уговорить Тошу уехать на время, пока группа не окрепнет, в какое-нибудь удаленное место. Нана согласилась, и вот однажды, впятером собравшись на квартире, мы завели этот разговор. И опять Тошиным ответом было твердое «нет».

— Такой вещи, как «окончание обучения» не существует, — сказал он. — Так что выпускного бала не ждите. Я учусь точно так же, как и вы. Убегать мы никуда не будем, а сделаем как раз наоборот. Мы расширим круг вовлеченных людей и сделаем это очень скоро. Между прочим, — обратился Тоша к Нане, усмехнувшись, — что новенького в Комитете?

Нана расхохоталась.

— Все как обычно. Как известно, в Комитете есть отдел, занимающийся мистикой, паранормальными явлениями, йогами и прочим. Так вот на днях в этом отделе учредили новый подотдел по борьбе с движением Хари Кришна, зловредные ростки которого проникли к нам с Запада. Руководить подотделом назначили молодого полковника лет сорока пяти, а на следующий день после назначения он скончался от инфаркта. По кришнаитской вере, единственный способ спасения в наш темный век Кали Юги, — это повторение имени Господа Кришны. Даже враги Его, произнося священное имя, получают шанс на лучшее перерождение. Таким образом, полковнику повезло: он умер, можно сказать, с именем Кришны на устах. Кришнаиты, однако, утверждают, что такая же смерть случится с каждым, кто возглавит этот подотдел в будущем. По характеру своей работы кэгэбэшники в этом отделе люди суеверные, так что должность руководителя до сих пор остается свободной.

После этого Нана продолжила более серьезно.

— Есть и грустные новости. Были проведены секретные статистические исследования, которые однозначно показывают, что количество детей с врожденными необычными способностями с каждым годом увеличивается, особенно это касается сельских и удаленных районов. Дети рождаются со способностями к телепатии, телекинезу, ясновидению, яснослышанию и даже к левитации. Сведения эти держатся в тайне, никакое научного объяснения этому феномену пока не найдено. Есть рабочие гипотезы, что это происходит за счет мутаций, вызванных то ли рассеянной радиацией, то ли изменением климата, то ли какими-то космическими лучами неизвестной природы.

Родители этих детей, в большинстве своем находясь в полном неведении, ведут детей к врачам, которые, в свою очередь, направляют их на психиатрическое лечение. Ну, а что происходит в психбольницах, известно. Детей накачивают сильнейшими лекарствами и разрушают их, вместо того чтобы беречь и заниматься с ними по специальным программам.

Но хуже всего то, что КГБ проявило к этим детям особый интерес; их, вероятно, будут свозить в специальные интернаты, чтобы делать из них там то, что нужно.

Тоша кивнул:

— Перспектива невеселая. Ясновидящие дети в мундирах — это достойно Кафки. Россия — не единственное место, где рождаются такого рода мутанты. Это происходит во всем мире, много подобных случаев в Бразилии, и таких детей будет появляться все больше. Я сам думал об организации школ для детей с ярко выраженными экстрасенсорными способностями. Вопрос в том, где взять преподавателей. Сначала нужно научить учителей. В школах детей учат всему, чему угодно, за исключением основ подлинной духовности. Чего же можно ожидать от будущего, если мы не даем детям самого главного?

Но о школах говорить пока рано. То, что мы можем пока делать, — это работать с семьями.

Тоша обвел нас внимательным взглядом и добавил.

— Между прочим, в одном вы правы: нам нужно съехать с этой квартиры.

— Когда и куда? — опешили мы.

— Куда — неважно. Времени у нас один час.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14