Ольга Арефьева и группа Ковчег

Театр KALIMBA

Мудрец и Море

Замечательная сказка с сайта Василия Бояринцева.
www.bazilevs.narod.ru

Вот что пишет Василий Бояринцев:
Автор (по чину — о.диакон) просил имени своего не называть — у меня на сайте всё это (вместе с его «Цокотухой») фигурирует как «Сказки из Оптиной».

Ольга Арефьева

Один китайский мудрец сел на пароход, идущий в Америку, чтобы читать там лекции по философии Конфуция. После недели плавания вздумалось ему выйти на палубу для совершения чайной церемонии. Случилось, что в этот день разыгрался небольшой шторм. Поэтому мудрец предложил себе для размышления за чашкой чая тему: «Что такое Море?»
Расставив все причиндалы в строгом соответствии с рекомендациями Дао и Мао, мудрец сосредоточился и подумал:

«Море подобно шумному горному ручью,
Из которого черпают воду безмолвие.
В нём много путей,
Но имеют ли они направление?»

В этот момент большая волна перехлестнула через борт, и у мокрого мудреца чайник в руках оказался полон солёной воды. Но ни единая морщина не дрогнула на плоском лице. Поставив чайник на угли, мудрец безмолвно сосредоточился и через некоторое время подумал так:

«Море кипит белым ключом, волнуемое бурей.
Но его непостоянство проистекает из его глубинного покоя.
Не так ли новизна каждой свежей чашки
Рождается из неизменности древней традиции?»

В этот момент большая волна перехлестнула через борт, залив угли под не успевшим как следует вскипеть чайником. Но ни одна морщина не дрогнула на круглом лице. Неспеша открыл мудрец фарфоровую коробочку с изящно скрученными изумрудными листочками и, поднеся к носу, погрузился в обоняние:

«Море благоухает, как суп из рыбы фугу,
Приготовленный верной женой в ожидании супруга.
Но не окажутся ли Ресницы Красавицы
Щупальцами осьминога?»

Вдруг порыв штормового ветра подхватил пригоршню драгоценного чая из-под носа мудреца, крутанул над палубой и задул чаинки в глаза, ноздри и бороду боцмана. «Карамба! Контрабанда! Коррида в Пуэрто-Рико!» — эспрессивно выразился морской волк и швырнул бутылку из-под рома через голову мудреца в бушующие волны. Но ни одна морщина не дрогнула на жёлтом лице, и оставшаяся заварка была аккуратно всыпана в чайник. Бесстрастно сосредоточившись, мудрец подумал:

«О Море! Это широкая пустота и глубокая полнота.
Чаинки дней опускаются на дно моря,
Вбирают в себя морскую влагу,
И там, в глубинах, настаивается вечность?»

Внезапно девятый вал ударил в борт судна, пароход резко накренился, и бедного мудреца вышвырнуло с палубы. Но ни одна морщина? Левой рукой ему удалось уцепиться за борт, а правой он крепко обхватил любимый чайник с — увы! — отбитым носиком и уже без крышки. Тут подошёл в белом кителе капитан:
— Сэр! Как плавание? Не нужна ли какая помощь? Бесстрастное лицо мудреца исказилось выражением горечи: «О, эти вульгарные янки! Как умеют они одним нелепым словом испортить под конец столь гармонично протекавшую чайную церемонию!» Но вслух он церемонно произнёс:
— Нет-нет, достопочтенный, я всем доволен, и плавание воистинну прекрасно. Разве что, маленькая просьба? Нельзя ли повернуть обратно в Китай?

«Море, море! Хватит ли твоих вод,
Чтобы растворить горькую соль отчаяния?
Или достаточно одной чашки
Зелёного чая?»