Ольга Арефьева и группа Ковчег

Театр KALIMBA

Осознанные сны — дверь в иную реальность?

Материал из газеты Пятое измерение N 25 2003. Оригинальный сайт автора статьи, основной раздел которого посвящён осознанному сновидению, — http://dreamsite.narod.ru

В архаичных культурах, да и немало людей в современном мире верят, что в сновидениях наша душа перемещается в иные реальные миры. Для материалистичных взглядов характерны утверждения, что в сновидениях мы воспринимаем образы из своего подсознания как галлюцинации. Но иногда с этими «образами» мы очень по-настоящему общаемся, и ведут они себя нередко как вполне самостоятельные личности. А весь мир сновидений субъективно воспринимается как очень настоящий. Вопрос лишь в том, насколько мир сновидений настоящий и чем он объективно и субъективно отличается от реального мира. Осознанные сны полезны тем, что они позволяют целенаправленно и максимально полноценно проводить исследования непосредственно внутри мира сновидений. Именно такой цикл исследований я начал в собственных осознанных снах.

МИР СНА, КАК «ФИЗИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ»
В осознанных снах я ходил и внимательно смотрел, разглядывал окружающее, брал в руки и ощупывал различные предметы или «физически» изучал окружающее, слушал голоса других людей и пробовал разную пищу. Непосредственно в сновидениях я анализировал происходящее и запоминал конкретные выводы.
Подобная деятельность очень естественно вписывалась в контекст всех снов и была легко осуществима. Все, что требовалось — это предварительно, перед сном наметить и сформулировать цели и задачи, и немного представить свои возможные действия. Как оказалось, во время сновидения почти не удается ставить новые цели, а только реализовывать заранее намеченные.
В этих исследованиях меня не переставала поражать абсолютная субъектная реалистичность окружающего. Временами казалось, что мир снов даже более реалистичен, чем внешний мир. Во всяком случае, он иногда воспринимается как-то ярче и вызывает более четко выраженные ощущения, чем те, что мы обычно испытываем в реальности. Впрочем, такая полная реалистичность наблюдается не всегда. Во многих снах картинка была блеклой или не слишком четкой.

КАК ВЫЙТИ ИЗ ОСОЗНАННОГО СНА?
Сначала удалось научиться преднамеренно выходить из осознанных снов. В большинстве случаев для этого надо было просто решить выйти из сна и сосредоточиться на этом решении. Все же пару раз такое не срабатывало, и появлялся страх, что мне не удастся выйти из сна.
Самым надежным способом для произвольного выхода из сновидения оказался контроль дыхания. Я целенаправленно дышал во все более принудительном ритме, все более сосредотачиваясь на РЕАЛЬНЫХ ощущениях в груди. Эти ощущения легко вытаскивали меня из сна. Интересно, что в ранних опытах выход из сновидения иногда сопровождался достаточно сильными и специфичными ощущениями, похожими на те, что описывают в мистической литературе. Это напоминало быстрый полет через некий туннель из сна в обычный мир. Картинка была похожа на те, что показывают в некоторых фантастических фильмах в сценах перехода в «иные» миры. Но так было всего несколько раз, после чего необычные ощущения и переживания исчезли. Сейчас выход из сна всегда происходит мягко и естественно. Просто блекнет картинка, и исчезают иные, «сонные» ощущения. После чего начинает все лучше восприниматься реальный мир. Весь процесс перехода обычно длится не более нескольких секунд.

КАК ВОЗНИКАЕТ МИР СНОВИДЕНИЯ?
Сложнее оказалось проследить, как возникают сновидения. Выяснилось, что начинаться они могут очень по-разному, например:
Сначала появляется еле заметная неоднородность в поле зрения: пятнышко, легкое просветление или потемнение фона. Далее эта неоднородность усиливается и начинает все более походить на что-то знакомое. Например, на узор на обоях или на колосок пшеницы. После чего происходит очень естественное ассоциативное развитие картинки. Обои — стена с этими обоями — комната? Колосок — все растение — засеянное поле? Возникает слабо заметный, но все же как-то внутренне зримый образ некого предмета. Затем — быстро пробегающая череда таких образов, которые становятся все зримее и реалистичнее. Через незначительное время вокруг ряда таких образов резко появляется завершенная картинка сновидения.
Сначала я прямо через закрытые глаза начинал видеть свою комнату, и все гадал, не подглядываю ли я через чуть приоткрытые глаза.
Далее именно с «моей постели и комнаты» разворачивался сюжет сновидения. Очень часто я на мгновение забывался и тут же оказывался в полностью сформированной сцене сновидения.
При переходе в сновидение с сохраненным сознанием иногда очень отчетливо замечались необычные и весьма сильные ощущения. В мистической литературе их принято описывать, как «безболезненные электрические разряды», «вибрации», гул. Эти слова и выражения частично передают возникающие ощущения, но на самом деле это не похоже ни на что, что бывает в бодрствовании. Как правило, эти ощущения сопровождают развитие сонного паралича. Далее к ним может добавляться ощущение, что тело и, особенно, ноги как-то корежит. В ранних снах иногда возникало неприятное ощущение удушья, что было связано с возникающим и вскоре проходящим параличом дыхательной системы. Со временем все сколько-нибудь неприятные переживания полностью исчезли, а ощущения стали заметно мягче, слабее.
Сновидения, которые начинались таким образом, отличались предельной похожестью на существующую реальность. После ряда волн этих специфических ощущений казалось, что вообще ничего не изменилось — ни в окружающем мире, ни во мне самом, и я все так же лежу в своей постели. Было трудно поверить, что я нахожусь в уже полностью развитом сновидении.

ПЕРСОНАЖИ СНА: КАКИЕ ОНИ?
Во снах мы часто с кем-то разговариваем, общаемся и даже «физически» взаимодействуем. Кто они, те люди, что окружают нас во снах? Насколько они настоящие, самостоятельные личности? К чему они способны? Что они могут?
Я целенаправленно разговаривал с окружающими, задавал им определенные вопросы. Оказалось, что многие персонажи сновидений способны делать лишь то, что они уже делают. Например, просто идти по улице с определенным выражением лица. Попытки вступить с ними в контакт игнорировались. Меня просто не замечали и не слышали. Если я вставал у них на пути, то на меня наталкивались как на неожиданное препятствие. Но обнаружился неожиданный и интересный феномен — через какое-то время, часто через пару — несколько секунд они внезапно как бы выходили из некоего забытья, после чего с некоторыми из них можно было разговаривать. Ряд персонажей изначально был более развит и способен к общению.
Со временем мир моих сновидений заметно изменился, в частности выросло число людей, с которыми стало легко общаться. Интересно, что подобные перемены начались и в реальном мире.

КАК ТЕБЯ ЗОВУТ?
Этот простейший вопрос я задал, наверное, десяткам обитателей моих сновидений. Практически все легко и охотно называли свое имя, но далеко не всегда удавалось узнать их фамилии. Часто меня как бы не слышали или ответы звучали невнятно. Приходилось переспрашивать и заметно напрягаться, чтобы расслышать фамилии. Иногда слишком настойчивая попытка узнать фамилию приводила к исчезновению спрашиваемого. Большинство имен и фамилий были очень обычны, но изредка встречались и редкие. Например, в одном сне это были Горацио и Дафния.
Самым интересным эпизодом в этой серии была сцена, когда девушка вместо того, чтобы ответить, неожиданно стала с обидой говорить мне, что я недавно это у нее уже спрашивал. После чего сама мне очень эмоционально и четко повторила и свое имя, и даже фамилию. Как я вспомнил, эти имя и фамилию я слышал в сновидении, которое было за несколько дней до этого. Любопытно, что эти девушки в разных снах чисто внешне были заметно иными, но в чем-то очень сходными по характеру и манере поведения.
На вопросы «Кто ты? Чем занимаешься?» в основном отвечали достаточно подробно и охотно. Всегда рассказывали обычные житейские истории. Например: «Я живу здесь уже несколько лет, а сейчас ремонтирую свою квартиру», и далее всякие подробности. Интересно то, что у всех опрошенных было определенное максимальное время, ранее которого они ничего про себя не помнили.

МЫ ЗНАЕМ ДРУГ ДРУГА?
Я подумал, что поскольку во снах мы все существуем в общей нейросети единого мозга, то это нас очень роднит и объединяет. Общая нейросеть позволяет нам даже «телепатически» понимать и чувствовать друг друга.
Я стал останавливать совершенно случайных окружающих и спрашивать — утверждать: «Ты меня знаешь — вспомни». Иногда не сразу, но в итоге они всегда «вспоминали», что явно знают меня. Только редко могли вспомнить, как именно мы знакомы. Это как встреча на улице, когда человек тебе явно знаком, но ты не можешь вспомнить кто он.
В этой же серии экспериментов я окончательно убедился, что благожелательная или иная настроенность легко передается другим персонажам сна. Можно заметить, что и в реальной жизни нередко происходит очень похожее. В ряде последующих снов я просто подходил к кому-нибудь, как к хорошему знакомому и, например, просил показать мне самое интересное место в этом мире. И меня действительно провожали в достаточно интересные места.

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО ЭТО СОН?
Я подумал, что те, кто живут только во снах, могут гораздо лучше представлять себе мир снов и все в нем происходящее. Но это оказалось не совсем так. На вопросы типа: «Зачем нужны сны?» редко удавалось получить какие-то иные ответы, кроме отрицательных или очень невнятных. Обычно мне отвечали, что они этого не знают. Но, как вскоре выяснилось, отвечали они чисто формально и вообще не имели понятия о сне.
На вопрос: «Знаете ли вы, что такое сон?» мне отвечали: «Нет. Не знаем». Из десятков опрошенных лишь пара человек ответила по иному, но как-то слишком расплывчато. Один связал сны с любовью, другой — с появлением детей. Оказались мало успешными попытки объяснить окружающим, что мы находимся в особом мире снов. Мало кто воспринимал подобное. Большинство реагировало как маленькие дети, которым пытаются рассказать что-то совершенно недоступное их разуму. Изредка наблюдались более необычные реакции. Так, одна девушка стала рассказывать другой: «Я же тебе говорила, что видела его во сне», другая — поверив, наконец, что это мир сна, сказала, что раз это сон, то она будет спать и тут же легла прямо посреди улицы.

ОБИТАТЕЛИ СНА УЧАТСЯ?
Как я обнаружил, в моих снах большинство жителей представляют собой достаточно простые, даже примитивные личности, поведение которых варьируется в достаточно узких рамках определенного сюжета. В основном, они вели себя как актеры, исполняющие заранее заданную роль. Тем не менее, было немало исключений, вроде той девушки, которая помнила происходившее в предыдущих снах и вела себя существенно живее, интереснее и самостоятельнее. У меня создалось впечатление, что некоторые обитатели хорошо представляли себе особенности мира снов и в нем происходящее и, меняя облик, появлялись в разных снах.
Я предположил, что весь мир снов и его обитатели способны к практически неограниченному развитию, и я могу этому способствовать. Во снах я пробовал рассказывать окружающим об особых возможностях мира сновидений, но такие рассказы практически не воспринимались, да и не слушались. Гораздо лучше удавалось учить других чему-то конкретному, показывая и объясняя им это, или как-то ментально, с помощью только собственной веры способствовать их быстрому развитию.

ВСЕ ВМЕСТЕ УЧИМСЯ ЛЕТАТЬ!
Например, мы все вместе учились летать. Это получалось достаточно успешно. Я просто говорил окружающим, что такое возможно и показывал, как это делать. Обычно я подпрыгивал и зависал в воздухе. И иногда вместе со мной так начинали делать десятки людей вокруг. Иногда я брал кого-то за руки, и мы прыгали синхронно вместе, или брал на руки в совместный полет.
До того, в ранних снах я всегда летал только один. Вдруг, в очередном полете, я заметил женщину, которая сама по себе летала между домов.
Постепенно количество летающих стало заметно расти. В отдельных снах я стал слышать фразы типа: «Пойдем летать».

ИЗМЕНИСЬ! ТЫ ЭТО МОЖЕШЬ!
Сновидение: Я вижу в городском дворе уродливую маленькую девочку, которая к тому же вообще какая-то убогая. Подхожу к ней и говорю: «Давай меняться. Ты это можешь!». И просто жду с верой, что что-то интересное произойдет. И действительно — эта девочка растет прямо на глазах и превращается во вполне нормальную, только некрасивую девушку. Ей я снова говорю что-то типа: «Меняйся еще, развивайся дальше». И снова жду, веря, что так и будет. И она как-то незаметно превращается в своеобразно симпатичную девушку.
Во снах вера действует как волшебная палочка, которая способна творить чудеса. Впрочем, так вера часто действует не только во снах.

ВАЖНА ЛИ ЭТИЧНОСТЬ ПОВЕДЕНИЯ?
Я заметил, что мои отношения, убеждения и действия очень существенно влияют на происходящее во снах. На грубость часто отвечали грубостью, страх мог порождать встречную агрессию, а этически некорректное поведение нередко разрушало мир сна или его обитателей. Я решил придерживаться во снах определенной этики, принципов и правил поведения. Ложась спать, я стал просто соответствующим образом настраиваться, представлять, как примерно я буду вести себя в возможных ситуациях, каких принципов и правил придерживаться. После сна я вспоминал и анализировал происходившее в сновидениях и, если что-то меня не устраивало, то искал другие варианты для своего поведения. Со временем это стало привычкой, естественным стереотипом жизни. Интересно, что все это начало работать не только в осознанных снах, но еще заметнее — в самых обычных. Постепенно мои сны начали существенно меняться: все реже появлялись неприятные сцены и все больше снов стало интереснее и приятнее. Я все чаще стал просыпаться в каком-то особенно хорошем настроении.
Сны принято анализировать и искать в них некий смысл, пытаться через сны лучше понять себя. Но во снах можно просто жить, как в некоем особенном мире — воспринимать мир снов и его обитателей, как что-то очень настоящее и живое, способствовать их улучшению и развитию. Собственно, это есть очень естественный метод преобразования своей души и осознанного участия в жизни своего подсознания. Очевидно, мир снов и собственную душу можно изменять и в менее позитивных направлениях. Именно поэтому здесь важна аккуратность, осторожность и самое главное — этика поведения во снах.

НУЖНА ЛИ БЕССОННИЦА?
Казалось бы, что может быть лучше «нормального», спокойного и глубокого сна, особенно по сравнению с мучающей бессонницей?
Сначала я создал компьютерную БОС-систему («биологическая обратная связь») для улучшения процесса засыпания. Это как некое электронное снотворное, причем без всякой «химии» и потому совершенно физиологически безвредное. Опыт засыпания с БОС-системой постепенно научил меня спать заметно спокойнее, глубже и дольше. Но я так приучился всегда спать с этой системой, что мне стало трудно обходиться без нее. Потребовались заметные усилия, чтобы вновь привыкнуть засыпать самостоятельно. Вместе со спасением от бессонницы начал неожиданно уходить ряд моих способностей, от которых я вовсе не собирался избавляться: хуже стали решаться самые разные житейские и профессиональные задачи, резко снизилась частота и длительность осознанных снов, практически исчезли необычные психические феномены, которые интересовали меня и казались полезными для практического применения.
До этого жизненные сложности и профессиональные задачи зачастую долго не давали уснуть. Утром я вставал с «тяжелой головой», весь «разбитый»… Только многие проблемы уже не казались столь сложными и на удивление быстро решались. Именно когда мне «не спалось», я стал все внимательнее смотреть на себя, начал больше думать о мире души и внутренней жизни. И все чаще обнаруживать там что-то совсем неожиданное и интересное.
Теперь я просто «хорошо спал», не думая по ночам и не пытаясь решать какие-то задачи, почти не замечая происходящего в душе и не исследуя себя. Утром вставал с чистой и свежей головой, но как со временем выяснилось, что и с «пустой» тоже. Сложность многих проблем почти перестала уменьшаться после сна. Почти исчезли многие «ночные интересности», а днем замедлились темпы решения самых разных задач и, что меня особенно обеспокоило, — стало заметно труднее разрабатывать электронные устройства и писать программы. Я стал как бы тупее соображать. Даже подумал, что это может быть «из-за возраста». Только «возраст» оказался совершенно ни при чем. Стоило вернуться к «полуночным режимам», как многое стало восстанавливаться. Постепенно я стал периодически возвращаться к своей «бессоннице». Только теперь я «не давал себе спать» более осознанно и с пониманием происходящего. После чего сознательно устраивал себе период длительного отсыпания. Я окончательно убедился, что ночь и сон — это не только для спокойного, безмятежного отдыха, но и для наиболее сложной умственной работы тоже. Оказалось, что в «бессоннице» таится множество драгоценных возможностей, которые можно незаметно потерять, если полностью ее «побороть».

СУЩЕСТВУЮТ ЛИ ОПАСНОСТИ В ИГРАХ СО СНАМИ?
Широко распространено убеждение, которое выражается во фразе «это всего лишь сон». При этом подразумевается, что если это сон, то это «не серьезно», «не по-настоящему», и поэтому в нем можно делать все, даже то, что совершенно недопустимо в реальной жизни. Утверждается, что «путешествия в осознанных сновидениях абсолютно безопасны», что сновидец совершенно свободен и может игнорировать любые запреты и общечеловеческие нормы. Ведь что бы ты не сделал, что бы ты не пережил в мире сна, ты все равно проснешься и обнаружишь, что «вернулся в старый добрый физический мир». Разумеется — это правда, но далеко не вся. Парадоксальный сон — это как маленькая нейрохирургическая операция, которая постепенно преобразует твой мозг и в нем происходящее. Он возник именно ради этого, но вовсе не для пустых и бессмысленных развлечений.
Лишь поначалу ты вернешься в прежний внешний физический мир. Но в результате твоих действий в мире сна, может существенно измениться реальная физическая и биохимическая структура твоего мозга, его нейросети. Вместе с твоим мозгом изменятся мир твоей души, твоя психика. Измененный мозг начнет преобразовывать твое тело, его работу, мимику и речь, твои эмоции и привычки. Ты сам станешь другим, в том числе физически другим. Ты начнешь по-иному действовать и поступать в «старом добром физическом мире», по-иному общаться с людьми, даже по-иному выглядеть. И этот «старый мир» тоже начнет постепенно физически меняться, особенно по отношению к тебе.
Я обнаружил, что опыт жизни во снах помимо воли переносится в реальную жизнь, а отношения с персонажами снов влияют на отношения с людьми, на их отношение ко мне. Оказывается, что и мир снов далеко не всегда позволяет делать все, что угодно. Мое неэтичное, высокомерное или грубое поведение во снах разрушительно действовало на персонажей снов и на сами сны. После ряда таких экспериментов я принял решение придерживаться во снах определенной этики поведения. Может эти ограничения и не имеют особого смысла, но, как говорится, «от греха подальше». Мир снов действительно в некотором смысле настоящий, а события в нем явно влияют на нейронные структуры мозга и идущие в них процессы.

Трощенко Геннадий Яковлевич, радиоинженер,
Московский Физико-Технический Институт (МФТИ)