Илья Беляев. Острие кунты. Путь русского мистика. Глава 15 — 28.

ГЛАВА 41

Один человек долгое время искал учителя. Наконец, он встретил Мастера и попросил принять его в ученики. Мастер спросил, чему бы тот хотел научиться у него. «Я хотел бы научиться медитации», — ответил человек. «Неужели я выгляжу настолько безумным, чтобы медитировать?» — воскликнул учитель.

Кроме шести человек из старой команды, в новую группу вошли новые люди. Тоша возложил ответственность за получение и распределение потока на меня, Джона и Андрея. С его стороны было весьма разумно не сосредотачивать силу в чьих-то одних руках. Это был принцип треугольника: если кто-то выходил из игры, оставшиеся двое должны были найти на его место третьего,

Тоша объяснил нам, как распределять энергию между членами группы и как выбирать пригодных для работы людей. Количество энергии, которое способен воспринять человек, и, соответственно, скорость его продвижения, в значительной степени зависит от силы его преданности — таков иерархический принцип распределения энергии. Тоша упомянул, что существуют и другие принципы, но в детали вдаваться не стал. Сила преданности, подобно клапану, регулирует поток праны. Мы столкнулись со старым парадоксом: чем меньше остается от тебя, тем сильнее ты становишься, и чем сильнее ты становишься, тем меньше принадлежишь себе.

В другой раз Тоша рассказал нам, как можно программировать людей. Концентрированное молчаливое внушение работает сильнее слов. С его помощью можно заставить людей изменять свои цели, образ мыслей и даже способ поведения. Лучшее время для такого программирования — утром, незадолго до того, как человек проснется, или во время еды. Я спросил начальника, на что он запрограммировал нас. Тоша ответил, что единственный разрешенный в нашей игре вариант внушения — стимулирование людей на поиск свободы.

Позже Тоша посоветовал нам постепенно сокращать число используемых техник и стать преимущественно проводниками потока. Он сказал, что наша задача — научиться проводить как можно более высокую и чистую энергию, и делать это мы должны всегда, независимо от того, находимся ли мы среди людей или в одиночестве. Нужно научиться проводить поток во всем многообразии человеческой деятельности: в словах и молчании, в работе и развлечениях, в радости и отчаянии, во сне и наяву. Тоша хотел, чтобы мы рассеяли мистический ореол вокруг работы; работа и жизнь должны стать одним.

Как ни иронично это звучит, но Тоша-дух был противником всякой эзотерики, он просто хотел, чтобы наша жизнь обрела качество полноты. Однажды он посоветовал нам полностью исключить из речи оккультный жаргон, в том числе йогические и духовные термины. «Перестаньте забивать себе голову этой белибердой, — сказал он. — Просто живите, и все».

В отличие от работы с первой командой, Тоша много времени теперь уделял нашим личным проблемам и сомнениям. Иногда он часами проводил что-то вроде психоанализа с каждым из нас, после чего мы чувствовали себя выпотрошенными наизнанку, но многое вставало в голове на место.

Благодаря Тоше мы вырабатывали новый способ жизни, заключающийся в трансформации самих себя и окружающих людей с помощью высоких энергий. Для этого, как оказалось, не нужно ни строить храмы, ни писать новые священные книги, ни основывать душеспасительные организации, ни проводить тайные или явные ритуалы. Воспринимать себя в повседневной жизни бессмертным духом очень сложно, поскольку окружающий нас мир преимущественно материалистичен. Для одиночного искателя духовный поиск означает сражение со всем миром; победивших в этой борьбе — единицы, и потому они так дороги нам.

Единственный выход из этой невеселой ситуации Тоша видел в работе групп, подобных нашей, в самой гуще современного общества, в противоположность монастырскому укладу, отгороженному от этого общества толстыми стенами во имя собственного спасения. Возможность личного спасения, скорее всего, обратно пропорциональна толщине монастырских стен.

Группы, подобные нашей, по Тошиному замыслу, должны быть подключены к потоку и служить своеобразными облучателями и трансформаторами окружающей среды. Эти группы не имеют формальной структуры, не создают новой идеологии или учений; они дают людям возможность ощутить свет, а не только говорить о нем. Людям необходимо почувствовать, что значит жить в свете, испытать его вкус. Только тогда открывается возможность зримого одухотворения жизни. В этом и заключалась наша работа.

Такой подход начал приносить свои плоды. Не новые догмы, а свежий ветер высшей реальности привлекал людей в группу сильнее, чем убеждения или слова. Один из новичков сказал: «Глядя на вас, я чувствую, что вы что-то знаете. Я тоже хочу знать — и поэтому я здесь».

В этот период в одной из своих медитаций я видел планету, населенную сидящими людьми. Ее обитатели сидели неподвижно со скрещенными ногами, не общаясь и не разговаривая друг с другом. Видимо, все виды внешней активности утратили для них смысл, и им ничего не оставалось, как просто сидеть. Я рассказал Тоше о своем видении и спросил его, что он об этом думает. Тоша сказал, что на эту планету попадают люди, большую часть жизни посвятившие сидячей медитации. Увидев мое замешательство, Тоша добавил: «Ничего плохого в сидении, собственно говоря, нет. Некоторые, впрочем, предпочитают ходьбу. Это дело вкуса».

Честно говоря, несмотря на мою склонность к сидячей медитации, она всегда казалась мне несколько искусственной. Если людям даны ноги, чтобы двигаться, и руки, чтобы делать, почему они должны сидеть неподвижно, как грибы?

Так как, благодаря нашему регулярному телепатическому общению, Тоша постепенно превращался в неотъемлемую часть моего внутреннего мира, я понял, каким образом на земле возникли боги. В древние времена люди, превосходившие своих современников в развитии, помогали им и наставляли их после своей смерти — как это делал сейчас Тоша. Общение и взаимодействие с ушедшими создавало в умах людей стойкие архетипы, которые способствовали созданию ранних религий и верований, возможно, даже в большей степени, чем земные дела и поступки «богов» и оставленные ими учения. По этому поводу я как-то спросил Тошу, нет ли у него намерения создать свой посмертный культ. Он лишь матюгнулся в ответ.

Несмотря на то, что Тоша никогда не говорил о том, сколько времени он пробудет с нами, я чувствовал, что время это ограничено: сделав свою работу, он вернется в свою Зеленую страну, откуда пришел.

Тоша не разрешал открывать новичкам нашу связь с ним и не раз говорил, что главное — это расширение потока, который должен восприниматься как безличностная сила, а сам он, как проводник, не имеет никакого значения. Если мы потерпим неудачу, поток найдет других проводников, через которых он сможет изливаться на землю. Баланс созидательных и разрушительных сил на Земле, по словам Тоши, — очень хрупкий, и то, по какому пути пойдет развитие дальше, зависит от каждого из нас.

Окно, приоткрытое Тошей, продолжало открываться все шире. Удивительно, что, несмотря на сильную, шедшую на группу днем и ночью энергию, никто из нас не испытывал влияний или нападений со стороны темных сил. По словам Тоши, мы повзрослели и, утратив интерес к адским существам, перестали привлекать их к себе.

С другой стороны, интенсивный контакт с нашим мастером открыл нам возможность многочисленных контактов и знакомств в высших мирах, до того нам недоступных. Это было потрясающим открытием. Вселенная буквально кишела самыми разнообразными формами тонкой жизни, многие из которых значительно превосходили наш уровень. Эти высокоорганизованные существа находились совсем близко, а не на каких-то далеких планетах; они были прямо здесь, готовые к общению, сотрудничеству и помощи. Некоторые из них были когда-то людьми, такие шли на помощь особенно охотно; другие людьми никогда не были и точно так же, как мы, общались с Тошей, можно было общаться и с ними. Все, что для этого было нужно, — просто посмотреть вверх.

Другой интересной особенностью работы во второй группе была возросшая сила слов. Я заметил, что случайная фраза, оброненная в состоянии потока, часто превращалась в реальность. Это заставило нас быть осторожнее в выражениях, а впоследствии — и в мыслях.

Я заметил также, что многие из моих нереализованных, а часто и давно забытых желаний начали материализовываться безо всяких усилий с моей стороны. Мало того, что возвращенный поток сам по себе вызывал состояние счастья и полноты жизни, — он оказался еще и исполнителем желаний! Несколько озадаченный последним обстоятельством, я обратился к Тоше за разъяснениями. Он сказал, что я подсознательно использую поток для реализации своих желаний. Несмотря на то, что я отрицал это, Тоша продолжал настаивать, говоря, что ему виднее. Он добавил, что никакой опасности в исполнении старых желаний нет, напротив, это было освобождением от них. Но лишь при условии, что я не попадаю под их власть, то есть сознательно не использую поток для достижения своих целей.

Продолжив объяснение, Тоша сказал, что несбывшиеся желания стоят на пути самореализации. Их подавление ничего не дает, а напротив, усугубляет ситуацию. Есть два способа изжить желания, являющиеся топливом нашей кармы: либо удовлетворить их полностью и до конца — так, чтобы они уже никогда не возникали, либо осознать их тщетность и потерять к ним всякий интерес. Так или иначе, жизнь, основанная на удовлетворении желаний, является бесконечной тратой энергии.

Я спросил, в чем смысл накопления энергии, если количество ее, даваемое через поток, не ограничено. Тоша ответил, что энергия потока нам не принадлежит, скорее, наоборот — мы принадлежим ей. Если желания сбываются сами собой и после этого отпадают, как листья на осеннем ветру, это означает, что активизируются и вычищаются пласты старой кармы. В этом случае энергия потока может быть задействована, и происходит это автоматически. Однако поток приходит вовсе не для удовлетворения наших желаний. Существует тонкая граница, за которой начинается использование его в своих корыстных целях, и удержать равновесие здесь нелегко.

Как и во времена первой группы, поток создавал множество любопытных феноменов. Однажды ночью Андрей, находясь у себя дома, долго не мог заснуть. Он встал с постели и вышел на балкон покурить. Вернувшись в комнату, он увидел, что в его постели кто-то лежит. Поскольку Андрей страдал близорукостью, то он не сразу смог понять, кто бы это мог быть. Наконец, присмотревшись, Андрей обнаружил, что в постели мирно спал он сам! Только тут до него дошло, что он находится в тонком теле, покинувшем свою физическую оболочку. Его поразило, что он не заметил момента выхода и, более того, выкурил сигарету, ничего об этом не подозревая!

После этого Андрею пришло в голову выяснить, была ли та сигарета, которую он выкурил, настоящей, и он принялся было искать пачку, чтобы посмотреть, сколько сигарет там осталось, но потом решил, что сначала недурно было бы вернуться в свое тело. Сделать это оказалось не так просто. Андрей крутился вокруг спящего себя около часа, пытаясь попасть обратно и так, и эдак, но ничего не получалось. Наконец, ему как-то удалось войти назад через ноги.

После этого случая Андрей много экспериментировал с сознательным выходом из тела и, в конце концов, научился путешествовать. Тоша, однако, запретил ему учить этому других, — слишком велик был риск никогда не вернуться.

У М., входившей во вторую группу, открылась странная способность, которую мы назвали автоматизмом рук. Началось все с того, что однажды, когда М. находилась в гостях, хозяйская кошка выпала в окно. Квартира была на пятом этаже, и кошка, конечно же, должна была разбиться. Все выбежали во двор, но кошки нигде не было видно. Принялись искать — кошка как сквозь землю провалилась. Хозяева решили, что она, должно быть, забилась под какой-нибудь куст, чтобы умереть там.

Тогда М. сказала: «Сейчас я найду ее». Она расставила руки с растопыренными пальцами и, поворачивая их, как локаторы, из стороны в сторону, пошла в соседний двор. Руки привели М. к кусту, под которым сидела кошка. Она вся тряслась, но была живой и невредимой.

Вскоре после этого случая выяснилось, что руки М. как бы обладали собственным разумом и могли делать самые невероятные вещи. Например, М. могла записывать речь с телевизора, одновременно разговаривая с кем-то на совершенно посторонние темы. Или, коснувшись чьей-то фотографии или принадлежавшего этому лицу предмета, М. ставила палец на карту точно в том месте, где в данный момент находился этот человек.

Все эти трюки, однако, были ничем по сравнению с той радостью, которую давало расширение сознания. Мы видели, как меняются люди от соприкосновения с потоком. Их дотоле изолированные, замкнутые и узкие жизни получали новое измерение и новый смысл, который заключался в строительстве моста между мирами, в низведении неба на землю и в преображении земли в небесный сад. Звучит фантастично, но это возможно! Все, что для этого нужно, — твердая решимость и вера.

Много лет спустя, в Дели, на Козьем рынке возле огромной мечети Джама Масджид, проталкиваясь сквозь густую толпу, я услышал необычное пение. Это была мусульманская молитва, читаемая на три голоса с такой силой и страстью, что я стал поневоле вертеть головой, пытаясь определить ее источник. Но за морем голов поющих не было видно. Тогда я просто пошел на звук и увидел, что на белой тряпке на земле извиваются три человеческих тела, а вернее, то, что осталось от них. Это были трое прокаженных в той стадии болезни, когда у них уже не осталось ни рук, ни ног. Все, что могли делать эти три человеческих обрубка, — это молиться. И они молились, раскачиваясь в ритм молитве остатками своих тел. Мощь и красота их пения потрясли меня. Я впервые увидел, что такое настоящая вера.

Конечно, до такой веры нам было далеко, но и возврат к прошлой жизни со всеми ее земными радостями и целями был уже невозможен. Неутолимая жажда божественного всегда жива в человеческом сердце. Когда она становится нестерпимой, значит, человек готов для перехода на следующую эволюционную ступень. Он уже не способен жить обычной человеческой жизнью и довольствоваться ее мелкими радостями. Для гусеницы пришло время превратиться в бабочку и от ползания перейти к полету, который всегда происходит в одном направлении — в Неизвестное.

Страницы: