Илья Беляев. Острие кунты. Путь русского мистика. Глава 15 — 28.

ГЛАВА 42

Довольно слов. Теперь действуй.

Из нашей группы не возникло ни формальной организации, ни движения, так как мы не чувствовали в этом необходимости. Некоторые из тех, кому мы передали переживание потока, сохранили свои прежние верования, ведь мы не насаждали никакой новой идеологии. Гораздо большее количество людей принимало идею непосредственного переживания света без того, чтобы давать этому какое-то название. Наша работа, таким образом, была безымянной, и имя Тоши чаще всего оставалось неизвестным.

По мере того, как вторая группа окрепла, и люди начинали действовать самостоятельно, Тоша постепенно отстранился от активной социальной деятельности. Его путь уходил все дальше и дальше, на более высокие планы существования, и наши групповые контакты с ним становились все более редкими. Связь с близкими и преданными ему людьми, однако, оставалась неизменной. В трудной ситуации Тоша всегда готов был прийти на помощь.

Как-то Ирина Р., близко знавшая Тошу при жизни, спросила его, сколько времени он будет с нами. «Я буду с вами до тех пор, пока вы помните меня», — ответил Тоша. Время доказало справедливость этих слов. Со времени смерти начальника минуло много лет, и за это время он приходил не только к нам, но и ко многим другим людям, которые лишь мельком слышали его имя, видели его фотографию, а иногда и вовсе не подозревали о его существовании. Явления эти происходили не только в России, но и в других странах, в частности, в США и Канаде. Мне, например, известен случай излечения психического заболевания по обращению к Тоше через его фотографию, помещённую в этой книге.

В 1995 году я жил в Монреале и проводил энергетический лечебный сеанс ясновидящей Захаруле Саракинис. О Тоше она ничего не знала. Спокойно лежащая на кушетке гречанка неожиданно вскочила на ноги и воскликнула: «Я вижу стоящую за тобой фигуру! Это твой учитель. Он говорит, что ты должен написать книгу». Для нас обоих это оказалось полной неожиданностью. Захарула была так напугана явлением, что лечение продолжать отказалась. Таким образом, я потерял клиента, зато начал работать над этой книгой, первый вариант которой был написан по-английски и издан в США в 2000 году.

Моя жена Виктория, с которой я встретился уже после смерти мастера, познакомилась с ним через его фотографию и в течение нескольких лет общалась с Тошей. Начальник оказался тем, кого в Индии называют смритигамин — приходящий по воспоминанию. Не все учителя открыты к общению после своего ухода из физического тела. Из известных смритигаминов можно упомянуть великого Падмасамбхаву, принесшего буддизм в Тибет и крупнешего учителя Кашмирского шиваизма Абхинавагупту.

После Тоши осталось немного из его уцелевших картин и рисунков, стихи, множество черновиков и набросков, большая часть которых записана иероглифами, статья «Диса», написанная совместно с А. Томасом, и две работы — «Кунта йога» и «Сутра короны», оставшаяся незаконченной. Кунта йога разошлась по России в списках и была напечатана отдельной брошюрой в Ашхабаде, Алма-Ате и Риге. Знаки Кунты неоднократно воспроизводились различными авторами без ссылки на источник. Они стали довольно популярны и использовались многими людьми без сопровождавших их мантр, что дает лишь частичный эффект. Занятия Кунтой по Тошиному руководству послужили многим хорошим дополнением к их собственной садхане. Диса не получила сколь-нибудь широкого распространения в силу своей эзотеричности и необходимости живого примера учителя.

Тошина система, практике и развитию которой я посвятил долгие годы, выдержала проверку временем. Ее ценность заключается, прежде всего, в правильном направлении движения. Я уверен в том, что Тоша, несмотря на то, что его земная миссия не была выполнена и сам он не достиг конечной цели своей практики за свою короткую земную жизнь, шел к истине и указал правильное направление, в котором нужно идти. Он заставил нас прочувствовать это направление каждой клеточкой тела, и направление это было — вверх.

«Куда вы все за Тошей? — заметил как-то Миша К. — Все равно не поспеете. Он как торпеда — шансов у вас нет». Многие действительно не поспели и впоследствии отвернулись от него. Были и такие, что плевались при звуке его имени. Тоша не был человеком компромисса и никогда никому не угождал. Мы верили ему и шли за ним, поскольку он жил так же, как учил; Тоша был единственным известным мне человеком, который никогда не делал того, что он не хотел делать. Единственным законом для него была свобода. Так он жил и так умер — одинокий и преданный лишь своей зеленой звезде.

Уникальность Тошиной системы заключается в том, что она не требует отказа ни от чего — ни от своей религии, ни от культуры, ни даже от вредных привычек. Тошина практика может применяться в любых условиях — от жизни в палатке в лесу до активной деятельности в современном мегаполисе. Ключом и секретом этой практики является поток нисходящей энергии, в санскритской терминологии называемый шактипата, что означает нисхождение Шакти. Феномен шактипата давно был известен в Индии и считался благословением, данным учителем. Вызвать шактипата самому невозможно — это всегда милость, даруемая непредсказуемо. Никакие усилия не могут гарантировать ее стяжание.

Высшим проявлением шактипата является мгновенное исчезновение физического тела, которое сгорает в потоке энергии, оставляя лишь кучку пепла, как это происходит в традиции кашмирского шиваизм.

В тибетских школах дзогчен тело реализованного адепта, осознавшего свою светоносную природу, превращается в радугу. Тело — знак кармы. Если карма уничтожена, то тело, как ее носитель, больше не нужно. Обнаженной душе не нужна оболочка, чтобы вернуться к своему источнику, — как не нужна одежда возлюбленным в миг соединения. Все, происходящее до этого момента, является предметом садханы.

Как показала наша практика, одного потока для продвижения по пути недостаточно, нужно еще знать, куда и как идти. Этим «куда» и было направление, указанное Тошей. Объяснить словами, что такое это направление, довольно сложно, нужно прочувствовать его каждой клеточкой своего тела, а это приходит с практикой. Чувство направления — твердое знание того, что ты движешься именно туда, куда нужно, без тени сомнения и колебания.

С другой стороны, для того, чтобы подобное движение происходило, необходима цепь непрерывных усилий, совершаемых всем существом. Усилия эти — по преимуществу внутренние, и являются искусством работы с собственным сознанием. Именно невидимая постоянная работа с собой и была тем сокровищем, которым поделился Тоша с теми из нас, кто был в состоянии это сокровище распознать.

Внутренняя работа бесконечно важнее любой формы внешней активности. Сказать это просто, но действительное смещение фокуса внимания внутрь требует определенной зрелости, которая выражается в значительном ослаблении личной заинтересованности в делах мира и в самодисциплине.

Работа с сознанием — это то, ради чего мы здесь. Суть ее заключается в очищении сознания от всего временного и наносного и в его возвращении к исходному состоянию первозданной чистоты и светозарности. Ничто внешнее не в состоянии дать того состояния непреходящего, невыразимого счастья и полноты, которые испытывает человек, осознавший природу собственного сознания.

На эмоциональном уровне работа с сознанием означает состояние предельной искренности по отношению к самому себе и к окружающим людям. Если тебе больно, ты ощущаешь эту боль во всей ее полноте и не пытаешься от нее уйти или чем-то ее забить. Если тебе скучно, ты становишься самой скукой, никак не пытаясь ее развеять. Что бы ни происходило, ты не пытаешься обмануть себя и выдать происходящее за что-то другое — за то, чем на самом деле переживаемая эмоция не является.

На уровне ума внутренняя работа означает выход из-под власти суматошно скачущих мыслей и направлении их в единое русло. Непрерывное течение мысли в одном направлении создает несокрушимую внутреннюю устремленность и приводит к возникновению инерции движения, которое ничем уже не остановить.

На энергетическом уровне работа с сознанием означает усиление и утончение вибрационной частоты ауры. Повышение напряжения поля неизбежно привлекает более высокие вибрации, непрерывное истечение которых воспринимается как поток. Эти вибрации и являются той силой, которая очищает сознание и приводит его в состояние равновесия.

На уровне воли работа означает подчинение всех жизнеизъявлений непреклонному желанию достичь освобождения. Человеческая жизнь, направляемая такой волей, подчиняется другим законам, нежели жизнь остальных смертных. Но для того, чтобы открыть эти законы, нужно идти путем свободы. И на пути этом человек не одинок, он неизбежно приводит к Братству — великому сообществу освобожденных душ, существующему как на тонком, так и на физическом планах, внимательно следящему за каждым истинным искателем и помогающему ему.

***

Шли годы, и переживание потока со временем привело к более высокому состоянию, которое я назвал Присутствие. Это слово обычно ассоциируется с ощущением близости кого-то или чего-то, а также означает состояние осознавания происходящего. Присутствие, пришедшее ко мне, было абсолютно безличностным. Это было ни переживание чьей-то близости, ни обострение восприятия происходящего, а просто Присутствие — чистая тотальность безначально существующего осознания. Несмотря на свою абсолютную безличность, это состояние было самым заботливым, любящим и нежным другом, которого я когда-либо знал. Быть в Присутствии подобно возвращению домой после долгого и трудного путешествия.

Присутствие имеет качество пространства. Фактически, это и есть бесконечное светящееся пространство, девственно чистое и, вместе с тем, до краев наполненное бесконечными возможностями созидания. Оно исполнено мира и покоя, однако его способность к творчеству неистощима. Все, что мы можем и не можем себе представить, находится здесь в зародыше.

Лишенное частей, Присутствие является одной сплошной целостностью, это одна единая вещь, без малейших признаков фрагментарности и раздробленности. При этом оно полно внутренней динамики, в нем нет никакого застоя. Всепроникающий свежий ветер пронизывает это вечно юное небо во всех направлениях, его нежное прикосновение напоминает дыхание, и это дыхание вечности.

Присутствие не ощущается чем-то отдельным от самого себя. Это не наше «я» в обычном смысле этого слова, но основа его, самая глубинная и сокровенная его суть. Однако, будучи твоей основой, суть эта не принадлежит тебе. Она — одна и та же, как для тебя, так и для всей вселенной.

Удивительно, но в переживании Присутствия нет ничего необычного. Оно не имеет ничего общего ни с экстазом, ни с трансом. В величайшей тайне вселенной нет ничего мистического и потустороннего. Присутствие так же обыкновенно, как слова на этой странице.

В течение многих лет я думал, что главным средством на пути освобождения является медитация. По сути дела, я принимал медитацию за Путь. Но Путь, оказывается, заключался не в медитации, а в понимании. Ни молитва, ни медитация, ни концентрация мысли не могли привести меня туда, куда я стремился, поскольку, как оказалось, никакого «там» не существует. Все, что я искал, находилось прямо здесь, оно лежало прямо у меня под ногами рассыпанным сокровищем, по которому я ступал, принимая его за грязь.

Когда Рамана Махарши попросили выразить все когда-либо данные учения и наставления в двух словах, он сказал: будь спокоен. Тоша выражал это так же кратко. Его универсальным советом в любой ситуации было: не тусуйся.

Состояние Присутствия всегда возникает само по себе. Добиться его невозможно, любое усилие достичь этого состояния или его удержать приводит к его исчезновению. В этом отношении Присутствие напоминает пугливую птичку, в любой момент готовую сорваться и улететь. Отношение внимательного бездействия является наиболее адекватным состоянием, в котором Присутствие может возникнуть, и все же, вызвать его нельзя; оно всегда приходит само — так же, как приходит дождь. Добиться состояния Присутствия или ухватить его мыслью невозможно потому, что то «я», которое хочет его прихода, не существует как отдельная, желающая чего-то субстанция. Оно — крошечный радужный пузырек на поверхности бескрайнего океана, спрашивающий, где находится океан.

Несмотря на свою неуловимость и непостижимость, Присутствие ошеломляюще реально. Его реальность бесконечно превосходит реальность известного нам мира, который, в сравнении с ним, видится мутной картинкой на экране старого телевизора. Наш мир кажется реальным, если смотреть на него изнутри. Но шаг в сторону — и становится ясно, насколько относительна эта реальность.

Относительная реальность мира — причина нашего нескончаемого беспокойства. Ничто не надежно в этом мире, — все несется, не за что ухватиться. И мы не сможем успокоиться, пока не вернемся домой. Наделяя этот мир реальностью, поскольку ничто иное нам неизвестно, мы также наделяем реальностью те страдания, которые мы здесь испытываем. Присутствие не уничтожает страдания, но показывает их нереальность.

Лишь стремящийся постигает, что стремиться некому, некуда и незачем. В состоянии Присутствия не остается ничего, что можно было бы желать, куда нужно было бы стремиться и чего надо было бы избегать. Все мои прежние усилия куда-то пробиться и чего-то достичь воспринимаются мной теперь как бессмысленное верчение в тщетных попытках ухватить себя за несуществующий хвост. Все оказалось гораздо проще. Нужно было просто остановиться и успокоиться.

Ищущий и тот, кого он ищет, встретились давным-давно, в самом начале времен, и с тех пор остаются неразлучными. Мы просто не догадываемся о том, что мы уже давно там, куда нам всегда хотелось попасть, потому и идем на месте. Капли, падающие в океан, исчезают навсегда, но с водой, их образующей, ничего не происходит.

Все это не означает, однако, что мое сознание, пройдя сквозь ряд мистических озарений и откровений, соединилось с чем-то возвышенным и прекрасным. Ничего подобного. Это все то же мое знакомое «я» — задерганное, ограниченное и вечно неудовлетворенное, оказавшееся санскритским Тат Твам Аси — Ты есть То. И тому, что мы есть на самом деле, нет ни имени, ни названия.

Посмотри внимательно — бессмертное сияющее То находится прямо перед тобой. Оно — всегда здесь и сейчас. Так было и будет вовек. И это — ничто иное, как Ты сам.

So be it*.

Торонто, Канада, 2001

* Да будет так. (англ.)

Страницы: