Ольга Арефьева и группа Ковчег

Театр KALIMBA

Дмитрий Горчев Выдержки из дневника

Ещё раз всячески извиняюсь за ненормативку. Как быть, если она содержится в талантливом, литературно состоятельном тексте? Либо не посылать текст, либо не читать? Я всё-таки дам вам возможность сделать выбор самостоятельно. Надеюсь, его ущерб нравственности много меньше, чем от многочисленной цензурной, но отвратительной бесталанщины и пошлятины, вполне легально и бесстыдно мозолящей глаза на ТВ и радио. Этот человек талантлив, он жив. Он думает, а не торгует собой. Поэтому я посылаю выдержки из его дневника. Там в оригинале гораздо больше. Его произведения, возможно, ещё тоже когда-то станут объектом нашего рассмотрения.

Ольга Арефьева

Последние записи

[17 Jun 2003|03:01pm]

Если бы культурные люди косили траву или носили кирпичи, все мы были бы вынуждены говорить «он косИт траву» и «они носЯт кирпичи». Но вы думаете культурные люди станут этим заниматься? Хуй! — они всё время звонЯт по телефону. Когда ни позвони — всегда занято.
Сам я, как человек малокультурный и из деревни, долго пытался запоминать расстановку ударений в разных словах типа бочковое пиво, запломбированный и так далее, а потом понял важное правило: ударение надо ставить самым неестественным для русского языка образом, тогда угадаешь.
Если культурного человека спросить, почему оно так, культурный человек немедленно скажет что так предписал Профессор Розенталь. Если вас не убедил Розенталь, вам скажут что так говорил Диктор Левитан, которого консультировали лично Сталин и Берия. И даже если вы скажем не уважаете Сталина и Берию, то всё равно вы разобьётесь об железобетонный словарь Даля. Кому ещё знать, как не Далю? Ведь это именно он придумал русский язык на пару со своим пращуром — беглым викингом Рюриком при некотором участии хана Батыя.

Вообще же, правильно расставлять ударения умеют только люди, родившиеся в Москве или Ленинграде, остальным это не дано. Ведь нельзя же всерьёз считать русским человека, понаехавшего из Сибири, Рязани или Тамбова — там ведь живут какие-то неизвестные племена, наподобие ватяков или вепсов.

И встретила меня Отчизна пятнистым унитазом на бензоколонке, толстой сонной продавщицей, кривыми деревами и горбатой старухой. На метро чёрная речка милиционер просверлил меня взглядом, но в этот раз решил пропустить. В вагоне, напустив лужу, спал участник празднования трехсотлетия города Петербурга. Возле метро проспект просвещения две старухи дрались за право торговать носками. Лифт в честь моего возвращения вонял мочой особенно пронзительно. И выпил я перцовки, и стало мне за-е-бись.

В самой середине дремучего леса на острове Фаро стоит туалет. Не нормальный такой Православный нужник с очком и зелеными мухами, а обычный шведский туалет: четыре помещения — мужское, женское, общее и для инвалидов. Сияющие унитазы, горячая вода, сушилка, туалетная бумага. Ни единой души вокруг.
Кто были эти люди? Кто тянул сюда водопровод, канализацию и электричество? Кто следит за наличием бумаги? Почему эти люди не полагают, что если посрать под деревом и подтереться лопухом, то ничего у тебя не отвалится? Нет ответа.

Вообще, человек не окончательно лишенный совести, в Швеции лишён очень многих простых человеческих радостей, как-то: насорить, нагадить, наплевать, насморкать, всё заблевать и нацарапать слово Хуй. То есть, наверное это и можно видимо осуществить, но как-то неудобно.
Но на чужбине все же нелегко. Как-то все очень подозрительно -молоко в холодильнике, ветчина нарезана, кофе горячий и никого нет. Откуда оно берется? Никто не работает вообще нигде, а краны работают все до единого. Тут должен быть какой-нибудь подвох.

Сап жаловался, что мечтает стать Жадным и Мелочным, но у него никак не получается. Я тут же взялся его научить, потому что я в этом хорошо разбираюсь. Меня даже некоторые женщины называли жадным и мелочным. И это при том, что я их водил в не очень таки дешёвые заведения, кормил их там разной пищей и поил вволю напитками, а потом даже не требовал, чтобы они немедленно поехали ко мне ебаться. Хотя если бы и поебались, то ничего бы у них не отвалилось.
Да. А с Сапом мы быстро придумали как развивать в себе жадность и мелочность.
Например, вот Сап напоил меня очень дорогим пивом за сто рублей. Он, конечно, сделал это совершенно бескорыстно. Но если я, допустим, напишу про это в своём ЖЖ, чтобы все знали, что Сап очень щедрый и великодушный, ему это будет приятно. А если я напишу два раза, ему будет в два раза приятнее. Ну, или чтобы не путаться — вот я выпил три кружки очень дорогого пива по сто рублей, так значит и написать нужно три раза.
А я, допустим, один раз написал про очень дорогое пиво за сто рублей, два, а про третий забыл. Тогда Сап через некоторое время должен намекнуть: мол, помнишь пиво пили очень дорогое по сто рублей, хорошее же было пиво? И если я махну эдак пренебрежительно, мол, забыл я давно уже про твоё пиво, то конечно киллеров на меня нанимать не следует, но следует задуматься о Справедливости. Ведь мелочный человек — он вовсе не жадный, это просто такой человек с обострённым чувством Справедливости. Не написал, и не написал, да и хуй с ним, но как-то всё равно непорядочек.
В общем Сап обещал потренироваться в мелочности и жадности на каких-нибудь мелких предметах.

Главная же проблема, стоящая перед жителями города Петербург — это спасение яиц коня петра-первого. Дело в том, что в нахимовском училище уже много лет существует традиция, согласно которой выпускники обязаны в ночь перед выпуском до блеска начистить яйца коня петра-первого. От этого яйца каждый год уменьшаются и в настоящее время их объём составляет не более шестидесяти процентов от тех яиц, которыми конь петра-первого был оснащён при отливке. Понятно, что через какое-то время, пусть может быть и не в этом веке, но однажды конь петра-первого останется совсем без яиц. А великий основатель великого города на коне без яиц — это согласитесь, довольно таки позорно.

Запретить курсантам начищать яйца нельзя, так как традицию эту ввёл сам царь- пётр, ещё в одна тысяча семьсот шестнадцатом году самолично начистив до блеска яйца своего тогда ещё живого коня. Конь этот впоследствии умер и царь-пётр даже приходил на его могилу и возложил стопу на его череп.

Город Петербург уже практически готов к сдаче. Никакой блокады в этот раз не будет. В пятницу двадцать третьего мая начальники попрощаются со своими подчинёнными, уходящими в отпуск за свой счёт. Подчинённые поедут домой, где их будут уже ждать собранные вещи, жёны с зашитыми в лифчиках деньгами и радостные по такому случаю дети. Затем, пока ещё работает метро, все поедут на разные вокзалы: московский, балтийский, финляндский, варшавский, витебский и разъедутся кто куда. К друзьям, к родственникам в Челябинск, в деревни, в леса, на северный полюс — лишь бы подальше отсюда. И останутся в городе только те несчастные, кого не отпустили — врачи скорой помощи, сантехники, шофёры, сторожа и депутаты городского собрания. И тогда настанет тишина в городе Петербурге. А потом придёт утро, и под выкрики команд на чуждом наречии в город войдут Гости.

Нельзя сказать, что петербуржцы так уж не любят гостей. Петербуржец может запросто пустить к себе переночевать такого уж хрена с горы, что хрен этот даже сам удивится и постесняется этого петербуржца ограбить, тем более, что там и грабить-то особенно нечего. Но это нормальные, обыкновенные гости. А эти Гости — они не просто гости. Они сразу приедут со своей собственной милицией, авиацией, кантемировской дивизией, лазерными пушками, бабами, оркестрами, пивом-клинское, тарифом- оптима, борисом-моисеевым, максимом-галкиным, идущими-вместе, мэром- лужковым и иконой Божьей Матери работы художника-шилова. Гости расставят вдоль Бордюров по невскому проспекту и дальше везде две шеренги автоматчиков и между ними промчится одна чорная машина, потом еще две, пять, сто, и умчатся они куда-то в особое место. И проспавший всё на свете литератор, и без того не особенно счастливый, а с утра и вовсе, будет с ужасом пробираться за пивом сквозь кордоны конной милиции, и когда он будет переходить улицу, на его вспотевшем лбу будет дрожать красная точка лазерного прицела. Ну а потом уже пойдут аккуратные колонны идущих-вместе, размахивающих фальшивыми томиками Блока и Тютчева, военные оркестры, перепуганный губернатор-яковлев, ансамбль-блестящие в сияющем грузовике, артист-боярский в чорной шляпе, потом ещё какие-то люди и начнётся веселие. Если в Петербурге идти по какому-нибудь мосту, навстречу обязательно попадётся такой человек: в очёчках, с бородой, ну понимаете в общем. Не маркетолог, это точно и не менеджер ни в коем случае. Про инвестиции ничего вообще не знает и про соотношение доллара с евро тоже не знает. Упал там доуджонс или поднялся — это ему похуй, он может быть вообще никогда не слышал такой фамилии. Он скорее всего поэт, но не полезный поэт, типа песенник, которые все уважаемые люди, а из тех ненужных поэтов, вредных, которые даже уже весь интернет успели замусорить своими стишками. Ну или может быть он стучит в каком-нибудь ансамбле на железном треугольнике. То есть не делает вообще ничего. И никуда не спешит, заметьте, медленно идёт, не опаздывает. И при этом довольный вполне — то есть не валяется дохлый на помойке, а идёт по мосту и улыбается. И вот таких людей в городе Петербурге целые вагоны в метро ездят. Один со скрипочкой, другой с контрабасом, третий вообще ясно, что полностью ебанутый, но тоже уже пьяный, и таких людей — их ДОХУЯ. И никто из жителей Петербурга не обращает на них внимания, потому что половина жителей — это они и есть, а другие к ним давно привыкли.

Зато если человек приезжает из другого города, в основном из Москвы, такое положение вещей вызывает в нём страшное раздражение. Потому что в этом случае нарушается основной принцип Справедливости, то есть кто-не-работает- тот-не-ест. А эти тут все не работают. И раз едят, то значит из моего кармана и мои личные продукты. Петербуржцев же давит противоположная жаба: по их мнению москвичи захапали себе все денежки и тратят их теперь на всякую хуйню — транспортные какие-то кольца и оскорбительные металлические карикатуры на петра-первого. А ведь деньги можно тратить с гораздо большей пользой — накупить например ещё много- много уродов для кунсткамеры и зверушек для зоологического музея.

В два часа ночи на всём каменноостровском проспекте сдирали асфальт. Днём-то любой мудак асфальт сдерёт, а в два часа ночи — это не каждый догадается. Пошел от Массы ловить машину на речку-карповку, поймал конечно полную машину милиции. Смотрел на неё с неприязнью, пока она лениво шла ко мне вразвалочку. С ловкостью и непринуждённостью необычайными она вывернула мне все карманы, обнаружила опять билет союза писателей и опять долго допытываласть про что пишу. Я был неприветлив и сказал что пишу всякую ХУЙНЮ. Милиция не обиделась, ушла. Ревизия карманов показала пропажу пятисот рублей. Какие-нибудь сволочи и бандиты конечно тоже бы отобрали деньги и ещё обязательно дали бы пиздюлей, а эти так отпустили, они же милиция а не хуйня обдолбанная.

Похоже что слухи о зверствах администрации Санкт-Петербурга, которая будто бы вылавливает всех бомжей и отправляет их в концлагеря и газовые камеры, всё же преувеличены. Все бомжи на проспекте просвещения вполне живы-здоровы. Хотя и приняли против администрации упреждающие меры: у многих новая почти что обувь, некоторые даже причесались. Бригадир бомжей похоже даже помылся, остальные же пока откладывают этот подвиг. Сегодня лично видел бомжа в штанах СО СТРЕЛКАМИ. Он был страшно этими стрелками горд, посматривал на мои мятые джинсы с пренебрежением и даже побрезговал попросить у меня сигарету. И только лица остались бомжовские, ничего уже с этими лицами не сделаешь.

Вот мне всегда было интересно. У всех у них примерно одинаковый архетип: они такие, все курносые, волосы у всех неопределённого цвета, но блондинов или брюнетов точно нет. Лысых тоже нет. Все примерно одного роста и одинакового сложения. Это архетип влияет на склонность человека к бомжеванию или же бомжевание приводит человека к специфическому архетипу? То же самое относится к любой группе людей с общим образом жизни: шахтёрам, шоферам или депутатам государственной думы. Вот например маленькие лживые глазки и пухлые щёки — они помогают человеку стать народным избранником или же приобретаются уже в процессе выполнения депутатских полномочий?

Когда-нибудь я наверное полюблю свой проспект просвещения. Вот например выхожу из метро, за киоском притаилась бабушка. Ну, из тех, которым стыдно просить милостыню, поэтому они продают всякую хуйню. Эта продавала спички.
— Почём, — спрашиваю, — спички-то?
— По шестьдесят, на рубль две коробки. Молодой человек! Ну помогите же мне сделать Коммэрцию!

У меня нет ни одного знакомого, который бы любил слушать Пугачеву, Киркорова или Галкина, Петросяна или Степаненко. Кроме того, я не знаю ни одного человека, который ел бы шаверму, одевался в бутиках или платил за мобилу чаще, чем раз в неделю. Тем не менее, если включить телевизор, вы увидите именно Пугачёву, Киркорова и так далее, по левой стороне улицы расположены поочерёдно шавермы и салоны мобильной связи, а по другой — бутики. Нет, безусловно какие-то люди всем этим пользуются, но их не может быть СТОЛЬКО.

Видимо тут мы имеем дело с очередным случаем Наёбки. Никаких концертов Алла Пугачёва или Киркоров не дают — если бы они и решили дать такой концерт, на него бы пришло человек десять-двадцать пенсионеров, а Пугачёвой с Киркоровым это позорно. Поэтому все концерты, которые с утра до вечера показывают по телевизору — это компьютерный монтаж. И даже если весь невский проспект затянут перетяжками приглашающими на концерт Киркорова — вы всё равно на этот концерт не попадёте, потому что Киркоров внезапно заболел. Он вообще за всю жизнь был в Петербурге только один раз, чтобы набить морду Шевчуку, да и то не факт. И то же самое с остальными.

В шавермах, если заглянуть в окошко, тоже постоянно кто-то сидит. Но это подставные люди, вроде тех которые оживлённо играют в напёрстки и всё время выигрывают, чтобы подманить Лоха. И шаверму они едят фальшивую, наподобие того, как Урфин Джюс ел за обедом пиявок из шоколадного теста. Если же простой человек зайдёт в шаверму, то его конечно сначала накормят настоящей шавермой, а потом ограбят до нитки, потому что деньги ему уже не понадобятся, так как через сутки он околеет в боткинской больнице.

В бутиках я несколько раз бывал по каким-то глупым оказиям. Там очень страшно. Когда заходишь в бутик, от стены бесшумно отделяется изголодавшая девушка, похожая на самку паука. Если вы вовремя не сбежите, она всучит вам трусы за двести баксов, а потом откусит вам голову и съест.

А вот про салоны мобильной связи ничего плохого не скажу: деньги там принимают с удовольствием. Сколько дадите, столько и примут, и дадут взамен бумажку. Можно подойти через пять минут — и они опять с удовольствием возьмут ваши деньги и опять дадут бумажку. Да хоть весь день ходите. Непонятно только куда эти деньги деваются. Это как кормить шахту лифта апельсинами. Просто они видимо очень там любят деньги. Хотя иногда можно видеть действие этих денег. Сидит например человек, веселится. Вдруг звенит у него телефон. «Да» — весело говорит человек в трубку. Потом долго слушает и лицо его сползает. «Да» — говорит он ещё раз и уходит навсегда не попрощавшись как скрипач из тысячу лет как остопиздевшей песни ансамбля воскресение.

Когда ты произвёл на свет количество говна, превышающее массу твоего тела ровно в пятнадцать тысяч раз, когда ты выделил из себя столько спермы, сколько необходимо для воспроизводства всех когда-либо живших людей, когда ты уже совершил все подлости, за которые пока ещё не сажают в тюрьму, съел всё то, что можно съесть и не отравиться и выпил всё то, что можно выпить и умереть, тогда это обычно означает, что ты в конце концов стал окончательно взрослым человеком. И все открытия, которые ты сделаешь с этого момента, они все будут неприятные. И количество дёгтя на дне твоей души уже именно такое, чтобы подниматься со дна при любых этой души движениях. И тогда немедленно нужно менять всё: имя, фамилию, цвет глаз и форму носа. Нет, пол менять не нужно, будет ещё хуже. Но стать наконец лысым, толстым, мусульманином, евреем, людоедом, космонавтом, пиар-менеджером, директором спичечной фабрики, обосраться каким крутым, хозяйственным, бескорыстным, красивым, ну в общем кем угодно, лишь бы не собой.

Рыба Корюшка одновременно относится к осетровым и лососевым, являясь при этом ближайшей родственницей форели. Кроме того, рыба Корюшка — это не совсем рыба — она частично является также овощем, точнее огурцом. Рыба Корюшка мечет попеременно красную и чёрную икру во время полёта, так как она является также Летучей Рыбой. Хотя следует признать, что летает она не очень высоко и довольно медленно. Икру рыбы Корюшка нельзя купить ни за какие деньги, потому что её сразу же уносит ветром в поля. В следующую весну икра даёт обильные всходы и семена ползут в Ладожское озеро, где и превращаются собственно в рыбу Корюшка. Кроме того, рыба Корюшка нерестится в Индийском океане, но обратно ни один малёк не доплывает и поэтому всё потомство гибнет совершенно полностью. Есть рыбу Корюшка можно только в Петербурге. В других местах, например в Финляндии, она становится смертельно ядовитой. Кроме того, вне пределов Петербурга рыба Корюшка совершенно меняет внешний вид, живёт в основном в мусорных баках и отличить её от крысы может только специалист в лабораторных условиях. Рыба Корюшка, выращеная в неволе, не содержит ни одного грамма белков, жиров или углеводов — одна чистая целлюлоза, есть нельзя. Можно делать бумагу, но это экономически очень невыгодно.

Критики

А я вот не понимаю как это можно говорить человеку в лицо «мне не нравится». Неважно кому говорить — художнику, писателю, композитору или ещё кому-нибудь. Ан нет — каждый подойдёт, голову так склонит, сяк — нет, не нравится. Вы не писатель, а говно. И картина у вас хуёвая. И выкройка кривая.

Вот мне, к примеру у многих людей лица не нравятся. Едешь допустим в метро, и такая уж харя перед тобой сидит, что непонятно даже как человек на себе может такое носить — ну ни единого, ни единого нет на ней человеческого чувства, кроме как что-нибудь спиздить и тут же сожрать. Но я ведь не подхожу к такому человеку и не делаю ему замечания: мол, как же это, милейший, вот такое у вас неприятное лицо. Потому что этот человек в самом лучшем случае пошлёт меня нахуй, а в худшем — набьёт мне мою высококультурную морду и будет совершенно прав. Потому что нету у него другого лица и не будет. И у писателя нет другой книжки, и у художника нет другой картины. Не нравится — не смотри, не читай и не слушай, пошёл нахуй и не мешай другим.

Ну, конечно если допустим кто-то дал писателю десять тысяч долларов и сказал: «А напиши-ка братец про меня такую книжку, чтобы все поняли какой я охуительный мужик». И писатель деньги взял, а потом пил конечно запоем три месяца, ну а потом за две недели написал такую книжку что даже самому перечитывать страшно. Тогда конечно можно и сказать «мне не нравится», но и тогда это можно только тому кто дал десять тысяч долларов, а остальные все должны помалкивать. Ну или нанял кто-то молдован строить дачу. Да много разных случаев бывает.

А так, задаром-то критиков дохуя.

================

Да, небольшой апдейт.

Разумеется, если к вам приходит Писатель и говорит: «А что ты думаешь про мой последний Роман?» Или хуже того Поэт звонит вам среди ночи по телефону и начинает читать свои идиотские стихи а потом интересоваться насколько вы потрясены, то в этом случае, конечно, каждый порядочный человек должен им честно сказать, что написали они полную хуйню, и такой идиотской хуйни вы никогда раньше даже не слышали, и ещё посоветовать им немедленно прекратить этим делом заниматься, а заняться чем-нибудь полезным. Потому что скромнее надо быть — написал и написал, не надо это людям в морду тыкать.

Смешно смотреть на нынешнюю молодёжь. Нынешняя молодёжь например думает, что если написать на майке «хуй войне», то с этой войной что-то такое случится. Ага. Этой войне уже показывали и хуй, и жопу, и пизду, и ебались против войны, и кололись и резали вены, а один дедушка даже не ел ничего четыре года — ну и хули толку? Как была война, так и есть, и всегда будет, потому что нет больше никакого другого такого же полезного и главное выгодного занятия.

Да ладно, хуй с ней, с молодёжью, молодёжь никогда не бывает хорошая. Ну а остальные чего? Кто вот из вас умеет хотя бы разобрать автомат Калашникова? Я даже не спрашиваю про собрать. В какую сторону наматываются портянки, а? Что такое антапка? Сколько пальцев должно быть от шапки до бровей — три или четыре? Или может быть два? в какую сторону падать ногами, если вспышка слева?
Утрачены простейшие умения: вскипятить воду при помощи двух гвоздей, прикурить от электрической розетки, не говоря уже про прикурить от лампочки — этого и в хорошие времена не всякий умел. Играть на гармошке кто умеет? Очищать одеколон с помощью железного лома? Да хотя бы выпить одним махом полный стакан спирта?
А женщины наши — что они умеют кроме как подманить неприятеля своим телом? А задушить-то его правильно не умеют, когда он заснёт. Да ещё чего доброго к нему привяжутся, детишек от него нарожают неприятельских. А вот спрятать Партизана, чтобы не под койкой и не в шкафу, а так, чтобы он назло неприятелю просидел два года в погребе, удовлетворяя и справляя все свои естественные надобности — нет таких женщин, не вижу я их.

Вот вы думаете отцы наши и деды победили Гитлера с помощью науки и техники? Хуй! Исключительно благодаря правильной намотке портянок, спирту, гармошке и неказистым женщинам в телогрейках. Главное — это чтобы неприятель понял, что делать ему здесь абсолютно нехуй. А мы не готовы к войне, совершенно не готовы.

Нищие

[16 Mar 2003|10:57am]

Вообще, надо сказать что меня очень радует организация диспетчерской службы, распределяющей нищих по вагонам метро. Такого случая, чтобы в один вагон одновременно зашли две бригады нищих, я вообще не припомню, и даже чтобы на одной ветке по по одному поезду ходили две бригады — такое случается редко и наверняка тогда диспетчер получает за это выговор. Нищие подобраны со вкусом, тут тоже никаких претензий: горбатая бабушка, мальчик с гармошкой, афганский ветеран в коляске, чеченские ветераны на костылях с гитарой, пожилой олигофрен, несчастная мать с лишайным ребёнком. Но вот тексты, тексты. От фразы «люди добрые, извините что к вам обращаемся» все пассажиры немедленно засыпают. Кто её придумал эту фразу? Кто у них там вообще по литературной части? Простое обращение «дорогие друзья!!», произнесённое задорным голосом из пионерской зорьки принесло бы огромные барыши. Или не принесло бы, но всё равно надо как-то экспериментировать что ли.

Вообще о чём может думать человек с утра, только что продравши глаза? Я не знаю о чём может думать человек, но вот я сегодня едва продравши глаза подумал о том, что русский с китайцем — братья навек. Во-первых, из всех ответвлений христианства, Православные — это единственные люди, помимо китайцев, которые знают, что всё на свете — Хуйня, кроме двух-трёх важных штук Во-вторых, мы и китайцы очень любим носить гимнастёрки, что наверняка не случайно. А во враги мы себе возьмём японцев. Японцы — это достойные такие, приятные враги. Таких врагов иметь почётно, это не то что американцы какие-нибудь, про которых даже и сказать-то нечего. И отобрать у них нечего кроме макдональца и кокаколы. А у японцев мы отберёрем суси и васаби и заживём наконец-то как люди.

А всё-таки женщины довольно сильно отличаются от мужчин. Вообще, сама идея разместить в таком небольшом объёме всю эту технику для производства живых людей — она совершенно в принципе невыполнима. Я иногда когда задумываюсь о внутреннем устройстве женщины, то это примерно как если открыть капот автомобиля и туда смотреть. Ничего не понятно — шланги какие-то, трубы неизвестно откуда и куда. Куча каких-то штук совершенно ненужных на первый взгляд, но без них никто никуда не поедет. Охуеть в общем. И при этом, техника эта вся весьма таки ломкая, как раз потому что сильно сложная. Она не предназначена для того, чтобы скакать с ней по кочкам, нырять в глубины, карабкаться в горы и летать с ней в космос. Стационарное такое весьма устройство. Ну, если конечно не важно, чтобы оно работало, то можно и крутить двойное сальто с винтом, но если хочешь рожать детей, то сиди лучше и не прыгай.

И Господь Бог, когда это всё сочинял, тоже понимал, что вот это и есть самое слабое место и никак при этом нельзя кардинально повысить его надёжность. Он конечно укрепил всё вокруг — женщины, они и живут дольше и с ума сходят реже, и вообще на них пахать запросто можно, что неоднократно и осуществлялось. Но всё равно сбоит — очень мало на свете счастливых женщин совсем без гинекологических проблем. Более того — Господь Бог придумал целую Богоизбранную Нацию именно для того, чтобы она осуществляла техобслуживание наиболее уязвимых узлов — нацию гинекологов и дантистов, и как раз в этом и заключается её Предназначение, а не в том, чтобы всех купить и продать.

Кстати, Евреи, давно вам хотел сказать Неприятное. Вот лично я думаю, что это не вы ответственны за всё зло, происходящее в мире. Из-за вас происходит процентов максимум пять-десять зла, может быть даже меньше. И Христа не вы распяли — вы просто не сильно возражали. И если в кране нет воды, то это не вы её выпили, а просто сантехник наш Коля — пьяный мудак. И не потому он пьяный мудак, что вы споили русскую нацию, а потому что у него просто руки растут из Жопы. Я понимаю что обидно такое слышать, но должен же кто-то это сказать.

Настоящее Айкидо

[27 Feb 2003|08:30pm]

Сейчас уже нет Настоящего Айкидо. Сейчас айкидо называется когда два мудака лупят друг друга пятками в челюсть или ломают друг другу суставы, или не знаю чем они там ещё занимаются, не видел никогда. А Настоящее Айкидо — оно было совсем другое. Оно заключалось в том, чтобы победить Неприятеля так, чтобы самому не сильно напрягаться. Для этого даже не обязательно с этим Неприятелем встречаться.

Ну вот например идёт к вам Неприятель с топором, чтобы вас зарубить нахуй. А вы живёте в таком месте, что пока Неприятель к вам шёл, он два раза на говнище поскользнулся и в это же говнище ещё и мордой въехал. И отрубил себе от злости палец. Кто победил? Вы конечно победили и даже может быть про это и не узнали. Это самая правильная победа.

Ну или ещё, допустим, Неприятель решил послать вас по-всякому нахуй. А у вас мобила отключена за неуплату и телефон тоже дома отключен за неуплату, а дверь вы никому не открываете, потому заебали уже — ходят и ходят. Неприятель звонил-звонил, барабанил-барабанил и прокусил себе от злости руку. А вы опять его победили.

Ну или ладно, пришлось вам всё-таки выйти на это татами или как там оно у них называется. И Неприятель вышел, рычит. А вы стоите такой, знаете, босенький, руки в цыпках, носом шмыгаете. Неприятель как на вас посмотрел, так сразу и вспомнил детство своё босоногое, речушку, карасика, мормышку, поплавок из пробки, маму старенькую, которой уж лет пять не звонил, да и заплакал. Махнул на вас рукой и пошёл домой. А по дороге объелся как в детстве мороженым, захворал да и окочурился. А вы опять как всегда победили.

Другое дело, что нет уже больше таких Мастеров Настоящего Айкидо, пропали все куда-то. На иного посмотришь, на меня например — вроде бы и Мастер, но всё равно однажды не уследил, расслабился, задумался — ну вот уже и валяется на татами с топором в спине и три раза нахуй посланый.

Предназначение

[23 Feb 2003|07:10pm]

Когда человек уже совсем готов к выходу в этот мир, к нему приходит Господь Бог с огромной меховой шапкой в руках. «Тяни» — говорит Господь Бог, и человек вытягивает из шапки бумажку со своим Предназначением. И вот выходит он в мир, разжимает кулак — а нет бумажки, там осталась. И прочитать не успел. Некоторое время человек ещё надеется, что бумажка с предназначением как-то выпадет из его матушки и ползает за ней везде по пятам, но нет, ничего такого не выпадает. Надо значит человеку самому думать головой своей круглой с ушами, для того и сделан он человеком а не хуйнёй шестиногой. Хуйне-то шестиногой что? — в ней Предназначение зашито насмерть, как программа стирки цветного белья в стиральной машине. А человеку приходится всё самому, всё самому. Вот и мается он, бедолага. Хорошо, если Предназначение у него простое — родить сына, посадить дерево и всё такое. Или допустим, заболеть во младенчестве коклюшем и помереть. А если ему предписано зарубить топором старуху на сенной площади для того, чтобы другой человек написал про это роман? А если не предписано, а он зарубил?

На самом же деле узнать своё Предназначение не очень сложно: если человек делает что-то просто так, не за деньги и вообще никому это нахуй не нужно, то это значит, что вот это самое и есть его Предназначение. Другое дело, что есть такие люди, которые просто так вообще ничего делать не станут, им конечно сложнее. От других занятий выполнение Предназначения отличается тем, что награда за его исполнение никакая на Земле не положена, потом будет вознаграждение, после Смерти или вообще не будет, не главное это. Но чтобы исполнять Предназначение, человеку же надо что-то есть, жить как-то, вот и занимается он разной скучной хуйней, за которую вознаграждение наоборот положено прямо сейчас или в крайнем случае в понедельник. Но и это у человека получается плохо, потому что вот занимается человек скучной хуйнёй, занимается и вдруг чувствует, что пора поисполнять Предназначение. В этом случае он обязан немедленно всё бросить, послать всех нахуй, отключить телефон и исполнять. Потому что это вообще единственная причина почему он здесь находится, нет больше никаких других и не будет. А люди барабанят в дверь, разрывают телефон, кричат, стучат на него по столу кулаком и не дают ему денег. Потому что сами-то они Предназначение своё исполняют плохо, кое-как — семья у них, дети, дела, тёща злая, работа, времени мало. И если они видят человека, который исполняет Предназначение исправно, их тут же давит Жаба. Потому что они хорошо знают что бывает с человеком, который не выполнил Предназначение. Ну или догадываются.

Умирают люди только в двух случаях: когда они уже исполнили своё Предназначение или когда Мироздание поняло, что они его исполнять и не собираются. Мироздание, его не наебёшь.