Блогово

Свежие записи:

Однажды мне приснился сон

Однажды мне приснился сон, будто я пришла на концерт Ольги Арефьевой в Ящик. Пришла за полчаса, села на своё место, начала рассматривать сцену. И вижу, что задняя стена, а также левая и правая, стали зеркалами. Я подумала: «Откуда же Ольга будет выходить, вместо чёрной шторы — глухое зеркало.» Ещё я увидела два стула, как обычно, а перед стулом Ольги — столик. А на нем чёрный плед в темно-зеленую клетку. Я почему-то его сразу узнала, в моем сновидческом мире она его всегда с собой на концерты возит.
Посмотрела на время, до концерта ещё 20 минут оставалось, и я пошла в бар. Заказала себе джин с апельсиновым соком (хотя никогда в бар не хожу, тем более за джином). Мне его дали в каком-то странном стакане с металической крышкой и с металической трубочкой. Я сделала глоток, и этот джин вылетел из трубочки и плюнул мне прям в глаз! Глаз почему-то стал вытекать. Мне дали салфетку и кусок засохшего торта (типа не плачь, на тебе конфетку). В этот момент в зал вышел большой мужчина в цирковом комбинезоне, большой и усатый. Он начал показывать какие-то фокусы, но я убежала в туалет, подбирать глаз. Потом я услышала, что концерт уже начался, и побежала на место. Лена уже была на сцене и ещё какая-то девушка стояла. И тут я увидела, что из задней зеркальной стены выходит Ольга! Ну вот просто, как будто из Зазеркалья. Это чудо, но в моем сне все это было абсолютно нормально и в порядке вещей. Тут к сцене подошла очень красивая девушка и начала подавать Ольге какие-то смешные штуки для концерта: очки, маску, цветы. Потом она повернулась ко мне и спросила: «Кто ты?»
На этом моменте я проснулась…

После вчерашнего концерта я не могла уснуть до 8 утра, потому что крыша опять куда-то улетела, а чувство благодарности разливалось за границы Вселенной. А потом всё-таки провалилась в какое-то забытьё, и мне снова приснился Ящик, зеркала и даже чёрный плед в тёмно-зелёную клетку. И точно так же был в конце вопрос: «Кто ты?»
Кажется, поиск ответа на этот вопрос — главное, для чего я хожу на каждый концерт Ольги Арефьевой. И, может быть, я его когда-нибудь найду.

Ольга Пащенко

Что-то неистребимо юное

Сольный концерт Ольга Арефьева в питерском клубе «Ящик»…

Крошечная сцена, лёгкая фигура певицы. Иногда она кажется старшеклассницей, только тексты песен и интонации выдают опыт, который успевает приобрести за целую жизнь далеко не каждый человек. И всё же в Ольге присутствует что-то неистребимо юное. Свет струится из её глаз, волны тепла от её рук расходятся по залу. Дерево на горе, а корни простираются так глубоко, что здороваются с Бахамутом. Это дерево не защитит лес, но пока оно есть, лес будет возрождаться вновь и вновь.

Эксперименты с клавишами Ольге определённо удались. Она предупредила публику, что облажается за инструментом, который ещё не полностью ею освоен. Не знаю, как оценил бы Ольгино исполнение Мацуев, однако на мой слух — не профессионала, но большого музыколюба — это было классно.

Самодельные аранжировки у Ольги отличные: где надо — зажигательные, где надо — медитативные. А ведь это только ранние плоды её трудов в этой области. До чего же они вкусные, и то ли ещё будет!

Ольгино сердце такое поющее, что мнится: гитара заиграет, даже если Ольга просто прикоснётся к грифу. На её концерте особенно остро чувствуешь, что умрёшь не насовсем, а поплывёшь в эфире среди теней китов к неведомому новому воплощению. И финальное «аллилуйя» — как взмах платком с крыльца родного дома вслед путнику с надеждой на будущую встречу.

Врайтер Ниманд

и мы ходили по волнам

Это настоящая Сирена, которая затащит туда куда ты не собирался !
Однажды меня с того света в этот /так и познакомились
А в этот раз ни разу не взглянула на концерте потому и жив остался
Какие то ноты запускают меня воланчиком метко, далеко и будто бы случайно
может я был особенно готов в этот раз : раскатан в пух, открыт и не подвязан
а вот где я побывал теперь не опишу —
остались ворсинки жесткие на локтях, пахнуло сладким и дремучим, чья-то верткая походка спереди, твердь была жидкой, рожали изо рта потом все стало малиновым и все исчезли, а кто то взял за локоть и повел не туда
нужно было просто не сопротивляется и мы ходили по волнам
Сущее поцеловало эту девочку, погладило по головке и хлопнуло по попе:
— Марш на сцену !
а что ей еще оставалось

после концерта хотелось бежать в поля и падать головой в душистые травы

Олег Жуковский

Я в восторге!

Вчера, в прекрасном месте под названием АЛЬПЕНХАУС, прошёл долгожданный электрический концерт Ольги Арефьевой. Новая площадка порадовала отличным звуком, прекрасным обслуживанием и благоустроенной курилкой! Что же касается особого удовольствия наблюдать Ольгу Викторовну и Ковчег на сцене, то здесь нужно или садиться за полноценное сочинение о завораживающем гении, или ограничиться словом восторг! На сочинение не чувствую в себе сил, поэтому — я в восторге!)
Традиционно добыла себе литературы. Мне очень нравятся книги Ольги Викторовны. Помимо великолепного литературного содержимого, они полны прекрасных иллюстраций и фотографий! Не книги, а многоуровневое погружение в мир гения! Очень круто!

Полюсик Филатова

Этот шарабан не остановить

Какая будет первая фраза? Какая последняя? Что будет между? И будет ли это между? Вопросы возникают спонтанно. И так же спонтанно гаснут. В начале было слово? Не уверена. Там, где должен был быть роман, ставим точку. А можно и наоборот. Поставить её спереди. И писать что-нибудь до бесконечности, думая, что в этом есть хоть какой-нибудь смысл.

В начале другое. Оно не было. Оно есть. И от него не убежишь. В моей памяти много сундуков. Да и не моя эта память. Генетическая. Обычно на ум приходят образы дверей. Ты открываешь их по очереди, и, как любопытная Алиса, оказываешься где-то не здесь. А вчера было вот так. Горизонтально. Хотя, возможно, сработали принципы другой реальности. Не параллельный, а перпендикулярный мир.

Кругом сундуки-колодцы. Их долго, из века в век, расставляли мои предки. Нет, это не откровения детей подземелья. Здесь нет никакого мрака. Это колодец-дверь. Мимо неё можно пройти. Не заметить. И не нырнуть. Но не хочу.

Этот поставила прабабка в энном колене, в которую влюбился наполеоновский солдат. Тот другой — от прапрадеда еврея, укравшего невесту из-под венца. Еще один пращур воровал коней, хоть и не был цыганом. Он бы нашел общий язык с прабабкой, яицкой казачкой, но они разминулись во времени. Однако все они сошлись во мне. И разом заговорили. По моим сундукам пронеслись ураганом, вскрывая их по очереди. Эдакий гоп со смыком., который воистину удался.

Нет, я, конечно, предполагала нечто подобное, когда шла вчера на концерт Шансон-Ковчега в ЦДХ. Но одно дело предполагать, а другое пережить на практике. Всё вертится, а-а-а… И крутится, кстати, тоже. Такая волжская удаль безумная. Вот откуда это в голосе? Явно не обошлось без сундука какой-то прабабки. Но это я так, иронизирую.

Хотя иронии места тоже хватало. Песни, они ведь очень разные. Здесь и покойники бегают, и виолончелисты поют. Да и мои бабки пританцовывают, платочками машут. Картинки в голове меняются с бешенной скоростью. Перемешиваются, разлетаются. А ты уже в другом мире, своем и не своем одновременно. И опять летишь куда-то в безумном вихре, понимая только одно — этот шарабан не остановить. И ты уже запрыгнул.

Лана Ноздрина