Ольга Арефьева и группа Ковчег

Театр KALIMBA

М.Форчун. Хакеры сновидений Первые Врата. Исследование сновиденной реальности шаг за шагом.

Когда-то я спросила у одного духовного искателя, читал ли он Павича, и он дал мне неожиданный ответ: «Я не читаю беллетристику». Я довольно долго обдумывала эту впечатлившую меня мысль.
Итак, слово произошло от французского выражения belles lettres — изящная словесность. То есть, книги, написанные для красоты, развлечения, не по какому-то делу. По делу — это чертежи, учебники, информация — так что ли? Меня тогда это поразило, ибо для меня красота в литературе — не последний смысл ее существования (а может и первый). Как можно жить, не читая лучших мировых произведений? Не обкрадывает ли себя этим человек? Либо он имеет какой-то другой смысл чтения, гораздо более для него важный, настолько, чтобы отказаться от прекрасного в литературе? Если продолжить смысловой ряд, то ведь и музыка существует для чистой красоты. Да, есть музыка прикладная — марши, гимны, отупляющая попса (для поддержания масс в жвачном состоянии). Но все же глубинная суть музыки — одна лишь красота, в незамутненном виде. То же об архитектуре. Можно построить просто дом, но добротный дом будет красив сам по себе уже своей пропорциональностью, уместностью, простотой (или оправданной его функциями сложностью). Можно строить специальные здания, ориентированные только на красоту или даже украшательство. Но если в них нельзя или неудобно жить, это не будет полноценное здание, будет просто некая штука. А некрасивые строения — что мы повсеместно наблюдаем в нынешней дешево-дорогой городской архитектуре (в частности, в Москве) — это по-моему преступно, и никакая функциональность (очень часто сомнительная) не оправдывает существование этих уродцев. Они давят на окружающий мир, создавая атмосферу безысходности, отвращения, грязи, вызывают подъем преступности и суцида.
Итак, по-моему, красота и смысл неразделимы, или трудно разделимы.
И все же я ловлю себя в последнее время на том, что практически не читаю чисто художественной литературы. Да, я люблю Фрая, купила его последнюю книжку — и так и не открыла. Все время находится нечто, привлекающее мое внимание с гораздо большей силой. И это — «учебники». Да, да, те самые — по «телеске» и «духовке». Я все еще ощущаю себя учеником в школе жизни, и впитываю знания. Только если в средней школе нас учили организованно, стандартно и массово, то теперь идет период индивидуального студенчества. Ты сам ищешь, чему тебе хочется учиться, сам достаешь методические материалы, сам отыскиваешь группы, где занимаются подобным (или создаешь их) и, фактически, самостоятельно осваиваешь массивы материала, вначале в теории, потом в практических умениях, а потом в ежедневной жизни. В процессе сдаешь «контрольные работы» — но не учителю, а жизни. И они проходят не в классе в назначенное время, а могут подстерегать в любой момент в любом месте. А еще вероятнее — в каждый момент, в каждом месте. Потому что понимание и освоение некоторых пластов знания-умения приводит к изменению вообще качества и принципа твоего существования. Ты меняешься в целом, и в каждую минуту замечаешь — говорит и действует в тебе старое, косное, — или новое, трудное, но важное и прекрасное, придающее смысл всему происходящему с тобою от рождения в этом непростом мирке до нынешнего момента и туманного будущего.

Это горячее вступление не имеет прямого отношения к следующей книжке. Это просто я решила пооправдываться перед вами, что шлю все меньше художественной литературы, а все больше «учебников». Так как перед вами очередной учебник — «Хакеры сновидений». Но его материал вовсе не сух и не гранитен. Он удовлетворяет главному требованию беллетристики: красив и крайне увлекателен. Читается как захватывающее описание чрезвычайно опасных и почти фантастических путешествий отечественных сновидящих по сопредельным нам мирам.
В эти миры не надо лететь на межплатнетном корабле, дверь в них открывается из собственной постели. Только спать надо одному и в тишине 🙂 — это важное условие. Дверь невидима, всегда находится рядом, но ее довольно сложно открыть, потому что на это требуется довольно много личной силы и «второго внимания». Накопить, вернее, возвратить силу, «вытащив» обратно ее из людей и событий, по которым вы ее разбросали за бурную молодость (попутно возвращая чужую) — не так легко, но возможно. А тренировка второго внимания — тоже вещь, в общем, очевидная: брать, да тренировать. Способов много: записывать сны и наносить их на карту, переносить внимание с поверхностных очевидностей и привычностей на вещи неочевидные, и там удерживать как можно чаще и дольше. В общем, половина текстов — описание мира осознанных сновидений: как он выглядит, и с чем в нем встречаются путники. А вторая — описание множества упражнений, упорно выполняя которые вы рано или поздно сможете проснуться во сне. Из Кастанеды мы вынесли только одно из них — искать во сне свои руки. Множество людей попробовали это — и не сумели, на чем дело и заглохло. Но оказывается, техник существует гораздо больше, среди них есть прямые и косвенные, простые и сложные, постоянные и разовые. И поняв принцип, изобретать их можно на ходу. Главное — все же практиковать хоть что-то из них. Потому как непрерывное внимание и осознанность — ключи практически ко всему в этом мире, не только и не столько к сновидению. Они-то и являются самыми сложными в мире уроками. Как говорил Великий Щу — все, чем мы владеем — это внимание, и кроме внимания у нас по большому счету ничего и нет…

Ольга Арефьева

Библиотека сновидящих

Но я предпочитаю иметь такие тексты на бумаге — чтобы можно было перечитывать, возвращаться, делать выписки и останавливаться, пробуя выполнить упражнения.
Эти книжки в Москве, я знаю, продаются на книжном рынке в Олимпийском и в эзотерических магазинах. Думаю, в других городах что-то подобное. Серия там довольно большая: насколько я поняла, четыре тома, каждый в двух книгах, плюс куча Зеланда, у которого я читала другие вещи, и пока доверия не возникло. Так что начинайте не с него…

Вот, для примера, отрывок из одной из книг «хакерской» серии:

… (Главное, а чуть не забыл!) Мы едва не спятили, когда вдруг осознали, что наши карты в основных деталях схожи. Некоторые особые места имеются на картах у всех сновидящих. Вот, к примеру, К. пишет о гигантском сооружении, имеющим связь со стадионом. И у меня такая формация есть. А поскольку я знаю, где она находится на карте, то могу подсказать К. ее местоположение и тем самым помочь в составлении макета. А если при этом сообщить ей о других близлежащих ориентирах, у нее может произойти очень забавный инсайт — она вдруг вспомнит, что была там сотни раз, и на какое-то мгновение ее охватит непередаваемое словами чувство — чувство воспоминания снов. Еще одно открытие пришло с находкой двух мест — заповедника и тюрьмы (у некоторых, были такие варианты: «полицейский компьютер» — разумный, злой, деструктивный; концлагерь с плачами-изуверами; армейская учебка и т.д.). В первом месте вы много чего найдете. Во втором месте вы были не раз и много чего потеряли. Так вот «хакеры» заметили, что при правильном ведении практики (при настойчивом поиске нужных мест и аккуратном «ускользании» из мест ненужных) сновидящий начинает вовлекаться в потрясающий процесс. Каждое новое воспоминание и описание сновидения вдруг станет втягивать вас в череду других воспоминаний (десятилетней, двадцатилетней давности). Сотни мест, где вы были сотни раз — и все это в одной яркой вспышке. В такие моменты человек переживает очень мощное состояние. Эйфории в нем мало, скорее какая-то жажда — быстрее! еще! Реальность, близкие вам люди, работа, весь окружающий мир, каким-то образом оставляют вас в покое. Вы здесь и не здесь. На какой- то грани. Сны становятся прозрачными. Вы осознаете себя во сне почти каждую ночь. Достижения пьянят. Слова Кастанеды и дон Хуана обретают новый смысл. Вы видите в них то, чего не понимали раньше. А потом вдруг бах! Падение, полная «обесточка», и в невыносимой депрессии хочется спрыгнуть с крыши. И снова по крупицам надо собирать силы, продолжая практику. До новых пиков и новых падений… Вот так, ломая какие-то препоны в себе… А потом вы берете свою карту сновидений, разминаете ее и используете по назначению. Она вам больше не нужна. Но к тому времени, как правило, на ней уже не остается «тумана войны». И тогда вы обращаете взор на несколько странных «белых пятен» и на пределы тоналя. Но, как говорит Лолита из «Утренней почты», это уже совсем другая история.
Сергей Изриги.

…Но, как мы знаем, путь магов кое в чем отличается от пути человека знания. И надо сказать, что «хакеры сновидений» претендуют на поиск знания, а не силы. Любое учение, с помощью которого из вас выгребают деньги, даже самое-самое-самое классное — ДЭИР, Экология человека, Белый лотос или сбор пожертвований в пользу голодающего Занзибара — все это манипуляция вашим сознанием. «Хакеры» отдают свое знание задарма, и им чихать — воспользуетесь ли вы их разработками или нет. Тем не менее, они не пофигисты. Любой из вас может войти в группу, при условии, что сделает это в ОС (ехидное хе-хе-хе). Войдите в ОС, выразите намерение и установите контакт с одним из известных вам «хакеров». И мы вас сцапаем!!!

Если у вас возникнет это безумное желание, позаботьтесь о следующем: приготовьте мотив исчезновения из вашего мира, приведите в порядок дела, напишите завещание (хи-хи-хи), но, превыше всего, купите мешок туалетной бумаги! Потому что первого врага «хакеры сновидений» побеждают своим поносом. Нет, лучше всего сказать, заливают своим поносом! И вот на этой оптимистичной ноте я закончу первую часть рассказа о лабиринтах. Как говорится: пр. след.
Сергей Изриги.

Лабиринты

У меня есть один знакомый, которого мы, его друзья, называем Доком. Он целитель и хороший сновидящий. Лишь познакомившись с ним, я узнал, что такое настоящая суггестия. Приехал к нему в гости в Питер, не успел бросить сумки, а в квартиру уже вводят девочку лет 13-14. Компания пьяных парней сбросила ее с электрички на полном ходу. Врачи сделали все, что могли. Но тяжелейшее сотрясение мозга давало знать. Девчушка по 5-6 дней проводила без сна, потом впадала едва ли не в кому, просыпалась через сутки, и снова тот же цикл. На нее было страшно смотреть — живой труп, в глазах которого стояли ужас и боль.

Док усадил ее кресло, сел напротив, и девчонка тут же заснула. Я и ее родители попали в круг его силы. Через минуту эти люди тоже спали. Я смотрел на спину Дока — черный строгий пиджак. Внезапно передо мной открылся тоннель. Стены имели живую текстуру — так бывает во сне, когда все настолько четкое, цветастое и живое, что тональ насыщается, и происходит разрыв сновидения. Меня тащила вперед какая-то сила. Хотелось скрыться, затаиться…

Док прервал сеанс и дал мне пару пощечин. Он сказал, что мы были в глубинах лабиринта — архетипичной структуры, которую видят во сне все люди. Она проявляется в сновидениях в различных формах — дом со множеством комнат, сеть оврагов, подземелья и т.д. Эта структура нашла свое отражение во многих компьютерных играх, поскольку описывает квестовое клише — найти выход на следующий уровень.

Док вылечил девочку, а я узнал уйму информации о лабиринтах.

Мой приятель заинтересовался ими случайно. Однажды на питерских курсах «лайвспринга» одна из участниц вошла в регрессивное состояние. 28-летняя женщина начала вести себя как 10-летняя девочка. В том далеком возрасте она помогала своей матери в детских яслях — та была то ли нянечкой, то ли воспитательницей. И вот степенная дама вдруг начала видеть в людях — в коллегах, сотрудниках, в родственниках — маленьких обкаканных детей. И она вела себя с ними соответствующим образом. Ее возили к выдающимся врачам, но ничего не помогало. Над руководством курсов нависла темная туча. В конце концов женщину отвезли к Доку, но и он, не отыскав никаких опор для общения, развел руками и сказал свое «простите».

Однако мысли о несчастной женщине тревожили его, и вдруг в одном из осознанных сновидений он оказался в лабиринте. Вернее, вышло наоборот — он оказался там и вошел в осознанное сновидение. Рядом с ним стояла та женщина. Стены тоннеля сжимались вокруг них, и Док потащил тетю к предполагаемому выходу. Короче, он вытащил ее из тоннеля, а на утро ему позвонили радостные коллеги и сообщили, что женщина чудесным образом избавилась от регрессии. И случилось сие событие именно в ту ночь.

Позже Доку удалось исцелить таким же образом слепую девочку. Ее случай предполагал деформацию зрительных нервов. То есть зрение ей нельзя было вернуть стопроцентно. А он увел ее из лабиринта, и она прозрела.

Зачем я все это рассказываю? А затем, чтобы показать вам, насколько таинственно наше сознание, и какие открытия может принести нам анализ сновидений. Психологи считают, что архетип лабиринтов — это проекция недугов, проблем и нерешенных задач повседневной реальности. Те, кто составляли карты сновидений, не согласны с ними. Для них, лабиринты — это ловушки внимания. И что интересно, эти «ловушки» растут, развиваются и служат обителью для многих видов олли.

Если представить карту сновидения вытянутым вверх прямоугольником, где краями будут граничные области человеческого восприятия, и если провести диагональ с юго-запада на северо-восток, то зона лабиринтов окажется расположенной на юго-восточной параболе относительно указанной диагонали.

Но исследовать лабиринт опасно. Об этом говорил и Карлос Кастанеда. Для таких путешествий в сознание необходим врожденный дар. И если обычное сновидение растаскивает концентрацию внимания за несколько минут, то лабиринт высасывает ее почти мгновенно.
Сергей Изриги.

Виды лабиринтов. Горы на севере.

«Хакеры» делят лабиринты на три вида: один из видов люди выращивают сами. Его развитие начинается с зародыша (обычно это какая-то проблема или фобия в повседневной реальности). Лабиринт развивается вместе с тем, как мы «запускаем» эту проблему. В сновиденном мире такие лабиринтики видятся, либо как дом со многими комнатами, либо как лабиринт лачуг (кругом дома, заборы, злые собаки).

Второй вид лабиринтов — это так называемые архетипичные лабиринты. Мы считаем их универсальными программами для зобирования людей. Некоторые думают, что они порождение флаеров, другие считают их «якорными точками», с помощью которых наши светоносные пращуры зафиксировали себя в этом мире и превратились в людей. В сновиденном мире этот вид лабиринтов действительно видится чередой коридоров или подземных пещер.

Третий вид лабиринтов — ловушки внимания и миры неоргаников. Если тебя каким-то образом втянули туда в моменты ОС, то обязательно «обгрызут» или попытаются забрать часть твоей светимости. Лично я пережил такой инцидент, и никому другому не пожелаю слиться с неоргаником.

У меня есть приятель — Док. Он лучший целитель, которого я встречал в своих многих и долгих путешествиях. Так вот он работает с лабиринтами — вытаскивает своих больных из закоулков лабиринтов и тем самым исцеляет неизлечимые болезни. Время от времени он становится жертвой энергетических атак, но, обладая непонятной мне техникой набора энергии, восстанавливается, и с него, как с гуся вода. А меня там припечатали — будь здоров!

С горами на севере был связан интересный сон. Каменная гряда, дорога, идущая наверх, края завалены нагромождением камней. В конце дороги на вершине скалы полуразрушенный замок, я хотел его обойти, но не смог. В замке очень странные формы жизни. Я бы назвал это место бывшим культовым центром весьма странной религии. Построен замок был именно для того, чтобы не выпускать никого за пределы гряды. Такое впечатление сложилось, что его штурмовали, но большинство штурмующих здесь же и полегло. А из остатков нападающих и защитников сложилось весьма странное сообщество.

В трактатах даосов написано об этом пути: горный хребет; перевал с древними храмами под охраной злых демонов; за ним — долина великанов; черная пустыня; дальше — огненная река, в которой живет богиня человеческой плоти. Затем в проходе между скал даос находил родник с напитком бессмертия и, выпив его, проходил в другую реальность.

Док дошел до великанов. Это своего рода стражи — персонификации наших глубинных подсознательных страхов. К примеру, одну сновидящую из клана Дока хотел изнасиловать гигантский геккон.
Сергей Изриги.