Ko-mix

Сольный альбом

Дата выхода альбома «Ko-mix» на цифровых площадках — 4 июня 2021.
Концерт-презентация 26 июня перенесен на 26 сентября 2021 в Главклубе (Москва).
Заказать альбом + буклет (pdf) с оригинальным оформлением с рисунками Ольги

Ольга Арефьева – музыка, тексты, вокал, аранжировка, запись, рисунки
Андрей Горский – сведение, мастеринг
Антон Ильясов – дизайн, вёрстка

Общее время: 39:51

 

Тексты песен

Аорта

«Аорта» концертное видео 2020

Я не хочу слушать эти песни мёртвых, те песни мёртвых,
У меня алая кровь в аорте.

Когда стучишься в мою дверь, я пою себя камню,
Я заварю эту херь, проверну-кувыркну карму.
Мои вороны слетят с губ, чтобы отыскать себе пару,
Сними и выложи их в ютуб – родишься вновь парнем.
Ты убивал глухих за то, что их мир тих слишком,
Ты убивал парней за то, что они родились мальчишками,
Геев за то, что геи, евреев за то, что евреи,
Трепло, тебе не помогло тепло, ты висишь и молчишь на рее,
Но этот мир не стал мудрее, но этот мир не стал бодрее.

Я не хочу слушать эти песни мёртвых, те песни мёртвых,
У меня алая кровь в аорте.

Зачем плясать в панагие, если вокруг нагие?
Меж ними нет дел, нет тел, нет стен – все друг другу враги, и
Мы не друзья, но меж нами и так и так нет решёток,
Хоть ты и мутный, а я, на свою беду, чёток.
Я запрещаю тебе звать меня братом,
Ты убивал и рвал – по тебе в ответ и обратка,
Перспектива пуста – нет моста кроме тел из убитых,
Прости, я сыт по горло и убитые – квиты,
Песни любви поют бандиты.

Меня эта музыка не прёт
И не зовёт вперёд.

С тебя спросят даже клетки твоей кожи, соль их,
Ты не сумеешь соврать похоже – они тебя позже расколют,
Брал, уверенный, что не платить по счетам волен,
Тебя раскусит итог – твой ток и твоё биополе.
Ты хуже, чем умер, думер, а я не могу быть добрым,
Ты жёг напалм, а у пальм есть рёбра, в них кобры,
Твоим учителем был неграмотный дьявол –
В теории плавал, увёл не на тот левел с провалом
И цветиком алым.

Мои клетки и жилы решили: они тебе не компания,
И если я встану нежданно, из них никто не встанет.
С жизнью не сделать «копировать, вставить, править»,
Конвой, вой за упокой не переделать во здравие.
Ты говоришь, ты солдат и лишь исполнял приказы?
Но ты любил убивать всех сразу, проказа твоя безглаза,
А теперь ты лжёшь и городишь, что нож без крови – лишь палка,
Посмотри, кому ты служил со всех жил? Мне тебя не жалко.
У пчёлки острое жалко.

Я не хочу слушать эти песни мёртвых, те песни мёртвых,
У меня алая кровь в аорте.

И ты пляшешь как вошь, но ты мразь на празднике грязи,
По мощам и миро, по дворцам унитазы и стразы,
Я груб, но ты труп – усопший, протухший, вонючий,
И жгучий сучий мир тебя уже ничему не научит.
Мне жаль то фото, где ты был красивым сыночком,
Теперь того тебя нет, ты дострелялся до точки,
Твою душу померили в длину, ширину, глубину черти,
Чтоб подобрать по размеру костёр, сковородку и вертел,
Любуйся – вот твоё бессмертье.

Я не хочу слушать эти песни мёртвых, те песни мёртвых,
У меня алая кровь в аорте,

Меня эта музыка не прёт
И не зовёт вперёд.

© Ольга Арефьева

Падаль

Хоть я кричи слова, какие ты не скажешь маме,
Меня покажут разве что в отключенной программе.
Хоть я пинай скамейки, хоть круши-души витрины,
Хоть песни вой у стойки магазина с тегом «винный».

На улице нет воздуха, а над домами неба,
У зомби телевизоры и лавки ширпотреба,
А я упырь, мозги во мне закисли и зависли
Над городом иллюзии без тени трезвой мысли.

А раз я падаль – значит, ниоткуда нет пощады,
И у меня есть только плоть, в которой много смрада,
Быть гопником – не значит пахнуть только шоколадом,
Башка гниет с мозгов, и от кусков воняет ядом.

Заборы на полгорода – таких, как я, не любят,
Я падаль – и меня к себе пускать не рады люди.
Кури, братан, сегодня мы с тобою подогреты,
Фигня, что у меня в крови немного сигареты.

Да неплохо, вполне неплохо,
Ты скажешь вслух, хотя тебе пох…

© Ольга Арефьева

Мачо

«Мачо» концерт на Авторадио 2021

Нежно режешь ласкою без ножа,
За спиною с масками сторожа,
Твои губы грубы, язык – наждак,
То ли загрызёшь, то ли просто так?

Твои руки – клещи, дома – тюрьма,
Я тебе как вещь или как сама?
Твои взгляды – яды, виски – тиски,
Твои ласки страстны, но так резки.

Для чего тянусь я к тебе, и льну,
И гляжу в тебя, словно в глубину?
Взгляд кидаю камушком в темноту,
Что за почту я там на дне прочту?

Может, я твоя принцесса,
Может, девочка из леса,
Статуя для постамента
Или колобок из теста?

Может, ваза я и роза,
Может, хрупкая невеста,
Может, силуэт и поза,
Или я пустое место?

Здравствуй, мачо, я не плачу,
Я же вещь в твоем кармане,
Расскажи про это маме,
Кукарача, мани-мани.

© Ольга Арефьева

Отель Бедлам

«Отель Бедлам» видеоклип

Я не люблю, когда мне врут,
Больше люблю, когда вру сама,
Я не люблю, когда ты крут
И сходишь, мой друг, с ума.
Дай, я сама с ума сойду
И буду вместо тебя крутой,
Я не люблю, когда я жду,
Если надо – жди сам и стой.

Здравствуй, мачо, я не плачу,
Я не горе, а удача,
Расскажи про это маме,
Мани-мани, кукарача!

Глянь контрастным красивым лицом:
Разве можешь ты быть лжецом?
Ты в любви голодный как волк,
Се ля ви. Но какой в том толк?
Бросила бы, да не курю,
Вышла голою к фонарю,
В стиле ню – и под простыню,
Не виню тебя, но гоню.

Мачо-сбегачо, чего ты ждёшь,
Когда мне ветер крышу снесёт?
Ты плох настолько, насколько же и хорош,
Гаврош мой, только любовь наша – всё.

Было холодно жить, а теперь красота,
Дед Пихто был мудрец – подарил нам кота,
Но в кровати Отель Бедлам,
Распили её пополам!
Думал, я рыба, а ты рыбак,
Но оказалось, что всё не так,
И не пугай меня чувством вины,
Не игрок я твоей струны!

Здравствуй, мачо, я не плачу,
Я не горе, а удача,
Расскажи про это маме,
Мани-мани, кукарача!

© Ольга Арефьева

Рок-н-ролл пьяного волка

Рок-н-ролл пьяного волка,
Рогом в пол, зубы на полку,
Лупит бочка, ставит точки,
Я не хочу и ты не хочешь –
Зачем мы вместе этой ночью?

В сутолоке звуков, слухов и стука
Первый шаг – мука, второй шаг – скука,
Ты мне не друг, я тебе не подруга,
Здесь не буги-вуги – не тяни ко мне руки,
Мы давно в разлуке друг с другом.

Апокалипсис – это зверь,
Что входит в окно и выходит в дверь,
Мне станет легче, когда грянет гром,
Когда «потом» превратится в «теперь» –
Не верь зверю, не верь зверю, не верь.

© Ольга Арефьева

Сальто-мортале

Я следы от вещей, как ищейка, разрою,
Я опасно ясна в час, когда меня трое,
Я бы справилась даже спокойно вдвоём,
Или встав в одиночку в окна окоём.

Я одна к одному – и ещё одна сверху,
Я укутана в крылья редчайшего стерха,
Я опасно спокойна в полёте своём,
Когда трое меня, или даже вдвоём.

Я чёрствая как булка,
Круглая как втулка,
Жуткая как Ктулху.

Во мне сгорели клеммы,
А теоремы немы,
Любить меня – дилемма.

Двулика как монета,
Как ветер турбулентна,
Во мне запрета нету,

На пёрышках из стали
Взлетаю в нервной дали,
Я сальто, я мортале.

Я опять разошлась, откровенна не в меру,
Моя внутренность строит из внешних химеру,
Только ты не поймёшь ничего всё равно,
Если даже я мир распишу как панно.

Я люблю наблюдать восхищенье полёта,
Я как соты исполнена сладости мёда,
Я опасно нежна, я одна пред тобою,
Знай хотя бы вторую, а третью я скрою…

© Ольга Арефьева

Калибры колибри

Дьявольски добрый, божественно злой,
С меня снимаешь за слоем слой,
Я проживаю то смерть, то жизнь,
Меня трясёшь ты так, что держись.

Ем книги и пью стихи,
В меня влюбляются дураки,
Стою на грани зла и добра,
Крича сплеча и шепча «ура».

Плачу с горя и смеюсь с тоски,
В меня влюбляются старики,
Мне пишут любовные письма дети,
А я застряла не на той планете.

У меня дофига ума,
А в уме слишком много дерьма,
Мечта – красота,
Я бы любила – любилка не та.

Неспроста суп из кота,
Кот без хвоста, жизнь – суета
Дырка в небе для дурака,
Над башкой летят облака.

Плачу с горя и смеюсь с тоски,
В меня влюбляются старики,
Мне пишут любовные письма дети,
В интернете застряла не на той планете.

Этот мир захвачен чужими,
Нету строя в раю, я стою в меньшинстве,
Пою на краю в неприкрытом режиме,
Мы с тобою герои-изгои в Москве.

В передряге мы маги значков на бумаге,
Джедаи отваги, то жесты, то флаги,
Тюрьма-планета уровня «тета»,
Калибры над миром, а мы – колибри.

Плачу с горя и смеюсь с тоски,
В меня влюбляются старики,
Мне пишут любовные письма дети,
Только я застряла не на той планете.

© Ольга Арефьева

Бытовая зарисовка

Бытовая зарисовка – это очень трудный жанр,
Он похож на общежитие, в котором был пожар,
Каждый, кто заходит, забывает здесь предмет –
План и чемодан, авторучку и цветмет.
Острую сатиру, умный постулат,
Я живу в квартире, передоделанной под склад,
Люди начинают стучаться поутру
В дом, где обнаружили озонную дыру.

Делают шаги и знают всякие слова,
Но думают их головы как в шахматах: е-два,
А е-четыре – это для поэтов и зануд,
Зато у них так весело – о-кей и вери гуд!
Танцы их беспечны, а головы звонки,
Всё тесное их плечи ломают на куски,
И двигает их кач планету словно мяч,
Они танцуют весело и говорят: «Не плачь!»

Просто качай,
И все кончают,
Просто качай,
Бойчей, зая!
Просто качай,
Давай нам баек,
Ведь ты поэт,
А может, прозаик!

И я уже не помню, что их вроде бы как нет.
Вот, например, Мефодий – начинающий поэт:
Славится в народе тем, что стоя может спать,
Скучая в переходе на станции Арбат.
Носки снимает раньше, чем ботинки и шнурки,
При этом часто путает вершки и корешки,
Не верит академиям, но знает, что почём,
Считает себя гением, не просто рифмачом.

А вот его приятель – второкурсник Аристарх,
Гуляет по Арбату в металлических трусах,
Его миноискатель всегда асфальта вдоль –
На девушек под юбками, а также алкоголь.
А вот красотка Таис, Афинская в миру,
Идёт, виляя бёдрами размером по ведру,
Мефодий с Аристархом влюблённо смотрят вслед,
Ну вот и завертелся немудрёный, но сюжет.

Любовный треугольник у бульвара на виду:
Они любят её, ну а она любит еду,
Еда же любит деньги, а деньги – дураков,
Печаль, не мочаль меня, рассказ уже готов!
Прыщавому Мефодию обидно жить порой,
Ведь Аристарх идёт вперёд, а он всегда второй,
Мефодий пишет вирши на двери в туалет,
Он до смерти обижен тем, что успеха нет.

И там его встречает редактор альманаха,
И юного поэта далёко шлёт он махом.
Он ручкой отмечает: «Теряете размер!
Некачественны рифмы ваши, опус – не шедевр!»
А Таис говорит: «Литература – это шит!
На свете много от чего в башке и так першит!»
Редактор с Аристархом идут, обнявшись, вдаль,
Мефодий плачет, подпирая в переходе вертикаль.

История идёт, свои законы у неё,
Героям – своя воля, а я пишу своё,
Их наделяю жизнью, даю им имена,
Спасибо, верно, скажет мне, когда умру, страна!
Вот, например, Иван, слегка по жизни пьян,
Он шире держит рот, чем надо бы карман,
У всех его детей обычно разные отцы,
Он снова не при чём – и снова близнецы!

В его застольях пироги давненько без котят,
Но глазками глядят, покуда их едят,
В его застольях блюда превращаются в вино,
Кто говорит, что чудо, кому-то всё равно.
Кто думает, что стоит поменять вино назад,
А я опять решаю, чем бы их занять.
Ну, скажем, Николай решил принять на грудь чуть-чуть,
Пришёл к Ивану рано, но не в этом суть.

Николай – ни дворай, Николай – ни дворай,
Хочет на ракете – да прямо к Богу в рай,
Играет на гармошке и лает на собак,
Когда махнёт немножко, когда и просто так.
Друг друга уважают они со всех сторон,
Знают, кто в стране Иуда, кто в футболе чемпион,
Что водка похужела, вздорожал овёс,
У Нельсона Манделы – весьма еврейский нос!

Путин, Пусси Райот, Украина, гей-парад –
Каждый рад мнения высказывать подряд.
Ивана беспокоит, как обычно, Гондурас,
А Николаю лично важно, кто здесь на матрас!
А вот жена Ивана – откуда здесь жена?
Скажите, вам история и вправду так нужна?
А впрочем, дорогие, вы знаете и так,
Всё это зарисовка. А кто верит – тот дурак!

© Ольга Арефьева

1 куплет Dm
2 куплет: Dm Em/D
припев: DmGm |DmAm |DmGm |AmAm |
3, 4 и 5 куплеты: Dm7 G/D |Dm7 F/D |

Обрыв

«Обрыв» видеоклип

Настоящий поэт – мёртвый поэт,
А пока ты живой – тебя ещё нет.
Мы будем прыгать вверх и вперёд,
Мы не поэты, мы сброд.

Завтра построю мост до звёзд,
Ставь скорей лайк, делай репост,
Ты на крыле, а я на земле,
Рядом обрыв – мотив.

Я на высоте, но крылья не те,
Кручу фуэте к дурацкой мечте,
Я не прыгун, но больше не ждун,
Дорожку знаю до лун.

А я всё время на краю –
Пляшу, играю и пою,
Иду, бегу или стою,
Люблю.
И хоть боюсь – не дую в ус,
Ведь не узнать, когда сорвусь –
И за верёвочку держусь.
Смеюсь.

А та верёвочка вдвойне –
Один конец её во мне,
Другой привязан на луне
Во сне.
Когда натянется она,
Так завибрирует струна,
Проснётся песенка от сна,
Весна.

© Ольга Арефьева

Одуванчик

Я потеряю, а кто-то найдёт,
Ведь закон сохранения в силе.
Я умираю, а кто-то поёт,
Как это просто, как всё это мило!

Я слишком много плакала,
Я слишком много пела.
Любви уже не лакомо
Моё больное тело.

Жизнь равнодушная выпишет счёт:
К горстке сладости – каплю отравы.
Я её выпью, и выпью ещё,
Мне кричат «поздравляем!» и «браво»!

Я воспаряю, пропой мне, мой бой,
Подержи меня за руку, мальчик,
Столько всего мы не спели с тобой,
Я взлетаю как бел одуванчик…

© Ольга Арефьева

Эротика мироздания

«Эротика мироздания» видеоклип

Я ощущаю взгляды и дыхание –
Это эротика мироздания,
Я расточаю крыльями мерцание –
Это эротика мироздания.

Посмотри на меня,
Я пламя и вода,
Лягушка и змея,
Птица и лиса.
Не лови в силки,
А скажи мне «да»,
Мы родились людьми,
Но не навсегда!

Я созерцаю битвы и страдания –
Это героика мироздания.
Переживаю ярость и всезнание –
Это героика мироздания.

Я пляшу как хочу,
А ты посмотри,
Мир – это фонтан
У меня внутри.
Я пляшу как лечу,
Я – большой взрыв,
И неслышно пою
Неведомый мотив.

© Ольга Арефьева