>

Привет, хейтеры

Тут активизировались хейтеры, которые, оказывается, давно ждали момента рассказать миру, как их бесит, что я существую — со своими правилами жизни, со своим творчеством, которое они не понимают и потому хотят обгадить.

Вспоминается: «Думаю, Хаус хороший врач. Такая скотина — либо гений, либо безработный».
Меня уже обвинили в том, что я не хочу позволять дикую съемку на своих концертах потому, что я некрасивая.
Я очень красивая, и с каждым днём все лучше. У меня всё нормально с принятием своей внешности. Желающие могут заметить, что у меня нет нафотошопленных фотографий, надутых губ, искусственных грудей, парадных костюмов, постановочных съемок.
Что я на бытовых фото всегда без косметики, в обычной одежде, какая просто оказалась на мне в тот момент. Я не выдуваю мыльный пузырь из имитации внешности, потому не боюсь, что он лопнет. Я такая, как есть, и мне поэтому очень просто. Для лица у меня прогулки, тренировки, сон, творчество и много радости от общения с хорошими людьми. А не ботокс, кокаин, фотошоп и силикон.

Ещё обвинили, что я не хочу позволять снимать кому угодно свои концерты потому, что на концертах, вероятно, плохо пою.Хочу, блин, успеть в «подконтрольном» видеоотчете всё переделать и обмануть бедного зрителя нотами, подтянутыми в кубейсе! Долго ржу, особенно насчет кубейса. Кубейс — программа для обработки аудиозаписей, сделанных поканально. Во-первых, никакие наши концерты не пишутся поканально. Часто вообще звук берется с камеры. Во-вторых, даже если какая-то группа пишет свой концерт поканально, ноту вокалиста поправить в такой записи нельзя — она сидит во всех акустических инструментах. Так что, даже сильно возжелав изменить кривую ноту, звукорежиссер двинуть может только весь звук сразу. Я даже не могу представить, как это будет слушаться, но точно ужасно.

И — о новость, я вообще-то очень неплохо пою, и с каждым днём все лучше!
Так выходит, что я много лет непрерывно концентрируюсь на нюансах записи и живого исполнения. Иначе откуда бы взялись все альбомы и новые программы? Два часа новой программы на сцене — это несколько месяцев, а то и лет репетиций с предельно включенным вниманием. Альбом — это год, а то и два ювелирного рассматривания под микроскопом каждого его звука.
Плюс, я поддерживаю вокальное развитие моих партнерш по пению. Учу петь с нуля близкую подругу-йогиню просто так, кстати, прогресс у нее впечатляющий. Веду групповые музыкальные занятия.
Так что в процессе жизни я неминуемо работаю над шлифовкой своих умений. И делаю это с огромным удовольствием. Я в хорошей форме и хорошем настроении, и они у меня всё лучше. Так было не всегда.

В школе я была белой вороной, вечно не в компании и не в ногу. Чувствительной и мечтательный девочкой, которая не умеет хамить и отвечать на хамство. Однажды ко мне подошла малознакомая девочка, ударила по голове и сказала: «я про тебя такое знаю!» На мой вопрос «какое?» она не ответила, облила меня презрительным взглядом, гордо повернулась спиной и ушла. Оставив меня в растрёпанных чувствах — переживать, что же такое ужасное я сделала? Но ничего вспомнить не удалось. Сейчас, уже во взрослом состоянии, я могу констатировать, что это была просто атака малолетней начинающей вампирки. Поесть чужой крови, вывести из равновесия туманными намеками и невнятными обвинениями.
Давно уж про меня не сплетничали — старые хейтеры угомонились, новые не появились.
Но тут в дискуссии вылезли некие намёки за глаза. Мол, меня слушать некошерно, кто-то про меня такое знает. Скажет по секрету в личку.
Только стрелять им не в кого — я довольно прозрачна. Потому собираться за моей спиной и упоенно шептаться о том, что про меня такое знают – занятия для кружка любителей сплетен. Что-то мне подсказывает, что там не все чисто с теми, кто их распространяет.
Были времена, когда я была раненой непонятой сутулой девушкой. На таких реагируют кровожадные зверьки и звери внутри ряда людей. Им кажется, что я легкая жертва. Пытаются угрызть и сожрать. Но, вот дела, об меня обламывали зубы. Потому что внутри у меня стальная пружина, невкусная такая.

Я была в юности явно поранена снаружи, плюс природно неагрессивна и альтруистична. Такое добро без кулаков. Легко делилась вещами и деньгами, верила когда обманывали, не могла за себя постоять перед хамами, неискушена перед манипуляторами. И да, вампиры меня атаковали. Но до поры, до времени.
Сердцевина у меня оказалась крепкая. У меня любящие родители, они давали мне базовое чувство, что я полноценна, любима, нужна (не путать с избалованностью — ее не было).
А еще когда я почувствовала свое призвание, даже еще его не осознав, я попала под его защиту. Она мощная. Она состоит в том, что у меня есть абсолютная уверенность в том, что я делаю. Я научилась многому самостоятельно. Это трудный путь, он дает много работы, но офигительное чувство свободы. Спокойное такое, когда ничего никому не надо доказывать. Делать самому — беспрерывный труд, но такая классная независимость.
Потому я неизбалованная трудяга.
Мне очень нравится работать и получать результат.
И вообще неинтересны дутый пафос, угождение чужим хотелкам, прогибы под некие вкусы.
Пробить и прокусить меня такими наездами не получится. Я знаю, что делаю всё правильно и честно.

Еще меня обложили как «ох уж эту малоизвестную микрозвездочку со своими капризами».
Ребятки, если я малоизвестна среди вас, меня это ни грамма не парит. Такие вещи парят людей, которые не нужны сами себе, не уверены в своем существование и нуждаются в внешних подпорках в виде чужого внимания. Я же не бегаю за вниманием. Делаю то, что делаю, точно зная, что это нужно.
И меня устраивает моё положение в обществе – я не голодаю, имею возможность заниматься тем, что я люблю, в любом количестве и лучшем качестве! Со мной любящие люди. Мне постоянно интересно и осмысленно, зачем мне тратить внимание на мимокрокодилов?

Я цветок, и не могу не цвести, я дерево и не могу не расти, я птица и не могу не быть птицей.
Потому я не буду заискивающе заглядывать в рот левым чувакам, для которых я никто. Они мне тоже никто, на том и разойдемся с миром. У них свой мир, у меня свой. В моем всё хорошо, и всего хватает.
Если мой мир и мои правила не устраивают — так
вокруг тысячи клубов, идите в соседний!
А со мной останутся те, кому со мной хорошо, и мне с ними. И мы будем переживать сильнейшие и лучшие творческие моменты жизни, не отвлекаясь на тех, кому это не надо.

21 октября 2020
Из ЖЖ Ольги Арефьевой