>

Семейный праздник или милиатри пропаганда

Наше отечество — земля, наш народ — человечество. Мы — духовные существа в скафандрах разного размера и цвета. Мы рождаемся множество раз. И если мы сегодня в одной стране и расе, завтра — в другой. Нам дороги наши родные и любимые, наш язык, но другим людям дороги их родные и их язык. И это не повод для убийства одних другими. Наша настоящая война — не между странами, а между добром и злом, людским и нелюдью в людях. И граница проходит не по географическим зонам, а внутри человека, по уровню ума, любви, альтруизма, щедрости, понимания, эмпатии. По уровню развития человеческого, гуманистического, а потом и божественного. И по уровню контроля над зверским, обезьяньим, темным и неосознанным (простите, обезьяны, вы хорошие).

Так вот, день защитника отечества — это милитаризованный праздник, призванный вложить в наши головы связку «мужчина=солдат», «солдат=хорошо», «убийство=хорошо, если это убийство чужого», «чужой=плохо», «чужой=любой за нарисованной линией на карте или любой не твоего языка и цвета». За границей живут такие же духовные существа, просто чуть в других скафандрах. Среди них наши любимые, родители и братья из других жизней. Солдаты должны, не раздумывая, убивать их, пытать, сжигать, насиловать, потому что кому-то наверху всегда нужны территории, влияние, нефть, ресурсы, рынки сбыта, дополнительная власть.
Притом, сами дирижеры и выгодополучатели войн не пойдут на фронт. Они пошлют вас и ваших детей — становиться убийцами, калеками и умирать. Они совершают преступления против человечности, но хотят это делать вашими руками. А чтобы вы не сопротивлялись и бездумно шли делать то, что человеческой природе противно и отвратительно, вас обрабатывают с пеленок. И на эти подмены ведутся те, кто искренне думает, что эти милитаристские торжества с танками и пушками — милые семейные праздники, где надо преподносить носки и одеколоны мужчинам вокруг.

Что такое отечество? Это территория. Мы на ней связаны единой сетью мыслей, языка, культуры, любви. С определенной правящей верхушкой, которая вовсе не гуманная, разумная и добрая. Эта верхушка имеет аппетиты и амбиции, страхи и выгоды. Вот их и держат в уме, когда заговаривают зубы красивыми словами про родину, семью и отечество. Если заговорили про любовь к отечеству — значит хотят вас заставить воевать за свою выгоду. А семью вы любите и так. Вот на этом и играют.
Власть вовсе не любит и не уважает нас, мы для нее ноль. Она не любит и страну, на которой сидит огромным монстром: страна — лишь владение, источник доходов и место, где можно наедаться. Она не любит и культуру: культура делает самостоятельно думающих людей из подчиненных управляемых зомби. А с такими неудобно проворачивать свои делишки.
Но она не может совсем уничтожить свой народ, потому что народ — это актив. Это рабы, солдаты и инкубаторы для новых рабов и солдат. Слабые, больные и слишком умные, конечно, не нужны. Потому на лечение детей собираем смс-ками, старики в нищете, зато армия, самолеты, шествия, пластиковые огни для украшения столиц — все обеспечено деньгой. Потому ученые уезжают или становятся фигурантами уголовных дел — когда у них отжимают созданные ими инновации.
На деле наше отечество — наши любимые и родные. Которых доят, стригут и гонят туда, куда надо властям. Эксплуатируют и обманывают. И которые вас потеряют, если вас убьют.
Или они получат обратно навсегда травмированного войной бывшего убийцу, если вы вернетесь живым.
Благородные герои встречаются в основном в фильмах. Человек, положивший всю жизнь на то, чтобы стать опасным и непобедимым, который тренируется день и ночь для войны, осваивает все виды оружия и борьбы — но использует свою силу только чтобы быть справедливым и бескорыстным защитником добра и заступиться за слабого? Вы много таких видали? А откуда они деньги получают? А потом они что, цветочки высаживают? Если человек вырастил в себе свирепую агрессию (а без неё не победить), освоил все методы убийства и сломал в себе табу на разрушение и кровь, он будет опасен всегда и всем. И еще: у него не так много мотивов внимательно думать и мало ресурсов на это. Он тратит все силы на то, чтобы становиться свирепым бойцом, а в остальном неминуемо дает дорогу в управлении собой в основном рептильному отделу мозга. А тот разбираться не любит. Ему удобно работать по схеме «натравили, указали на врага — с наслаждением бросился рвать». Вообще, лимбический мозг занят тремя интересами (из высших): доминировать, размножаться и захватывать еду (ресурсы). Ему не до разбора, кто хороший, кто плохой, кто прав, кто виноват. Кто сильный — тот и прав, так автоматически решает рептильный мозг.
Кто любит войну? На самом деле? Спросите у ветеранов. Они войну ненавидят больше всех. Любить бесчеловечное, ломающее все табу кровавое месиво могут только маньяки и больные на голову. Война отвратительна человеческой душе. Но маньяки есть. В мирной жизни они становятся бандитами, убийцами, насильниками, палачами, грабителями, и искренне считают себя выше «лохов» и «терпил». Мирных людей, по их глубокому убеждению, «можно» убивать и грабить. А также их можно пытать, чтобы оговорили себя и других жертв, им можно подбрасывать наркотики и фабриковать против них дела лишь для звездочки на своих погонах. Кто их принимает во внимание — просто людей? Когда тут решают «высшие» по праву на насилие и оружие?
Мужчина, у которого нет шанса на размножение, потому что он неумен, уродлив, агрессивен, неуправляем, кровожаден, получив в руки оружие, получает и маленькую долю власти. В мирное время он не может легально убивать, ставить ногу на горло и насиловать. А на войне появляется долгожданная возможность. Врываться в мирные дома, выбивать двери и делать что угодно. Потому многие попробовавшие крови становятся упырями и маньяками. Эту новую или уже дремавшую в них склонность они подкармливают, специально направляясь в места, где надеются получить возможность перестать сдерживаться, оттянуться и порадовать своих демонов чужой болью и кровью.
Нормального же человека участие в убийствах навсегда травмирует. Он никогда не будет вновь спокойным и безмятежным, даже если вновь вернется к семье и труду.
Люди, получающие преференции от войны, не умеющие больше ничего, кроме как убивать, с сорванными тормозами и в глубине души желающие крови, не способны к мирному труду и не найдут себя в мирной жизни. Как так — нельзя схватить и повалить заинтересовавшую «бабу»? Нельзя выстрелить в непонравившегося соседа? Зачем долго делать что-то трудное и кропотливое — когда проще все расколотить и взорвать? Такие люди всегда будут хотеть войны. Там они не никчемные и бессмысленные, от кого все шарахаются. Там у них появляется видимость смысла и собственной значимости. Они опасны и не нужны в мирной жизни. Но… Для них можно придумать следующую войну. Или натравить их на собственный народ. Кто там радел за защитников отечества? Они перерождаются в бандитов в форме. А их вы уже многие видели в деле. И их все больше. Уже, кажется, больше тех, кто в самом деле старается охранять мир и покой.

Интересно, почему мы не празднуем день отца, брата, мужа, сына, друга? Почему не празднуем день матери, сестры, любимой, дочери, подруги? Почему нет дня родителей? Дня умерших? Дня соседей? Дня друзей?
Почему день мужчины пытаются обязательно привязать к военной форме и пушкам? Кому это нужно? Это самый правильный вопрос.
Кстати, женщины тоже работают в армии. А мужчины многие не воевали и не хотят. И начинаются разговоры, кого поздравлять, а кого нет. Кто защитник? А от кого защищать? А может защищать надо от коррупции, кровожадного правительства, пропаганды ненависти и ксенофобии, промывания мозгов, превращения людей в рабов и солдат, отнятия у людей возможности развиваться и расти?
У нас, как существ, находящихся в гостях у игры под названием Жизнь, есть другие цели на планете. Это, для начала, счастье. Не вялое пожирание пива с чипсами перед экраном с порнухой, а счастье как награда за правильные действия в рамках судьбы. Счастье — мимолетное, но незабываемое ощущение, которое приходит всегда, когда сделан правильный шаг. И это не только и не столько биохимия. Это подарки с неба, указатели направления. Наши цели — развитие, получение уроков взаимоподдержки и альтруизма, достижение мудрости. Но и получение любого бесценного и незаменимого опыта. Война, зло, предательство, насилие, ужас, кошмар — тоже частички этого опыта. И кто их хочет получить — получают. Но не надо насильно втягивать в этот опыт тех, кто его не хочет и не ищет. Кто хочет создавать музыку и фрески, танцы и архитектуру, кто хочет учить, лечить, творить и созидать. И кто готов поделиться с другом и помогать слабым и беззащитным. Но не опыт — «а что будет, если напасть на человека из другой страны, с другим цветом кожи, разрезом глаз?». Другой — тоже духовное существо, и у него тоже родные и близкие, и цели, ведущие к счастью. Упоение кровью счастьем не является. Упоение властью счастьем не является. Это все ядовитый корм, раскармливающий демонов.

И любимый аргумент: а когда на вас нападут, придут к вашей семье? Итак, другая сторона раскормила и растравила демонические черты в некоторых людях, которые на это повелись, превратив их в монстров. А может она этого и не сделала, но мы вообразили, что собирается. Чтобы от них защищаться, давайте таких же раскормим у нас. Другие, чтобы защищаться от наших монстров, добавят своих. Итак, что на выходе? Мир кровожадных зомби. Укушенных пропагандой и полюбивших кровь. Не думающих ни о чем, кроме поиска цели для выплеска агрессии. Это хороший мир? Люди, попавшие в это, развиваются? Это путь в никуда.
Вспоминаются слова Христа, который, добрый и гуманный, говорил о некоторых: «лучше бы такому человеку не родиться». И еще «а кто соблазнит одного из малых сих, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской».
То есть, существуют такие судьбы и такой опыт, который делает положение человека «на входе» в жизнь хуже, чем «на выходе». Иногда существенно и катастрофически. Жизнь — игра, но результаты ее реальны. А так как мы все являемся человечеством, то нам всем хуже, если плохое происходит с кем-то из нас. Я не знаю, каков выход из этого пути в никуда. Сейчас уже всё плохо. Что мы точно можем — сами такими не стать. А еще убеждать и разъяснять. К счастью, многие готовы воспринять эту информацию. Тех же, кто управляем только рептильным мозгом (таким нужным), и сейчас со злобными матюгами кинется меня обвинять и запугивать — мы или уже потеряли, или они еще проснутся, только им надо больше времени. Вообще, по некоторым данным, человечество сейчас просыпается. Хочется в это верить. И в то, что темные, кровожадные, зомбированные и низколобые времена останутся позади.
И мы будем продолжать любить родину, отечество, родных и любимых — но не власть, военные марши, оторванные конечности и следы от пыток.

23 февраля 2020
Из ЖЖ Ольги Арефьевой