>

Так однажды ночью я стал собакой

Так однажды ночью я стал собакой –
На меня смотрела одна луна,
Я хотел заплакать, но вдруг загавкал,
Небосвод встал на бок и стал стена.

Так однажды ночью я стал мохнатым
И взглянул на мир с низовых углов,
На меня набросились ароматы,
Я лобаст, силён стал, круглоголов.

Так однажды ночью стал мокроносым
И когтями взрезал мерцанье почв,
Отряхнул и космы, и звёздный космос,
И вдохнул в себя полной грудью ночь.

Так однажды ночью стал желтоглазым,
От вибраций стен исходила тьма,
Я искал, что делать и где опасно,
Я был ясен – местность сошла с ума.

Дрогнул месяц, став отраженьем в луже,
Я шагнул под травы и сквозь бурьян,
Крался тихо, чтобы не обнаружить,
Как я трезв в том мире, что явно пьян.

Я был сер и мокр, накренилось время,
Зашипели взрывы горящих искр,
Я узнал себя на стальной эмблеме
И помчал на месте, как вестник, быстр.

Сквозь мельканье арок, заборов, улиц
И плетенье лестниц я гнал свой бег,
Вдруг открылось что-то, глаза очнулись,
И внезапно вспомнил: я – человек.

Человек на крыше огромной башни,
Кто занёс подошву над высотой…
А внизу – невиданные пейзажи,
Неизвестный город страны не той.

Я отпрянул к стенке, но негде скрыться:
Позади погоня, а здесь отвес,
Я собрался и обернулся птицей,
Разложил на воздух свой птичий вес.

Я скользнул без тяжести и сомнений,
Высоту держа напряженьем крыл,
На руках лишь перья, а в горле пенье,
А в груди – вся сила, что я открыл.

Так однажды ночью я стал вороной,
Стал пернатым волком, раскрывшись в крест,
Наслаждаясь силою крыл синхронной,
Издавая голоса хриплый треск.

Впереди маячили башни цели,
Позади остался погони гам…
Я проснулся утром. Пустой и целый.
Я хочу обратно, узнать, что там.

© Ольга Арефьева