>

Ольга Арефьева на стихи Лорки — «Плач гитары»

Стихи — Федерико Гарсиа Лорка, музыка и исполнение — Ольга Арефьева
Ольга об этой песне

5 июня 1898 день рождения Федерико Гарсиа Лорки – испанского поэта и драматурга.

По этому поводу я вспомнила, что одна из ранних моих песен была написана на стихи Лорки. И я с переменным успехом исполняла ее на концертах самодеятельности Уральского университета, где два года училась на физфаке. Звукозапись в те времена была роскошью, и песня не сохранилась бы, если бы однажды, тоже много лет назад, но уже в Москве, я не записала бы ее для памяти на кассетный диктофон. Что там я играю на гитаре — вообще не вспомню, мне это показал один студент, и я прилежно выучила, а потом забыла. Год так примерно 84.
С этой песней сопряжено переживание унижения, когда меня пригласили выступить на университетском концерте в большом зале, а когда я пришла с гитарой, сказали, что меня нет в списке выступающих, и не пустили даже зрителем. Ничего не объяснили и не извинились. И ушла я под дождем по чужому городу в ужасном состоянии.
Ну и разные неловкие выступления в полупустых актовых и конференц-залах на каких-то неживых мероприятиях.
И первая заметка в студгазете, где написано, что мое исполнение «поднимается до вершин настоящего искусства».
Постепенно песню я забыла, как и многие другие из того времени. Хотя бы потому, что вскоре поступила в музыкальное училище, и там на меня обрушилась лавина новой информации, из которой выросли совсем другие уже песни, их уже пою до сих пор.
Сейчас захотела вспомнить и зафиксировать, но оказалось, что ужасно, смертельно высоко. Думаю — вот беда, как же голос у меня изменился! А потом поняла, что, оказывается, пыжилась петь на кварту выше. Тональность спутала. Ну и гитару наковырять так уже не смогу, не вспомню. Решила поискать в архивах — и вдруг эта запись нашлась! По нынешним временам исполнение выглядит наивно и выспренно, такая юношеская романтика советских времен. Но и трогательно. Есть в этом художественная ценность? На мой взгляд, нет. Не считая гениальных стихов Лорки. Но любопытно как начало пути.
А Лорку вывезли за город и расстреляли франкисты, без суда и следствия, просто потому, что он сочувствовал республиканцам. Тело его не найдено. И до смерти генерала Франко в Испании были запрещены книги Лорки. Поэту в момент расстрела только исполнилось 38 лет.
А я перед исполнением песни «Смертеутверждающая музыка» всегда читаю его короткий стих как эпиграф:

MEMENTO

Когда умру,
схороните меня с гитарой
в речном песке.

Когда умру…
В апельсиновой роще старой,
в любом цветке.

Когда умру,
буду флюгером я на крыше,
на ветру.

Тише…
когда умру!

(Перевод И.Тыняновой)

0:05 На фото Вилли Картье
0:16 Фотограф Piergiorgio Branzi
0:28 Фотограф Алексей Бедный
0:34 Фотограф Saul Leiter
0:45 На фото преподобномученица Елисавета Фёдоровна
0:50 Фотография с выставки Петра Лебедева и Марии Снигиревской «Недосягаемая близость: Венеция — Санкт-Петербург»
0:55 Фотограф Вадим Штейн
1:00 Фотограф Екатерина Кузнецова
1:05 Художник Михаил Павлюкевич
1:15 Фотограф Александр Ов-Лебедев
1:26 Художник Михаил Павлюкевич
1:31 Фотограф Ноэль С. Освальд
1:47 Фотограф Flor Garduno
1:52 Скульптура на могиле Роберта Дидсбери, Париж
2:02 Фотограф Вадим Штейн
2:07 Фотограф Бет Мун
2:28 Обложка студийного альбома группы Ghost Bath “Moonlover”
2:39 Фотограф Dariusz Klimczak
2:45 Фотограф Tracy Linnel
2:51 Фотограф Александр Яковлев