>

Владимир the Wild

Обращение к ОА

Не уходи безудержно за грань!
Пускай тебя не многое здесь держит…
Сквозь все преграды ты прорвись, восстань!
Вернись!
Или хотя б оставь надежду…

Не бойся быть отчаянно земной,
такой понятной, но все так же недоступной.
В моей душе ты навсегда со мной.
В любое время года — даже утром.

Упорядоченное в стих высказывание ОА:

История нас рассудит,
но нас при этом не будет.

Я струна

Я струна,
я натянутый нерв.
Я верна,
ликвидирую стерв.

Я вина —
я не дам ночью спать.
Я стена —
окружаю опять.

Я спина.
Я гитара и виолончель.
Я без дна,
я бездонный ручей.

Я жива,
и умру без затей.
Я одна,
и останусь ничьей.

Растудыть! (Посв. Петру Акимову)

В дали синеет Арарат.
Мертвые с косами стоят.
Эх, растудыть их всех в закат!
Им в руки надо автомат!

Я каждому секретарю
верёвку новую найду,
и свой любимый самострел
пущу на производство дел!

А Пётр Акимов — он эстет:
Играет и поет сто лет!
Эх, растудыть его копать!
Лет через сто начнёт плясать.

Эх, растудыть его тудыть!
Я не могу его забыть!
Да рыстудыть — тудыть — тудыть!
И Пётр Акимов победить!

Переделка припева к песне ОА «Куколка-бабочка«

Девочка, девочка ляжет с мальчиком.
Девочка, девочка станет женщиной.
«Все будет хорошо!» Он убежал опять.
Мало ли что ей было обещано.

О концерте ОА в ЦДХ 25 апреля 2004 г.

когда мы будем были
в Ковчеге на концерте
ой в смысле в ЦДХ 🙂
то вот такие впечатления…

от второго отделения
Кащенко провертел гроб в труху
а временами напоминало
мне это «Lacrimosa»‘у
(немцы, симфо-готик-металл;
жанр я мог немного наврать 🙂
но группа хорошая)

а на песне про Кали-…
про каллиграфию
перед глазами предстали
кадры из фильма «Герой»
да, именно с Джетом Ли
когда под стрелами
рисовали иероглифы
на песке под стрелами
на крови под стрелами
иероглифы меча

были! были
СИНЕ-ногие ящерицы!
были! были
СЕМИ-ногие ящерицы!
были! были
вымышленные существа
странные белые существа
на ходулях да на костылях
безлицые но зато с масками
да в белых простынях
и девочка-скерцо в лучах

будут были фантастические рыбы,
будут были деревовидные облака
наверно в следующий раз…

вот уж я подумать не мог
думал что какой странный стих
оказалось что расколбас
на костях да под баобабом
странные тени
с проступающими лицами
без шаманства явно не обошлось
действо с ритмом в единство слилось
лай-ла-лай

будет ли ОА
27 мая… да в ЦДХ!
будет ли ПА
27 мая… да в ЦДХ!
будем ли мы
27 мая… да в ЦДХ!
будем ли мы…

… И ведь были же!

Я артистка (по песне «Нимфетка»)

Я отпетая хористка,
я хоральная отписка,
я служебная записка —
подпись, три строки, печать.
подпись, три строки, печать.

Я конфетка, я ириска,
я отказ в подаче иска,
о невыезде подписка,
и подписка на журнал.
и подписка на журнал.

В суд и в армию повестка
Жена, теща и невестка
и в обед овощерезка —
это тоже буду я!
это тоже буду я!

Я баптистка, феминистка,
я расистка и нудистка,
а еще нон-конформистка…
(one man): — Стань такой, как ты была!
(chorus): — Стань такой, как ты была!!!

Я мадам, «мамзель» и «мисска»,
я туристка, я артистка,
коммунистка-колумнистка.
Я надену красный бант!
Я надену красный бант!

Я марксистка-ленинистка,
я с баяном гармонистка,
я софистка-пофигистка,
гоп со смыком — тоже я!
гоп со смыком — тоже я!

Я Папанинка и льдина,
в переулке Орландина,
я склероз и скарлатина,
и не вылечить меня!
и не вылечить меня!

Я собака, я змея,
это тоже буду я!
Я овца, и я свинья,
и не вылечить меня!

(переходит в марш)
И не вылечить меня!
И не вылечить меня!
И не вылечить меня!
И не вылечить меня!

A Mon Affect

Амона Фе —
принцесса вьюжная.
Её поцелуи холодны,
как тонкий лёд.
Дождь зализывает раны,
но мне не нужен он.
Клетка в сердце ледяная,
и она уже не жмёт.

Звезды в небе холодны.
В вечном сумраке туман.
Только руку протяни —
будешь статуей, как мы.
Если в сердце огонёк —
он раскроет весь обман.
Только Дон и Магдалина
не приходят больше к нам.

На ее следах снежинки
образуют иероглиф.
Тихо айсберги танцуют
у подножья водопада.
Не ищи ее зимою —
не вернешься ты обратно.
А попавши на концерт к ней,
не выпрашивай автограф! 😉

Осень

Красное на черном. К.Кинчев.
И золото на голубом. БГ

Ржа на медном купоросе.
Осень, осень.
Горбачев засел в Форосе.
Осень, осень

Был ответ в немом вопросе.
Осень, осень.
Снег белеет на откосе.
Осень, осень.

Я — китаец Иссумбоси.
Осень, осень.
Самерсаю на моросе
осень-осень!!!
Осень холотно!!!

Две переделки песни Чёрная флейта:

Белая электрогитара

Я тебя люблю —
купи мой альбом!
«Тараканы!»

Говорят, музыканты —
самый циничный народ…
Чиж

Я сломал из белой пластмассы электрогитару
С громким звуком хрясь её пополам!
Об спину собаки-басиста
Как трудно найти для группы моей
музыкантов хороших

А я ведь почти все четырые концерта лабал
на белой электрогитаре… Я ушлый пацан!
Старый козёл барабанщик в ритм опять не попал,
Я разорву тебя! — ему я сказал, — как тузик грелку
вдоль нежного твоего нутра —

И он сказал мне — давай, рви!
И он сказал мне — давай, рви!
И он сказал мне — давай, рви!
И тельник рванул на груди…

Так нужно, так убивают поп-рок,
Так плющат мозг об хит-потолок,
Так убегает на волю всесильный певец
Из продюсерских лап — навсегда.

Там, где ни ноты, ни музы, ни слуха —
Гитара там с сэмплом жужжит, словно муха,
Такая житуха, скажу вам, — понтовая, в общем, житуха.

Фанат, фанатей от моих всех вещей!
А я их ещё подгоню —
Всё на продажу, что есть у меня:
Новый альбом — для тебя!
Старый носок — для тебя!
А ты, вопя и визжа,
соберёшься на новый концерт
(ну а все денюжки — мне)

Я не рассыплю попсовые блестки, нет!
Я забабахую с фейерверком кордебалет!
Ну а в финале опять разобью я электрогитару
Их много таких у меня — оптом купил по дешёвке

Я занесу над басистом электрогитару — так нужно,
Ведь эпатаж — моё оружье, а у него там бронежилет
И плюс прибавка за ужас — процент за концерт ему будет
И вместе потом забухаем на воле или в каких номерах

…И пусть счас крутого я строю, скажи мне в последний раз, Йорик,
Свое веское слово, последнее слово —
Чего за херню я играю? Я убью тебя, всё будет снова!
Прости меня, Йорик…
И голос ответил:
ХАРДКОРРР!!!
04.10.05

Винтовка (ОА «Черная флейта«, military brake — на ассоциации «9 роты»)

Когда говорят пушки,
воробьи замолкают.
Вольтер

Мне через месяц в учебке дали большую винтовку
И десять патронов — всё, чтоб мишень завалить
И пусть я стреляю неважно, я знаю
Куда-то ведь все же попал я наверно,
Одним хоть патроном, но очень тихо и тайно
(тихо и тайно).

А на войне я стрелял из неё день и ночь по приказу,
Но чехи снесли часовых, и проникли в блиндаж
Я чистил картошку, но тут мне винтовка сказала: стреляй!
Настала пора! Или чехи разрежут горло
от уха до уха, вдоль нежного твоего нутра.

И я сказал себе — надо, стреляй!
И я сказал себе — надо, стреляй!
И я сказал себе — надо, стреляй!
Вот так и нажал на курок
(в упор, прямо в висок).

Так нужно, так убивают солдат,
Встречая рой, покинувший автомат,
Так заменяют штрафбат на стройбат
В посмертных и вольных пирах.

Там, где ни ноты, ни музы, ни слуха —
Там пулемётчик играет для «духа»,
Звериного уха,
что ловит тончайшие скрежеты прапорского выдоха
Стань моей кровью,
закрой меня насмерть собою,

Я приготовлю для битвы
Всё оружие из блиндажа,
Что осталось от прошлого боя…
Всё, что палит — для огня,
Всё, что бомбит — для врага —
Хуяча и страшно крича,
Разнесу я всех чехов по камням
(и мне не страшно).

Я после боя, засыпанный камнем и пеплом, смолчу,
Грянусь замертво оземь, когда на бомбе взлечу
Тихо и нежно летают вокруг каменюки
Дождик свинцовый идёт, и не слышно ни звука.

Я занесу свою руку с ножом над врагом — так нужно.
Орудие смерти — на миг, лишь на миг зависает оружье…
Здесь ужас от стужи, и красные лужи, песчаная мгла…
На волю из боли светла и прекрасна дорога легла из прямого ствола!

Мне больше не больно, прости, если сможешь,
Единственный звук, тихий шёпот до дрожи,
Я болен войной, я убью нас, и всё будет снова…
За что мне такое?
Я больше так не могу.
Винтовка молчала, но думала, сука —
«Убью!»
03.10.05

http://www.comail.ru/~thewildpage/oa.htm