Ольга Арефьева и группа Ковчег

Театр KALIMBA

Видеоантология. CD 2

Видеоантология. CD 2 Второй диск содержит видеоматериалы, относящиеся к 1994-2001 годам.

Фото на обложке: Алексей Барский
Дизайн обложки: Алексей Надёжин, Алексей Барский
Фото в буклете: Ирина Рулькова, Алексей Барский, Ольга Арефьева, Мария Сибиряк и др.
Текст: Ольга Арефьева
Выпуск: Олег Коврига, «Отделение ВЫХОД»
(c) (p) 2003 Ольга Арефьева

Содержание диска и сопроводительный текст

1. «На хрена нам война»
— клип 94-98г. Режиссура, подбор архивных кадров первой мировой — Андрей Стрелков, концертные съёмки «Программы А», монтаж Сергея Апрелова.

 

 

История этого клипа началась ещё в 94 году, когда передача «Тин-тоник» делала сюжет про меня и «Ковчег». Молодёжная съёмочная бригада неказённо и с душой подошла к подготовке программы. В неё, кроме интервью и фотографий, вошёл ряд специально изготовленных кусочков почти-клипов на основе любительских концертных съёмок Александра Калагова. В том числе — песня «Кайф», подкреплённая выразительными и жутко-прекрасными картинами Босха; «Джа пустит трамвай», замешанная с красивейшими кадрами из растаманского кино; смонтированный кусок чёрно-белого клипа «Папоротник» (единственное, что от него потом осталось после пропажи) и, наконец, впервые вышедшая в эфир песня «На хрена нам война».
Идея замешать концертную съёмку с кадрами первой мировой войны принадлежала Андрею Стрелкову, работавшему над программой. Получилось очень в точку. Впоследствии он пытался довести идею до окончательного воплощения в виде клипа, устраивал специальные досъёмки в Останкино, но второй вариант получился много хуже.

Дело сдвинулось с точки, когда «Программа А» разрешила использовать в клипе свои кадры. Окончательный монтаж сделал Сергей Апрелов.

Жизнь клипа получилась бурной — его крутили в эфире в самые внезапные моменты, например, по всем программам 9 мая. Зато и исчезновения из уже назначенных передач бывали — когда эта песня не совпадала с политической линией данного момента. Апогеем биографии песни стало появление на ТВ-6 пародии «На фига нам зима, пошла она в…!» и приглашение в «Рождественские встречи» Аллы Пугачёвой.

2. «Камикадзе любви»
— концерт в клубе «Не бей копытом» 20 ноября 96г, съёмка студии «Лужники-Видео-Арт».

Это первый концерт через некоторое время после моего прибытия из монастыря Оптина Пустынь, где не желавший ни в чём разбираться монах-исповедник попытался запретить мне заниматься делом жизни, огульно считая любую музыку делом греховным. Это событие стало причиной многих душевных мук и терзаний, но в конце концов я решила, что свою судьбу не брошу, не имею права. Про то, что нельзя закапывать талант, рассказывает и известная библейская притча. А явление, когда служитель церкви начинает считать себя истиной в последней инстанции и давать умопомрачительные советы прихожанам, называют «младостарчеством». Кстати, теперь церковь строго возбраняет священникам столь грубо вмешиваться в частную жизнь — можно только давать советы духовного характера. И по отношению к музыке позиция церкви стала гораздо более дружественной — что подтверждает наше недавнее участие в фестивале «Рок к небу», организованном православными священниками. Мы выступали в питерском Ледовом Дворце перед пятнадцатью тысячами зрителей в такой компании: Борис Гребенщиков, Константин Кинчев, Юрий Шевчук, Вячеслав Бутусов и Сергей Калугин. В ноябре же 96-го как раз Сергей Калугин в длинных телефонных разговорах реанимировал меня после полученного сокрушительного удара.

Сева Королюк в то время ушёл из группы и отсутствовал около года. Михаил Трофименко и Александр Соков ждали моего возвращения из затянувшегося паломничества. С ними и Борисом Марковым мы восстановили группу. Это выступление — первое после монастыря. Вид у меня тут и впрямь как у человека, перешедшего Рубикон. Глаза не от этого лица. Зато щёчки — изрядно потолстевшие на здоровом воздухе, простой пище и физическом труде.

3. «Она сделала шаг»
— клип, осень 96 — лето 97, режиссёр Сергей Зюзельков, оператор Валентин Миронов, помощник оператора Пётр Мудрёнов.

Песня раньше называлась «Она умерла», но переименована в «Она сделала шаг» после такой истории. В кабинет к моему знакомому на ТВ вбежал его сотрудник со словами «Клип. Арефьевой. Она умерла.» — «Как, Арефьева умерла?!!» Занавес. Пострадавших уносят. Запись — с невыпущенного на момент создания клипа альбома «Колокольчики». Играет «Акустик-Ковчег», правда, уже в полуразвалившемся существовании 1994 года. Голос — ОА, виолончель — Пётр Акимов, флейта — Александр Воронин, гитара — Ян Черняк, перкуссия, звукооператорство и сведение — тогда ещё не участник группы Всеволод Королюк.

Клип снимали осенью 1996 студенты ВГИКа — режиссёр Сергей Зюзельков и оператор Валентин Миронов. Помощником оператора был Петр Мудрёнов, который через несколько лет дорос и до самостоятельной съёмки клипа «Картонное пальто».

Съёмки захватили последние октябрьские полусолнечные дни. Все участники непередаваемо мёрзли. Хорошо, что просроченная цветная плёнка «Кодак», светочувствительность которой определялась взвешиванием коробки в руке и умножением года выпуска на одному Зюзелькову ведомый коэффициент, практически превратилась в малоцветную. Жёлтый и голубой цвета более достойно перенесли натиск времени (и получились по-неземному красивыми), а красного не было вовсе. Так что нос мой не выглядел покрасневшим от холода, как это было на самом деле.
По поводу сюжета мы с Зюзельковым не нашли общего языка. В его творческий метод входит обязательная гибель главного героя. Но я гибнуть была категорически не согласна, даже от пули сторожа яблоневого сада (вполне библейский образ). Хитрый Зюзельков всё равно всё сделал по-своему при помощи монтажа, правда, к счастью, это не очень прочитывается. В процессе перегона материалов для клипа Зюзельков взялся перегнать и бесценные чёрно-белые киноматериалы к недоделанному клипу «Папоротник». И безалаберно потерял их, к величайшей нашей скорби. Долгие муторные поиски, бесконечная погоня за Зюзельковым так ничего и не дали. Клип мистически пропал, лишь его небольшой кусочек сохранился в передаче «Тин-тоник», да и то в слабом качестве и с лейблом «ТТ».

 

4. «Квинтолов» 
— клип студии «Лужники-Видео-Арт» июль-август 97, режиссёр и оператор Олег Смольников, оператор Алексей Бодрягин, компьютерная графика Александр Сургучёв. В ролях О.А. и Михаил Трофименко.

Клип снят в период первой, неудачной попытки записи альбома, ставшего потом «Божией коровкой». В качестве музыкальной дорожки взята актуальная в тот момент, но потом устаревшая версия «Квинтолова».

Сниматься было интересно и приятно, ребята из «Видео-Арта» были искренне увлечены творческим потоком и относились к нам очень по-дружески. Сам клип первое время мне нравился, потом почему-то разонравился, сейчас мне вновь приятно на него смотреть. У меня так бывает. Я люблю менять лица, хотя иногда мне кажется, что электронно-компьютерный имидж мне всё же не подходит. В принципе, это памятник несбывшимся надеждам, потому что в результате альбом получился абсолютно не таким, каким задумывался.

5. «Dead can dance», «Панихида по апрелю» 
— фестиваль «Розы и струны» в Туле 16.05.97. Монтаж из съёмки Александра Калагова и съёмок местного ТВ.

Этот фестиваль организовывали тульские ребята-энтузиасты, не имевшие никакого опыта в меропритиях подобного уровня. Всё делалось по принципу «глаза боятся — руки делают» и в результате имело налёт тусовочности и какой-то раздёрганности. С музыкантами и своим ходом приехало много народу из Москвы, количество алкоголя было велико, а организованность стремилась к нулю. Звук был ужасен, оформление сцены состояло из доморощенных реклам спонсоров, с которых по нитке собирали средства на фестиваль. Зрителей было несколько тысяч, и они тоже как-то шатались.

Под определённым углом зрения здесь можно увидеть отголоски божественных хипповых времён свободы и любви, массовых камланий молодёжи в Вудстоке. Но петь, и вообще держать реальность в такой обстановке было очень сложно, всё норовило развалиться и превратиться в настоящую катастрофу. В общем, вспоминаю поездку без удовольствия. Голоса у меня потом не было неделю, «не меньфе».

6. «Динь-динь-динь», «Безобразия» П.Акимова 
— концерт в ЦДХ 16.11.97. Съёмка Александра Калагова.

Наконец камера поймала легендарные «Безобразия» Петра Акимова. Всё-таки, в нём пропадает великий комический актёр!

7. «Картонное пальто»
Клип снят в сентябре 98г на запись с концерта в ЦДХ 6 февраля 98г. Оператор и режиссёр Петр Мудрёнов, сценарий О.А., монтаж Сергей Апрелов.
Как снимали «Картонное пальто» — съёмка Александра Трояна, музыка из индийского кино.

Клип снят на концертную фонограмму, что беспрецедентно в современной клипопрактике. Притом, запись почти незаконнорожденная — песня была исполнена в конце концерта, вне плана, на бис и предварялась словами: «Ну вот, ну надо ставить какую-то точку… Ну ладно, давайте споём «Картонное пальто» — вроде как всем хорошо и нам не трудно». Влёгкую исполненная вне программы песенка ещё и не записалась, так как расслабившиеся обитатели звукооператорской будки уже успели повыдёргивать шнуры. Чудом запись сохранилась только у Андрея Ласкина, вообще писавшего без разрешения. Настроение в песенке получилось крайне раскованным и лёгким, так как двухчасовой с лишним концерт был позади и вдохновившийся безответственностью ковчеговский народ на сцене импровизировал вовсю, поддерживаемый благодарной публикой. Петр Акимов держал виолончель в положении гитары, Сева и Миша на ходу сочиняли подпвки. С этого концерта, происходившего в ЦДХ 6 февраля 1998 года, впоследствии был выпущен диск «Сторона От».

Клип снимался в сентябре 1998 года в Москве на Школьной улице своими силами. Петр Мудрёнов взял на себя техническое воплощение, совместив в одном лице оператора и режиссёра, я придумала сценки (половина из которых в результате досочинилась на ходу) и наприглашала друзей в качестве героев.

Наташа Зарицкая помогла с костюмами и реквизитом из театра. Саша Пеньков, как всегда, закрывал собой амбразуры, подняв фан-клуб на помощь и великие свершения. Как уже стало доброй традицией, на съёмке все ужасно мёрзли и мокли (при том, что сентябрьские деньки до и после того были солнечными и тёплыми). Но хорошего настроения было не занимать, хотя к концу второго дня уже изрядно устали.

По сюжету, девушка несколько «без царя в голове» идёт по довольно безумному городу, встречает разнообразных персонажей, тоже не совсем адекватных. Некурящая я расхаживала с изящным мундштуком и, как Билл Клинтон, не затягивалась. (Билл Клинтон во время избирательной кампании был обвинён оппонентами в том, что в студенческие времена курил марихуану. На это он гениально ответил, что — да, курил — но не затягивался! — и был избран в президенты.) Пару раз, правда, я дым всё-таки глотнула и закашлялась. По команде «стоп» сигаретка немедленно тушилась до следующего дубля, а на актёров набрасывались пальто и платки.

Митя Кантор, укутанный в шаль, напоминал фрица под Москвой. Дима Урюпин, игравший пьяного, так вошёл в роль, что начал перекрывать движение на Школьной улице. Некоторые водители прямо пугались. Умка так намёрзлась, что простыла. Лук, который у Ковриги по сюжету рассыпался из открывшегося футляра валторны, потом ещё долго использовался у меня в домашнем хозяйстве.

С организацией монтажа помог Александр Троян, смонтировал Петр Мудрёнов и впоследствии немного доделывали мы с Сергеем Апреловым.

8. «Се ля ви», «Бом, колокол»
Концерт в клубе «Крейсер» 14.02.98. Съёмка Александра Калагова. Всеволод Королюк — бас, Борис Марков — ударные, Михаил Трофименко — гитара, Ксения Чекулаева — шейкер, подпевки.

9. «Красные платок», «Два человека» 
Концерт в клубе «Крейсер» 29.01.98. Съёмка Александра Калагова.

10. «Площадь Ногина» 
— клип снят в 99 году. Режиссёр Ева Белова, оператор Алексей Тодоров.

Этот клип тоже снимала студентка ВГИКА — Ева Белова. Подготовка проходила весьма серьёзно. Несколько раз мы встречались с Евой и её подругами — добровольными гримёршами-костюмершами с целью поиска образа. Пробовали на моём лице самые занятные варианты грима (интересное занятие с непредсказуемым результатом), перемерили кучу моих костюмов, переделали кучу причёсок. Выезжали на натуру (Крылатские холмы), Алексей Барский фотографировал (кое-что получилось очень хорошо). В общем, время провели весьма насыщенно и интересно.

В результате придумали три образа — инопланетянка, свалившаяся откуда-то на землю, гибкая девушка, обтянутая узким чёрным платьем, танцующая что-то в стиле фламенко, и некто вроде статуи Свободы с волосами Медузы Горгоны. Для Горгоны сделали специальный парик из театральных кос, развешанных на каркасе в форме древнеримского шлема.

Оборудование в этот раз было в несколько раз мощнее и круче, чем раньше.

На съёмочной площадке сгрудились кран, рельсы, экран. Фокус камеры вертел специально нанятый человек — «фокусник». Ева с мегафоном расхаживала по площадке или сидела в специально привезённом режиссёрском кресле.

В сцену, где героиня по оригинальной (до сих пор не объяснённой) задумке режиссёрши катится вниз с откоса, пригласили каскадёра Максима Каца. Я его раньше знала обычным хиппарём, но при новой встрече он оказался вполне накачанным парнишкой — сделало своё дело увлечение кельтской историей в военно-историческом клубе, где они дрались на мечах. Он согласился сбрить ради искусства бороду и переодеться в женское платье. Когда дома мы на него примеряли мои парики и костюмы, было очень весело. Выбрали костюм Горгоны, как наиболее свободный.
Съёмка, в нарушение традиций мерзлоты, происходила наконец-то в жаркий день! Настолько жаркий, что к вечеру все обгорели, а у меня на ногах получился сетчатый загар в форме шнуровки инопланетянских штанов. Грим отчаянно тёк, и мне его подновляли перед каждой командой «мотор». Самый классный кадр снимали уже совсем на закате. Меня катали на кране — с одной его стороны привязали камеру и оператора, с другой — в противовес — меня (тоже привязали, чтоб не грохнулась). Конструкция приводилась во вращение тягловой силой в виде живого человека. Второй съёмочный день происходил уже совсем в другое время — в конце лета, погода стояла на диво холодная, физические ощущения были ужасно дискомфортными. Так долго и так невыносимо мёрзнуть на съёмках — это, по-моему, напасть, преследующая лично меня. С утра до вечера — сплошное страдание. Как ни странно, я после этого не заболела. Волшебная сила искусства! Дело усугублялось тем, что именно в вечер перед съёмкой меня покусал кот, застанный мной на месте преступления — обписывания шкафа (с костюмами!) с точным попаданием прямо в щель дверцы. Если бы я заранее предвидела, что сейчас раздастся звонок о том, что завтра съёмка — я была бы осторожнее, но… Я вступила с ним в борьбу и почти победила, но дала слабину, слишком гуманно-мягко держа его за шкирку. Злодей вывернулся и дважды прокомпостировал мне основание большого пальца. К утру рука распухла от ядовитых кошачьих зубов наподобие варежки. И вот незадача — именно эта рука, зверски болевшая, и должна была быть в кадре в сцене, где я держусь за решётку. Руку замазывали по живой ране толстенным слоем грима.
Окончание съёмки участники и сочувствующие отметили на свежем воздухе шампанским и салатами. Монтировала и раскрашивала клип Ева самостоятельно.

11. «Куколка-бабочка» 
— клип студии «Пигмалион» весна-лето 2000 года, режиссёр Сергей Ховенко, оператор Николай Корнеев.

По настоянию «Пигмалионов» появился визажист — недружащий с реальностью утончённый вьюноша с постоянно сигналящим пейджером, который везде опаздывал не менее, чем на три часа, и сразу занимал телефон бесконечными разговорами. Для начала он мои волосы выкрасил в ярко-рыжий цвет, потом стал выщипывать брови — и всё это время параллельно разговаривал по телефону.

Первая съёмка ознаменовалась тем, что я с 10 утра как дура «с мытой шеей» ждала этого самого визажиста, который должен был на машине заехать за мной на съёмку. Мы без конца перезванивались по мобильникам с «Пигмалионами», которые в автобусе с кучей необходимого техперсонала уже ждали нас за городом, врыв в середину чиста поля рукотворную качель. Когда за мной наконец около двух явился визажист, я была уже абсолютно не в состоянии буддисткой бесстрастности и готова была его побить. Но всё же доехали.

Установили камеру и начали съёмку. Как всегда, мёрзли. Самую мелкую девочку — оказалось, уже известную актрису, Аню Штукатурову, пригласили «Пигмалионы». Она бегала к камере спиной, так что большие труды гримёрши Светы над её лицом почти не пригодились. На тех съёмках Аня простудилась и ещё долго потом болела.
На меня страшно долго накладывали грим. Когда, наконец, он был готов, мы только и успели снять один крупный план (на котором видно, как я зла), после чего хлынул страшнейший ливень. Пришлось нашей кавалькаде из машин и автобусов отчаливать восвояси, разобрав качели под льющейся как из ведра водой. Съёмка фактически была сорвана. Кстати, наши пробные киносъемки вообще без грима на полянке возле киностудии Горького, на мой взгляд, ничуть не хуже и даже лучше. И я там в нормальном, спокойном состоянии. Так что до сих пор недоумеваю, зачем была нужна эпопея с гримом.

В следующий съёмочный день в этом же поле я непринуждённо ходила босиком по покрытым инеем острым остям скошенной травы. Сильное ощущение. На ости же легко спрыгивала с качелей и, улыбаясь, бежала к камере по строго выверенной траектории. Когда снимали вторую девочку — 11-летнюю Иру Свещёву — гримёры зачем-то накрасили её так, что она стала напоминать взрослую женщину. Она танцевала на песочке берега речки на фоне красивейшего заката что-то вроде ирландской джиги в мягких тапочках. Только это было босиком. Зачем-то решили, что нужно зажечь дымовую шашку. Дым, скорее всего, предназначенный для боевых учений, состоял из едких кристалликов, коловших дыхательные пути. Мужественная девочка танцевала в этом аду, так, как будто ей это ничего не стоило. От её мамы нам потом попало за порванные на пятках колготки — это выдало, что ребёнок по холоду прыгал босиком. Про дым мама, к счастью, не знала. Жестокое искусство — кино. Кстати, Ира тогда вовсе не простыла. А сейчас она танцует в ансамбле ирландского танца «Иридан» и даже самостоятельно изучает древнеирландский язык.
Когда уже солнце совсем садилось, наконец, дошла очередь до моего танца. Я была так замучена неорганизованностью процесса и мучительным холодом, что танцевала с выражением Кармен на лице. Было видно, что такая зарежет — недорого возьмёт. С трудом удалось улыбнуться, но улыбочка получилась хищной.

При монтаже материала всё равно не хватило, и тут пригодились наши любительские съёмки. Тем летом я впервые взяла в руки камеру и снимала наши деревенские будни, состоящие из танцев, ветра и прекрасных закатов. «Пигмалионы», когда увидели эти съёмки, вскричали «придётся тебя брать к нам на работу!» и сами начали мечтать приехать в деревню с камерами. Так и не приехали. Ещё хотели сделать из этих съёмок фильм, но конечно это тоже не состоялось. При перегоне и монтаже качество совсем потерялось и картинки любительского видео явно начали проигрывать профессиональному кино. Но всё же мне было приятно, что моё домашнее творчество пригодилось, хотя честно признаю, что эффектами я, по первости, явно злоупотребляла.

Красивый и весёлый человек Игорь Гудков, строивший на съёмочной площадке качели, вскоре (осенью) погиб под поездом метро от рук ненайденных бандитов.

12. «Аллилуия», «На хрена нам война» 
— «Рождественские встречи», январь 2001.

Моё появление в «Рождественских встречах» вызвало бурю самых взаимоисключающих эмоций у разных людей. Кто-то был искренне рад, кто-то чуть не хоронил меня, кто-то обвинял в предательстве каких-то там идеалов, кто-то завидовал. Мои родители были счастливы, что я наконец-то в телеэфире и среди звёзд, и мне до сих пор им трудно объяснить, почему я так не делаю каждый день.

Поскольку эта тема так всех интересует, расскажу, что я думаю на эту тему.
Начнём с того, что Алла Пугачёва — это певица моего детства. Фактически, это мой проводник — без неё я не стала бы той, кого вы знаете. Это был период, когда она пела песни «Так же, как все», «Этот мир», «Не отрекаются, любя». Это когда её поносила пресса, истекали ядом подсчитывавшие её заработки завистники, травил официоз, но боготворила страна. Увы, это время кануло в лету, и я тоже много последующих лет не интересовалась творчеством А.П. Её доставали навязчивые фанатки, она наряжалась в джинсовки и мини-юбки, вступала в нелепые браки, ну и так далее — все помнят, что было потом. Но для меня она осталась всё тем же созданием, наделённым ангельской мощью чистоты и чувства. Если бы моя личная встреча с ней состоялось в любой другой момент, всё было бы так же. В любом виде она для меня — та. Что она сейчас примадонна, что с ней престижно «поручкаться» — это мне всё равно. Я сказала ей «вы моя любимая певица», и она ответила «а вы — моя»!

Кроме того, мне доподлинно известно, что в жестокой провинции и у русских за рубежом кроме ТВ нет абсолютно никаких других источников культурной информации из России, так что я решила, что будет невредно выступить по центральному каналу. Кстати, хоть хорошая съёмка получилась.

Многих интересует технически, как произошло знакомство. Навязывалась я, или как. Успокою — мы с А.П. уже встречались раньше. Я в 92-м с «Блюз-Ковчегом» пела на странной тусовке, где молодые выступали для звёзд. Тогда она сказала мне «Я тоже блюзовая певица». Прошли годы — и всё состоялось само. Я была в Израиле, когда начали звонить из театра Пугачёвой. Мой ответ на электронное письмо Саши Пенькова мне в Тель-Авив был немедленным — Алла Пугачёва моя любимая певица и я согласна.

Песни А.П. выбрала сама в соответствии со своим замыслом. Принцип построения концерта мне непонятен, но считаю, что лично меня поставили вполне достойно.

Репетиции и съёмки были достаточно изматывающими — длились пять дней подряд по многу часов. Мои номера были в начале и в конце, так что я весь концерт должна была присутствовать за кулисами. После съёмок я несколько дней была без голоса. Эти неприятности были с лихвой компенсированы тем, что я по многу часов могла наблюдать это чудо в действии — А.П. Мои девчонки сказали — «на её месте ты бы давно уже всех поубивала». И вправду, не свихнуться от такой нагрузки может только очень крепкий человек. И не начать на всех орать и тому подобное. А Пугачёва очаровывала меня всё больше. Я любовалась тем, как она самоотверженно руководит всей этой махиной и вообще общается с людьми. Мне неясен принцип музыкальных предпочтений А.П., но на то она и хозяйка бала, чтобы иметь право на свои решения.

Я вполне была морально готова к негативной реакции некоторых. Она объяснима, но мои мотивации сильней. Кто-то боится, что меня испортит участие в сомнительной тусовке. Я в своей жизни участвовала в стольких сомнительных тусовках, что в таком случае уже давно должна была испортиться. Но я сложившийся человек с устойчивой системой ценностей.

13. «Засада», «Себя из меня» 
— концерт О.А. и Петра Акимова 3.11.01 в Тель-Авиве, клуб «Барби», съёмка Михаила Юциса.
Ольга Арефьева, Пётр Акимов.

Приятное путешествие в благодатную землю. Горячий приём бывших соотечественников напоминает старые времена и клуб «Не бей копытом». Это уже вторая поездка в Израиль. Моё первое путешествие подробно описано у нас на сайте www.ark.ru в разделе Почерк, здесь оно, пожалуй, заняло бы слишком много места.

Эти комментарии — не систематическое изложение всей моей творческой истории. Скорее, сопутствующие мысли и воспоминания, которые возникали в голове при виде тех или иных съёмок. Некоторые важные эпизоды жизни и исторические встречи с людьми совершенно выпали из внимания, некоторые вовсе неважные, наоборот, упомянуты на этих страницах. Кроме съёмок, конечно, происходило множество других событий — концерты, записи, поездки, репетиции, интервью, частная жизнь и увлечения, компьютерная переписка и жизнь сайта… Потянув за любую из ниточек, можно размотать подобный же клубок воспоминаний, и будет он совсем другим. Но всё же эти заметки — некий срез довольно бурной и насыщенной событиями личной истории, и по нему можно составить некоторое эмоциональное представление о том, как всё это было.

Многие интересные съёмки не вошли в этот диск. Например, на отдельный (и не один) диск просятся дибровские «Антропологии», или хотя бы фрагменты из них. Но у нас нет хоть сколько-нибудь качественных оригиналов. Ещё можно выпустить диск, посвящённый «Рояль-Ковчегу». Думаю, будут появляться и новые съёмки. В общем, продолжение следует!

Ольга Арефьева