>

Клавиши в небо, а также кулибины и образованцы

Столько лет заниматься музыкой — не надоедает? Нет, становится только интереснее. Размышляла о механизме наших отношений с музыкой: какая надоедает и какая не надоедает. Музыка — это же не просто красота, она — информация. И не просто информация — а ключ в различные слои сознания, и человеческие, и соседние. Так вот, в некоторых областях мы завсегдатаи, а в некоторых — гости. А еще в некоторых нам совсем неинтересно, неприятно и скучно.

Так вот, пройденная музыка, которая надоела — это тропинка в области сознания, которые мы уже миновали в процессе своего роста. Они нам кажутся примитивными, грязными и грубыми. Хотя объективно эти слова выражают лишь наши эмоциональные оценки: просто более низкие вибрации на большой-большой шкале, где мы — вовсе не вершина. Смею предположить, что кому-то и наши самые высшие переживания — лишь земля на подошвах.
А музыка, которая не надоедает — это проводник в пространства, где мы еще гости: привыкаем, осваиваемся. И можем это делать многие годы. Отсюда привязанность людей к одним и тем же произведениям — они еще не запросто попадают в миры, куда эти звуки ведут. Развитие у кого-то быстро идет, у кого-то медленно, а кто-то застревает на одном и том же.
А вот когда идешь дальше и дальше — случаются яркие переживания сродни озарениям. Это первые встречи с музыкой, которая открывает новые двери. Всегда же есть первый раз, когда «пробило». В детстве и юности таких встреч гораздо больше, позже ты уже многое знаешь и реже удивляешься.

Дальше можно повторять и повторять найденные ощущения, а можно идти в другие стороны, другие миры, и, если получится — дальше и выше. Далеко убежать не всегда получается. Существуют произведения, которые нас сильно выше, и они трудны для восприятия. Получить от них удовольствие, восторг, яркое ощущение — не для каждого возможно, а лишь для того, кому это родной или близкий уровень. При всплеске энергии мы выскакиваем наверх, но ненадолго. Потом опять скатываемся в простенькое «старое-доброе».
Но «Как трудоемки наши развлечения»… (мое же одностишие). Чтобы, постоянно занимаясь музыкой, найти то, что тебя взбудоражит, заинтересует — иногда приходится сильно постараться. Часть музыки слишком примитивна, часть слишком сложна. Развитие отдельного человека идет куда медленнее, чем развитие мысли человечества в целом. За одну жизнь прорастаем сквозь уровни — но не так далеко. Музыка — это еще и маркер того, где примерно мы находимся. Кстати, вышесказанное — не только о музыке, а о разных областях достижений человеческого духа. И развитие идет неравномерно. Музыкально развитый человек может быть совсем наивным в чем-то другом: не иметь визуального вкуса (постить дурацкие открытки в сетях, безвкусно одеваться даже на сцену), наивно и грубо судить о человеческих и общественных отношениях, неграмотно писать. Ученый может танцевать не очень, да и художник — почитывать низкопробные романчики. Такова наша человеческая жизнь. И человек, отстающий от нас в одном, может сильно превосходить в чем-то совсем другом. Хирург может фальшиво напевать, но при этом делать очень сложные и уникальные операции.

Хотя — одно дело знания и умения, а другое — уровень вибраций.
Уровень знаний и умений еще и может не соответствовать уровню сознания человека.
Не только в сторону «меньше» (в ситуации, когда талант не получил соответствующего ему образования — он становится самоучкой, «кулибиным», от музыки в том числе), но и в сторону «больше». Во времена Хрущева возникло такое слово «образованцы» — люди, которые получили высшее образование, но по сути остались там, откуда вышли.
У меня знакомый играл в симфоническом оркестре, с ним вместе работал музыкант, который, «по работе» исполняя произведения Рахманинова и Шнитке, по окончании концерта выдыхал, наконец, и искренне говорил «А вообще-то я «Дюну» люблю, пошли пивка попьем».

27 ноября 2015
Из ЖЖ Ольги Арефьевой