>

Жизнь чтобы не жить, или жизнь чтобы жить

Я крайне резонирую с такими вот текстами. Но я одновременно им горячо возражаю.

«Состояние ума обычного человека, которое постоянно мечется от одной вещи к другой, это настоящая проблема. Чувствующие существа очень нестабильны, но тот, кто действительно осознал сущность ума и пребывает в горном ритрите, может быть полностью свободен от страданий. Даже в этой жизни можно полностью избавиться от боли и продвигаться всё дальше и дальше по пути счастья. От этой практики есть большая польза. Нет ничего приятного в том, чтобы поддерживать всегда изменчивое состояние ума обычного человека. Когда такой человек несчастен, это чувство овладевает им полностью. Гораздо лучше осознать полностью пробуждённое пустое познавание и оставаться так.
По сути, в этой практике вообще нечего делать, кроме как тренироваться в достижении устойчивости. Но просто позволить своему уму быть, ничего не делая вообще, полностью противоречит нашим обычным привычкам. Наша привычная тенденция такова: «Я хочу сделать это. Я желаю сделать то». А потом мы и действительно делаем это. В завершении мы чувствуем радость и удовлетворение, когда всё выполнили сами, полностью и аккуратно. Но такое отношение никуда не годится в контексте этой практики. Здесь вообще нечего делать. Нам не нужно конструировать то, что не создано. Что бы мы ни пытались делать, становится имитацией, слепленной из наших мыслей и понятий.
На самом деле, некоторых может очень расстраивать и совсем не удовлетворять, когда они позволяют своей изначальной природе быть такой, какая она есть в реальности. Мы гораздо охотнее сделаем что-нибудь, вообразим или создадим что-нибудь и действительно причиним себе много трудностей. Может быть, именно поэтому Будда не преподавал Махамудру и Дзогчен открыто – потому что такое не-деяние в некотором роде несвойственно людям».

Тулку Ургьен Ринпоче

Да, я не хочу, чтобы меня мотали эмоциональные волны горя и счастья. Да, я внутренне гораздо больше люблю состояние текущей работы, и, конечно, больше, когда получается. Но и когда не получается, мне интересно. Зато давным-дано неинтересны праздники и достижения. Я уверенно выбираю между текущей работой и праздником — работу. Я гораздо больше верю в кропотливые и распределенные во времени усилия, чем во внезапные подарки судьбы. Лучше когда к одному и тому же умению (даже и с перерывами), но возвращаешься из недели в неделю, из месяца в месяц, из года в год, постепенно его развивая. При этом давние наблюдения за собственным бытованием и творческим процессом явно показывают, что внезапные подарки случаются — и еще как. Но они всегда — результат постепенного накопления энергии и вложенных усилий. Переход на другой уровень, озарение, творческий выплеск, переливание через край — всё это события, обусловленные тем, что энергия накопилась, разрозненная информация вдруг объединилась и структурировалась.
Например, мелодические, стихотворные подъемы случаются если заниматься музыкой и текстами: перебирать черновики, заготовки, играть в игры, связанные с сочинением, делать упражнения, размышлять на эти темы, слушать и читать. То есть быть в потоке, окрашенном интересующей темой и накапливать соответствующую энергию. Танец и рисунок — вообще (для меня) состоят только из кропотливых практик и упорного направления внимания. Но, конечно, чтобы вдохновить себя на упорный труд, необходимо восхищаться лучшими образцами того, что уже сделано в избранной области. Это мотивирует.

Так вот, относительно цитаты. То, что вызвало мое в ней отторжение — это утверждение, что даже чувство удовлетворения от окончания трудной и масштабной интересной работы, чувство, что она сделана, и сделана хорошо, а также удовлетворение от трудового дня, рядовой тренировки — тоже отдаляют нас от освобождения.
Тут выявляется системное противоречие — различный ответ на главный вопрос: для чего существует мир и для чего мы рождаемся, иначе говоря, в чем смысл жизни? Базовый вопрос, и разные религиозные, философские и духовные системы дают несколько разные ответы.
Такой ответ, как: «наша реальность существует лишь чтобы уйти из неё, жизнь — чтобы выйти из круга перерождений, человеческий мир — чтобы его отрицать» — меня внутренне не устраивает. И, соответственно, системы, которые на этом строятся — не мои. Я не говорю, что они неверны, я предполагаю, что они верны лишь для малой части людей. Для «невозвращенцев» — кто родился в последний раз, чтобы дальше уже не возвращаться в этот круг реальности.
Но во всех остальных случаях у нас имеются другие цели. И общая цель жизни как таковой: чтобы она состоялась! Цель конкретной жизни — чтобы произошел определенный массив событий, была проделана работа — ну не прямо точно известная, но очерченная как круг задач. А также уроков, из нее извлеченных — как внутренних, относящихся к своим процессам роста, так и внешних — по передаче достигнутого людям, которым это нужно, и на кого это тоже воздействует. То есть, рост, обучение, приобретение опыта, выполнение земной работы.

Тут надо отвлечься на определение того, что такое работа.
Вот у меня есть друг, он ведет дискотеки — танцы босиком — для людей, любящих движение, общение, музыку. Не попсу. Этнические мотивы, духовные искатели, свободные одежды, красивые люди, встречающиеся по субботам и воскресеньям — вот его дело. Иногда вечеринки дают прибыль, иногда убыль, иногда по нулям, но в общем и в целом он полностью занят этим и живет на это. Остальную неделю он не бездельничает: отыскивает и прослушивает целые массивы музыки, отбирает лучшее, составляет программы для вечеринок. Изучает многие сопутствующее вопросы и умения — от подбора и обслуживания звуковой техники до освоения компьютерных программ — диджейских, монтажных, виджейских. Но и плюс, сам занимается физическими упражнениями, фотографирует, неплохо снимает видео, путешествует, строит дом. Нет, нельзя сказать, что он безмятежен, но куда более счастлив и гибок, чем когда много лет назад работал на таможне, ходил на работу в костюме. То время он вспоминает с неприязнью и даже с содроганием. А вот его мама на него прямо давит. «Тебе надо устроиться на работу!» — «Мама, я работаю!» — «Это не работа!» — «Я приношу пользу людям!» — «Это не польза!» — «На других работах я буду зарабатывать меньше!» — «Ну и пусть! Зато ты будешь ходить на службу с восьми утра, а не без дела болтаться!»
Ну и в таком духе бесконечный диалог при любой встрече. То есть мама согласна, чтобы её сын был несчастен, не имел времени на саморазвитие, работал «на дядю», сидел в банке клерком, протухал в офисе и меньше зарабатывал. Или больше зарабатывал, но больше тратил — чтобы все как у людей — машина, ресторан, дорогие покупки. Лишь бы он не был свободен.
Вот в этом большая ловушка устаревшего мышления.
Надо ли работать 8 часов?
Надо ли поддерживать общество потребления?

Вот приехали люди — под окнами у нас спилили деревья. Другой раз приехали — асфальт переложили пятый раз за год. Была трава на газоне — ее сняли, положили новый газон и засеяли, Не успел прорасти — стали делать асфальт, газон весь развезли, по нему пару раз проехали — разнесли по дороге, засыпали заново. Делали газон — попортили асфальт. Газон еле-еле пророс — настала зима, многократно засыпали сметаемыми с тротуара лошадиными дозами реагентов. Настала весна — сменили землю, снова спилили пару умерших деревьев… И это какой-то бесконечный круг, в процессе которого зелени и красоты вокруг становится всё меньше. Все это адово бегание рабочих по кругу обслуживает куча начальства и промежуточных клерков. Но это работа и зарплата для толпы людей!
А может им лучше было не работать? Отдохнуть, о смысле жизни подумать… А потом, через некоторое молчание, наконец, почувствовать, чего на самом деле хочется и чем имеет смысл заниматься?
Боязнь того, что люди без кнута погонщика будут лениться и паразитировать — примерно такова, как и боязнь, что дети, если их насильно не усаживать в школе слушать скучного учителя и делать неинтересные уроки — будут ничего не делать.
Но вы ведь сами знаете, как моментально дети учатся тому, что им интересно и нравится! Силы можно потратить на сопротивление, активное или пассивное, на протест и саботаж. А можно с куда большей эффективностью — на то, что любишь и интересно. Возможно, делать будешь то же самое, но несколько иначе.

Помню, будучи школьницей, я влюбилась в Маяковского. Я читала про него книги воспоминаний, рассматривала фотографии и переживала его жизнь. Я перечитывала поэзию, знала наизусть много его стихотворений… И вот в школе настал момент — мы на уроке начали изучать Маяковского. Я была рада, но вдруг… Мои познания решительно не совпали с тем, что нам стали всовывать патетически-верноподданым тоном. Поэму «Владимир Ильич Ленин», сатирические стихи «Прозаседавшиеся», «Стихи о советском паспорте» и подобную псевдо-патриотическую шелуху. Не его любовь, красоту, новаторство — а заказную поэму, восхваляющую власть, плюс, мелкую социальную сатиру.
Дети не хотят изучать литературу? Да они просто чувствую ложь учителя! Я не говорю, что наша учительница была плохой — она просто была частью системы. Над ней сидело начальство, а над ним свое начальство — и со всех требовали, чтобы мы у Маяковского изучали именно те стихи, где он врёт и сдался, где он прогнулся под систему. Есть версия, что покончил с собой он вовсе не из-за любовных дел, а из-за мировоззренческого кризиса, вызванного тем, что он вынужден был врать и прислуживать власти. И вот эту шелуху нам суют под видом великого поэта.
Дети не хотят изучать химию? Бросьте, полно детей, которые ее обожают и готовы сами читать тома специальной литературы и ставить дома опыты!
Дети с огромным удовольствием занимаются авиамоделированием, делают радиоприемники, табуретки — да что угодно. Все, что интересно взрослым — интересно и детям. Но только тогда, когда понятно, зачем это надо, когда связано с жизнью.
Дети не хотят заниматься музыкой… А есть те, кто готов ею заниматься с утра до ночи! Только не когда над ними стоит тетка с палкой, вот в чем штука.
Так же точно устроены и взрослые люди. Если перестать сливать свою энергию на бессмысленные и вредные занятия, против которых протестует душа, если не тратить многие ресурсы на сопротивление, насилие над собой, делание хорошей мины при плохой игре, обман и самообман, заставляние других делать что они не хотят… Если перестать всем этим пылить и посидеть немного в тишине, подождать, когда энергия восстановится — придут собственные нормальные желания. И захочется: шить, читать, морковь сажать, самолеты проектировать, кино снимать, танцевать, перевязывать больных, спасать животных, воспитывать младших, посты в сети писать (-:

Мне кажется, стереотип «работа» давно устарел. Не надо работать «больше»! Надо работать меньше! Если убрать бесконечные круги, намотанные на простые и нужные вещи, останется необходимый минимум. И можно при этом быть совершенно нормально материально устроенными. Если убрать дутые, обманные, пустые работы — останется то, что делать и вправду нужно. Работать на это при разумном коллективном устройстве нужно три часа в день — подсчитано (могу потом кинуть ссылки, где и кем реализовано). Но можно трудиться и бесконечно больше — когда реализуешь большой проект, занимаешься делом своей жизни, учишься чему-то важному и актуальному.
На то, чтобы врать, переливать из пустого в порожнее, уничтожать природу, наращивать потребление, портить и красть общие ресурсы, уходят драгоценная энергия и время. Несчастные, лишние, бессмысленные люди — это люди, которые идут не по своей дорожке. Они заняты или сопротивлением миру и его отрицанием (преступники, асоциальные элементы, наркоманы и алкоголики — в том числе), или напротив, прислуживанием системе, чужим хитрым схемам порабощения. Рабы, надсмотрщики или беглые — все несчастны. А счастливы ли хозяева? Нет, они сами чьи-то рабы, всё это — лишь иерархия зла. Охранники (раньше количество было совсем другим, помните?), торговые агенты, впаривальщики ненужного, производители этого ненужного, люди занятые перепродажей воздуха и надуванием пузырей, люди, получающие выгоду от войны всех видов и занятые ее разжиганием, пилильщики ресурсов и чиновники-общественные паразиты — все они живут во мраке и заняты бессмысленным и вредным. И неважно, что они ходят «на работу» к восьми, пользуются уважением окружения и своей частью общественного достояния — имеют дома, машины, вещи, продукты, развлечения. Возможно, они респектабельны, и вообще милые парни (тёти). Я не уверена, что такое проживание абсолютно вредно и бесполезно — всё в мире имеет какой-то смысл. Отрицательный опыт — тоже опыт, ошибки и заблуждения нужны чтобы, погрузившись в них и вкусив их плодов, однажды осознать их и начать избегать. Стукнувшись о дно, начать всплывать. Правда, в одной жизни это многие не успевают, да и в нескольких — тоже.

Но вот штука. Отказаться от жизни невозможно, не нажившись. Не пройдя и не получив весь этот опыт. Только сытый жизнью может от нее отказаться. А духовные искатели, которые насильно оторвали себя от выполнения желаний и просидели жизнь в пещере, на деле свирепо тоскуя по общению, сексу, обладанию вещами, развлечениям, знаниям.. Они рождаются снова, да еще и с таким бешеным голодом ко всему этому, что становятся ненормальными накопителями того, чего были лишены. Миллиардеры, властолюбцы, сексуально и материально ненасытные люди, диктаторы — вот кем они становятся (с учетом энергии, накопленной сидением и сдерживанием).
Так что не сжимайте пружину. Она будет сжиматься, но не до бесконечности, рано или поздно жахнет. Лучше слушать себя и идти по себе. Но не по тому, что командует дядя или тетя. Им надо, чтобы вы служили им. Но толку от этого не будет никому, ни им, ни вам, ни планете. Планета — наша часть, а мы — ее часть. Мы родились, значит, нам здесь есть место жить, причины, задачи и занятия.

19 ноября 2015
Из ЖЖ Ольги Арефьевой