>

Про Ефросинью

Иллюстрации Яны Клинк к книге Ольги АрефьевойОбнаружила свой ответ одному знакомому, который когда-то в блоге поместил длиннейшую свою рецензию на любимую мою Ефросинью. Человек хороший, и относится ко мне замечательно, но вот впёрло его написать много очень странных слов, чем-то она его пуганула жестко. Делаю этот поспешный вывод, так как текст был построен в виде нападения, которое ничем не спровоцировано, то есть по сути это защита от своих личных монстров, которые мерещатся при всяком удобном. И вот, мне кажется, что письмо это я написала, но не отправила. Так как нашла в виде файла. А отправила бы — не прочитала бы уже никогда, ибо почему-то в моей почте всё пропадает, что старее пары лет. Похоже, в блоге у себя это он тоже совсем удалил. И, что интересно, яндекс с гуглом тоже делают вид, что такого его текста не существовало. Но он был! Ибо вон какой ответ я накатала. И сейчас этот манускрипт представляет из себя любопытный документ, повествующий о том, как автор размышляет о своем произведении, и как защищает его от глупых и злых нападок добрых людей. Заодно рассказывает, о чём же он все-таки писал. Прочитала прям с интересом и решила выложить. А чего мне стесняться? Всё и так уже в книге выболтано.

Я ответить собиралась, но из-за того, что не поняла всю середину и конец, понадобилось на некоторое время текст отложить. Через месяц прочитала еще раз — и вот, наконец, собралась. Пожалуйста, читай не лично, а вообще. Ну, раз ты пишешь в журнале об этом, то выражаешь какие-то мнения. И какой бы ты ни был хороший парень, но на мнения есть свои контр-мнения. Отвечаю немного обрывочно, по пунктам — как это у тебя изложено, ну да это не трактат. Пожалуйста, не обижайся, если чего вдруг покажется сильно «не твоим» (но ты уже выяснил, что миры у нас разные).
«Убеждён, что иллюстрации рисовалась при непосредственном участии ОА и подвергались тщательной корректуре.» Нну. Рисунки я практически никак не корректировала и не направляла, ну разве там совсем ерунду вроде усов. Художница так крута и так много сама понимает, что корректировать не было никакой необходимости. Мы совпали в главном, а несовпадений мелочей было полно. Но я нашла в этом удовольствие — как моих героев видят другие глаза. Книга, таким образом, перестала быть слишком личной и приобрела черты универсальности.

Насчет ног спорить не буду, дело вкуса, хотя, как сказала Лена, «нифига же он не понимает! Ноги — это круто». Впрочем, как и все остальное. Человек, не любующийся ногами, хоть бы и своими (лучше конечно женскими), многое теряет. А фотограф — тем более. У меня есть знакомый, который вообще только женские ступни снимает. И еще двери в разных домах и городах.

Если привязываться к количественной стороне упоминаний того или другого органа человеческого тела, то, помнится, такая работа была проведена кем-то относительно диска «анатомия». Там так всего дофига оказалось (эх, найти бы этот текст, после наведения порядка на сайте не ориентируюсь, где он), ну и фрейдисту-психологу нашлась богатая пища (вывод — нормальна, дружит со своим телом и не загоняет в подсознание своих чувств).
Если интересно, ты мы с Леной находили программку, подсчитывающую слова в тексте и потом выдающую рейтинг. Не удержались, пропустили Ефросинью через него. Насколько помню, там после всяких «она», «этот» и «в» самыми употребляемыми словами оказались «собака» и «Бог». По-моему, символично. И как раз можно поразмышлять, что за вертикаль выстраивается — животные-люди-Бог. Что символизирует и как развивается.
Программка, правда, кривая, работает по буквам. Синонимов не видит, омонимов не отличает. Разные падежи может считать разными словами, и вообще, кажется, неточно работает. Это бы все ручками повторить, работа как раз на несколько лет. Но не вторичные женские признаки в книге главное. И не задницы-передницы мужиков (хотя если бы это Бердслей в своем эротическом периоде иллюстрировал, может именно они доминировали бы в картинках, а ты, конечно, перенес бы это на меня). В этой книжке гораздо больше женщины ИЗНУТРИ, чем снаружи. В зеркало она там смотрится частенько, но гораздо больше смотрит внутрь своей головы, а из своей головы — на странное окружающее. Мужиков в книге ты тоже зря обложил. Там есть много настоящих, не придерешься — те же Великий Щу, Железный Самсон и Св.Тимьян — ежели Северин, Иероним, Сила, Рыцарь и Антроп не убеждают тебя по причине их субтильности.

И резко не соглашусь с утверждением, что «Мужчинам не то чтобы отводится второстепенная роль, их там нет… Внимания этим категориям уделяется не более чем писку подопытной лабораторной мыши, препарируемой студентами-медиками.»
Там очень много очень внимательного текста про мужчин. Некоторые истории настоящие, услышаны от тех, с кем они произошли. Я даже рискну утверждать, что кое-что понимаю в мужском внутреннем мире. Секрет прост — он не так уж отличается от мира человека вообще.
То, что книга женская — это действительно верное утверждение. И вот уже второй мужчина на коротком веку книги реагирует на нее страхом. Первый, театральный режиссер и очень сильный и умный человек, настоящий мужчина, сказал фразу: «Я видел смерть и опасность. Но никогда я не испытывал такого ужаса, как при чтении этой книги». Мне даже запомнилось от него слово «хтоническая» — так обозвал энергию этой книги режиссер (щас снова посмотрю в Яндексе, что это значит, опять забыла). Вам, мужички, (честно, совершенно безо всякого наезда) надо поразбираться со своей внутренней женщиной. Это совершенно нормальная человеческая сторона, которая есть в каждом мужчине, ее надо любить в себе и уважать. А если она вызывает такое отторжение — это признак чего-то, а может даже с чем-то. Мы с вами отличаемся на одну хромосому. Кроме того, извините, кто в это не верит, но у меня полное ощущение, что мы уже много раз побывали не Земле в телах разного пола. Ну не знаю, как для вас, а для меня пол — давно никакая не проблема.

По поводу ног, рук и членов, и потрясающей отсылки к православию — ну, автор, не создавайте же у меня впечатления, что православные — это зачумленные люди, ненавидящие свое тело и свои собственные органы (созданные Богом и имеющие важные функции!).
Вообще, сколько проблем наверчено вокруг этого вопроса — мрак. Мне почему-то это напоминает видео с одной дурной собачкой, которая грызет кость, злобно рыча на собственную заднюю лапу, а потом несколько раз КУСАЕТ за нее (сама себя) ! Могу прислать. Не одни люди, оказывается, это умеют.
Особенно же удивителен абзац «Люциферская же гордыня штука мучительная, обосабливаясь возомнивший себя лишается благодати.» Аргументация возникает ни из чего — в стиле «В огороде бузина, а в Киеве дядька». Или в стиле: «Сегодня мы обсуждаем поведение пионера Сидорова. Вот есть такие люди — фашисты. Эти нелюди… (дальше абзац о том какие они нехорошие и чем отличились). Вот поэтому предлагаю немедленно и единогласно исключить Сидорова из пионерской организации!»
Ни слова о том, чем же так плох лично Сидоров, и как именно он набедокурил. Но именно нелогичность и бездоказательность — главный аргумент в конструкциях такого рода.
Да, в книге половина событий происходит в собственной голове. И крутится вокруг собственного пупа. Умные индусики не зря говорили про майю. Все майя. Все иллюзия. Все литература. Что придумаешь, то и есть. Весь мир внутри твоей черепушки. А что ты будешь придумывать, если тебя совсем-совсем не контролировать? Если перестать вообще воображать себе то, что папа-мама-начальник-церковь-жена могут подглядывать в твои мозги и контролировать, благонадежно ли то, что ты думаешь? Если Бог — не суровый надсмотрщик, а искренний друг и понимает все?
Ну… Ты свободен. Совсем. И руки больше не заставляют держать на одеяле. Дальше? Ну дальше-то что? После того, как ты разберешься со своими нелепыми социальными запретами, взаимоотношениями с собственными органами, с подавленными инстинктами, комплексами, обидами, нелепой, насажденной извне, виной, и правильным раскаянием в том, чего и в самом деле не стоило совершать? Что ты сможешь создать такого, что было бы здорово, интересно, имело бы смысл, наконец? Свобода начинается именно с этого момента. И она — вовсе не простое испытание. Бог нам дал свободу воли, но мы спутаны своими страстями. Что ты сделаешь, распутавшись?
Алиса-в-стране-чудес просыпается в конце. И все этим очень довольны. Оказывается, все было не на самом деле. Мы с удовольствием путешествуем в сновидный мир, зная, что это — сказка. А Ефросинья НЕ просыпается. Мир так и остается бесконечно изменчивым, в котором реальная реальность — частный случай и существует на тех же правах что и остальные реальности (сновидная, воображаемая, соседняя, создаваемая кем-то другим и т.д.). И это страшно. Некоторым. Ну, потому что слишком похоже на то, что на самом деле.

И это пристальное самокопание вы называете гордыней? (перешла на вы, потому что чувствую, чью-то стороннюю подачу)
Назовите лучше мастурбацией, или философией, или путешествием — будет ближе, хотя тоже очень далеко.
И с этим героем (или писателем, что на этом уровне одно и то же) вы разговариваете о грехе? А если он не страдает виной? Если он творит от души и духа, которые — частички божественности? Вы воображаете его раскаивающимся в преступном несоответствии канонам и ритуалам? А кто их написал? Кто их сочинил? Кто узаконил? Носить платочек. Гладить лягушачьей лапкой головы соплеменников. Омываться в Ганге. Разуваться при входе в молитвенный дом. Кто это сочинил? Может это просто кому-то было удобнее по хозяйству? Или просто соответствовало традиции такого-то народа в таком-то веке и месте? Почему называющий Бога не «Отче» а «Папка!» — вами обвиняется в богохульстве? А это ведь тяжелое обвинение — и вы взваливаете его на себя, пытаясь взвалить на другого. Вы высказываетесь от имени Бога, не спросив Его мнения. Не крутовато ли? Где справка от Бога, что Он вас уполномочил и одобряет?
Хорошо, христиане. А как же туземцы? А как же мусульмане? Индуисты? Буддисты? А как же все множество человеческих типов и народностей, которые общаются с Богом тысячью возможных способов, действий и слов, и почему-то чувствуют, что Он их слышит и понимает, а они — Его? Вы так твердо и однозначно уверены, что именно утвержденным начальством ритуалом определяются отношения с Богом? А если ритуал не совпадает с одобренным инстанцией (так и хочется сказать — инквизицией), и вообще это не ритуал, а свободное искреннее общение — то вот уже и сжечь на костре?

Хорошо быть клоуном и художником. Пока ты все это танцуешь, рисуешь и поешь играешь в образе белого клоуна — никто к тебе не придерется. На невербальном уровне почему-то все друг друга прекрасно понимают. А на вербальном есть столько возможностей сделать из белого черное, а из черного — полосатое…

30 декабря 2014
Из ЖЖ Ольги Арефьевой