>

Feenschach. «Сказочно-шахматные озарения в творчестве Ольги Арефьевой»

Статья Андрея Фролкина (Киев) в немецком шахматном журнале «feenschach» N 177 (июль-сентябрь 2009, фактический выпуск — февраль 2010). «Сказочно-шахматные озарения в творчестве Ольги Арефьевой»

…заниматься шахматами дальше Ольга не стала, но, играя с отцом, успела уловить «ауру» шахмат и, совершенно не будучи знакомой со сказочными шахматами, стала изобретать собственный мир шахматных фантазий.

Жил-был мир.

Был он стар, как мир, стерт до черных дыр суперструнами и инфицирован интеллектом.

Интеллект лег тяжким бременем на своих носителей, наблюдавших за происходящими вокруг изменениями и силящихся понять, как и почему свалились на них способности наблюдать, воспринимать, анализировать; как оказались они в наблюдаемой среде; и откуда взялась сама среда.

Анализ с неизбежностью привел к умению обобщать, изменения были обречены получить обобщенное название типа «время», что, в свою очередь, не могло не породить споров о том, было ли у времени начало.

Большинство индивидуальных частиц мыслящего супа принялось утверждать, что объятая временем среда была всегда. Так было проще — снимался вопрос о начале.

Не искавшая легких путей группировка диссидентов принялась осмысливать сам процесс мышления, заподозрила, что при отсутствии информационного базиса он вообще-то не может стартовать, а при отсутствии потока данных извне — развиваться, и предположила, что вначале это правило всего лишь один раз быль нарушено — вне времени и пространства появилась чистая идея, написавшая сценарий Вселенной без бумаги и чернил.

На лучезарный поток света, источаемого божественной гипотезой, устремились мотыльки-перебежчики из противоположного лагеря.

Вскоре теория творения восторжествовала; казалось, объяснение всего непонятного можно переложить на плечи необъяснимой высшей мудрости.

Мешок предстоящих открытий лопнул и враз опустел.

Поначалу это всем понравилось. Интеллект воспарил и отправился в свободный полет.

Но потом на ускользающем горизонте сознания возник неясный, маняще-тревожащий образ, названный смыслом существования. Неизбывная потребность погнала интеллектуалов к нему по всем видимым направлениям, но сколько ни шли они, ближе смысл не становился.
Конечность существования сжимала бытие к точке ужаса, вечность расширяла до безграничной тоски.

И отнюдь не соблазнительно выглядела настоятельно предлагавшая себя бесстыже-нагая мысль о том, что у самого мироздания было два одинаково бессмысленных варианта выбора: существовать или не существовать. Возникшая в сингулярности первоначальная идея сотворила из вакуума монетку, на одной стороне начертала «быть», на другой — «не быть» и бросила ее из ниоткуда на никакую поверхность.

Результатом падения монетки стал антропный принцип, давший впоследствии возможность Шекспиру соединить обе надписи в один вопрос с единственно возможным для всех людей ответом, а Эйнштейну заявить: «Бог не бросает костей». В самом деле, после первичного броска монетки кости уже не понадобились.

Возомнившие себя вечными с энтузиазмом Сизифа принялись катить на бесконечно высокую гору иллюзий становившийся все более тяжелым камень самосовершенствования.

Реалисты скрепя сердце взялись за изобретение различных способов убийства времени.

Так родился главный закон существования Вселенной: Закон Игры.

Всякое действие и его антиформа оказались игрой: любовь и ненависть, религия и атеизм, наука и искусство, шахматный спорт и шахматная композиция.

Он знает, что всё это —
Только игра
Света и тени,
Зла и добра —
Он сам начал её,
Но настанет пора —
Подует от мыса Клод,
Острова Lord.
С острова Клод,
Мыса God
Придёт Тот.
(О. Арефьева, «Тот»)
***

25 лет назад в Feenschach’е была опубликована блистательная статья Шломо Зайдера «В нашем искусстве, как и во всех искусствах». Стала ли композиция за это время ближе к другим видам игр, именуемых искусством? Пожалуй, только к литературе. В 1991 году в «diagrammes» Адриан Стористеану представил эссе «Idées, parallèles et Cie», в котором привел многочисленные параллели между произведениями модернистской поэзии и сказочными шахматными задачами (эссе получило 3-й приз 1-го Специального Конкурса Статей). В середине 90-х в Украине был изобретен новый, синтетический вид искусства: шахопоэзия (диаграмма задачи, сопровождаемая поэтическими комментариями к решению). Благодаря сборникам Анатолия Мойсиенка «Шахопоезiя» (1997) и Виктора Капусты «Картатий материк» (2003) понятие «шахопоэзия» даже попало в украинскую литературоведческую энциклопедию. В Аргентине примерно в том же направлении работает Амил Мейлан. К сожалению, ввиду отсутствия переводов вышеупомянутых работ на другие языки эти творческие достижения остаются практически неизвестными в других странах.

И совсем уж малому кругу композиторов (да и то в значительной степени случайно) стали известны потрясающие шахматные и сказочно-шахматные озарения Ольги Арефьевой (Москва, Россия), имеющей примечательные достижения в ряде областей искусства, но наиболее известной как певица.

Ольга имеет высшее музыкальное образование по части вокала (Институт им. Гнесиных, Москва). Вокальный диапазон — почти четыре октавы; по мощи голоса и силе самоотдачи на сцене можно сравнить с Диамандой Галас, только направленность творчества, в целом, прямо противоположная.

По собственному определению Ольги, она поет «на стыке жанров»: «Рок (чистый рок вроде Патти Смит, блюз и реггей, сложные формы вроде Кейт Буш и «Кинг Кримсон» — (…) арт-рок), фолк, авторская песня, эстрада, классика, театр песни — направление задано Вертинским и Камбуровой, танец, визуальный театр. Все это «оболочки», внешняя форма для песен, которые объединены внутренним сходством» (из персонального сообщения).

В 2006 году в Москве Ольге аккомпанировал легендарный гитарист Тони Левин (King Crimson, Peter Gabriel Band). Каждое выступление Ольги — это мини-спектакль, исполненный трепетной магии тончайшего, на грани надежды и отчаяния, смеха и слез, преходящего и вечного, контакта со зрителями, отличающийся глубинным, порой даже мистическим, проникновением в философскую суть бытия и заряжающий аудиторию исцеляющей энергетикой. Ольга пользуется огромным успехом у «неформально мыслящей» молодежи Москвы и ряда других городов России и Украины. Многие (и автор этих строк в том числе) считают ее лучшей «сценической» певицей России. Большинство исполняемых ею песен Ольга написала сама (и музыку, и слова; таких песен у нее около 300); она — автор множества стихов, одной опубликованной книги прозы, около 1600 афоризмов-одностиший, член Союза писателей Москвы. Прекрасно танцует (создала и возглавляет перформанс-группу «Калимба»), фотохудожник (имеет в своем творческом активе две персональные фотовыставки и множество фоторабот в Интернете).

С шахматами Ольга познакомилась в детстве благодаря отцу Виктору Арефьеву, большому энтузиасту шахмат (ныне — чемпион подмосковного города Крюково). Правда, заниматься шахматами дальше Ольга не стала, но, играя с отцом, успела уловить «ауру» шахмат и, совершенно не будучи знакомой со сказочными шахматами, стала изобретать собственный мир шахматных фантазий.

Мистические связи между Ольгой и сказочными шахматами начались, пожалуй, с названия ее аккомпанирующей группы. Вот уже много лет Ольга имеет несколько составов инструменталистов для исполнения разного типа музыкальных произведений, но неизменно каждый состав имеет в своем названии слово «Ковчег»: «Регги-Ковчег», «Шансон-Ковчег» и так далее. Между тем, ковчег — старейшая «сугубо сказочная» фигура (ладья + алфил): впервые она упоминается в рукописи «Bonus Socium» (XIII век) (данные из Словаря сказочных шахмат В. Неботова).

Конечно, слово «ковчег» довольно популярно за пределами шахмат, и вышеупомянутую связь было бы списать на простое совпадение. Однако шахматно-поэтические откровения Ольги никак нельзя посчитать простой случайностью. Никогда не читая литературу по сказочным шахматам, Ольга «параллельно открыла» (приведенные ниже цитаты из поэзий переведены дословно, без соблюдения размера и рифмы, чтобы не искажать шахматный смысл основных моментов):

1. Нейтральные фигуры

Шахматная королева
Шахматная королева
Всегда пряма и бледна,
Прямо или налево,
Но ходит всегда одна.
А король оставаться в клетке
В любую погоду изволь —
Гулять позволяет редко
Ему королевская роль.
Не ходила бы ты налево,
Бледная королева!
Белому королю
Скажи «я тебя люблю»!
Но ходит и ходит упорно —
Король ей нравится чёрный…
Мечтает она о детках —
Пешечках в общих клетках,
Толстеньких и задорных,
Наполовину чёрных!
Но не позволяют придворные,
Честь и этикет.
Нет, нет и нет.

2. Многомерные шахматы
В версии шахмат — острый кинжал
Ей путь в королевы открыл,
В другой — самосуд чужого ножа
Оставил пару могил…
И нам не понять ни побед, ни потерь
С точки на плоскости игр:
Зрению видится часто как смерть
Вход в многомерный мир.
(«Баллада о шахматном коне»)

3. Сферические шахматы
Наша доска для игры — это шар
(«Баллада о шахматном коне»)

4. Возможность продолжения игры в матовой позиции
Прошу у нищих пищи, даю богатым злата,
Пою перед глухими, танцую для слепцов,
Сдаюсь перед игрою, играю после мата,
Скрываю свое имя, бегу на каждый зов.
Господи мой, что ж это снова будет со мной?
(«Средневековая песенка о диалектичности мира»)

А. Фролкин, «diagrammes», 1990

12+8 a) h#2 (0.1.,1.1.)
b) после 3-х полуходов (!): h#3 (0.1.,…) A.P. белому королю
a) 1… Л:h1+ 2.Лg5 2.f4#
b) Позиция рассматривается как новая, не связанная с предыдущей игрой.
1.gf e.p.! (последний ход — f2-f4, а до этого Лf3-e3; взятие на проходе надо легализовать рокировкой) 1…0-0! 2.Л:е2 Кh1 3.Лg2#

Недавно была опубликована книга Ольги Арефьевой «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной». Структура книги весьма необычна: сравнивать можно разве что с «Алисой в стране чудес», сдобренной изрядной долей булгаковской мистики, современного театра абсурда и дадаизма известного шахматного мастера Марселя Дюшана. На титульной странице книги — шахматная фантазия с участием обычных и «живых» фигур на доске 8х9 (рисунок, как и остальные графические работы в книге, выполнены талантливой молодой художницей Яной Клинк). Шахматные откровения поданы главным образом от лица персонажа, именуемого Белковым ангелом. Заметны параллели между шахматами и мирозданием, между шахматами и развитием человеческого общества.

«Он вытащил из складок одежды две половинки шара в черно-белых клетках, собрал их вместе и высыпал на него магнитные фигуры в виде людей, предметов, животных и домов, которые сразу притянулись к поверхности.

— Это сферические шахматы. Они символизируют Землю, клетки — добро и зло на ней. Фигуры — это герои, а ходы — события. Ты отрываешь фигуру от доски, показывая власть судьбы. В тот момент, когда фигура не касается основанием своей Родины, она переживает полет.

(…) Ангел расставил шахматы по разным полюсам.

— Можно ходить как угодно, — пояснил он. — В зависимости от этого будет развиваться сюжет.
— А что будет, если я проиграю?
-Никто не проиграет, с сегодняшнего дня ты уже победила. А больно всегда — пока ты жива.

Он аккуратно сделал ход конем. Она просунула руку через ветер и передвинула фигуру в форме своего дома на черную клетку».

Поскольку по мере развития человечества правила общественной жизни неуклонно усложняются, Ольга выдвигает идею шахмат с постоянно усложняющимися правилами.

«Я видел жизнь чем-то вроде шахматной партии, в которой все время менялись правила. Я сам был этой партией. Правила игры были просты, их количество увеличивалось с каждым днем. Я ощутил их чем-то вроде тока крови».

Шахматы с постоянно меняющимися/усложняющимися правилами — кажется, в сказочной композиции такая идея еще не звучала. Правда, существует разновидность под названием «прогрессивные шахматы» — белые делают ход, черные отвечают двумя, белые тремя, черные четырьмя и так далее. Правда, можно ли увеличение количества единичных ходов, из которых состоит полный ход, считать усложнением правила?

Как еще можно интерпретировать идею изменения правил? Один из вариантов — первый ход в партии и белые, и черные могут делать только пешкой, второй — либо пешкой, либо конем, третий — на выбор пешкой, конем или слоном, и так далее. Король сможет двигаться только на шестом ходу. Как добиться усложнения правил на 7-м ходу? Можно задействовать прогрессивно-шахматный подход, так что полный ход будет состоять из двух последовательных ходов пешкой (пешками) и/или конем (конями) либо из единственного хода фигуры любого другого типа; на восьмом ходу — либо два последовательных хода пешкой (пешками) и/или конем (конями), либо единственный ход С/Л/Ф/Кр, и так далее.

Возможен и другой вариант — неуклонное увеличение размеров доски. Назовем это «шахматами Большого Взрыва (БВ-шахматы)». Напрашиваются несколько подходов: добавление дополнительной горизонтали и/или вертикали после каждого полного хода (белые + черные) или каждого единичного хода любой из сторон, и так далее. Предложение от Александра Швыченко (Ясиноватая): при ходе без взятия доска расширяется, при ходе со взятием — сужается (шахматы Пульсирующей Вселенной, ПВ-шахматы).

Иллюстративный пример:
Roberto Osorio
Аргентина
Оригинал

2+3 h#2
ПВшахматы
После
1.S3c2
расширение
После
1… dc2
сжатие
После
2.Sb3
расширение
После
2…cb3Q#
превращение после сжатия

Далее, можно для каждой задачи с усложняющимися правилами (шахматы Ольги Арефьевой, ОА-шахматы) указывать под диаграммой последовательность используемых на каждом ходу правил. Простейший пример:

Ольга Арефьева (Москва), Андрей Фролкин (Киев)
Оригинал

3+11 #2 ОА-шахматы
(1-й ход за белых и черных: обычные правила; 2-й ход: Circe Rex Inclusive; 3-й ход: Anti-Circe)
1.Ф/Сxg7+? Л∞ 2.Ф/Сxh8 (Крe8), мата нет.
1.Кр∞? ∞ 2.Фxg7# 1…Лd8! 2.Фxg7+/Сxg7+ Лd1!/Кc1!, мата нет.
1.Крd2! ∞ 2.Фxg7# (2.Сxg7+? Кc1!)
1…Лg∞, Кh∞ — нелегально ввиду самошаха.
1…Кc3 2.Сxg7# (2.Фxg7+? Кd1!)
1…Лd8+ 2.Фxg7#.

Если бы на 3-м ходу не должна была произойти смена правил, реальной угрозы для черного короля не существовало бы: он возрождался бы на е8. Но на 3-м ходу правила меняются; следовательно, мат на 2-м ходу! 2…Лxd2 (Кре1) — белому королю все равно, угроза ему иллюзорна.
Учет «посмертных» эффектов на третьем ходу в двухходовке.

И еще цитата:
«Есть два параллельных мира с разными правилами; в обоих можно жить. Здесь ты можешь сходить в магазин, а там — сыграть до ре ми фа соль», — произнес он. Она сделала ход струной, почувствовала дрожь в горле и поняла, что на роду ей написано стать певицей».

Возможная интерпретация: шахматы Алисы, на каждой их двух досок ходы делаются по разным правилам.

Ольга Арефьева (Москва), Андрей Фролкин (Киев)
Оригинал

 

13+15 Шахматы Алисы КДП в 8,5 ходов
Доска A: Anti-Circe Доска В: обычные правила
1.d3 (на доску B) e6 (B) 2.Cg5 (B) Ke7 (B) 3.Cxe7 (A) h6 (B) 4.Cg5 (B) Лxh2 (Лh8, B) 5. Cxh6 (A) g5 (B) 6.Cg7 (B) Ce7 (B) 7.Cf8 (A) Kxf8 (Ke8, B) 8.Фс1! (B) 0-0! (A) 9.Фd2 (A) нет иного способа рокировать с доски В на доску А, кроме использования правила Anti-Circe/Circe о возрожденных фигурах применительно к рокировке.

Далее — фантазия Ольги на тему использования в сказочных шахматах элементов карточных игр:

«Город шахматных фигур — это упорядоченное образование из карт рубашками вовнутрь. Играя в карты, надо быть таким же проницательным, как рентген, как засыпающая память без одной ноги. (..) И мысли стали соответствующими: ходить с бубей, брать прикуп. Золотое кольцо на пальце Бога поблескивало. Богом казался тот, кто был выше на одно измерение. На самом деле это был держатель колоды. Система координат создалась ненадолго во время игры. Мир развернулся по своим правилам. Черные убили белых. Козыри побили простые фигуры. Короли переженились на пешках, тузы затвердели в своих заблуждениях. Массовым действиям отводилось место в углу шахматной доски. Игра закончилась ходом коня (…)»

А вот — песня со сценарием ретроаналитической задачи со сказочными фигурами:

Шаг е-два — е-четыре
По клеткам для птиц и рептилий,
Чёрно-белым клеткам для пойманных вольных,
Где выход через замок.
(«Каждый шаг через больно»)

Ольга Арефьева (Москва), Андрей Фролкин (Киев)
Оригинал

14+13 Развязать позицию
Ферзевый хамелеон с3

К сожалению, здесь нет пойманных фигур-птиц, только парочка рептилий…

1…Ла2-b2+ 2.b4:ЛХс5 СХf2-с5=ЛХ 3.g5-g6 KXh1-f2=CХ 4.g4-g5 h2-h1=KX 5.g3-g4 h3-h2 6.f2-f3 g4:ФXh3 7.ЛXh4-h3 h7-h6 8.CXf6-h4=ЛХ f5-f4 9.KXe8-f6=CX f6-f5 10.e7-e8=KX f7-f6 11.e6-e7 g5-g4 12.e5-e6 g6-g5 13.e4-e5 g7-g6 14.e2-e4! e3:Kd2! (Кстати, одна из песен Ольги называется «Хамелеон»).

И еще фрагмент песни со сказочно-шахматным содержанием:

Волоокое время
Любит тех, кто смычок сверчка,
Кто кассетными демо
Ставит мат на доске зрачка.
(«Одинокое время»)

Остается поблагодарить Ольгу Арефьеву за столь необычное участие в играх шахматных сказочников и выразить надежду, что когда-нибудь Ольга использует сказочно-шахматную символику в своем перформансе.

Андрей Фролкин
Киев, Украина
(22.3.2008-2.4.2008)