>

KM.ru. «Немодные песни Ольги Арефьевой»

Репортаж Андрея Ордальонова о концерте Ольги Арефьевой и «Ковчега» в клубе «Точка» 26 февраля 2011 с сайта km.ru «Немодные песни Ольги Арефьевой»

…публика расходится с просветлёнными лицами, настолько творчество певицы гениально, и одновременно настолько просто.

26 февраля в «Точке» прошёл последний зимний концерт Ольги Арефьевой и «Ковчега». В концерте принимали участие перфоманс-группа «Kalimba» и театр «Феникс», создавая визуализированный образ песен, эдакий бэкграунд.

Последний раз я видел Ольгу несколько лет тому назад в качестве гостя на одном из концертов «Оргии праведников», на сольнике «Ковчега» — и того раньше. Это был полуакустический, можно сказать, почти академический концерт в Центральном доме художника в июне 1997 года. Перед началом, решая какие-то организационные проблемы тоненькая, романтичная Ольга феей бегала по вестибюлю ЦДХ. Была в этом какая-то, удивительная творческая доступность. Такой она и запомнилась. Спустя тринадцать с половиной лет, кажется, ничего не изменилось: певица всё такая же аристократичная, пластичная, женственная: Эпитеты можно придумывать бесконечно. Не изменились и люди, пришедшие на концерт. Кое-кого (уж простите мою хорошую зрительную память) я видел и на том концерте в ЦДХ, и вот теперь в «Точке». Хотя, конечно, не совсем так. Стало меньше людей с фенечками, с дредами, хипповская составляющая отошла на второй план. А вообще аудитория Арефьевой на удивление молода, средний возраст пришедших, пожалуй, лет двадцать. И это при том, что тексты и музыка таковы, что совсем не портятся с течением времени. В её вещах нет модных нынче лесбийских намёков и феминистической агрессии, она не истерична, в мелодиях и интонациях нет популярного сейчас остервенения. «Я — мешанина из женщины и мужчины», — поёт Ольга в «Ассиметрии» с «Авиатора». Может быть, в этом причина? Арефьева не пытается категорично делить творчество на мужское и женское, а поёт только на понятные общечеловеческие темы, облекая их в красивую оболочку мелодий, образов и жизненной философии.

Позитивной энергетики Арефьевой с годами меньше не становится. Более того, с каждой песней концерта Арефьева, по идее должна бы устать, а она наоборот расцветает, становясь всё ярче, живее и энергичней. Начав концерт с песни «Мажорные аккорды», Ольга, как и много лет назад вытягивает все ноты до самой последней секунды.

Концерт был электрическим с первой до последней ноты. В нём не участвовали ни акустическая гитара, ни виолончель. Вероятно, электрический вариант сказался и на подборке песен. Заунывье отошло на второй план. Большой акцент был сделан на реггей. Кстати, как бы в разные годы ни назывался проект Арефьевой, именно реггей-составляющая всегда была и остаётся превалирующей.

В середине первого отделения Ольга поёт самую старую песню концерта «Андеграундный рай». Этой композиции, шутка ли, без малого двадцать лет. А в завершении первой части исполняет лиричный романс «Не верьте мне».

Во втором отделении публика ждала старых песен. Из зала просили «Площадь Ногина», «Дорогу в рай» и даже «Колокольчики». Но неожиданно продолжили звучать новые песни с последнего альбома «Авиатор»: «Начинай», «Саван» (правда, в необычной обработке), «Вавилон», «Голем», «Ефросинья», и каждая из них самоценна, альбом явно не проходной. Каждая фраза — сплошные символы, каждая строчка — зашифрованное послание в бесконечность. Из совсем нового, ещё не вошедшего никуда, прозвучали — «Снег», «Экология моей головы». В целом концерт прошёл достаточно спокойно. Не было всеобщих плясок и братания, но было видно, насколько важна для Ольги положительная реакция публики на новые песни.

«Мы решили вытащить из небытия одну старую песню, чему сами очень теперь радуемся». С этими словами музыканты заиграли «Квинтолова». По залу потянулся вопросительный шопот. Чудно, но часть публики эту песню уже не помнит. А есть ли в музыке в принципе преемственность поколений? Следом звучит песня из «Алисы в стране чудес». Надо сказать, детский цикл Арефьевой уже накопил в себе достаточно вещей для полноценного альбома.

Так просто музыкантов со сцены не отпустили. Но было видно, что Ольга только этого и ждёт: «Зовите нас, зовите, мы хотим ещё спеть для вас», — читалось на её лице. Первый бис — эгоцентричная песня «Трудоголя». Совсем свежая, не вошедшая пока ни в один из альбомов, энергичная шуточная композиция, посвящённая участникам группы «Ковчег». «Меня зовут Оля, я — трудоголя» — поёт Ольга Арефьева. Вот уж и вправду, на такое количество проектов и задумок, которые только ещё предстоит реализовать, сил хватит только у одержимого творчеством человека. В заключение случился и второй бис — более спокойная уже знакомая поклонникам композиция «Всё так просто».

«Мой внутренний мир давно превратился во внешний, но чувствую я в нём себя необычно нездешней», — поёт в одной из своих песен Арефьева. Увы, сейчас «новое время, новые песни», и вполне закономерно, что для нашего пластикового ТВ творчества Ольги, как эманации чего-то более сложного, нежели блатата и примитивные тынц-тынц, не существует, интеллектуальность и одновременно поэтичность, аристократичность и одновременно безбашенность нынче не в цене. Однако публика расходится с просветлёнными лицами, настолько творчество певицы гениально, и одновременно настолько просто.

Текст: Андрей Ордальонов
01.03.2011 afisha.km.ru