>

Ольга Арефьева выпустила очень рок-н-ролльный альбом, да еще с участием великого Тони Левина

Рецензия на альбом «Ияо». Гуру Кен, для сайта «Ньюсмьюзик». 1 июня 2018

Продуктивность Арефьевой в последние годы удивительная и зашкаливающая. Каждый год — полноценный альбом, а то и два. Множество клипов, которые Ольга еще и монтирует сама. Концерты, спектакли, тренинги по пластической импровизации. Удачный период, период всплеска творческой активности. И отличная музыка, что самое главное. Сплав чрезвычайно насыщенных смыслами текстов и такого рока, который отталкивается от блюзовых корней и обретает самобытность бардовского высказывания, внеполового и бескомпромиссного. Называть это русским Нилом Янгом или Бобом Диланом — смешно и пошло, но иных ассоциаций нет.

«Мы делаем прекрасный, необычный, человечный, красивый и при этом дворовой альбом. И влюбляемся в него все больше. Про маму, пустыню, одиночество и кости. Песни, которые могли бы петь и первые поселенцы Америки, и индейцы. Песни о свободе и побеге из тюрьмы. Пентатоника наше все. Фильмы Мертвец и Хороший, плохой, злой — наша вторая реальность», — говорит о нем Ольга Арефьева.

Всё правильно говорит. Именно такой «Ияо» и есть. Плотный, уплощенный голос Арефьевой без видимого труда вонзается в эти шершавые хриплые гитарные риффы. Панорама так и разведена: сверху звонкий упрямый вокал, снизу на прозрачной дистанции размашистые барабаны и шершавые риффы. А между ними мечутся сухие стаккато из всего остального.

Это еще и самый «мужской» альбом Арефьевой. Не только потому, что многие тексты написаны от мужского лица (Арефьева часто прибегает к этому приему), а именно по стилистике и подаче. Брутальное свободолюбие возведено в куб. Фразы из песен хочется цитировать и цитировать, они не в бровь, а в глаз. Но лучше прослушать и переслушать сам альбом. Уверен, что этот альбом значительно прибавит миллениалов к аудитории «Ковчега», эти мысли им близки и понятны.

В альбом «Ияо» вошло 13 песен, и ни одной случайной. Арефьева крошит мироздание на волевые векторы, и даже когда спрашивает советы, предупреждает: «У меня нет кожи». Мир делают волевые люди, и чего же ты хочешь ты? — спрашивает Арефьева в каждой песне. Иногда это оборачивается в кантри-формы, иногда в фолк, иногда в каторжные баллады в духе Кейва. Парадоксальным образом все это глубинно русское. Кристаллизовано в песне «Станция Дно» — про ту самую, где отрекался царь Николай II, про которую Маршак писал «Хватились на станции Дно: Потеряно место одно», про которую Чистяков пел «Девушки со станции Дно»… Арефьева про эту псковскую станцию высказалась так: «И ежели кто приходит сюда, останется здесь навсегда». Знаете, это все напоминает «Разговоры в поезде» Макаревича, только без его всепобеждающего нарративного оптимизма.

А что же басист King Crimson Тони Левин? Он рычит в «Тишине», коде альбома. Где «Если ты незрячим станешь, если я немою стану». Возможно, это самая великая песня Арефьевой, которая никогда не появится в чартах. Сначала его партия кажется лишь пульсирующим фоном песни, но шести с половиной-минутная песня завершается феерическим бисом Левина, оканчивающимся в предсмертных схватках, как смерть раненого льва.

Понимаете, я мог бы сказать, что это лучший альбом Арефьевой или лучший рок-альбом года в России. Но Арефьева способна сделать нечто большее даже в этом году, она сама даже не знает пределов своего креатива. Она на подъеме. Она невероятная и безграничная. Она талантливая и профессиональная. Ей можно предъявить то, что порядок треков не идеален или что она принципиально не желает использовать вибрато (это обогатило бы ее вокальные партии, без сомнения), но эти песни говорят сами за себя.

Оценка: 9 из 10.

Гуру Кен