>

Советская Белоруссия. «Бабочка под конвоем»

Отзыв Ильи Валентинова о концерте в Минске 12 ноября 2004 из газеты «Советская Белоруссия». «Бабочка под конвоем»

…За спиной у неё Уральский хребет и «секта» русского интеллигента (родоначальница — Марина Цветаева), попеременно хвалимая и хулимая толпой.

Когда пытаешься объяснить кому-то, кто такая Ольга Арефьева, получается какая-то невнятица: «Гнесинку» закончила, училась у Льва Лещенко, организовала группу «Ковчег», выпустила 9 альбомов. Скандалов не устраивает, в прайм-тайм по ТВ не светится… Хотя регулярно выступает в Москве, ездит с гастролями… Из наиболее примечательных выходов в тусовочный свет — участие в «Рождественских встречах» Аллы Пугачевой. Да, вот еще: за небанальную поэзию Ольгу приняли в Союз писателей России.

Вообще, ей трудно найти какой-нибудь аналог. Ближайшие — Елена Камбурова, но она никогда не писала сама, или покойная Наталья Медведева — но за вычетом высокого алкогольного градуса и кабацкого надрыва.

Потому особенно странно, что при каждом приезде в Минск Арефьева собирает аншлаги — будь то концертный зал «Минск», Центральный Дом офицеров или, как было на этот раз, — старейший минский клуб «Реактор», где на «разогреве», как принято выражаться в таких случаях, у Арефьевой выступали замечательные белорусские группы «По глазам», «Нагуаль» и «Вирус лиха».

Группы эти достойны отдельных слов и отдельных статей. В то время как музыкальные журналисты ломают копья о формате, хит-парадах, порочности шоу-бизнеса, необходимости харизмы для исполнителя и прочих нелепостях, в Беларуси совершенно естественно вызрело новое поколение альтернативных рок-музыкантов — ироничных, пластичных, тонких. В них уже нет пафосного апломба, они не корчат из себя рок-мессий и протест в их музыке сменился на иронию. Теперь они косят под «городских сумасшедших», продолжая традиции Даниила Хармса и группы «АукцЫон». Все это только пошло на пользу музыке — она стала объемнее. Она — первопричина творчества, источник движения.

В каждой из этих групп есть что-то свое. «По глазам» — это прежде всего нотка женской агрессии солистки Стаси, «Нагуаль» — интуитивный хаос музыкального абсурда, «Вирус лиха» — музыка регги в интерпретации интимно-девичьих вариаций. Если тешить себя надеждой, что Арефьева для них в каком-то смысле пример, за будущее независимой рок-сцены Беларуси можно быть спокойным. Ведь Ольга — это чистый образец того, как можно полноценно существовать в музыке, находясь вне системы звукозаписывающих корпораций, сытых тусовок и малообразованных спонсоров. Она — красивая женщина, которая так и не покорилась правилам игры. Во всем ее отличает какое-то врожденное благородство, особенная природная стать, выраженная в грации тонких кистей и осиной талии. Хотя залы Ольга собирает немалые, пресса ее не любит. А народ московский обожает и внемлет ее проповеди. Сама она не москвичка. Свердловская.

Непокорность Ольги можно объяснить не только ее творческой, но в первую очередь человеческой, женской живучестью, силой ее характера. За спиной у нее Уральский хребет и «секта» русского интеллигента (родоначальница — Марина Цветаева), попеременно хвалимая и хулимая толпой. Она сама написала в одной песне: «Под любым конвоем останусь я живой». А «конвой» у нее действительно достойный — невнимание прессы, отсутствие эфиров, нелюбовь саунд-магнатов. Так что ловите, если найдете на отдельных продвинутых прилавках ее новый альбом «Кон-Тики», и почувствуйте себя принятым в круг избранных.

Илья Валентинов
газета «Советская Белоруссия»
24 ноября 2004