>

Dance-net.ru. «Так любят джаз, так любят буто»

Dance-net.ru, Екатерина Васенина. «Так любят джаз, так любят буто». О выступлении Ольги Арефьевой и перформанс-группы KALIMBA в «Улице О.Г.И.», 28.11.2008.

Пластический талант танцовщицы Ольги Арефьевой — потаенно-укромный на фоне славы Арефьевой-певицы. Большие афиши ее сольных концертов и вместе с коллективом «Ковчег» заполоняют город, анонсы ее пластических выступлений с перформанс-группой «Калимба» приходят смс-ками и распространяются по жж. Танцует Ольга о том же, о чем поет — о своих путешествиях по ту сторону так называемой реальности.

Дорога в космос внутренней вселенной выбрана правильная — Арефьева идет по пути ритуального, языческого танца. Озарения чередуются с провалами во тьму, наивность поиска спорит с интуитивной мудростью тела, помнящего танцы у костра и в первых храминах.

Язык ритуала многозначен и бессмыслен одновременно. Неподвижность сменяется яростью камланий, сосредоточенность впаяна в спокойствие и неторопливость движения. Подарком инициатора вовлечения Арефьевой в стихию танца — Антона Адасинского и перформанс-театра «Дерево» Арефьева воспользовалась правильно. Близкая ей и единомышленникам Лене и Андрею эстетика медленного бритоголового сухого тела понята как бесконечная возможность импровизации — а импровизация умного тела, в котором живет фантазия и мегабайты любимой литературы магического реализма, зрелищна. Метафоры театральны и читаемы. Трудный свет — одинокая лампочка на потолке, фонарик в глаза или светящаяся половина круглого абажура на полу — как половина земного шара Малевича из мейерхольдовской «Мистерии-буфф». Немного видео на полу. Хохочущие рты развратного мегаполиса, рекламные призывы растоптаны босыми ногами танцевальных язычников. Голой пяткой ритуальной пляски — по наглым накрашенным видеогубам.

В «Калимбе» не юродствуют, выставляя напоказ свою философию жизни — потребность и умение жить тихо, безденежно, занимаясь делом, без которого жизнь не нужна. Для этой перформанс-группы соблазны и уклад внешнего мира — попса для приезжих. Заплетая невестины косы яркими лентами, натанцевавшаяся, беззвучно наплакавшаяся Арефьева укладывает свое угловатое сухое тело на пол, в рой светлячков от зеркального шара. Поездка в космос, главному мужчине ее жизни, начинается, музыка и шоу продолжаются. Танец — проводник в миры. Мощный, надежный шерпа. Мы наблюдаем вылет астрального тела и долго не можем выйти из зала. «Все закончилось», — подталкивает к выходу директор выставочного зала «Улицы:» Александр. Арефьева — актриса, и на аплодисментах она возвращается. Зрителю отодвинуть легкую икейную занавеску и оказаться в ресторанном зале трудно — потоки космического ветра мешают движению в реальный мир.