>

Вечерний Екатеринбург. «Кабаре» кривых зеркал. Ольга Арефьева привезла в Екатеринбург свой новый проект»

Репортаж Елены Загородней в газете «Вечерний Екатеринбург», 12 апреля 2016

Современного зрителя сложно удивить. Нет, ну серьёзно, что такого может сделать сегодняшний артист, чтобы это вошло в историю? Встать на голову? Сплясать нагишом? Перешагнув порог XXI столетия, индустрия развлечений начала буксовать, с трудом отыскивая новаторские идеи. Избалованная публика перестала верить в чудо. Однако порой, для того чтобы произвести впечатление, нужно совсем немного. Певица АРЕФЬЕВА справляется с этой задачей вот уже два десятка лет. При этом, определённо, меньше всего на свете она озабочена тем, как именно ей шокировать почтенную публику. Просто происходит очередной взрыв маленькой внутренней вселенной. Или какой-то другой творческий катаклизм. И лёгким движением руки музыка превращается…

За годы творческой биографии Ольга демонстрировала зрителю самые разные грани своего таланта. Она была угрюмо-серьёзной, ударялась в лирику и блюз, играла солнечный рэггей и шансон, превращала свои концерты в театральный фарс, и во всех авантюрах её неизменно сопровождала верная команда «Ковчег», которая в зависимости от ориентиров творческого пути с лёгкостью меняла названия. «Блюз-Ковчег», «Регги-Ковчег», «Акустик-Ковчег», «Рояль-Ковчег», «Шансон-Ковчег»… Кажется, перевоплощениям не будет конца. И каждый раз, когда публика уже начинает привыкать к новому образу певицы, она вытаскивает из рукава нового «джокера».

Новый проект «Кабаре-Ковчег» в полной мере соответствует своему названию. Всё, что мы знаем о кабаре по старым фильмам, нашло своё отражение в творческой задумке Ольги Арефьевой. Немного цирка, немного фарса, щедро сдобренные «перцем» скетчи и репризы порой весьма пикантного свойства, ну, и конечно, музыка — жизнерадостная, незамысловатая, прилипчивая, полная фальшивого драматизма и жгучей иронии. Проект существует уже около трёх лет, однако лишь совсем недавно он обрёл своё официальное студийное звучание. Впрочем, упаковать фейерверк театральных красок в формат аудиодиска поистине нереально. А потому Арефьева решилась вывезти свой «балаган» на гастроли. В пятницу, 8 апреля, «Кабаре-Ковчег» гостил в екатеринбургском театре «Щелкунчик» (ул. 8 марта, 104).

В жизни Ольга Арефьева человек чрезвычайно закрытый. Она редко соглашается на интервью, держится в стороне от шоу-индустрии и даже принципиально не даёт автографы. Для поклонников у неё заготовлено специальное факсимиле, которое заменяет живой росчерк руки. Своё личное пространство певица защищает от любого, даже случайного вторжения. Но вот звенит третий звонок, в зале меркнет свет — и всё волшебным образом меняется. Перед нами иной человек — способный, кажется, даже обнажиться, если этого потребует замысел сюжета. Арефьева меняет наряды, шляпы, позы, она танцует, жонглирует, взбирается на табурет… В какой-то момент она и вовсе срывает юбку, оставаясь в театральном неглиже. Её героиня делится с публикой любовными переживаниями и жизненными коллизиями, притворно ссорится с музыкантами, разыгрывает целые репризы, используя нехитрый реквизит. И кажется, что всё это — такое настоящее. Именно это, а не то, что осталось за стенами театра.

Проекты Арефьевой существуют не сами по себе, между ними имеется весьма органичная преемственность. Вот уже около десятка лет певица сотрудничает с труппой театра Kalimba, актёры которого дополняют музыку авангардным визуальным рядом. В «Кабаре» также не обошлось без перформансов подобного свойства. Загадочный мим, неуклюжий Пьеро, девушка-смерть с «бедным Йориком» в руках: бессловесной тенью следует за певицей её верная спутница Елена КАЛАГИНА, которая снималась в большинстве клипов Арефьевой. На этот раз ей приходится быть подчёркнуто-смешной, притом не проронив ни улыбки.

Меняется вместе с Ольгой и её постоянный творческий партнёр, виолончелист и пианист Пётр АКИМОВ. На протяжении двух десятилетий он сопровождает певицу во всех её начинаниях. На этот раз ему пришлось примерить на себя образ незадачливого аккомпаниатора в смешном сюртуке и шляпе. В «Кабаре» у него есть даже несколько сольных выходов, включая полноценный инструментальный номер с вариациями на тему итальянской эстрады.

Музыкальный материал «Кабаре» также нельзя назвать стопроцентно новым. Наряду с авторскими музыкальными экзерсисами Арефьева включила в репертуар и некоторые проверенные временем «нетленки», такие как «Шарабан-американка» и «Цыплёнок жареный». Номера эти в своё время присутствовали ещё в программе «Шансон-Ковчег», однако вполне органично вписались и в формат нового проекта. Как, может быть, через несколько лет перетекут в какое-то следующее сценическое приключение, в которое непотопляемый «Ковчег» отправится вслед за своей мятежной звездой. Сама Арефьева не скрывает: процесс для неё всегда был куда важнее и интереснее, чем результат. Каждый её концерт неповторим: настанет новый день и принесёт новые повороты сюжета.