Программа «До полуночи» на радио «Новости online». 18 марта 2002 г.

…Разлада нет, но есть желание заниматься очень многими вещами: от публицистики до танцев. Для этого не надо всё на свете бросать, а всем сразу одновременно заниматься.

Ведущий — Михаил Антонов

— У нас в гостях Ольга Арефьева, солистка группы «Ковчег». Это радиостанция «Новости online», 87,7 FM, программа «До полуночи». Здравствуйте.

— Здравствуйте.

— Оль, давайте начнём с сообщений, которые стали поступать на пейджер. По-моему, это всё посетители вашего сайта. «Ольга, привет! Это Катя из Турции. Я где-то слышала, что «Ковчег» новый альбом пишет. Правда ли это и что ожидать от этого альбома нам как слушателям?»

— Это, с одной стороны, правда, с другой стороны — результат неизвестен, непредсказуем. Мы с таким интересом его ожидаем, как и слушатели, потому что всё в руках высших сил.

— То есть альбом всё-таки будет?

— Я в это верю, но сейчас несколько дел зависло в такой недоделанной фазе, и зависит скорее от каких-то вещей нематериальных, чем материальных.

— «Что с тобой происходит, когда ты влюбляешься?»

— У меня есть одностишие на эту тему: «Когда влюбляюсь, становлюсь опасной»

— Эта причёска, кстати… Сменила ты причёску не потому, что влюбилась?

— Пусть это будет моей маленькой тайной.

— Хорошо. Нет, просто слушатели не видят, они не могут оценить эту красоту…

— Несказанная.

— …которая сейчас передо мной.

— Несказанную нашим радиоведущим.

— Едем дальше. «Планируете ли вы в ближайшее время выпустить книгу детских стихов? Я нашла их на вашем сайте и с удовольствием опробовала на дочке. РАБОТАЕТ!»

— Как здорово. Очень приятно. Удивительно, как радиослушатели попадают в мои узловые точки. То, о чём я сейчас больше всего думаю. Видимо, ловят мои вибрации, флюиды. С книжкой дело упёрлось в две вещи:
1. в картинки
2. в то, чтобы это смакетировать, сверстать.
Насчёт картинок дело обстоит так: я так решила, что в результате я их, скорее всего, сама нарисую. Осталось дело за малым, так как я абсолютно не умею рисовать, и надо срочно научиться это делать.

— Оль, а можно я попрошу тебя какой-нибудь свой детский стишок прочитать в эфире. На сон грядущий.

— Очень приятно. Хорошо.

Я полюбила крокодила
За кожу и зелёный цвет.
За пасть, колючую, как пилы,
За лапки, словно табурет.

Я загляделась, глядя с тыла
На хвост, изогнутый хребтом.
Я так влюбилась в крокодила,
Но как признаться ему в том?

— Слушай, здорово. Если не Энтин, то, по крайней мере, очень похоже. Моя дочка точно бы обрадовалась этим стихотворениям.
«Как известно, Церковь не всегда благосклонно относится к артистам-лицедеям. Вероятно, это происходит из-за ощущения греховности прожития многих жизней. Вы не чувствуете в себе разлада после концерта? Не возникает ли желания всё бросить и заняться, к примеру, публицистикой? Стихами? Музыкой?»

— Разлада не чувствую, хотя довольно большую усталость ощущаю. Такую, скорее, приятную пустоту. Приятную опустошенность. Разлада нет, но желание заниматься очень многими вещами: от публицистики до танцев. Для этого не надо всё на свете бросать, а всем сразу одновременно заниматься.

— «Как бы вы охарактеризовали вашу лирическую героиню? Она одна или существуют клоны, путешествующие из песни в песню?»

— Хорошие вопросы вы сегодня задаёте. Нет, клоны и одна — это какую-то унификацию подразумевает. А у меня ощущение, что моя героиня очень-очень разная, а внутри — да, действительно, наверное, одна и та же. Хотя я тут с большим удивлением обнаружила, что сама-то я с годами меняюсь. Я-то кажусь себе одной и той же. Недавно увидела застарелые съёмки 80 какого-то года, и я вообще себя не узнала: неужели это я такая дикая, такая свирепая, такая смешная?

— То, что Ольга говорит, что она меняется, это, конечно, может быть. Она и меняется, так как мы с ней последний раз виделись три года назад на другой радиостанции. А Ольга совершенно не поменялась. Всё такая же обаятельная, и всё так же очаровательно прихлёбывает чай из кружечки.

— Без чая как без плюшек.

— Оль, скажи, каким образом тебя занесло на «Рождественские встречи» два года назад?

— Меня туда пригласили.

— Как?

— Меня разыскали. Я была в Израиле.

— Я знаю, когда мы с тобой последний раз встречались, я тебя интервьюировал (жуткое слово), ты уже говорила, что исполняла песни А.Б. Пугачёвой. У тебя уже был цикл «Чужие песни» это называлось?

— Ещё один удар, точно в точку. Особенно в связи с тем, что концерт «Чужих песен» именно то, что сейчас приближается. И будет 30 марта в ЦДХ. Правда, в основном, я пою песни любимых мной и малоизвестных в попсовых кругах рок-музыкантов. Где были песни Пугачёвой, вылилось в другую программу. Она называется теперь «Рояль-Ковчег». Превратилась в такой мини-спектакль, где я много раз преображаюсь, переодеваюсь, где участвуют предметы: веер, кастаньеты, ну там ещё много чего. Так что мои эксперименты с «Чужими песнями» разошлись на два проекта. 30 марта я не буду петь песни Пугачёвой, а «Не отрекаются любя» и песню на стихи Цветаевой «Уж сколько их упало в эту бездну» я пою до сих пор. И они мне очень нравятся.

— Здорово. Алла Борисовна слышала? Ты пела ей эти песни?

— Мы не настолько с ней близко знакомы и близко общаемся, чтобы я могла ей так запросто спеть.

— Ольга Арефьева у нас в гостях, солистка группы «Ковчег». Если бы видели «Рождественские встречи» 2001 года, вы бы запомнили её выступление. Там было, если я не ошибаюсь, два номера. Вторым номером шёл хит всех времён и народов «На хрена нам война», а первая совершенно потрясающая песня:

[Звучит песня «Аллилуйя»]

— Ольга Арефьева в гостях у программы «До полуночи». Оль, комплимент. Этой песней я анонсировал недавний ваш концерт в ЦДХ (делал программу «Афиша»). И чтобы дать многим нашим слушателям понятие, кто же такая Ольга Арефьева, я поставил эту песню. Меня поразила реакция девушки, которая здесь сидела — она плакала. Плакала навзрыд. Так что спасибо за «Аллилуйю».

— Спасибо за такие тонкие и интересные наблюдения.

— Мы потом пришли во время другой песни и с ней на два голоса это всё пели. А у меня дочка под «Аллилуию» засыпает.

— Очень здорово. Кстати, люблю петь на голоса. И люблю засыпать.

— «Планируете ли вы выступать летом с концертами в Питере?»

— Летом вообще я избегаю выступать. Я люблю летом отдыхать. Правда, в Питер я езжу периодически. И когда ближайший мой приезд, я даже не знаю. Возможно, что вот где-то весной, переходящей в лето.

— «Пристально наблюдаю за вашим творчеством, Ольга, переодически заходя на сайт. Он находится на www.ark.ru. Вижу, что любимой площадкой остаётся ЦДХ. Это какие-то личные пристрастия или аренда дешёвая?» Вот так взял всё опошлил.

— Нет, это не дешёвая аренда. Пристрастия есть кое-какие. Там публика особая. Это концертная площадка, а не клуб. Люди приходят, прилично одевшись, настроившись на искусство. Элемент развлекательности на втором плане. Сейчас концерт — это что-то ближе к поэтическому вечеру, несмотря на то, что мы играем рок, играем с группой. Настраивает на более глубокое восприятие. Хотя я бы с удовольствием выступала на каких-то цветных, более веселых площадках. В Москве с этим трудно почему-то.

— Дадим эту запись в Кремлёвский дворец.

— Мне представляется что-то типа клуба, который не был бы ночным, не был бы прокуренным, чтобы там был хороший свет и много народу.

— Оля, а тенденция новых русских не избежала, наверное, и тебя. Ты поёшь, выкладываешь душу. Сидят на первых рядах «Ну, типа, давай, покажи, что умеешь». Сталкивалась с такой публикой?

— Как ни странно, нет.

— Бог миловал.

— Да.

— Хорошо. А непонимание публики?

— Скорее, есть такая подростковая бравада. На самом деле она тоже для меня — понимание. Люди требуют, чтобы я была такой, другой, третьей, той, какой они меня помнят или воображают. В общем, они желают видеть своё отражение во мне. Это такая юношеская максималистская требовательность. Она меня, наоборот, даже всегда радует. Это, скорее, понимание. Форма большого интереса к тому, что я делаю.

— С юношеским максимализмом я столкнулся вчера, когда узнал, что ты придёшь в гости на нашу радиостанцию. У меня сосед, мы стояли на лестнице, перекуривали. У него сын есть, мальчик подросткового возраста. Переодически бренькает на гитаре, мешает мне спать. Так вот мальчик вышел на наш разговор, услышав «Арефьева». На что он спросил: «Что вы тут про Арефьеву?» Я: «Она будет у нас в гостях очень скоро.» Я не знал, что так скоро, то бишь, сегодня. Спросил: «Почему она пишет песни такие сложные, на аккордах не подберёшь?»

— Я тут выпустила альбом под названием «Анатомия». Для меня это была вершина. Поэтическая, мелодическая. И душевная. Всё, что я могла, я в неё вложила. И потом вдруг читаю рецензию под названием «Трёхаккордная богиня», где меня обвиняют:
1. в элитарности;
2. в сектантстве;
3. в примитивности.
Одновременно.

— Изыди! Изыди!

— Да нет, в сектантстве в плане того, что вокруг меня люди, которые меня обожествляют. А остальная публика просто не знает, кто я такая. Меня обвинили явно не в том, в чём реально, может быть, виновата. Песни мои не слишком примитивны, но они не такие уж и сложные. И, в частности, если надо аккорды, они есть на сайте www.ark.ru. Кроме того, мы стали указывать аккорды в буклетах дисков. Просто помню свои времена, подростковый возраст, когда я училась играть на песнях Окуджавы, песнях в исполнении Бичевской. Иногда я легко подбирала, иногда нет. Вот и решила не усложнять людям жизнь. Я знаю, на моих песнях учатся, так что… пусть это будет легче.

— Хорошо. «Почему такие дорогие диски в магазинах?»

— Наверное, все диски такие дорогие.

— «Ольга, не кажется ли вам, что ваши песни похожи на другую исполнительницу? Вадим»

— Не знаю. На какую?

— Вадим, уточните, пожалуйста. Пейджер тот же.

— Тем более что я не только исполнительница, но ещё и автор. Может быть, она мои песни исполняет?

— Возможно, Вадим услышал песни… Ты же исполняешь Умку?

— Объявлю, что следующий концерт будет именно концерт «Чужих песен». И там я буду петь песни Умки, Янки, Сили, Олди, Дмитрия Кантора, Елены Фроловой, Насти, Инны Желанной. Возможно, Леонида Фёдорова, группа «Аукцыон». И другие официальные лица. В общем, моих любимых авторов.

— Кстати, у Инны Желанной послезавтра в среду концерт. Если я не ошибаюсь, в ЦДХ. Будешь присутствовать там?

— Честно сказать, давно я не была на её концерте. Может пора уже сходить. Может быть, и не пойду. У меня репетиции идут интенсивно. Собственное мероприятие на носу.

— «Первый раз увидел Ольгу в человеческом обличье после того, как сходил на концерт Инны Желанной. И Ольга там была в роли приглашенного гостя».

— У нас был с Желанной совместный проект, назывался «Двойной портрет». Мы объединили наши концерты. Она пела несколько моих песен, а я несколько её песен. Я была гостем на её концерте, а она на моём. Мы поменялись творческим своим продуктом.

— Ольга Арефьева у нас в гостях. Слушаем её песню. Задавайте вопросы, звоните.

[Звучат:
Отрывок из песни Насти Полевой «Вниз по течению неба «
Отрывок из песни Дмитрия Кантора «Мне приснилась тишина и покой»
Отрывок из песни Янки «От большого ума»]

— На радиостанции «Новости online» в программе «До полуночи» Ольга Арефьева. Попурри из нескольких песен вы только что услышали, дабы составить как можно более полную картину её творчества.

— И, главное, вот тут чуть-чуть не в тему, потому что песни не мои. Разумеется, все это поняли. На всякий случай подчёркиваю особо, чтобы меня не спутали с авторами этих настоящих шедевров. Это мои любимые песни. Жаль только, что не я их написала. Первый кусочек — это песня Насти «Вниз по течению неба», второй — песня Дмитрия Кантора «Мне приснилась тишина и покой». Третий, разумеется, все узнали, это была песня Янки «От большого ума».

— «Оля, скажите мне, пожалуйста, как вы бережёте свой чудесный голос?»

— Вот не берегу.

 — Чай пьём.

— Пришла с репетиции совершенно измученная. Выпила чаёчку, повеселела. Тем более, увидела ваше доброе, заинтересованное лицо, услышала интересные вопросы. Голос быстренько сказал «Есть!», раз партия сказала «Надо!».

— «Для Бичевской. Слышал все ваши концерты. Обожаю. Вадим». Вадим, смею вас расстроить, у нас в гостях не Жанна Бичевская, а Ольга Арефьева, которая любит и училась…

— В детстве я пела песни…

— «В горнице моей темно».

— Эту песню, кстати, Бичевская не пела.

— Это пела Марина Капуро, а Бичевская пела: «Миленький ты мой, возьми меня с собой».

— Эту, как раз, я не пела. Сейчас вспоминаю, что же я пела. Любопытно даже. «Я в садочке была». Мне очень нравилась эта песенка.

— Пояснение по дискам мы получили: «В «Пурпурном легионе» Ольга Арефьева представлена более чем полно. На стоимость 1-го диска «Ковчега» я смогу купить 3 «Би-2″ и 2 Аллы Пугачёвой. Мне это не по карману».

— Ничего себе! Вот видите, не знала, что я, оказывается, такая ценная птица!

— Вы высококоммерческая.

— Что о себе не узнаешь на радиоэфире.

— За одну Арефьеву двух Алл Пугачёв дают.

— Как за одного небитого, видимо. Хотя, может, битого, но не очень сильно.

— «Оля, скажите, пожалуйста, у вас есть дети?»

— Нет. Песен много, детей нет.

— Песни это дети.

— Ну, видимо, вместо.

— Вы прочитали детский стишок про крокодила. После этого задали вопрос о детях.

— Да, понятно. Почему-то этот вопрос несколько раз звучал. В гостевой книге на нашем сайте он как-то муссировался. Не знаю, всех как-то заинтересовало это одновременно.

— Стоит задуматься. Ольга, как ты общаешься с поклонниками? Через гостевую книгу твоего сайта? А нет доступа у человека? Нам недавно звонил человек из Байконура.

— Через интернет запросто. Катя из Турции… Я хотела спросить: у вас что, в Турции радио слышно ваше?

— Нет. Ваш очаровательный директор разместил на сайте рекламу…

— И пошли вопросы оттуда. Понятно. А я думала, что у вас радио такое широкоохватное.

— В Байконуре ловимся. В Турции…

— Это очень здорово. Интернет убрал эти расстояния. Люди стали делиться не географически, а, как сказал Ричард Бах, границы стран проходят по духовным измерениям.

— С компьютером на «ты» уже?

— В качестве почты и печатной машинки. Картинки какие-то туда-сюда отправлять. А что-то серьёзное на нем делать…. Даже сама забыла… дефрагментировать — это делают друзья за меня.

— Ужасные слова — «дефрагментировать»…

— … «интервьюировать» — сами сказали, я теперь вам отвечаю.

— Но я-то на работе. Я действительно занимаюсь тем, что беру интервью.

— Я этого не умею, я это и не делаю.

— Оль, а пишешь стихи, пользуясь ручкой, или садишься за компьютер? Ведь вдохновение может придти в любой момент. Когда подносишь бутерброд ко рту, когда идёшь на репетицию, с репетиции. Всё-таки ручка под рукой, и пишешь, на чём придется?

— Да, это самый лучший способ. Честно говоря, у меня есть фобия чистого листа. А если листик какой-нибудь не очень новый, частично исписанный другими пометками, мне всегда легче на нём стихотворение накарябать. А потом в компьютер я уже переношу начисто. Уже не пишу стихотворение, я его чуть-чуть доделываю, поправляю. Так что сам процесс должен происходить максимально незаметно для меня, тогда мне легко.

— Последний предмет, на который было записано стихотворение? Что это было?

— Всё-таки, наверное, моя телефонная книжка. Я её в обратном направлении исписываю. От последней страницы к первой поперёк телефонов идут одностишия. Что-то на одностишия меня пробило. За последний год я их написала несколько сотен, уже пора книжку издавать.

— Подожди. Трёхстишия знаю — японская поэзия. Двустишия — недавно встретил человека, двустишия сочиняет. Не для эфира. Одностишия… Это что-то… Вишневский у нас есть.

— Да, он изобрёл этот жанр. Честь ему и хвала. У него есть ряд достойных продолжателей. И свои одностишия считаю очень даже стоящими. Не стыдно.

— А пример? Один ты уже в начале эфира приводила. Ещё один примерчик, если можно.

— Кстати, на сайте их стоит уйма. Сейчас вспомню что-нибудь. «Уж если изменять, так сразу многим!»

— Сильно.

— «Я слышу март по собственному «Мяу!». Хочу что-нибудь из последних вспомнить. «Два звонаря друг другу: «Созвонимся!»

— А ведь достойное продвижение этой тематики.

— Дело в том, что в женских устах это совершенно новый оборот темы. И хочу назвать ещё одного автора. Я пока знакома с ней только виртуально — Наталья Хозяинова. Её потрясающие одностишия мы нашли в интернете. И какая-то завязалась небольшая переписка. У себя на сайт мы их выставили просто от восторга. Открыли отдел «Заповедник«, где ставим вещи, не имеющие отношения к моему творчеству. Но те, которые мне очень-очень нравятся. В частности, там есть раздельчик «Одностишия».

— А что ещё в этом раздельчике? Такая своеобразная «Красная книга» получается?

— Да. Там Игорь Голубенцев, «Какомицли». Иногда советую читать в эфире оттуда цитаты. Это просто отлично.

— А если бы песни ставила, то какие?

— А у меня есть. Настолько уже сайт разросся, что он фактически превратился в некоего дубликата меня. Я настолько много себя туда вложила, что на любой коварный вопрос и на любую просьбу там обязательно можно найти ответ. Насчет песен — «Любимые чужие песни». Насчет книг — «Книжная полка». А в «Заповеднике» стоят не названия, а сами произведения. «Стихи принцессы Атех». Потрясающие. Кстати, написал наш друг Шамиль Пею от лица павичевской принцессы Атех. Очень классные стихи в прозе.

— Знаешь, я в твой «Заповедник» поставлю вот эту песенку. Пусть постоит.

[Звучит отрывок песни на молдавском языке]

— Заповедник — он лично мой. Только при условии моей безумной любви туда попадают произведения. Не так просто туда открыть дверь.

— «Это не для Бичевской, а для Арефьевой. Видно, операторы перепутали. Прошу извинения, вы похожи на Бичевскую. Вадим».

— Я похожа на Бичевскую?

— Уже нет, Вадим. Ольга сегодня с новой причёской, она не похожа на Бичевскую.

— Я никогда не была на неё похожа. Но мне приятно, потому что я уважаю эту певицу. Хотя любому кажется, что он сам максимально уникален во Вселенной. Всегда странно, когда сравнивают. Тем более, иногда даже не поверишь, с кем. Настолько у людей странно мозги и ассоциативные связи работают, что иногда мне хотелось начать коллекционировать, с кем меня сравнивали. Потом я бросила это занятие.

— Не знаю, меня скорее сравнивают по голосу, что голос на кого-то похож. Я иногда тренируюсь, голосами разными могу говорить.

— Главное — таким низким и вкрадчивым.

— Можно низким и вкрадчивым. Дочке своей я читаю сказки голосом А. Папанова: «И пошел однажды он…». Смешно получается.

— Здорово.

— «Оля, какой фильм тебе понравился за последнее время больше всего и, может быть, книга?»

— Если честно, только не падайте, любимый фильм — «Пианистка».

— С Изабель Аджани. Слушай, как же это?

— Да. А книга — сейчас вспомню. «Телесно-ориентированная психотерапия» Лоуэна. Попытаюсь вспомнить что-нибудь художественное. Недавно буквально прочитала Бабеля. Стыдно, конечно, но только что они до меня дошли.

— «Одесские рассказы».

— «Одесские рассказы». Первые там потрясающие. И ещё перед этим — «Озорные рассказы» Оноре де Бальзака.

— Ольга Арефьева у нас в гостях.

[Звучит отрывок из песни «Этот мир придуман не нами в ольгином исполнении»]

— Оля погрозила мне пальчиком. «Не надо эту песню ставить».

— Дело не в песне. Я не уверена, что там замечательное исполнение. Сюрприз вы устроили, конечно.

— «Есть ли у Ольги животное?»

— У меня была собака, но нет её сейчас.

— А что такое?

— Давно дело было. Уже давно её нет. Попала под машину.

— «Оля, вы сказали, что у вас нет детей. Когда задумаете их завести?»

— Это всё не в наших руках. Всё в руках других сил.

— «Играете ли на чём-нибудь, кроме гитары? Никогда не было желания освоить музыкальный инструмент, который у тебя периодически появляется в выступлениях, как-то фортепиано, скрипка?»

— Нам с подругой на двоих привезли в подарок тарбуку — арабский барабан. Мне настолько он понравился… играла на нём с удовольствием. Этот инструмент внезапно оказался ближе, чем скрипочка, рояль, и т.д. Барабаны меня в последнее время интересуют. Не знаю, где бы поучиться на них играть.

— «Есть у тебя талисман?»

— Нет. Если православный крестик талисманом считать… Но это крест нательный, а талисмана типа плюшевой собачки — нет…

— «Какой самой большой подарок от поклонников ты готова принять?» Я здесь тебе, случайно, форд купил, проходил мимо…

— Надо посмотреть, что за форд… Вообще люди, когда дарят подарки, иногда хотят получить что-то взамен, иногда нет. Думаю, что от этого зависит. В принципе, давно уже известно, что материальные предметы — тоже выражение чувств. Всё в мире любовь. Материальные предметы, соответственно тоже. Достаточно мысли хорошей. И я это чувствую. И это тоже много.

— «Какой самый трогательный подарок ты получала за всю свою деятельность?»

— Подарков очень много. У меня дом ими засыпан. И они очень трогательны все. Я вообще всячески народ отучаю мне так дарить подарки, потому что некуда уже это всё ставить. Мои друзья обычно выясняют, что же именно мне надо. Потом всё это совместно покупают. Поэтому такого рода подарки больше запоминаются. Вернее, всё запоминается сразу, не могу выбрать.

[Звучит отрывок из песни «Твоя как та змея мудра» в исполнении Ольги и Умки]

— Что так с середины-то?

— А это я не знаю. Это, уважаемые господа, так редиска-нарезка.

— В общем, сегодня у нас такие головокружительные пируэты в эфире. Давайте всё-таки что-нибудь моё поставим. Чужие песни обожаю. Сейчас был отрывок песни Умки.

— А что мы будем твое ставить?

— Возьмите диск «Колокольчики» и поставьте песню «Голубочек».

— Возьмите, пожалуйста, товарищ директор, диск «Колокольчики»…

— В коробочке.

— Я хотел вот что спросить: мы много говорили о том, что ты пишешь, что всё это размещено а интернете. А выпустить книгу? Это проблема сейчас?

— Для меня сейчас абсолютно была бы не проблема. Но вот есть у меня такой грешок перфекционизма. Всё время не могу остановиться, хочется доделать ещё получше. И трудно определить тот момент, когда уже пора что-то взять и выпустить. Вообще книжку можно. Не только стихов, но и прозы. Только мне кажется, что всё это не доделано.

— Это пишется пока в стол?

— Я проболталась, кажется. Да нет, ничего не пишется, пока ничего нет.

— Подожди, как ничего нет? Одностишия, детские стихи?

— Лимерики ещё. Всё, кстати, стоит на сайте. Способ как-то отделить это от себя.

— До твоего прихода у нас был в гостях В.Вульф. Он сказал, что все эти файлы, мобильные телефоны — они забирают жизнь. А если бы человек всё это писал на бумаге… У нас в России осталась какая-то потребность в книжках. У меня до сих пор стоят издания, которые я по макулатуре покупал. Было такое.

— Здорово. Если мне что-то нравится, обычно прошу это распечатать. Я читаю действительно с бумаги. Думаю, многие так поступают. Но интернет тоже имеет свои преимущества. Он мобильный, и нет этого тяжёлого процесса издания. И нет элемента случайности. В наш город завезли эту книгу, а в другой нет. Так мне насчёт дисков люди жалуются: «Вот, у нас не купить». С интернетом проще.

— Спокойно относишься к тому, что твои песни можно без всякой защиты, без всякой случайности скачать из интернета?

— Кажется, есть такие сайты, где всё это лежит. Это, в общем-то, без моего ведома.

— На твоём же сайте и лежит.

— Там немножечко. А вот пираты уже давно выпустили диск: «Вся Арефьева на МП3». Притом мне претензии предъявляют: «А почему там нет диска «Колокольчики»? Я говорю: «Наверное, пираты не положили».

— Претензии предъявляют слушатели, которые покупают диски?

— Которые покупают пиратские диски с МП3. Я считаю это своим в какой-то степени, а в какой-то и нет. Мало того, это увеличивает мою степень свободы. Когда отдаю свои кусочки мира, я выплачиваю свои долги перед ним. Они там живут сами по себе. И люди общаются уже не со мной, а с моими клонами. И полноценно общаются. А я могу убежать. У меня стишок был такой:

Мышка сбежала из шкурки
Голенькой, но живой.

— Последний вопрос на сегодня. «Если ты считаешь, что своими песнями отдаёшь долги, то чем же ты получаешь дотации?»

— Рождением на этой земле. Взаимодействием с миром.

— Полная гармония в отдельно взятом человеке. Этот человек — Ольга Арефьева.

— Как я здорово мозги умею пудрить. Так и поверите.

— Почему? Ты это смеясь сказала или это правда?

— Спросите что-нибудь полегче. Когда мне говорят, что полная гармония, это обязывает. Я сразу задумываюсь: полная или неполная?

— Ну хорошо, хорошо.

— Песню-то поставите?

— На самом деле я хотел сказать: «Коммунизм в отдельно взятом организме». Но выбрал слово «гармония». Ольга Арефьева была у нас сегодня в гостях.

— Михаил Антонов пытал её.

— И подарки приготовил (шурша чем-то).

— Что это?

— А вот ты сейчас рассмотришь.

— Да вы что! Да! Очень приятно, спасибо. Всё белое, красивое, пушистое.

— Приходи к нам ещё. 30 числа в ЦДХ Ольга Арефьева выступает. Приходите, будет интересно. Я вам плохого не посоветую.

[Звучит песня «Голубочек»]

Расшифровано Аней и Таней Вуколовыми