>

Интервью для сайта Сергея Вильянова, 19 марта 2020 г.

…я создала гораздо больше песен, чем мы можем записать с группой. Не хочу сидеть на завалах недоделанного, как Кощей Бессмертный. И полуфабрикаты выпускать как попало не хочу. Если с «Ковчегом» у нас получается в среднем один студийный альбом в год, то, работая параллельно, я могу выпустить их больше. Когда я записываю песню, и она уходит жить своей жизнью – это прекрасное чувство. Долг отдан, сбрасываешь груз выполненных задач. И открывается простор для новых.

Источник

Ольга Арефьева, сольный альбом «Хина»: как iPad превратился в мобильную студию звукозаписи

20 марта выходит сольный альбом Ольги Арефьевой «Хина». Ольга уже несколько лет время от времени дает концерты без группы «Ковчег», и эти выступления производят сильное впечатление. Выход альбома стал бы просто хорошей новостью для меломанов, но есть один нюанс. «Хина», от начала и до конца, записан на iPad. Работа над ним шла в разных городах и в самой неожиданной обстановке. Мне стало интересно – как Ольга, обладательница уникального голоса, всегда ассоциирующаяся с живым звуком и серьезными музыкантами, доверилась, в общем-то, игрушке? После вдумчивого прослушивания альбома «Хина» мы встретились с Ольгой Арефьевой для разговора о технических и творческих деталях его создания.

Сергей Вильянов: Оля, многие слушатели не очень задумываются о том, сколько стоит записать альбом их любимой группы. Им кажется, что веселые музыканты просто собираются в студии, включают магнитофон – и всё происходит само. А что на самом деле? Какова цена записи песни?

Ольга Арефьева: Кроме денежной составляющей есть ещё одна – время музыкантов, звукорежиссера и мое собственное. Собраться в студии для нас, людей довольно занятых, бывает непросто. Но забивка – это только начало. Дальше все инструменты, кроме барабанов, по отдельности переписываются. В процессе этого происходят незаметные изменения в песне. Возможны как озарения, так и потеря настроения и тупик. Предположим, всё одолели. Дальше самый сложный этап – финальный, сведение. Тут нельзя одними деньгами считать, это куски жизни, вырванные с мясом. Но если всё сложилось, то одна песня, с учетом всех затрат, обойдется минимум в 80-100 тысяч рублей. Правда, по одной никто не пишет. Песни записываются «пачками», и себестоимость одной получается меньше.

С.В. Как возникла сама идея сольного альбома с электронными аранжировками, без своих музыкантов?

О.А. Я много лет задумывалась об электронных звуках в аккомпанементе, но шла по не очень правильному пути: ждала появления человека, который их сделает. Он всё не находился и не находился. Что это можно делать самой – додумалась не сразу. Мне показали приложение, но было неизвестно, как пользоваться, и спросить не у кого. Проблема еще в том, что я не фанат читать инструкции и смотреть видеоуроки. Разбиралась интуитивно, повозилась. Зато когда разобралась, очень увлеклась.

Ольга Арефьева

С.В. Весь альбом «Хина» записан на одном iPad?

О.А. На двух. Первый Air 2, а второй iPad Pro – в зависимости от того, какой был под рукой: один дорожный, один домашний. Кстати, между ними сделали синхронизацию, и в принципе мне было всё равно, на каком работать. Главное, не открывать один и тот же проект одновременно на двух айпадах, начинали плодиться отражения.

С.В. А из чего в приложении Garage Band делается музыка?

В нём есть библиотека сэмплов, из них я всё и делала. Приятный момент состоит в том, что их можно использовать легально, они в свободной лицензии. Сэмплами, кстати, пользуются многие знаменитые музыканты, в том числе получавшие Грэмми – кто пишет для Билли Айлиш, Рианны. В их аранжировках проскакивают знакомые лупы. Есть еще программа Fruity Loops, но ею я не пользовалась. Просто слышала, что куча народу сделала свои альбомы с ее использованием. Правда, потом, конечно, бородатые дядьки с мохнатыми руками сидели в крутых студиях и это шлифовали.

C.В. А есть что-то подобное для стационарных компьютеров?

О.А. Garage Band – это начальный уровень. Для Mac есть продвинутая программа Logic Pro X, там тысячи лупов и возможности для редактирования другие. Я пыталась ее освоить, но оказалось, что не всё так просто. Вроде бы делаешь аранжировку с хорошими инструментами, но на выходе при сложении получается несколько мутный и невнятный результат.

В библиотеках сотни тысяч лупов – можно с ума сойти их перебирать. Правда, лупы Garage Band я уже выжала – там их в итоге не так уж много. Зато обозримо. Кстати, сама программа Logic Pro уже сильно небесплатная. И с авторскими правами не так всё просто. Это бы и ничего, но она неудобная, ну или я не привыкла. Петли не привязаны к сетке, не заметишь микроскопический невидимый сдвиг – и всё в каше. Так и не нашла, где там транспонируются лупы. Неудобно резать отрывки. Нет меток, с которыми я привыкла работать в видеомонтаже. И в результате то, что в детской игрушке отдано алгоритмам, надо делать руками и много сил сливать в борьбу с энтропией.

Ольга Арефьева и "Ковчег". Концерт в ГлавClub 9 февраля 2020

А на iPad, в Garage Band, всё очень удобно, рутинные процессы выполняются как бы сами. Лупы прилипают к тактовым ячейкам, петли автоматически подстраиваются к тональности и темпу, приложение само компрессирует инструменты, когда их становится много. Единственное, надо быть осторожными с саб-басами. Их в наушниках плохо слышно, зато на большой аппаратуре вылазят.

C.В. Если это игрушка – то и качество, наверное, игрушечное?

О.А. Качество сэмплов в среднем очень высокое, хотя среди них и кривоватые. Если барабанщик сыграл неидеально, это не страшно, добавляет к звуку определенную живинку. Но при сопряжении с другими инструментами возникает дребезжание. Звукорежиссер при сведении другого моего моего готовящегося альбома – «Ko-mix» – некоторые барабаны разделял специальной программкой на удары и руками двигал. Малость намучился.

C.В. А в какой последовательности идет создание композиции?

О.А. Это можно делать в совершенно любом порядке. Единственное, что сразу приходится учитывать – Garage Band поддерживает только размер четыре четверти и целое количество тактов. У меня много кривых размеров и битых тактов, так что приходилось выворачиваться, чтобы обмануть программу. Разрешено, правда, поставить три четверти, но для этого размера вообще нет лупов. А другие размеры и резаные такты не предусмотрены.

C.В. Так что ты делаешь первым делом?

В начале я обычно забиваю гармонию клавишами – любыми, самыми простыми. На этом этапе пора определиться с тональностью, темпом, разложить куплеты, припевы, проигрыши, вступление, финал. Впрочем, можно всё это менять потом, но будет несколько запарно, когда инструментов уже много. В общем, желательно определить форму песни. Кстати, тональность можно менять одной кнопкой: всё, кроме голоса и записанных живьём инструментов, переедет в новую тональность. Это очень удобно. Зато, если забудешь сразу поставить тональность, то потом будет фиаско: лупы не подойдут, зато всё записанное тач-инструментами при переходе в правильную тональность куда-то уедет. Это ошибки начинающих, но они быстро лечатся.

Потом надо записать на первичную гармонию пилотный голос. В любом виде и качестве, только для ориентации. Дальше пошло главное развлечение: добавлять любые инструменты. Ручек регулировки треков немного, я в основном пользовалась только громкостью. Петли можно резать, клеить, транспонировать, менять их скорость в 2 и 4 раза. Можно писать оригинальные партии тач-инструментами, а также вносить звуки с внешних источников. В конце можно убрать первую партию клавиш или заменить в них звук. Когда всё более-менее готово, настаёт пора перезаписать голос получше.

Сольный концерт Ольги Арефьевой в Красноярске 9 марта 2018. Фото: Константин Домбровский

С.В. Но в конце всё равно надо показать результат звукорежиссеру?

О.А. Я столкнулась с очень интересной проблемой: альбом выглядит полностью готовым. Слушаю и понимаю: мне всё нравится. Но если издавать запись, надо убедиться, что она одинаково хорошо звучит на самой разной технике. Как только я стала использовать айпадные плэйбэки на концертах, так обнаружила, что на разных площадках вдруг то вылазит и гудит саб-бас, то начинает резать уши какая-нибудь гитара в середине, чего не было в наушниках (Ольга работает со звуком в наушниках Kennerton M-12s – прим. автора). Сначала я нервничала по этому поводу, потом поняла, что прямо на площадке, если есть время и интернет, могу открыть проект и перенастроить всё под конкретную аппаратуру. Это занимает, конечно, немного лишнего времени и нервов, зато звукорежи с уважением смотреть начинают. А когда запись уже уйдет в народ, изменить её будет нельзя. Так что пусть уж она пройдет через студийного звукорежиссера: у него есть и специальная техника, и прицельно заточенные уши, чтобы обтесать музыку под универсальные стандарты.

С.В. А что твой звукорежиссер сказал, когда первый раз услышал запись?

О.А. Сказал «всё клево». С инструменталом он разобрался довольно быстро, за два дня. Там всё было хорошо почти без его вмешательства, требовалась только небольшая огранка. А вот с голосом пришлось повозиться.

У меня есть рекордер Zoom высокого уровня. Изначально я планировала записать голос именно на него, но выяснилось, что он собирает кучу дополнительной звуковой информации, которая не нужна. Для работы с Zoom’ом нужно помещение с идеальной звукоизоляцией. При записи же на iPad все лишние звуки отсекаются алгоритмами, и остается только голос (так работает система шупомодавления из нескольких микрофонов, количество которых зависит от модели iPad – прим. автора). Чтобы меньше «пыкало», надо петь не в микрофон в торце, а по касательной, то есть считай, что прямо в экран.

Звучит запись голоса хорошо. Но когда звукорежиссер захотел что-то поменять, то обнаружилось, что сделать это не так-то просто. В айпадном голосе нет никакого запаса информации. Он уже обработан, из него вычтены все паразитные шумы, и он сжат. Это такой Low-Fi. Уровень качественного диктофона.

В итоге мы потратили на доводку голоса около месяца. Общение было удаленным – я получала треки, слушала, писала замечания. В конце концов мы слегка отчаялись от того, что буксуем и никак не придем к результату. На последней стадии дэдлайна мы додумались пересылать уже не треки, а фрагменты с разными обработками звука, чтобы я могла сравнить и сказать, какой же в конце концов оставлять частотный профиль. В общем, этот процесс, как ремонт, оказалось невозможно закончить, можно только прекратить.

Ольга Арефьева

С.В. Как записывали бэк-вокал?

С записью бэков дело обстоит немножко труднее, чем с основным вокалом. Раз так в десять. Основной вокал свободен, он может вольно интонировать, использовать подъезды, то есть глиссандо, свободный ритм и так далее. Бэк-вокал же полностью зависит от основного. Когда основной поёт глиссандо – что делать бэку? Стоять на одной ноте, повторять это глиссандо на терцию ниже? И то, и другое звучит грязновато.

Притом, делать основной голос прямым, школярским и ученическим не хотелось. Слишком старательное пение не всегда лучший друг вокалиста. Таким образом, бэк требует особого профессионализма. Когда мы поём эти песни живьем на концертах (Ольга обычно выступает с Еленой Калагиной – прим. автора), мы пристраиваемся, потому что поём одновременно и слышим друг друга в реальном времени. А когда первый голос записан, и довольно вольно – поди-ка пристройся. С Леной попробовали – ей это оказалось трудно. У меня же ещё была цель дать голос звукорежиссеру абсолютно готовым, без необходимости монтажа и тюна.

В итоге я всё записала сама. В идеале, конечно, тембр бэк-вокала должен быть другим, не тем, что у основного голоса, так как при наложении своего голоса на свой же может возникнуть неприятное флэнжерение. Но iPad так ловко всё соединил, что ненужных эффектов не проявилось.

С.В. А как вы будете играть это на концерте с «Ковчегом»?

О.А. Придется переосмысливать аранжировки с группой. Скопировать лупы невозможно, потому что в реальности бас-гитара совсем не так звучит, как звуки из библиотек разных басов и саб-басов, живой барабанщик физически не способен повторить многие электронные биты, да и не должен. У клавишника и гитариста только по две руки, пять партий одновременно они вести не могут. Поэтому концертные версии будут другими. Но и не хуже. У музыкантов свои сильные стороны: живые изменчивые партии, а не зацикленные петли, уникальная интонация в каждый момент песни, динамический диапазон. Зато на сольниках я легко и свободно применяю плейбэки. Уже много городов слышали песни из «Хины» и «Ko-mix», а также многое сверх них. У меня очень большой задел на дальнейшие альбомы. Но, конечно, я не целый концерт пою под плейбэки, беру по нескольку песен, в качестве фишки.

С.В. То есть, получается, это будет другая версия альбома? Было бы красиво записать и ее, чтобы слушатель мог сравнить.

Ольга Арефьева и "Ковчег". Концерт в ГлавClub 9 февраля 2020. Фото Марии Понкратовой

О.А. У нас и без этого много материала для записи с группой. Так, в планах наконец-то зафиксировать в студии такие вещи, как «Глюкоза», «Ночь в октябре», «Великий Всё», «По небу босиком» – у них удивительным образом всё ещё существуют только концертные записи. Этот альбом, состоящий сплошь из «эпохалок», уже записан, осталось его довести до ума. Вот этим, а не повтором «Хины» в аналоговой версии, мы и займемся при первой же возможности. Я придумала электронные аранжировки, чтобы ускорить процесс записи, а не чтобы его замедлить и удвоить себе работу.

С.В. Если бы ты только начинала записывать альбом «Хина», какой совет ты бы дала сама себе?

О.А. Наверное, найти время и приехать записать голос в студии. Тогда бы мы со звукорежиссером не потратили месяц на его доводку. Я хотела как ему проще, а сделала труднее. Если не планировать издавать запись, а кто-то, скажем, хочет просто для друзей выложить песенку в интернет, возможностей iPad и Garage Band хватает с лихвой. Но я думаю, что в следующих сольных альбомах голос будет всё же писаться в студии.

С.В. Но ты же не планируешь переключиться только на записи сольников? «Ковчег» продолжит плавание?

О.А. Ну, конечно! Просто я создала гораздо больше песен, чем мы можем записать с группой. Не хочу сидеть на завалах недоделанного, как Кощей Бессмертный. И полуфабрикаты выпускать как попало не хочу. Если с «Ковчегом» у нас получается в среднем один студийный альбом в год, то, работая параллельно, я могу выпустить их больше. Когда я записываю песню, и она уходит жить своей жизнью – это прекрасное чувство. Долг отдан, сбрасываешь груз выполненных задач. И открывается простор для новых.

Вообще, кроме прочего, это для музыканта ещё и удовольствие – играться с лупами, выбирать инструменты, кроить и клеить. Это и забава, и работа. И сразу видишь результат – хоть завтра на сцене используй. Всё на коленке, без привязки ко времени, к студии, ни от кого не завися. Для меня это кайф.

Ольга Арефьева

С.В. 20 марта альбом поступит в продажу на всех цифровых площадках сразу?

О.А. Ну вроде так должно быть по плану. Как показывают отчеты, больше всего нас слушают на «Яндекс.Музыке». Небольшие суммы стали поступать от «ВКонтакте», они наконец стали сотрудничать с лейблами. На платформе Apple продажи достаточно скромные, там предпочитают западных исполнителей.

С.В. С учетом записи на iPad, «Хина» просто обязана переломить эту тенденцию!

О.А. Посмотрим!

Альбом “Хина” в iTunes Store

Сергей Вильянов
Фото: ark.ru