>

Интервью для сайта M24.ru, 6 июля 2014 г.

…Мне кажется, будущее лежит в этом направлении — люди могут и внутренне готовы стать более щедрыми, ответственными, красивыми и добрыми. И научиться вместе делать жизнь друг друга лучше, а не делить всё и не тащить под себя. Такой анти-забор, коммунное мышление.

Источник

Музыкант Ольга Арефьева написала более четрырёхсот песен, издала две книги и готовит к выпуску третью, а в свободное время жонглирует в парках и делится с друзьями впечатлениями о прочитанных книгах в рассылке с романтичным названием «Заповедник бумажного тигра».

Не так давно Арефьева и группа «Ковчег» выступили в Филёвском парке в рамках проекта «Книги в парках». Перед выступлением Ольга согласилась дать нам интервью и рассказала о Винни Пухе, светлом будущем, мистике сказок и о том, почему каждый музыкант рано или поздно напишет книгу.

Бумажные тигры и сказки для взрослых: о чём пишет Ольга Арефьева

Ольга Арефьева на фестивале ''Книги в парках'' 6 июля 2014. Фото: M24.ru/Юлия Накошная— Почему вы согласились принять участие в проекте «Книги в парках»?

— Меня радует, что так много всего хорошего происходит. Про плохое мы все знаем, но в городе набирают силы и радостные тенденции. Например, когда случайно зашла и увидела, как изменился Парк Горького, я была в восторге, даже написала заметку про это. Гамаки, игры, теннисные столы, танцевальные площадки, фонтанчики для питья — всё это меня удивило и обрадовало. Это так правильно, так человечно, так развенчивает миф о монструозном государстве, игнорирующем реального человека. Мне кажется, будущее лежит в этом направлении — люди могут и внутренне готовы стать более щедрыми, ответственными, красивыми и добрыми. И научиться вместе делать жизнь друг друга лучше, а не делить всё и не тащить под себя. Такой анти-забор, коммунное мышление. И когда меня как музыканта приглашают поучаствовать в любом позитивном деле, я, разумеется, соглашаюсь.

— Вы читающий человек. Как думаете, могут ли такие акции привлечь внимание массовой аудитории к литературе?

— Не думаю, что тут есть прямая корреляция, потому что гулять в парке, слушать концерты и читать — это разные занятия. Но слушать тексториентированные песни вроде моих и читать — это уже близко в какой-то степени. Мои слушатели, безусловно, читающие люди. И не потому что я на них как-то повлияла, а потому что сами по себе они такие и есть. Такие ко мне притянулись.

Я много лет веду рассылку «Заповедник бумажного тигра», где рассказываю о прочитанных книгах. Если встречаю что-то мне лично интересное, пишу об этом. Получился довольно хороший, интересный список рецензий и рекомендаций, можно найти у нас на сайте. И люди читают и благодарят, иногда полемизируют, рекомендуют что-то своё.

— Для выступления на «Книгах в парках» вы подготовили специальную концертную программу. Расскажите, что в ней необычного?

— Тут тон задавали два очень хороших компонента — это книги и парки. И то и другое я очень люблю. Тем более, я автор двух книг, и третья книга готовится к публикации. А в парках я часто жонглирую в хорошую погоду, сегодня тоже взяла с собой шарики и булавы. Я включила несколько песен про поэтов и поэзию, даже решилась почитать свои стихи, в чём у меня мало опыта. Ещё так с погодой повезло!

Ольга Арефьева на фестивале ''Книги в парках'' 6 июля 2014. Фото: M24.ru/Юлия Накошная— Многие вас знают в первую очередь как музыканта. Как пришли к тому, что стали писателем?

— Если человек пишет свои тексты, стихи, то рано или поздно он напишет книгу. Есть такая народная примета. Даже когда он не собирается специально писать книгу, однажды тексты собираются в заметный объём, и возникает закономерная мысль это всё издать.

Но со мной немного другой случай — у меня пока нет книги стихов. Есть книга одностиший («Одностишийа»). Их любят, бесконечно цитируют и пересылают, но для меня они больше развлечение. А главный труд, которым я горжусь — это книга прозы «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной». Её происхождение для меня чудо. Я не писала специально, и плохо знаю рецепты, по которым пишется проза. Каждый, кто прочитает эту книгу, поймёт, что там нарушены все законы книгописательства, что этот текст — скорее арт-объект. Может быть, это книга стихов в прозе, может быть, книга сновидческих походов в соседние миры, удивительных словесных медитаций. В общем, это книга-путешествие. И она, кстати, у меня понемногу продолжает жить своей жизнью. Продолжение возникает то в виде спектакля, то в форме видео. Ефросинья — это альтер эго, дружественный мне герой, как у Милна Винни-Пух, как у Кэрролла Алиса. Моя Ефросинья — в какой-то степени мой Вергилий, проводник и, может быть, отражение.

Ольга Арефьева на фестивале ''Книги в парках'' 6 июля 2014. Фото: M24.ru/Юлия Накошная— О чём будет ваша третья книга?

— У меня давно была задумка собрать в одну книгу свои детские стихи. Десять лет назад я даже сама её иллюстрировала. Я не умею рисовать, и прорыв от «не умею» к «умею», — очень большой шаг. Не меньше, чем от «умею плохо» к «умею хорошо». Тогда давно её издать не получилось по сумме каких-то текущих обстоятельств. Сейчас я взялась за материал ещё раз. Волны мира иногда подбрасывают в нужную сторону, иногда наоборот откатывают. И сейчас снова пришла волна, на которой, я надеюсь, мы всё-таки выполним эту идею — с теми же издателями. За прошедшее время я, во-первых, написала очень много новых стихов, во-вторых, переосмыслила старые. Может быть, даже хорошо, что всё не вышло в прежнем виде, потому что стихи я сейчас переоценила и многое доработала напильником. И совершила второй рывок в рисовании.

Недавно я нашла своё интервью полугодовалой давности на каком-то телевидении, где очень уверенно заявляю, что «рисовать не умею и, наверное, займусь им уже в следующей жизни». И вдруг, оказывается, через два месяца вовсю рисую! Появился стимул, конкретная задача: создать к своей книге много иллюстраций! Я интересно провела время, и очень этим горжусь. Большие хорошие художники наверняка найдут недостатки, хотя они люди очень добрые и вежливые. Все мне говорят, что я замечательно рисую, а я чувствую, что надо и могу лучше. Но важен сам факт того, что это будет книга стихов, иллюстрированных рукой автора.

Правда, слово «детская» здесь очень условно, для детей до ста лет. Но эти стихи роднит некая игривость, детскость мышления, которая в любом возрасте людям свойственна, если её не терять.

— У каждого поэта есть свой лирический герой. Какой лирический герой у Ольги Арефьевой? Может быть, музыкант, поэт, путешественник?

— У меня есть другая ассоциация — с театром. У каждого человека есть свои типичные лица и черты характера. Для того чтобы клоуну найти свою маску, надо наблюдать за собой, иногда годами. И через какое-то время у любого актёра появляется коллекция масок, такой рабочий кейсик. И все эти маски — это в какой-то степени он сам, но преувеличенный в ту или иную сторону. И если Ефросинья — это такая девушка, квинтэссенция женского и волшебного, то в детской книге, наверное, это такой ребёнок, который сидит в каждом взрослом.

Ольга Арефьева на фестивале ''Книги в парках'' 6 июля 2014. Фото: M24.ru/Юлия Накошная— Вы следите за тем, что происходит в современной русской литературе?

— Вот тут я не книгочей. У меня как-то с беллетристикой в последнее время не очень ладится, я почти не интересуюсь романами, а это большая часть современной литературы. Я люблю малые формы и некую лёгкость. Сила поэзии, мне кажется, в том, что её запоминаешь слёту, а не долго и мучительно грызёшь. Недавно делала номер рассылки про Бориса Заходера. Оказывается, многие знают его только как переводчика «Винни-Пуха». А у него умные и прекрасные стихи, с тонким юмором. Мою любимую Славникову можно опрометчиво назвать мрачной, но её самая характерная черта — именно юмор, который встроен в каждую строчку метафорического языка. Картинка получается объёмной, на грани смеха и ужаса.

Ещё, если подумать, мне нравится то, что можно назвать ёмким словом «сказка». Это и фэнтези, и волшебная литература самых разных времён и авторов, и визионерская мистическая проза. Ну плюс то, что можно назвать ёмким словом «учебники», у меня есть шутливый тег «духовка и телеска». От толтеков до телесно-ориентированной психотерапии, от генетики одуванчиков до теории суперструн.

— Какие книги вы бы советовали обязательно прочитать?

— «Винни-Пуха» в переводе Заходера и «Алису» Кэролла в переводе Демуровой. Ну и Кастанеду, куда без него — тут тебе и мистическая сказка, и закрученный сюжет, и учебник в одном флаконе.

Екатерина Кадушкина