>

Прямой эфир на «Нашем радио» (Волгоград). 12 марта 2019 г.

…В нашем мире не бывает одной только хорошей погоды и одних только весёлых песен. Всегда что-то возникает и всегда что-то исчезает. Мы идём по такой дорожке, которая впереди возникает, а сзади осыпается. Поэтому мы никак не можем избежать перемен.


Программа «Вперёд и с песней».
Ведущая – Елена Морозова.

[Звучит песня «Мыловар»]

– В гостях у нас сегодня Ольга Арефьева, как вы уже успели понять по самой первой песне. Было очень приятно её слушать, потому что, насколько я понимаю, на «Нашем радио» она никогда не звучала. Ольга, мы рады приветствовать вас в нашей студии! Добрый день!

– Здравствуйте!

– Рады вас слышать, очень приятно, что вы нас посетили. Ольга, как вас встретил Волгоград, как добрались? Буквально пару слов.

– Вокзал у вас гораздо симпатичнее многих других вокзалов. Его не испортили, архитектура красивая.

– Друзья, пишите ваши вопросы в комментариях ВКонтакте. Ольга, а мы с вами в конце часа выберем победителя. За самый интересный вопрос мы подарим диск. Пару слов о призе: расскажите, пожалуйста, что за диск?

– Это наш самый свежий альбом «Ияо». Надеюсь, их ещё будет много.

– Конечно, будет! Потому что вы творческая девушка во всех направлениях. И вопросов о том, где брать вдохновение, никогда не возникает.

– В каждом городе мне пишут записку: «Где вы берёте вдохновение?»

– Мне кажется, оно всегда с вами!

– Абсолютно правильный ответ. Вдохновение – вокруг! Нужно быть готовым его принять. Оно ищет того, кто готов его принять.

– Один мудрый человек мне однажды сказал, что главное – в мелочах. Наверное, так и есть. За что-то зацепилось воображение, и пошло, пошло, поехало.

– Не знаю, главное ли – в мелочах. Может, главное – в крупном. Не знаю. Всё одинаково главное.

[Звучит песня «Пускай мне приснится птица»]

– Мария Бортникова спрашивает вас: «Какое самое удивительное место силы вы посещали?»

– Это место – моя голова. Я в нём постоянно нахожусь.

– А вообще, в силу мысли вы верите? Если о чём-то очень долго думать, то это обязательно должно сбыться?

– Дело в том, что мысль – продукт ума, а ум – это только инструмент нашего сознания. Поэтому я не могу всерьёз относиться к слову «мысль». Ну и потом, надо ли нам обязательно что-то придумывать, выполнять какие-то ненасытные желания. Может быть, я исповедую какой-то другой принцип? Больше похожий на плавание под парусом. Я смотрю, куда дует ветер, куда мир меня несёт, чего мир от меня хочет, какие запросы он мне даёт. И мне интереснее сделать работу, чем когда «волшебник в голубом вертолёте бесплатно подарит эскимо». Я эскимо могу и сама купить.

– Следующих вопрос задает Александр Акжиков: «Здравствуйте! Если не ошибаюсь, вы были у нас первый и последний раз в середине 2000-х годов. Неужели мы дождались?» И я чуть-чуть вопрос дополню. С чем же связано, что так редко у нас бываете?

– Даже не знаю. Я не веду статистику, не отмечаю зарубками на стене прибытие в каждый город. Я просто еду туда, куда зовут. Не еду туда, куда не зовут. И совершенно не парюсь на эту тему. Только постфактум мне говорят: вы были у нас тогда-то. Круто, здорово!

– Вопрос от Екатерины Соколовой: «Боитесь ли вы перемен?»

– Хороший, кстати, вопрос. Боюсь ли я перемен? Что-то во мне их боится, а что-то во мне их хочет. И что-то во мне готово их создавать. Смотря какие, конечно, перемены.

– Перемены к лучшему, например.

– В нашем мире не бывает одной только хорошей погоды и одних только весёлых песен. Всегда что-то возникает и всегда что-то исчезает. Мы идём по такой дорожке, которая впереди возникает, а сзади осыпается. Поэтому мы никак не можем избежать перемен. В принципе, если на них смотреть как на неотъемлемую часть жизни, то, наверно, бояться их глупо. Радоваться тоже, в общем, глупо. Всё пройдёт, и это тоже.

– Находить зерно добра и света в любой ситуации.

– Находить интерес. И понимать, что это игра. И что в игре всегда есть конфликты, урок, всегда есть польза. Потому что мы, проходя какие-то этапы игры, становимся сложнее, опытнее.

– Всё, что ни делается, всё к лучшему.

– Я не знаю, всё ли тут к лучшему. Я задумалась, не знаю. Бывает и к худшему. А что уж там, в абсолютных итогах вообще всего, что во вращающемся мире происходит? Я не знаю. Наверно, нужно, чтобы всё просто было.

– Екатерина Соколова задаёт вопрос, который, возможно, покажется вам интересным: «В случае всемирного потопа кого бы вы взяли на свой ковчег, а кого ещё подумали бы брать или не брать, и почему?»

– Я надеюсь, передо мной не встанет такой вопрос. Даже чувствую, что судьба не даёт мне роли героя блокбастера, который должен спасти мир, да ещё и сделать какой-то невероятный моральный выбор. Думаю, себя возьму. А может даже и себя не возьму. Так ли надо цепляться обязательно за это тело? Если стихия хочет, чтобы нас не было, пусть нас не будет. Но мы всё равно же есть! И никуда от этого не деться.

– Ещё вопрос от Екатерины Соколовой: «Очень нравится песня «Магия чисел». А как вы относитесь к магии, Ольга?»

– Надо уточнять, что обозначает это слово. Может быть, даже долго уточнять. Выше, кстати, был вопрос про силу мысли и исполнение желаний силой мысли. Нет, я не любитель ритуалов, каких-то заклинаний, костюмов, специальных плясок, ради желания, ради своей жадности. Но тем не менее, я вижу наш мир, как глубоко живое, пронизанное множеством нитей, даже не могу сказать – вещество или существо. И с ним взаимодействие, безусловно, происходит непрестанно. И все наши движения так или иначе мир видит, слышит. Он зовёт или, наоборот, препятствует. Это можно назвать словом «магия» или «магическое восприятие реальности». Но это не та магия, когда человек хочет приворот или отворот учинить. Или денежный какой-нибудь себе поток придумать. Это неправильное для меня понимание, действие и вообще неправильный смысл.

– Но вообще, думаю, что магия – это должно быть что-то светлое, а вот эти привороты – они как бы хуже не обернулись тому, кто их делает.

– Конечно, они оборачиваются хуже. «Магия должна быть чем-то светлым» – эта фраза очень нелепая. Полно всяких глупых, неправильных и тёмных магий, и людей, которые этим увлекаются. Я не знаю, на самом ли деле у них что-то получается, или не на самом деле. Но есть в жизни действия более-менее правильные, есть те, которые влекут последствия, которые мы даже не можем предвидеть, находясь здесь в ограниченном обзоре будущего и окружающего. Так что, я предпочитаю с миром дружить, я бы так сказала. Я не хочу им командовать, не хочу его ломать.

[Звучит песня «Асимметрия»]

– Сегодня концерт в арт-баре «Белая лошадь», Островского, 5. В 20.00 начало концерта. Ольга, скажите, какие-то сюрпризы ждут тех, кто придёт?

– Раздача слонов, эскимо, голубые вертолёты.

– Прекрасно! Все слышали? Обязательно приходим за слонами и эскимо! Ну, а музыкальные какие-то сюрпризы ожидаются?

– Вообще, всё, что мы делаем – музыкальный сюрприз, я так считаю. Сегодня сольный концерт, и там будет ряд довольно новых для меня вещей, к которым я только привыкаю. Например, плейбэки я начала использовать, создавать. Самостоятельные аранжировки – это сейчас моё увлечение. Будут новые песни, которых нигде больше нет. Будет двухголосье, которое тоже ещё люди не привыкли слышать у нас на концерте. Для меня это всё безумно интересно, и, мне кажется, слушателям тоже. Если они не сидят в танке и не ждут, что я такая же, как 30 лет назад, сейчас снова спою им старые хиты, и за это время у меня ничего не появилось. За это время очень много чего появилось! И всё время ещё появляется. Оно не хуже!

– Естественно. Мне кажется, хуже стать не может!

– Почему? Может. Но моё становится лучше!

– Я просто думаю, что если человек развивается, то всё, что он делает в какой-то мере лучше и лучше становится.

– По-разному. Кто-то в маразм впадает, у кого-то птица улетает из головы. В данном случае, по крайней мере, на мой вкус, мне очень интересно жить и этим заниматься.

– Кстати, по поводу улётов и влётов в голову, есть вопрос от Марии Бортниковой: «Приходили ли вам песни во сне или образы, которые вы очень быстро превращали в песню на одном дыхании?»

– Мне песни очень часто снятся, какие-то мелодии, тексты. Но когда просыпаюсь, обычно текст я забываю, а мелодии оказываются довольно банальными. Это, видимо, просто последствия того, что голова этим загружена днём, и ночью продолжает переваривать этот же тип усилия. Образы из снов, мне кажется, я не беру в песни. Я сколько-то лет занималась тем, что записывала то, что вижу во сне. И перечитав эти тетради, удивляюсь тому, что действительно это очень причудливый мир. Но в песни он не попадает. Я беру не из снов, я беру из какого-то другого места, оно вполне здесь, в бодрствующем мире, хотя оно не будничное, действительно.

– Но коль уж мы про сны заговорили, вопрос магии сегодня тоже затрагивали. А верите ли вы в сны, которые сбываются, вещие сны?

– Нет. Какая-то для меня это неработающая штука. Я и так нормально слушаю мир, нормально наблюдаю за происходящим, чувствую какие-то знаки, потоки. Наверно, мне не нужно в голову ещё стучаться: «Алё?! Ты что там спишь, не слышишь?!». Так что, мне кажется, во снах просто мозг как-то дробит дневные впечатления, уходит в соседние миры. Но они не особо там какие-то удивительные, хотя нелогичные.

– Вы знаете, Ольга, хотела бы задать вопрос, но это от меня. Песня «У попа была собака». Когда я её услышала, меня удивило и поразило, я даже плакала от того, что восприняла в тот момент, что это не поп и собака, а мужчина и женщина. Такая у меня прошла ассоциация. Но когда я стала искать текст в интернете, я нашла, что там на два четверостишия больше, чем в самой песне. Почему же эти четверостишия не вошли:

«Когда средь начальства шли тихие драки
И брата брат предавал за дензнаки,
Не мог он ни врать, ни юлить двояко —
Ведь рядом с ним не врала собака!

Когда его грешники гнали и судьи,
И в Ведах смысл исчезал, и в Талмуде,
И рушилось всё, во что верил вначале,
Он гладил её — и кончались печали.»

– Ещё есть несколько куплетов, которые не вошли и в этот вариант. Вообще, это обычные трудовые будни «песнесочинителя» — довольно у многих песен есть больше материала, чем вошло в окончательную форму. И это абсолютно нормально. Просто у песни есть своё дыхание. Если я начну её затягивать, то в какой-то момент внимание слушателя может рассеяться. Песня – это такое взбирание на горку кульминации и потом разрешение. Если я начну тянуть кота за хвост или собаку эту бедную за хвост… А стихи по-другому читаются, они больше в себя вмещают. Так что нет тут никакой цензуры или чего-то ещё, в чём меня подозревают. Есть обычный творческий процесс. Возьмите мрамор, отсеките всё лишнее —получится статуя!

– Спасибо большое, мне правда это было очень интересно. Я рада, что я с вами увиделась и смогла задать свой вопрос.

[Звучит песня «Ефросинья»]

– Ольга, есть вопросы от наших слушателей. Снова Екатерина Соколова интересуется, очень интересный вопрос: «Какую книгу должен прочитать каждый человек по вашему мнению?»

– Какую одну книгу? У меня несколько ответов сразу в голове: электронную, на которую скачана вся мировая литература. Ну вот не бывает же прям одной книги! Давайте я такой же глупый тогда дам ответ: пусть это будет моя «Ефросинья», про которую мы сейчас слушали песенку. У меня есть книга «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной». Это моя любимая книга. Вот, читайте её! И больше ничего не читайте! Шутка.

– Ещё вопрос от Сергея Бондарян: «Как вы относитесь к кавер-версиям своих песен, и сложно ли вам записывать кавер-версии?»

– Да, хороший вопрос. К кавер-версиям своих песен я, к сожалению, не могу хорошо относиться. Но не в принципе, а потому что они все почему-то плохие. И они мне, за редчайшим исключением, не нравятся. Это какая-то, наверно, я неудачница, что именно мои песни поют плохо поющие люди. И плохо играющие. С другой стороны, может быть, они на них учатся, и слава богу! И когда научатся — запоют уже нормальных достойных авторов! Шутка. В общем, если бы кто-то хорошо пел, классно, мне наверно бы понравилось. Хотя у меня тоже свой какой-то вкус, но есть ещё и некая планка профессионализма. До которой 99 процентов не допрыгивает. А сложно ли мне исполнять чужие кавер-версии? Конечно, нет. Если мне песня нравится, а так бывает не очень часто. Но я с огромным удовольствием готова петь хорошие песни. И само это переживание очень приятное, и весьма свежее. И конечно, это можно и записывать. Другое дело – непонятно, кому и зачем это надо. Было несколько случаев, когда ко мне обращались и приглашали. В трибьют Егора Летова, в трибьют Пикника. Платили деньги за это, кстати, оплачивали студию. Вот тогда, с огромным удовольствием, почему бы нет? А так просто я не записываю, но иногда я могу для себя что-то сыграть. На сцене я перестала петь чужие песни, потому что сейчас ситуация с авторским законодательством совершенно дикая. Когда я пою полностью свои песни, меня ещё заставляют писать бумажку, о том, что я, как автор, себе, как исполнителю, разрешаю исполнять свои песни и как автор отказываюсь от гонорара. Вот сейчас такая дикая происходит казуистика. Если, не дай бог, в концерте будет одна чужая песня, даже не чужая, а там слова будут чужие или музыка, то сразу со всего концерта, причём не с прибыли, а с вала, (прибыль может быть равна нулю, а оборот может быть очень большим), организаторы должны отчислить 5 процентов в авторское общество, проворовавшееся РАО. Нет, не автору. Автор этого никогда не получит, он про это не узнает. Средства сожрёт авторское общество. И не подавится, с хлюпом. Это куда-то исчезнет, где-то растворится. Я это знаю, я сама давно вышла из РАО. Когда повсюду крутились мои песни, везде ими торговал кто ни попадя, они посмотрели в компьютер и сказали: вам ничего не пришло, никаких гонораров. Я сказала: а пошли-ка вы подальше! И написала отказ от сотрудничества с ними. Это нечестная организация. Она используется только для того, чтобы не давать нам жить и дышать. Но не для того, чтобы защищать наши права. И по этому поводу я перестала включать в свои концерты чужие песни. Дома я могу попеть сама для себя. Или если вот так вот пригласят сами авторы. Те, кто мне очень нравятся.

– Итак, друзья, Ольга готова сказать, какой же из ваших вопросов для неё оказался самым интересным. Ольга, какой?

– Давайте выберем последний. Вообще, я думала о вопросе про перемены. Но последний вопрос про кавер-версии внезапно перебил. Сергей Бондарь, поздравляем и вручаем наш диск «Ияо». Наш 22-й по счёту диск!

– Сергей, это замечательная победа. Вы – большой молодец, задали классный вопрос. Мы с вами обязательно свяжемся, расскажем, как получить приз, где забрать.

– И приходите на концерт!

Спасибо за расшифровку Ольге Пащенко (Санкт-Петербург)
Запись эфира