Ольга Арефьева и группа Ковчег

Театр KALIMBA

  • Ark.ru
  • Книги
  • Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной

Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной

Ольга Арефьева. Книга "Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной"В сентябре 2007 вышла книга Ольги Арефьевой «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной».
Мистический реализм, фантасмагория, парадокс, приключения, эротика.
Издательство Livebook
Иллюстрации Яны Клинк, иллюстратора студии Лебедева.

Книга Ольги Арефьевой «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной» получила литературную премию «Астрея». Премия «Астрея» учреждена в 2008г. как профессиональная литературная премия, присуждаемая ежегодно лучшим произведениям русскоязычной фантастики.


«Я очень рада, что мне посчастливилось иллюстрировать такую близкую мне книгу.»

Яна Клинк

17-18 августа 2014 в Новосибирске в театре Олега Жуковского состоялась премьера спектакля «Приключения в романе» по книге Ольги Арефьевой «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной». Этот спектакль — совместный проект Ольги Арефьевой (театр KALIMBA, Москва) и Олега Жуковского (театр «La Pushkin», Новосибирск). Участвуют: Ольга Арефьева, Олег Жуковский, Елена Калагина.

Фотографии с репетиций и показов

Футболка с рисунком Яны Клинк из книги Ольги Арефьевой »Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной» от archi_kris

Тату с рисунком Яны Клинк из книги Ольги Арефьевой «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной»

Отзывы прессы:

Рецензия на книгу Ольги Арефьевой «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной» на сайте efemerid.ru 15 декабря 2012
…Критики определяют стиль написания этого сборника новел как мистический реализм, и хочется, честно говоря, скрутить русскую фигу таким критикам, поскольку перед читателем предстает сюрреализм чистейшей воды с его антифункциональностью, трансгрессией, религиозно-мифологическими параболами и повышенной усваиваемостью реальности с целью повторного переваривания.

Анна Александрова. Статья «Ефросинья в Стране чудес. Виртуоз умирания. О книге О. Арефьевой «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной». Журнал «Литературная учеба». N6, 2010
…создается миф о писателе-Демиурге. Творчество, по сути, является главной религией Ефросиньи.

Изюминка («Re:Акция», Андрей Мирошкин)

Смерть как приключение («Книжное обозрение»)
Ольга Арефьева написала волшебную книгу («Книжная ярмарка», Ольга Логош)
Знакомство с «новорожденной» книгой Ольги Арефьевой в «Буквоеде» (blog.videomusic.ru, Анна Чугунова)
Интервью «Я не сдурела. Я вообще такая» («Вечернее время», Карина Пронина)
Ольга Арефьева: «Литература — это дуэль с самим собой» («Все книги Петербурга», Надежда Щербакова)
«Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной» («Русский репортёр»)
«Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной» («TimeOut», Андрей Мирошкин)
«Рок-дивы в писательских масках» («Пресс-секретарь», Андрей Мирошкин)
Книга о смерти не навсегда («FUZZ»)
Вкусная книжка (газета «Взгляд», Александр Агеев)
Интервью «Моя книга родилась из сновидений» («Деловой Петербург», Мария Митекина)
Безумная Ефросинья (krupaspb.ru, Тарас Витковский)
Интервью «Я долго не могла привыкнуть к виду голых буковок на белой бумаге» («Книжное обозрение», Ольга Смирнова)
Коралловые линии (НГ — Ex Libris, Арина Депланьи)

Где купить

Фрагмент из книги

Глаза

Французы говорят: женщина стареет через две недели после смерти. Через ее глаза много лет неслась жизнь, полная и пустая одновременно. Глаза пропускали бесконечный поток реальности, постепенно становясь всё менее прозрачными от застревающих в них мелких, вроде пыли, осколков мира. Многие годы озера глазниц копили в себе усталость, пока она не поняла, что больше не в силах смотреть на мир, такой прекрасный, такой разнообразный — и такой иллюзорный. Тогда она закрыла глаза руками, чтобы распробовать вкус пустоты, которую показывали ей измученные зрачки. Темнота в них была вовсе не черной, она была источена светящимися пылинками несуществующих дальних звезд и млечных путей, вспышками галактик и запятыми комет. Всё это были следы многолетних впечатлений, лиц любимых, видов внутренних комнат и внешних пейзажей. Старость состоит не в слабости, она состоит в излишней заполненности. Она больше не могла съесть в себя ничего нового из этой реальности. Смерть, как самый верный и благочестивый итог, замаячила впереди, но она поняла, что что-то в ней не хочет с этим соглашаться. В самой мысли смерти было что-то от подсказки извне. Что-то от ложного, слишком простого выхода. Она закрывала глаза бессонными ночами и смотрела на хаотическую пляску картинок внутри век. Много слоев накопила память ее глаз, так много, что они потеряли кристальность, стали мутными и обратились внутрь себя. Вначале она просто смотрела, потом начала учиться потихоньку сдирать с изображения прошлые видения — пленку за пленкой. Она снимала с себя прошлое днями и годами, отдавала небытию вещи и лица, выдавливала из себя события и прочитанные книги. Она выдыхала свою жизнь так же, как много лет до того жадно вдыхала ее. Она возвращалась к каждому своему дню и закрывала его, продолжая знать всё, что знала раньше, но уже отстраненно, не как участник кино, и даже не как зритель. Она сыграла свою смерть, накормив ее своей памятью, чтобы уцелеть самой. Было радостно потерять всё.

Еда

Теперь всё свободное время она читала книги — один день правым, один левым глазом. Всё прочитанное помнила отдельно для каждого глаза. Думала она тоже то правым, то левым полушарием мозга. Все мысли помнила отдельно для каждого полушария. Она вкладывала деньги между страниц книг, которые читала. Ее платья из соленой травы почти не грели и часто рвались. Подол она закладывала между ног, когда садилась. Ей казалось спокойнее сидеть с закладкой между коленей, как между страниц, чтоб не потерять место, которое читаешь.

В любой любовной истории ее прежде всего интересовало, что там ели. Если ели много и вкусно, она радовалась этому больше, чем хэппиэнду. «Еда — это не меньше чем любовь!» — назидательно произносила она. Что ели Ромео и Джульетта, что Тристан и Изольда — было для нее интереснее сюжета. Дальше по важности шли вина и напитки, в том числе ядовитый в первом и любовный во втором случае. Платья и обувь были тоже немаловажны, но еда, конечно, выше. «Как может еда надоесть?» — вопрошала она. Писатели, в книгах которых мало ели, представляли для нее обидное неудобство — непонятно вообще, зачем они брались за перо. При этом словари кулинарного дизайна ее практически не волновали — оторванные от жизни героев блюда были столь же бессмысленной игрой ума, как и оторванные от блюд герои. «Неужто он не жрамши на свиданку-то пошел!» — возмущалась она недальновидности писателя, описывающего любовные муки. «Кушает плохо, вот и мерещится всякая дрянь», — делала вывод из ужасающих откровений Эдгара По.

У нее было мнение, что быть или не быть — это прерогатива пирогов, но никак не разумных существ. Пироги обладают крупицами разума, а также корицы, имбиря, сахара. У них нет блеска, который есть в тарелках, нет крутизны, которая есть в горках, но есть нечто круглое, гладкое и обтекаемое. Возможно, это их доброта, задушевность, склонность к горячему семейному досугу.

В ее любимой книге «Ситцевая оргия» центральной была глава про еду. Она перечитывала ее, когда хотела вкусного текста.

Ситцевая оргия

Ситцевая оргия подходила к началу. Вегетарианцы встали в очередь. Праздничный стол имел форму параллелепипеда, блюда на нем были вышиты крестиком. Начался ансамблевый прием пищи. Рубашки объедали с рукавов, а брюки слева и снизу. Половники разговаривали с вилками, как полковники с рядовыми. Ножом и вилкой разделывали соус. Гости съедали всё, кроме подмышек и воротников. Кто-то выплевывал пуговицы на ложечку, кто-то обсасывал припуски на швы. Котлеты были с воланами, вытачки резали ножом, на десерт подали кружева в соусе из цветных ниток. Рыжая девушка украшала свой живот пищевыми продуктами. «Интересно, какое сейчас время — одушевленное или неодушевленное?» — спросила она у гостей, и поняла, что это насекомые. Стояла громкая пауза. Все ели. Пролетело уже много ангелов, их никто не заметил. У дам появился целлюлит на лицах, пищевые наркоманы закачивали еду в вены про запас. Ели бутерброды, но уверяли, что это книги. Некоторые забирали ужин домой в качестве талисмана. Високостный бульон подавался шевелящимся. Обагренные соусом трикотажные макароны обескураживали своей откровенностью. Рыба была из бархата, курица пахла чесночной отстрочкой. То, на чем было написано «масло», не являлось маслом, но никто об этом не думал. У мужчин пользовалось популярностью блюдо с приправой хрен собачий, все остальные участники пати выделывались почем зря и очень дорого покупали пирожные. У арбуза самым вкусным был контур. Наконец заиграли звуки, гости с трудом поднялись танцевать. Желатиносы играли сальсу и меренгу на апельсиновом желе. Несколько соевых танцев было решено считать этническими. Девушка, одетая в траву, завинтила штопором свой самый лучший пируэт — «невестин танец». Его смогли оценить только матримониально настроенные барышни.

Хвост всегда соответствует собаке

Августейшая Милость задумчиво шевелила кончиками волос и покусывала щеку изнутри. Из еды у нее дома была одна собака — маринованный тузик. Время давило на перепонки между пальцами. Ей хотелось съесть чтонибудь странное, например, кривеньких насекомых, велосипед или библию в белой обложке. Одетая в капустные листы, она захромала к зеркалу, чтобы увидеть, чье же сегодня пространство: правды или лжи. Патефон застенчиво молчал, было стыдно чихать и неудобно креститься. Она перекрестилась ногой, поцеловала себя в пятку и лизнула в лоб. Ее ресницы поседели. Она грустно посмотрела на то, что показывали по зеркалу, и вздохнула: «Хвост всегда соответствует собаке!»
Отражение было копченым на вкус, ветер запинался о волоски на коже. «Нечего улыбать меня!» — сказало стекло и заколебалось в прямом и переносном смысле.
«Я уже не девушка, но еще и не мальчик, — ответила Августейшая Милость. — Кто этот человек?» — И ткнула отражение пальцем в мягкий живот.

Пироги с печалью

У меня нет имени. Нет детей. Нет пионерского прошлого и торта со свечками. Я умываюсь томатным соком и вытираюсь чужими брюками. Я говорю словами, придуманными другими, и улыбаюсь уголками рта. Если честно, то я хотела бы чаще врать, но некому. Я сплю в то время, когда мы разговариваем. Что может быть смешнее, чем ходить с ноги на ногу? Да еще и вверх головой? Бывает трудно представить, что всё появилось из ничего, что во всём смысла не больше чем в дважды два. Эти странные и жадные существа выросли в людей из предметов, и предметность подарила им души очень маленького размера. Среди них часто встречаются мертворожденные — это тела, которым не хватило душ. Их предками были шкафы, буфеты и тумбочки. Бог сделал людей из велосипедов, запретив им кушать ночью и бодрствовать днем. Умы их напоминают мясорубки, а язык состоит из букв. Они плачут, когда делают больно и смеются, когда больно им. Булки у них растут не на деревьях, а на животных. Им щекотно, когда их ощипывают или доят, и неприятно, когда едят. Их интересы вращаются вокруг денег, пластинок и прочих центростремительных вещей. Люди сглатывают и шевелят пальцами ног внутри своей обуви. А там без особых изменений. Погладить, поцеловать, съесть — вот последовательность приготовления мертвого из живого. Пока ты жив и твои ноги касаются рук, ты чувствуешь себя начинающим. В тебе нет ни единой строчки. Ты пишешь, но всё, что ты можешь — это быть прошлым. Нельзя быть одинаковым. Плоского и протяженного состояния добиваются только долгой медитацией в позе стрелы. Это значит — стоять много лет, держась одной рукой за поезд, а другой за рельсы. Расположение в пространстве изменчиво, как законы физики, а мы всё еще верим в зрение… Как же крепка опора на объем и систему координат! Я иногда очень бы хотела танцевать при помощи забора и кирпичей, оглядок и разворотов, азбуки Морзе и ритмических ошибок. Физические учителя имеют знания обо всех вариантах. Окно конденсируется на небе, но только параллельные ангелы помнят пароль для входа в рай. Всё, что не помещается в руке, нельзя взять взаймы. Значит, этого нет, и даже горизонт врет.

Она ела пироги с печалью, ощущая отдельно вкус сахара и вкус чая. Она хотела быть многословной, но вспомнила только точку, и ее покарала безучастность.

«Господи, вытащи меня из мозгов! Меня научили говорить — и это необратимо», — сказала она и зажгла чернобелый свет.

Ад

Она надела блузку с воротником из кусков черствого хлеба, близоруко улыбнулась, разглядывая в боку чайника, как сидят зубные коронки, и стала искать очки с медленными стеклами. В доме не было ни грамма луковой шелухи, мороженых кусков воды и сушеных простынь.

Она поставила ветку с поцелуями распускаться к Вербному воскресенью, накинула пальто из сухих листьев и поскакала через три ступеньки, вращая клюкой как саблей. У выхода из подъезда сгорбилась и зашаркала приличествующе возрасту, но тут заметила, что забыла обуться, и кольца на пальцах ног предательски радостно сверкают. На солнце были пятна, и это придавало блеску переменчивость.

Идти назад было лень, она сразу оказалась в прихожей и всунула узкие ступни в суконные боты. Получилось, что из бот высовываются голые икры, поверх пришлось натянуть морщинистые хлопчатобумажные чулки и надежные рейтузы с начесом, бесформенную юбку экономной длины и кофту из советских газет с мехом искусственной собаки. На кофте не было пуговиц, и она каждый раз сшивала друг с другом ее полы. Одежда специально была неудобна, чтобы не расслабляться. Пальто проявило упрямство и не хотело ей идти. Тогда она пошла сама, пришлось оставить его на вешалке. Зато в наряд хорошо вписалась шаль с закутками для моли. Она сгорбилась и медленно, с передышками, двинулась вниз по тяжелой лестнице. Руки стали веснушчатыми, сердце скрипучим, а настроение — сварливым. Двуручная кошелка из кожзаменителя вмещала кошелек и обременяла. Густо пахло прошлой едой. С потолка текло — из мясной ванны верхнего этажа.

«Запомни, сынок, так выглядит ад!» — сказал кто-то рядом. Она усмехнулась, ощупывая в кармане авиабилет.

Иллюстрации Яны Клинк

Иллюстрации Яны Клинк к книге Ольги Арефьевой
Глава «Зеркало»
«Ефросинья смотрела в зеркало на свое лицо и увидела, что у нее вместо обычных, светло-русых, черные волосы.
Усилием воли она попыталась вернуть волосам цвет, но ничего не получилось.Под влиянием опасного импульса, смеси любопытства и шалости, Ефросинья начала с напряжением вглядываться в отражение. Оно невидимо задрожало, в нем понемногу начали меняться облики, будто маска за маской. Все они были она. Следующей накатилась волна хищной женской красоты, потом — страшное лицо старухи. В несколько секунд мелькнул ряд лиц, все более жутких, и наконец открылось последнее — до такой степени ужасное, что сердце болезненно сжалось и дыхание перехватило. Было ощущение, что она сделала что-то запретное, зашла за какую-то черту. «
Самая первая иллюстрация для этой книги.
Предложение иллюстрировать книгу пришло в разгар серии Gothic Room, таким примером хотелось проиллюстрировать и книгу Ольги, тем более, что главы были емкие и законченные, как те мои (и не только) истории. Было приятно, что тем не менее, главы в «Ефросинье» вплетались друг в друга и сшивались, как лоскутное одеяло — одно поле, но самодостаточные истории.
Захватившая глава. Глава-знак. Ощущение емкости образа, входящие ассоциации.
Зеркало. Отражение. Смена лиц и сущностей.
Знакомые ощущения.
Напряжение. Мистицизм, музыка Twin Peaks.
Много, очень много эскизов. На полу, вокруг меня (рисую на бумаге, на картонном планшете, на коленях).
Ефросинья должна была впиваться глазами в свой оригинал, глядя изнутри.
Конечный вариант — обнаженный.
Была дилемма с тем, что волосы у отражения черные, черным хотелось сделать и овал зеркала.
Хотелось конраста, но было решено не жертвовать ради него «лейбловым» овалом.
Геометрический овал не подошел, оказалось, что рукописный «дрожащий контур» лучше.
Остальное с трудом вербализируется 🙂

Яна Клинк
Иллюстрации Яны Клинк к книге Ольги Арефьевой
Глава «Желание»
«С этими словами он протянул Ефросинье книгу, на которую она тут же села, так как читала книги, подкладывая их под себя на стул. Со следующей секунды ее восприятие раздвоилось и пошло параллельно по двум руслам. Третьими были четки, которые она продолжала перебирать, уже почти не осознавая слова молитвы.»
Иллюстрации Яны Клинк к книге Ольги Арефьевой
Глава «Любовь»
«Ничто не могло приблизить ее к обладанию предметом обожания, а спастись бегством тоже было невозможно. Она была влюблена в себя. Поэтому, оставаясь одна, она покрывала поцелуями прохладные зеркальные поверхности, заполнявшие ее дом. Следы от прикосновений она тут же стирала, чтобы случайные свидетели не разнесли эту весть по свету, и так уже наполовину готовому обвинить ее в ведовстве. Мужчины были готовы выть у нее под окнами как мартовские коты, а она бродила по дому отрешенно, с четками в руках, не прогоняя и не приглашая.»
Иллюстрации Яны Клинк к книге Ольги Арефьевой
Глава «Рынок»
«Сегодня была суббота. Каждую скоромную субботу она, наряженная в мешкообразное платье с колокольчиками, завязывала узлами соски и шла на базар, волоча за собой тень на узорной шлейке.»
«Они знали, что она девственница, а семерых сыновей, похожих на нее, как отпечатак ветра в песке на сам ветер, родили от своих жен страстно влюбленные мужчины. Как и Ефросинью, сыновей сопровождал тихий звон колокольчиков и запахи особого настроения.»
Иллюстрации Яны Клинк к книге Ольги Арефьевой
Глава «Гости»
«У порога сидела крашеная в рыжее старушенция с ярко нарумянеными щеками и напомаженными губами. Гороховое платье в рюшах, красные бальные туфельки с бантом, кружевной зонтик, мундштук с пахитоской в морщинистой руке дополняли картину. Рядом с ней стоял большой чемодан с круглыми дырками, внутри которого кто-то сопел. Из дырочки высунулся круглый бесцветный глаз, старуха и глаз смотрели с одинаковым параллельным выражением.»
sluga
Глава «Слуга»
«В профиль он был как конь, а анфас — как человек.»
Это Белковый Ангел.
Мне очень понравился персонаж и я наградила его лошадиной головой совсем…

Яна Клинк
dnevnik_ieronima
Глава «Записки некоего Иеронима Инфаркта»
«Я — человек, подверженный грусти.
Мне свойственны разные ощущения.
Я так люблю, что даже не помню про секс.
Спросонья я вернулся не на ту постель. Там уже кто-то был.
Ничто человеческое мне не чуждо. Хоть я и не человек.
Я несколько раз совершал самоубийство. Всегда успешно.
Хорошо, что я не человек, как эти…»
ne_tserkov
Глава «Не церковь»
«Ефросинья стояла около полуразрушенного здания с куполом и смотрела в проломы окон и дверей. Сквозь противоположные окна было видно, что сзади пасутся лошади.
— Что это за церковь? — спросила Ефросинья у кого-то рядом. Голос раздался длинным эхом.
— Это не церковь. За неё ещё когда-то не люди сражались, — ответили ей тихо прямо в ухо.»
chetverg-svidanie
Глава «Четверговые свидания»
«Иногда она встречала его голой, раздевала его тоже, и они пили чай с лимоном и мёдом, распахнув окна в сумерки. Иногда она привечала его пощёчиной. В такие дни она с ним не разговаривала, сразу вела в постель и привязывала его руки чулками к батарее. Иногда её вообще не было дома, и он жил до утра один.»
sad
Глава «Сад»
«Обожаю юбки на мужчинах», — прошептала она беззвучно, покусывая его ногти.»
baba_yoga
Глава «Баба Йога»
«Там водятся дикие деревья, никогда не слышавшие человеческого голоса. Они смотрят злыми деревянными глазами. Там живёт страшная Баба Йога. Нет у неё ни возраста, ни совести, потому что она давно себя пережила, ни имени, потому что выбросила. Даже если кто позовёт, она и не дрогнет, ей ее имя — как пустой звук. На вид молодая, а глаза у неё древние, всё видели, ничего не расскажут. Много она знает и много может. Умеет и летать и не летать, из ничего делать что-то и из чего-то — ничего.»
alchi_i_archi
Глава «Алчи и Арчи»
«Когда один из них, подливая мне вина, заглянул в мои изголодавшиеся по человеческому вниманию глаза, я почувствовал, что согласен, сам ещё не зная, на что. Они называли друг друга Алчи и Арчи, и были похожи, как животные одной породы.»
sv_timian
Глава «Святой Тимьян»
«Святой Тимьян изображается на иконах одетым в зелёные листья и помогает от одиночества. По преданию, он жил в лесу в деревянной хижине, питался корой и спал только стоя. Он слушал хор медведей и смотрел танцы птиц, обучая их смыслу литургии.»
patefon
Глава «Патефон»
«Ну, рассказывай», — проскрипела Баба Йога. Голос шёл не из неё, а откуда-то из угла. Савватий оглянулся и увидел патефон, который крутил пластинку.»
pavlin
Глава «Павлин»
«Моя мать, боясь испортить фигуру, не давала мне сосать свою грудь, это был первый в моей жизни отказ в любви, дальше жизнь пошла наперекосяк.»
samolet
Глава «Самолёт»
«В полёте она беспрерывно ела. Еда помогала от тревоги, а её тревога обладала столь быстрым обратным действием, что вполне могла уронить воздушное судно. Стюардессы прыгали вверх, как цены позапрошлого вечера. Пилот называл себя водителем и отказывался брать ответственность. Еда была невкусной, несъедобной, неэстетичной и несвежей. Пирожками можно было драться, а напитками выводить пятна. Она прилетела постаревшей на несколько лет, приняла свою часть наследства и обнаружила, что умершая бабушка — она сама.»
agapa_volframovna
Глава «Бой с тенью»
«Тень бросилась на человека так, словно лезла целоваться. Он ощутил прикосновение как холод и страх и отбил её ребром руки с улыбкой на зубах.»
ostanovka
Глава «Остановка»
«Я сделала свою мечту плоской и заложила между страницами книги: когда книга открывается, мечта разворачивается — такие объёмные картинки мне покупали в детстве. Надо потянуть их за ниточки — и они задвигаются. Как я нарисую мир, так он и заработает. Бог — это учитель, но оценок не ставит. Он смотрит наше кино искренне, как ребёнок, смеётся, где надо смеяться, и плачет, где надо плакать.»
rasprodazha_snov
Глава «Распродажа снов»
«В маркете шла акция «Распродажа снов». Были снижены цены на фантастику, боевики, погони, сны с путешествиями и видами природы. Одиноко стояли малопопулярные кошмары, на них была самая большая скидка. Совсем не было комедий — оказывается, у спящего отсутствует чувство юмора. Самым ходким товаром были сны о сексе с эстрадными артистами.»
udar
Глава «Бампер»
«Рано вечером она поднялась на чужие ноги и, как прилежная ученица, принялась привыкать к телу. Оно было длинновато, узко в плечах и немного жало за ушами. Ефросинья стукалась о притолоку и спотыкалась о разные предметы, запоминая своё красивое имя. Переговариваясь со своими ногами, она заново училась заходить в двери. Юбка оказалась в красных розах и предназначена была для танца фламенко. Она надела её наизнанку.»
zhivotnoe_s_dvumya
Глава «Животное с двумя телами»
«Соединение двух тел человеческого животного происходит посредством встречи телесного ключа с телесным замком. Одно из двух тел человеческого животного, обладающее ключом, зовётся мужским телом, или попросту мужчиной. Другое, всегда называемое позже, содержит в себе замок и именуется женским телом, или женщиной. Как ключ без замка, так и замок без ключа по отдельности не имеют никакого смысла и обретают его лишь при соединении одного с другим.»
zver
Глава «Зверь»
«Рассмотреть или потрогать его было нельзя, ощущалось только нависание, объём, холодок и духота. С его появлением становилось как-то тесно, темно и очевидно, что ты маленький и слабый.»
Отзывы читателей в интернете:

drzlo 25 сентября 2013
Знаете… я ведь очень люблю Ольгу Арефьеву. Раньше была безумным фанатом, но теперь просто люблю, как необходимую составляющую моего миросозерцания и культурного становления. Самая живая, самая артистичная, многоликая, прекрасная, умопомрачительнейшая — это всё она, Арефьева. Я знаю наизусть многие её песни, а некоторые цитаты из них стали моим гимном по жизни. Я зачитала до дыр «Одностишийа» и надеялась повторить то же самое с «Ефросинией»…
…и, увы, второй раз так не выйдет.
Поймите меня правильно: стиль у Арефьевой потрясающий. Она, как Цветаева, замечательно владеет звукописью, только в прозе — во многом потому, что Арефьева в первую очередь поэт и музыкант. Вязь её слов тянется в причудливые узоры и создаёт невероятные картины, часть из которых атмосферно копирует её песню (вплоть до используемых образов, мотивов и даже выражений), а часть придумываются на ходу. Это совершенно потрясающе и напоминает арт-хаусный мультфильм — в лучшем смысле этого слова: эта книга столь же причудлива, столь же непостоянна и многолика…
Но в ней слишком много Арефьевой.
Её всегда было очень много, но в песнях этого не ощущается: это нормально, когда в стихах один и тот же лирический герой, потому что стихи выражают душевное состояние, эмоции, порывы автора. За счёт небольшого размера (всё равно стих всегда меньше, чем прозаическое произведение, иначе это уже не стих) они выдаются в концентрированном виде, и именно это порождает в слушателях и/или читателях эмоции. Но то, что приемлемо в песне и стихотворении, в прозаической форме становится самолюбованием. Да, Арефьева честно предупредила об этом в предисловии, что каждый персонаж книги — это она сама, но ведь она — не только персонажи. Она каждая буква «Ефросинии», каждое выражение, каждый образ. Это могло бы стать художественной атрибутикой, но в случае с «Ефросинией» кажется мегаломанией. Чувство дежа вю не отпускает ни на секунду: несмотря на классные новые образы, по сути, эта книга — художественный сборник клипов, которые никогда не были сняты. Даже существующие арефьевские клипы чем-то похожи друг на друга, а здесь каждый отрывок и вовсе идентичен предыдущему — пусть только лишь по настроению и используемым художественным методам, но всё-таки.
В общем, с одной стороны, это прекрасная книга, с другой — даже когда автор честно признается в бесконечном самолюбовании, он не становится от этого менее самолюбующимся.
А вообще — идеально «Смерть Ефросинии Прекрасной» описывает вот этот отрывок, представляющий Иеронима Инфаркта, очередную инкарнацию Ольги Арефьевой в книге: «Уверенный, что мир думает только о нём, он писал мемуары с самого детства. Мемуары были озаглавлены «Я сам». Они были исполнены витиеватыми вензелями и иллюстрированы открытками к текущему празднику».
Если бы я немного больше любила самовлюбленных авторов, то непременно бы оценила. А так — увы, только музыка.

Обсуждение книги на сайте labirint.ru:

Silanova Vera 20.09.2011
Песни Ольги Арефьевой слушаю уже много лет, но не знала, что она ещё и прозу пишет. Книга больше всего напомнила «Хазарский словарь» Павича, а местами «Сто лет одиночества» Маркеса. Читается не так чтобы очень легко — иногда за игрой слов и хитросплетением предложений не удаётся сразу уловить смысл, приходится перечитывать фрагмент ещё раз. Но вообще сюжет, приключения взбалмошной, сумасбродной и чуточку похожей на Амели барышни по имени Ефросинья — тут не главное. Главное, пожалуй, стиль. Тонкое словесное кружево, из которого то тут то там проступают странные, причудливые, а то и гротескные персонажи, живущие в странном, похожем на Зазеркалье мире.

Яковлева Анна 28.06.2010
Крышесносительная вещь, для сохранности взгляда на мир не советую читать, как я, в два приема, но мне-то своего стояния на ногах не жалко, а оторваться невозможно)

N 01.12.2008
Никогда не читала книг современных знаменитостей, но для этой глубоко уважаемой мной и необычной персоны сделала исключение и не пожалела.
Книга написала в совершенно уникальном стиле, в котором отражается творчество и неповторимое мироощущение, свойственное только самой Ольге. Пожалуй, аналогов этому стилю нет во всей литературу.
Безусловно это книга не для всех. Ее поймут лишь те люди, которые знают, как прекрасно иногда сходить с ума и находиться за пределами возможного. «Приключения Ефросиньи» — похожи на лоскутное одеяло и ковер-самолет, который уносит так глубоко в иллюзию, где обычные законы мироздания уже не действительны. У каждого лоскута в этом одеяле есть свой вкус, запах и цвет, свое настроение, своя маленькая история. Это путешествия во сне и наяву; они извилисто переплетаются, сливаются в единое и разделяются, рисуют причудливые узоры. На все предметы и явления, задействованные в повествовании, героиня (она же в принципе и автор) смотрит под очень нестандартным для человеков углом. Но ее жизнь легка и ненавязчива, а мысли просты и мудры, как у ребенка, она не задает вопрос «Почему?» — она просто придумана, как изящный и неповторимый каледоскоп радости жизни.
Это действительно самый потрясающий сон, который мне довелось прочитать в жизни))) Хотя к концу книги этот сон уже казался мне затянувшимся, но это была моя ошибка. Эту книгу лучше не читать разом — от начала до конца. Ее надо читать любыми отрывками, можно начинать с начала, можно — с конца, можно — наугад. Вы ничего не потереяте, так как конкретного сюжет объединяющего просто нет.
Строчками из «Ефросиньи» лучше всего баловать себя, как конфетами с экзотической начинкой. Особенно они будут приятны тогда, когда серые будни и пресная обыденность уже сдавили вам горло, а высокомерная философия — свернула мозги…
Книгу приятно держать в руках — отличное полиграфическое исполнеие. Кроме того отдельного слова заслуживают рисунки замечательной художницы Яны Клинк — просто иллюстрации к снам…

kokotka 20.09.2008
Абсолютно глючная, странная книга, собрание мыслей, неразобранных по полочкам, переплетение. Половину идей боготворишь и делаешь своим лозунгом, половину забываешь, половину отвергаешь, как полную ересь.
Это не художка, это нечто другое, большее.
В книгу влюбилась.

Изнакурнож 28.08.2008
Очень необычная и красивая история. Совсем не про «здесь и сейчас», но все равно, почему-то очень близкая. Абсолютно не та книга, которую можно проглотить за пару часов и забыть о ней. Ольга Арефьева виртуозно жонглирует словами и понятиями, позволяя нам взглянуть на многое с непривычной стороны.

bukvoedka 19.08.2008
Книга для медленного чтения. На одном дыхании не прочитаешь: слова потеряются. Сюжет трудно пересказать. Явь переплетается со сном в духе Павича. Главы распадаются на одностишия. Каждое предложение стремится к афористичности. Предания, сказки, городские легенды, фантазии, эротические истории, сны — всё это переплетается с автобиографизмом. Постмодернистская книга. «Действующая модель мира в натуральную величину».

Ленэль 07.07.2008
очень красивая и очень сюрреалистичная книга, слегка безумная. очень музыкальная. Графика просто прелесть — такие тонкие рисунки, очень живые. Ефросинья совсем не от мира сего, очень одинокая, но при этом очень счастливая. Странная мысль для концепции счастья современного мира.

Gwynt 4 декабря 2011
Лучшая книга, прочитанная в прошлом году
Когда-то в 11 классе я прочитала Ольгу Арефьеву «Смерть и Приключения Ефросиньи Прекрасной». Книга была благополучно забыта и погребена под ворохом знаний, получаемых перед выпускными и вступительными экзаменами. Не так давно я купила её снова и она пришлась весьма ко двору. Арефьева вообще одна из исполнителей года.
Книга состоит из множества-множества небольших историй, главная героиня которых — то мужчина, то женщина, как бы странно это ни прозвучало. Истории по большей части фантастические, диалоги героев Чеховские, сюжеты обыденные но через призму многоцветного стекла, искажающего видимость. Книга, которую можно растащить на афоризмы. Книга без сюжета, без начала, без конца но с кучей интересного. Одна из моих подруг недавно сказала мне, что любой творческий человек априори сумасшедший. Арефьева ну просто ооооочень творческая.

irina_mirumir 16 Мар, 2011
это будет очень честный пост. и я очень долго не решалась его написать. поначалу я вообще не хотела даже приводить здесь описание этой книги, но когда нашла вот это, решила, что точнее мне не передать
зато я точно знаю, что в этом отзыве не будет ни одной критической цитаты.
да и вообще отзыва как такого не будет.
знаете, есть такие книги, которые ты просто читаешь и откладываешь на полку.
есть те, которые потом перечитываешь.
а есть такие, которые как личный дневник, как зеркало, в которое хочется все время заглядывать с целью увидеть глубже и дальше: у них обязательно замяты страницы, текст подчеркнут и перечеркнут так, что от карандаша пестрит, очень много сносок на полях от твоего имени, ее хочется перечитывать, запоминать, цитировать, выучить наизусть и носить где-то внутри.
и я, кажется, рассказывала о том, как «книги меня находят сами».
эта нашла меня в самый нужный момент.
может быть, я не права, но в ней очень много Его.
она Им буквально пропитана от и до.
все время, пока я читала ее, я не могла отделаться от этой мысли.
может, потому, что здесь так много Его и так много меня, эта книга мне и дорога.
и мне правда больше нечего добавить.
просто прочитай ее, если тебе когда-нибудь захочется.

ivannasm Jul. 19th, 2010
Начать писанину с цитаты есмь один из самых простых способов начать писанину, — бубнил внутренни словоблуд.
«В ловле птиц главное — умение их отпускать.
Ходить на кладбище и лежать там — православные удивольствия.
Несобранность — это болезнь роботов.
Только ветер читает мои страницы, я не знаю, понимает ли он их.
Но, по крайней мере, вижу, что перелистывает»
Ольга Арефьева
Застала саму себя в разгаре «перелистывания» книги Ольги Арефьевой «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной». И от увиденного захотелось пословоблудить. Ефросинья — прекрасна, имя у нее такое, и книжная жизнь довольно таки ого-го. Удалась.
«Перелистывая», приятно и вкусно наблюдать игру слов и смыслов, замечая, как язык меняется, трансформируется, меняется и оживает на глазах. Приятно видеть не только житие и сказание о героях, но и житие самих слов и смыслов. Странных и неожиданных.
«Выпендрился, а потом впендрился.»
А еще это все кажется совсем рядом, под рукой. В сказках все это невидимое зверье живет где-то таааам, в Запределье, куда временя и силы нужны, чтоб добраться. Здесь же как будто щупаешь подкладку этого самого мира, где ноут, диван, кот и жара, и за окном фанкует Jamiroquai. Немножко взгяд в стону, и…
«Она грустно посмотрела на то, что показывали по зеркалу, и вздохнула: «Хвост всегда соответствует собаке!»
Отражение было копченым на вкус, ветер запинался о волоски на коже. «Нечего улыбать меня!» — сказало стекло и заколебалось в прямом и переносном смысле.»
Это странная книга, от которой я могу оторваться лишь для ее восхваления.
Еще ясно, что здесь что-то не сказано, что какая-то птица из слов и смыслов так и не выпущена на свободу. Может быть потому, что книга все еще не дописана мною как читателем.. хотя, к чему и кому нужны объяснения?

pogat Mar. 20th, 2010
и… (барабанная дробь)
Начнем с того, что книгу купил потому что красивая была, (Собственно, книга и автор, собственно такими и остались) кратинки там просто божественные и… короче, вот это и есть качественная книга (если вы еще помните что это такое, от того что забыть это со современными издательствами очень просто). Вотъ.
Ольга Арефьева: «Смерть и приключение Ефросиньи Прекрастной». В самой книге есть описание что это мистический фантосмагория (прикольные слова, люблю такие) с тонкими вкраплениями юмора и эротики (что-то типа такого, я по памяти пишу). Отзывы в инети прямо противоположные, мол очень грустная книга и что люди рыдали ее читая. Сама же автор писала что книга сама написалась через нее (я ей верю, хотя есть люди утвержающие обратное). Собственно, из истории создания, интересный факт, что некоторые главы были написаны в состоянии сомнамбулизма (если я нечего не путаю), по-этому книга родом из подсознателного и каждый человек увидет в ней что-то про себя и про свою жизнь (по-этому можно понять и людей утверждающих что книга грустная, и тех кто говорит что она веселая). Лично, не было грустно, только один раз в главе «Ола», все остальное время… я поражен, слов нет. Особенно смеялся в главе «Иероним» когда довели чуть ли не до слез, а потом обломали словами «Читатели плакали».
Но есть и свои но: во-первых я бы не называл эту книгу аналогом «Алисы …» все-таки Чарльз Лютвидж Доджсон, больше думал не о смыслах, а о том как все работает, «Ефросинья» это больше судьбоописание, миф, история индивидуации, формирования взгляда, называйте как хотите, но не исследование логики бессознательного (чем и является «Алиса …», собственно скоро будет пост посвященный этой книге, одной из самых самых моих любимых). Во-вторых, как говорила Черепаха Тортила обращаясь к Буратино: «какие же у тебя короткие мысли», имея ввиду что он говорит односложными предложениями, так и Ольга во многом отходит от витиеватости формы обращая внимание больше на колкость мысли (это и отоброжается в форме письма никаких тебе расветов дрожащих на поверхности озерной глади, а просто таки короткие выстрелки: ночи — лохматые, дни — полысели) это не недостаток, но и достоинствам это тоже не назовешь. Одним словом «Стиль» и вот книму то и надо привыкнуть.
А про себя скажу что в списке любимых книг уменя поприбавилось.

infinito_mar
2 ноября 2009
Сегодня дочитала книгу о Ефросинье, купленную на концерте в Екатеринбурге. Пройти вместе с ней по всем измерениям — окунуться в леденящую душу святую воду. Чем глубже, тем холоднее, и тем яснее сознание. Расширяющая во всех измерениях книга.
Книга, которая плотно врезается во все отделы головного мозга, лишая его возможности пройти уроки судьбы самостоятельно. Мне очень хочется прочитать её повторно, но я не буду — иначе придётся расплачиваться. Итак слишком большая и реально ощутимая помощь в самоопределении на этой планете.
Поблагодарите себя за то, что вы пришли на эту землю, Оля. Мои благодарности далеки и чужи. А хочется, чтобы вы ощутили их настоящую истинность.
Обнимаю вашу душу и все ваши фантомы.
Мира, нежности, спокойствия,
Анастасия Родыгина.

archi_kris Oct. 26th, 2009
Вот. Сбылась небольшая мечта маленького идиота)))
Даже не знаю чего мне больше хотелось: попасть на концерт Арефьевой или прочитать эту книгу. В итоге и то и другое получилось самым неожиданным и спонтанным образом.
Последние пол года я отчаянно пыталась найти книгу. Искала в маленьких и больших городах Украины, везде где бывала. На книжных полках и в интернет магазинах. А когда узнала о скором концерте, то сразу же подумала: «Уж там-то она будет непременно!», а если к этому приплюсовать и сам концерт… живой концерт!
В аннотации сказано: «Если разобрать книгу на цитаты, то достаточно почти что после каждого предложения сделать отбивку — и получится отличный сборник слегка нездешних афоризмов». Это правда — книга удивительная! на 150% алисавстранечудесная… книга-концентрат… пища для фантазии сознательной, а ещё больше подсознательной.
На официальном сайте Ольги Арефьевой есть и отрывки книги, и фото концертов, поэтому ничего публиковать не буду, чтобы не нарушать права, за которые авторы так сильно борятся 🙂
Скажу только ещё об одной причине, почему я так фанатично искала эту книгу. Там много-много картинок:) но не просто картинок, а иллюстраций Яны Клинк, на которые я вечно смотрю-смотрю и не могу насмотреться)))
Вот теперь сижу и наслаждаюсь втройне: впечатлениями от концерта, фантастически нездешней прозой и мистически привлекательными картинками.

nonnik
24 September 2009
Нет, это однозначно одна из лучших книг, что я читала в последнее время и читала вообще.
очень своеобразная книга) но мне безумно нравится.

liholesnoe
Jul. 19th, 2009
Вчера я случайно узнала о существовании книги Ольги Арефьевой, прикупила и наслаждаюсь теперь книжкой гораздо круче, чем любым случайно взятым человеком.

nitra_v_kefire
Dec. 22nd, 2009
защемило сердце от воспоминаний…чудесных и добрых….
года 1,5 назад я утонула в книге Ольги Арефьевой — Смерть и приключения Ефросиньи прекрасной…
я читала ее везде, на ходу, на парах, на перерывах, в транспорте…я торопилась расставаться с живыми людьми, чтобы уйти с головой в нее…

s@nja
16 мая 2009
Наверное, плотность этой книги была чересчур велика для моей черепушки. Вязкий, густой текст едва попав внутрь меня сразу же хотел вырваться наружу в виде каких-нибудь впечатлений, бесконечного цитирования… А еще хотелось говорить о себе, (я так и делала, просто из многих написанных тогда текстов удалось выжить лишь нескольким). Книга способствует, вирус объективности — это не сюда… Приблизительно после первых двадцати страниц ко мне пришли странные слова и нехарактерные сны. Я встретилась с ними потом, ближе к концу. Вначале из страниц на меня поглядывал некогда непонятый и непринятый мною Павич. Потом ушел… Или я просто привыкла и перестала обращать внимание на его присутствие, уединившись с героинями и их историями. Пахло луговыми травами, привявшими на солнце, голубым сыром, дождем и любовью… Много любви, много одиночества. Приблизительно четверть шелухи, остальное — очень настоящее, глубинное. Такое знакомое проживание внутри себя, такие странные и не всегда достоверные столкновения с окружающим.
Медленно, часто поднимая глаза к потолку и замирая так на неопределенное время я продвигалась по этому миру. Он построен в другой системе координат, он держится на тысяче подпорок и на воображении. Он «имеет смысл только на бумаге», как честно предупредила Ольга, но он правдив, потому что субъективен…

mcgoogoo
22 октября 2009
как то по случаю на концерте приобрел только что изданную «смерть и приключения евросиньи прекрасной». отменно! небылицы похожие на «былицы» и наоборот. все перемешано. невероятные события. и смех и грех так сказать. ко всей прочей мистике еще и офигительные иллюстрации яны клинк. я бы такому подарку был бы очерь рад. очень рекомендую

bongodemon
22 октября 2009
Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной — оригинальный, завораживающий стиль язык, с элементами сюра и абсурда, затягивает так, что не оторвешься…

http://vkontakte.ru/topic-62033_827117#offset=40
30 сентября 2009
Недавно на концерте Ковчега купила «Ефросинью», не могу не оставить комментарий. Чтож это должно с человеками твориться, чтобы так массово называть эту книгу легкой, веселой, эротичной. Сыну зачитывать смешные моменты… Реву крокодильими слезами над каждой страницей. ну за очень редким исключением одностиший, да и то в каждой «шутке» настолько больше боли. Неужели я одна это вижу. Это все равно что над Маргаритой на балу смеяться — голая же прилетела, а персонажей сколько там забавных — веселись народ…

Илья Чёрт
07 Декабря 2007 г.
Читаю сейчас книгу Ольги Арефьевой «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной» — это одна из самых лучших книг, что я читал за последние 5-7- лет! Всем рекомендую оч оч.

Андрей Россет
Удивительная Ольга Арефьева! Прочитал первые двадцать страниц вашей книги перед сном и поймал себя на том, что засыпаю с улыбкой на всё лицо (чего давно за собой не замечал). Утром обзвонил друзей с сообщением, что у человечества появилась ещё одна редкая, завораживающая, гениальная Книга. По телефону зачитывал отрывки. Поначалу говорил про вашу поэму, что «это — Алиса в Стране чудес, написанная Сент-Экзюпери в соавторстве с романом Стругацких «Понедельник начинается в субботу». Извините. Это от избытка впечатлений. Конечно, автор — Ольга Арефьева, а вышеназванные товарищи пусть пододвинутся на полках библиотек. Восхищён. Искренне ваш, Андрей Россет.

hellsing-fox
7 Мар, 2009
ох, как же давно мне в руки не попадали такие книги. Книги, которые читаешь — и растворяешься, сливаясь с текстом. книги, которые резонируют с чем-то таким глубоко у тебя внутри, что хочется сказать — с душой.книги, которые меняют тебя, выворачивая наизнанку, заставляя видеть мир иначе.
раньше у меня был Милорад Павич и его «Хазарский Словарь» и «Внутренняя Сторона Ветра». Теперь у меня есть Ольга Арефьева и «Смерть и Приключения Ефросиньи Прекрасной».

Лойсо Пондохва
12 Мар, 2009
Арефьева потрясающая.
Скоро идём на её концерт. Скоро-скоро. 14.
А пока наслаждаюсь полётом её извилин. Завихренями .-)
Буду подкармливать иногда цитатами её… Люто хороша. <..>
Безумная, язык её заставляет биться мозг в уголке раза в два быстрее сердца.
Ах!

annargriel
27 Июня 2009
Это странное произведение. Прочитав, нет проглотив, страниц тридцать этого невероятного бреда я поняла, что не могу остановиться. Это настоящий бред, но он затягивает с головой. Пожалуй, это первая, боюсь единственная книга, в которой мне не придется рисовать себе картину происходящего. Ее просто читают, не вдаваясь в мельчайшие подробности, не задумываясь о написанном.

Некта
Апрель 4th, 2009
Те кто любит творчество певицы, танцовщицы, поэта, писателя и просто талантливой женщины, наверняка знают и о книге «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной» Ольги Арефьевой. Книга несомненно интересна, особенно тем, кто любит что-то необычное, неординароне, не вписывающиеся в рамки, даже где-то маргинальное, с нележащим на поверхности смыслом.
Впервые в жизни читала с карандашом в руках. А теперь даже как-то взяла за привычку 🙂

ana100sia 2009-04-04
Замечательная книга! Действительно, влияние Павича и Маркеса очень заметно, об этом упоминается во многих рецензиях на книгу, но в моём случае это было дополнительным поводом к прочтению, я безумно люблю и первого, и второго. И, разумеется, неповторимая харизма арефьевской личности. «Евфросинью» за заказала в интернете(в моём городе книга, увы, не продаётся), с доставкой получилось страшно дорого, потом ещё месяц ждала, пока пришлют — не разочарована. Советовать, однако, не буду — это действительно литература на любителя.
В своё время я очень активно 😉 рекомендовала «Ефросинью» своим знакомым — и, увы, — натолкнулась лишь на непонимание, так что 🙂 думаю, для адекватного её усвоения необходим какой-то отдельный тип восприятия 🙂
Что касается обзоров — воистину, невероятно сложно сформировать у читателя сколько-нибудь верное впечатление — как не стоит и пытаться пересказать содержание звенящей, восхитительной книги Арефьевой — проще копировать кусок текста 🙂
А вообще, чудесно, что у нас наконец появилась непереводная «магическая», завораживающая литература — будем надеяться, это не последний роман ОА 🙂

imbra_lamour 2009-04-06
ох, роскошная книга!) читана-перечитана, но и сейчас — легко и просто открыть на любой странице наугад и выхватить пару глав. Завораживает при любом настроении))

aitnetnes
2009-02-15
Хы%)). Взяв в руки эту книгу, я ожидала многого, ибо Оля Арефьева — всё ж таки, прекрасна, легка и радостна. Все ожидания с радостным и громким звоном разбились об первые же страницы, ищезли, убежали и остался чистый восторг %).
Книга вне рамок, за гранью любых ожиданий, прекрасная даже без читателя).

Улл
5 февраля 2009
Меня книга вгоняет в измененное состояние сознания — мигом. И какие интересные начинаются мысли! И какие бойкие заплетаются фразы! Для меня существует только одна книга, которую я, как «Ефросинью», читаю с некоторой опаской — это «Между двух стульев» Евгения Клюева. Взяв такую книгу, ты рискуешь, обрекая себя на волю стихии. И если здесь, «по эту сторону», ты еще хоть как-то управляешь ситуацией (или делаешь вид), то там ты себе уж точно ничего не сможешь гарантировать: ни спокойный сон, ни ровную походку, ни мало-мальски здравомыслящее выражение лица.

n_led
February 17th 2009
Очень красиво и красиво. Проза от поэтов — всегда праздник. Пока не нравится две вещи — через страницу упоминание религии (икон, молитв, бога), даже непонятно, это некая ирония и абстракция хаоса — ибо главная героиня по-языческий абстрактна, эротична и развратна… или же типичное для российских писателей соседство, христианское самопожертвование и прочие романтичные штучки. Да и после альбома Арефьевой «Крутится-вертится», как-то не очень прет оттуда христианство…хотя тема некоей обобщенной религии, безспорно красивой, в песнях прослеживается и не режет глаза, и только тогда когда все это в мелочах и тонкостях обрело зловещий вид православия — я сказал — «что ?!»
И вторая вещь — прямая аналогия с книгами Милорада Павича, некоторые из которых показались мне немного слишком, что сделало их плохими в моих глазах. Хотя, все это сны — и если я буду писать о своих снах — получится такое же страшное и при этом вполне существующее полотно.
Главные герои книги периодический то занимаются сексом сами с собой, то превращаются из женщин в мужчин, потом назад. Мужчины рожают. Постоянные метаморфозы …. какую тут роль играет православие — непонятно, наверное отголосок из детства.

Обсуждение книги на сайте vkontakte.ru:

Ящы Лшф
1 дек 2007 в 10:16
прочитал.
читал очень долго, ибо информационный поток совершенно безумный.
когда начинаешь читать, не верится что в ТАКОМ стиле будет написана вся книга, но это действительно так.
есть совершенно потрясающие пассажи, которые хочется вешать на стену.

Сергей Кныш
11 дек 2007 в 12:49
На самом деле страшная книга, так безжалостно вскрываются чувства, скальпируется реальность…. не ожидал я такого от Ольги Арефьевой.

Hanna _buriosha_ Miadzvedzeva
17 дек 2007 в 20:22
сюжет отсутствует, зато можно (нужно!) наслаждаться каждым предложением, образным словосочетанием. книга-наркотик — от неё торкает) впрочем, как и от музыки ОА.

Серёжа *стоп-кадр* Соловьев
25 дек 2007 в 4:46
Читал четыре раза вслух. Без шуток.
Хорошая книжка.
А почему молчите об иллюстрациях? Как вам?

Всё Путём
3 янв 2008 в 12:44
мне нравтся) обнаженные женщины редко позиционируются как сексуальные, но как необыкновенно душевные, с богатым внутренним миром, самодостаточностью. они интересны сами себе, поэтому ими интересуется и и мир. некоторые я перерисовала — чтоб сохранить, пропустить через себя, глубже почувствовать)

Катерина Ард-Ир Матвеева
10 фев 2008 в 16:15
великолепная книга, потрясающая. сначала читалась тяжело, потом, где-то с середины, когда привыкаешь окончательно к стилю, в котором она написана, наоборот очень быстро проглатываешь текст. я после того, как один раз прочла, решила прочесть заново — теперь с начала и до конца было легко, многое увиделось такого, чего сначала не выходило разобрать.
первая книга, цитаты из которой я учила наизусть.

Ефросинья Сольвейг
26 мар 2008 в 23:55
книга афигенна!читаю везде,всегда,цитирую,учу наизусть!

Тинка A_Xyli Февралева
21 мая 2008 в 0:34
книга проглатывается на одном дыхании..мама мне даже запретила ее читать, аргументировав это тем, что «у самой шизофрения и книжки шизофренические читаешь»)))оч приятно, если честно, такое замечание. это как личный комплимент, т.е. книга не коммерческая и не для широкого читателя, а для избранных и ценящих..

Не Вернусь
29 мая 2008 в 18:59
Книга хороша,ничего особенно шизофренического в ней не вижу.Наоборот,книга философична и заставляет задуматься.А сколько в ней глубоких и поистине ценных цитат! И ведь любая женщина сродни главной героине проживает за одну жизнь несколько.Как часто нам приходится все начинать заново,с чистого листа,попадать в нелепые ситуации,встречать разных мужчин.

Евгений Покровский
3 июн 2008 в 1:52
Ольга Викторовна, как мне кажется, пыталась построить эту книгу на противоречиях. Так же она пыталась изменить наше представление о многих вещах, которые мы считаем пошлыми. неприличными, потмоу что так принято считать. А если задуматься, то это может быть даже прекрасно….

Кто Здесь
12 июн 2008 в 15:51
перечитывая конкретный абзац через некоторое количество времени понимаеш его иначе.
книга для фиксации изменений в самих себе…
прочитав страницу, чувствуеш что прочувствовал больше, чем если бы прочел целые книги…

Анастасия (Рапсодия / Боудика) Майсурадзе
10 авг 2008 в 17:40
Книга вдохновляет)) Прекрасно написано)) читать сложнова-то, но интересно. своеобразная книга, как и сама Ольга

Женько 2q2bstr8 Жменько
11 ноя 2008 в 0:53
хм. одна я ничего не понимаю в написанном?)))))
забавное повествование. не более того))
чувствую себя огрниченной)))

Маша Shurygina
18 ноя 2008 в 15:33
это нормально.по началу все в легком шоке.или в тяжелом….)
наступает просветление))
удивительная книга.
нобчтобы читать настрой подходящий конечно нужен.одни заметки иеронима чего стоят)
очень понрав охотники за убийцей.праздник почитания тени.я и левая.
«все герои этой книги-Я.»это правда.
ОЧЕНЬ по-арефьевски.

Ирина [Померанский шпиц] Семенова
8 дек 2008 в 17:46
Читала 2 раза. Вскрытие черепной коробки на лицо. Разрушение любых стереотипов, догм, правил и всякой ерунды, которая компостирует наш мозг с детства

Леди Таболкина
9 янв 2009 в 20:23
Это любимая книга!! Жила тогда 2 недели одна в квартире и змними вечерами читала на своем кресле ее…запоем, как говорится%) Чудеснейшая книга! Абсолютная магия, необычные миры,рассказы, само повествование..ничего не дает покоя! Я не фанатка, но книга оч стоящая)))) Прочтите!

Обсуждение книги в сообществе buchmalerei

pinguinchen
February 12th, 2009
Совместная книга Ольги Арефьевой и Яны Клинк.
Еретичная и эротичная.

nulla_b
Мне эту книгу подарили, радости было уххх :))
Графика прекрасная,но вот прочесть саму книгу не могу :((

alexander_pavl
Прекрасный концеп
Талантливо-графоманский текст дополняется талантливо-неумелой графикой.
Это очень хорошо, очень выразительно именно за счёт непрерывного срыва художественных кондиций. Единственный недостаток книги от неё не зависит: книге не соответствует культурный контекст. Чтобы быть шедевром, ей надо быть окружённой «нормальной», нормативной литературой и пристойной качественной книжной графикой.
…Вот в Англии или в Италии эта книга была бы уместна и вызвала бы сенсацию.

baaobab
я ее себе давно прикупила. иллюстрации мне очень нравятся. что касается литературного наполнения — прелестно то, что можно читать, открыв на любой странице. читать и отдыхать.

From: multifractal
псевдоПавич и недоБердслей, забавная компания 🙂

pinguinchen
недоБердслей много, а у Яны давно уже собственный визуальный язык.

bongodemon
2007-10-11 08:18 am
Ольга, спасибо Вам за книгу! Очень давно не читал ничего настолько ЗАТЯГИВАЮЩЕГО…

threedashes
Январь, 28, 2009
Э-э-х… Забыл при странных обстоятельствах в поезде недочитанную книги О. Арефьевой «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной». А такая книга была! И редкая (в Екатеринбурге купил), и странная и интересная жутко!
Сидел я как-то в паспортном отделе и случилась у меня головная боль, а я 15 страниц книжки навернул, и она прошла.

chiki_pa
Jan. 27th, 2009
Вчера знакомый принёс наконец почитать «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной» О.Арефьевой. Эта книга меня захватила, второй день пью её большими глотками и вожу на поводке изящную тень.

белка с контрабасом
07 Января 2009
уважаемая ольга арефьева, не пиши, пожалуйста, книжки. пой и не пиши книжки. хорошо ведь поёшь, а теперь вот так бах! и с пьедестала свалилась.
отвритительная гадость. примерно так же пишут безмозглые малолетки на дайриру. малолетки, возомнившие себя звёздами, яркими индивидуальностями и кем-то-там-ещё. им можно. они тупые и мелкие. ей нельзя — она икона.чушь с претензией на оригинальность.
бу.

Эдель-Ка
15 Ноября 2008
Книга Ольги Арефьевой, подарила мужу на день рождения, т.к. он очень любит эту певицу. Прочитала книгу, чувства неоднозначные — очень необычные, красивые словесные обороты на всё вокруг…такое, я бы сказала, видение вверх тормашками со смыслом, но от изобилия их устаёшь. Книгу я обозвала пятнистой — то читаю её взахлёб, погружаясь в неё по макушку, то еле осиливаю очередную главу…

Вилка
Апр. 17, 2008
купила книжку
«смерть и приключения ефросиньи прекрасной»
ольги арефьевой.
ммм, какая же она непонятная и чудесная.
арефьева волшебница.
шикарная тонкая волшебница.
чудесная, непередаваемая…
особенная.

Полина Багаева
29 июля 2008
читаю мозгодробительную книгу Ольги Арефьевой.
от этих чудес мозг (или то, что покоится на месте мозга) пришел в движение, начал биться о стенки черепа и наконец основательно перевернулся. он позволил себе такую наглость отрицать законы гравитации.
пусть лежит на боку, раз такой умный…)

tanyaokean
7 октября 2008
Прочитав эту книгу я начала вспоминать свои сны, детские и не детские фантазии, мечты, желания. И я понимала, что фантазии можно записывать и превращать в сумасшедшие книжки. Для кого-то сумасшедшие, а для меня… это что-то яркое, чувственное, творческое и фантазийное. Фантазии с философской подоплекой (вполне реальной, а не сказочной), фантазии, которые как игра в пятнашки… можно запутаться во всех этих перемешках, а можно собрать все воедино и получится замечательно красочный узор, где все цифры на местах. Это такая мультипликационная история. И почему-то хочется стать ребенком, вернуться в детство, туда где есть место сумасшедшим фантазиям и нет практично-прагматичного взрослого взгляда на происходящее, туда, где есть непосредственность и открытость, туда, где нет ограничивающих факторов, туда, где есть свобода…

titla
18 сентября 2008
С огромным интересом искала роман Ольги Арефьевой «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной». Песни её слушаю уже много лет, но не знала, что она ещё и прозу пишет. Книга больше всего напомнила мне «Хазарский словарь» Павича, а местами «Сто лет одиночества» Маркеса. Читается не так чтобы очень легко — иногда за игрой слов и хитросплетением предложений не удаётся сразу уловить смысл, приходится перечитывать фрагмент ещё раз. Но вообще сюжет, приключения взбалмошной, сумасбродной и чуточку похожей на Амели барышни по имени Ефросинья — тут не главное. Главное, пожалуй, стиль. Тонкое словесное кружево, из которого то тут то там проступают странные, причудливые, а то и гротескные персонажи, живущие в странном, похожем на Зазеркалье мире, где можно сначала умереть, а потом отправиться на поиски приключений, как это и сделала Ефросинья.

Lojo
28 октября 2008
Самое странное произведение, которое я читала, читаю и буду еще не раз перечитывать. Впечатлений от книги такая масса, что не пересказать. Открыв любую страницу, попадаешь в странный мир невозможного и реального, смешного и грустного. Странный сюрреализм, почти неописуемый, переплетаемые судьбы, рассказы, фразы, буквы — все великолепно! Считаю, что будет интересна не только поклонникам творчества певицы.

Владимир Яковлев
17 Апреля 2008
Купил ее книгу «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной». Начал читать, не знаю даже что и сказать по этому поводу. Перфомансовый декаданс
Если эта книга все-же предназначена для чтения ее человеками, то наверное все-таки в первую очередь для женщин. Некоторых

my_name_is_salt
Posted on Mar. 10th, 2008
Недавно мой старый друг подсунул мне книжку Ольги Арефьевой «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной». Самому ему очень понравилось, и меня он рассчитывал порадовать тоже. Но я не могу читать эту книжку, потому что меня злит каждая страница.
Вы знаете, что Арефьева ведет семинары на развитие творческих способностей и всякого там спонтанного творчества? Вот результаты налицо: тренированное творчище Арефьевой выдало на гора замороченное детище вымученных долгими усилиями фантазий. И эта книжка только подтвердила давно известное: талант — он либо есть, либо его нет. А творческие способности далеко не всегда говорят о таланте.
Я не утверждаю, что Ольга не талантлива. Но гений — безусловен, а талант бывает разных степеней, и у Арефьевой — не самая высокая. Она знает это, и старается выжать из себя больше чем может. Каждое предложение в книжке — это какие-то образы, образы, образы — нагромождение красивых фраз, парадоксальных мыслей — явно человек задался целью и приложил силы, чтоб надумать побольше разностей всем на удивление. Беспомощная зацикленность на деталях — беда неталантливых людей. Потому что у гениев — акцент на целом.
У гениального произведения есть три обязательных составляющих: мудрость, хороший вкус, красота. К нему хочется возвращаться — мудрость не однозначна, она подвержена истолкованиям — как сама жизнь: разнородная, противоречивая. Читая такое, приобретаешь жизненный опыт, равноценный самостоятельно прожитому. Если после прочтения книжки у тебя ничего от нее не остается в сухом остатке — ты просто потерял время, которое мог прожить с пользой. Гениальные книги пишутся из любви к человеку, читателю — главным образом из-за нее. А эта книга написана Арефьевой ради себя самой: потрудилась, высказалась, те, кому достаточно поумиляться на красивые фразочки в процессе чтения, остались довольны. Зачем она так бессовестно распоряжается бесценным временем моей короткой жизни? Эгоистичная книга не может быть талантливой.
Читаю и злюсь.
Я всегда позволяю всему случающемуся в моей жизни: книге, фильму, спектаклю, истории отношений — дойти до конца. Хотя бы просто из уважения к людям, которые вложили силы, труд и нервы в подготовку этого действа. Но, главное, я всегда оставляю им возможность высказаться полностью. А вдруг после бездарного скучного первого акта будет гениальный второй, или просто кто-то из актеров раскроется вдруг, и это послужит прощением для всех остальных. И вот сейчас я снова заложница своей совести: Арефьева с ее книженцией — мне таки придется ее дочитывать. Негласный договор: писатель хотел что-то донести читающему, а тот должен честно дочитать и постараться понять, что тот хотел сказать. И вот я честно соблюдаю условия договора, а меня обманули. Если она исправится к последним страницам — хотя бы к последним! — я честно напишу опровержение. Но не верится…

Lylamei
08 Февраля 2008 г.
В промежутках между зубрениями лекций по недвижимости (экзамен, блин), дочитала книгу «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной», автор — певица Ольга Арефьева . Книга — супер! Вообще ни на что не похожа, даже сравнить не с чем, такая необычная, уникум. Книга читается легко, увлекает с первых строк и оформление классное, ч/б иллюстрации Яны Клинк очень в тему. Интересная книга, но чтобы ее понять и до конца осознать все что в ней написано и содержится, наверное придется перечитать книгу во второй раз. Позже с удовольствием так и сделаю.

vershitell
Является ли роман Ольги Арефьевой «Смерть и приключения Ефросиньи прекрасной», написанный в жанре волшебной сказки предложениями, большей частью сходными с тем, что принято считать в Екатеринбурге дюпонизмами, дюпонистическим романом? Этот вопрос вызвал разногласия в лагере дюпонистов. Ради примирения было решено считать книгу бывшей екатеринбурженки последним преддюпонистическим романом. Поскольку в романе выведен персонаж, напоминающий Франсуа Дюпона, говорящий и мыслящий подобно Франсуа Дюпону но являющийся скорее его предчувствием, жаждой истинного Франсуа, то все последующие романы, содержащие образ Франсуа или стиль мышления Франсуа, могут считаться дюпонистами дюпонистическими.

bestiya_v
2008-02-21
Я читала, и вспоминала свои сны, детские и не детские фантазии, мечты, желания. И я понимала, что фантазии можно записывать и превращать в сумасшедшие книжки. Для кого-то сумасшедшие, а для меня… это что-то яркое, чувственное, творческое и фантазийное. Фантазии с философской подоплекой (вполне реальной, а не сказочной), фантазии, которые как игра в пятнашки… можно запутаться во всех этих перемешках, а можно собрать все воедино и получится замечательно красочный узор, где все цыфры на местах. Это такая мультипликационная история. И почему-то хочется стать ребенком, вернуться в детство, туда где есть место сумасшедшим фантазиям и нет практично-прагматичного взрослого взгляда на происходящее, туда, где есть непосредственность и открытость, туда, где нет ограничивающих факторов, туда, где есть свобода…

tania_selezneva
2008-03-05
В «Ефросиньи» многие главы «цеплючие». А еще больше фраз, которые вгрызаются в сознание. Читаю, и такое чувство возникает, будто реальность остается прежней, но в ней открываются какие-то новые грани

Sqvo
07 Марта 2008
Сны стали бредовее некуда. Особенно в момент пробуждения, когда еще помнишь, что там было. Ко всему начиталась Арефьевой, а такое только способствует. В итоге мне приснилась даже она сама, и мы с ней о чем-то там, во сне, разговаривали. Кажется, я хотела сказать ей, что она написала хорошую книгу. Потом я резко проснулась и мне показалось, что я уже не принадлежу своему телу. Ощущение было настолько правдоподобным, что стало страшно, хотя интересно. Пришлось вернуться в себя и поплотнее закрыть дверь на воображаемую швабру.

Sqvo
07 Марта 2008
Пожалуй помещу эту книгу в список любимых произведений, прочитанных за последние сколько-то лет. Что касается самой Арефьевой — обожаю ее стихи в песнях. Но от книги я ожидала меньшего, чем получила, а это всегда лучше, чем когда наоборот. Книга очень женская и она конечно же про то, как это быть женщиной, и еще немного про мужчин, которые тоже чем-то похожи на женщину, которой сложно быть самой собой.И еще, и еще. Когда читаешь, поначалу кажется, что Арефьева просто записывала свои безумные сны. Но чем дальше, тем яснее становится то, что это вовсе никакие не сны. И это способна понять любая женщина просто потому что она женщина. Как поет сама Ольга: «Женщина всегда она». Книгу можно растащить на цитаты или всю исчеркать пометками наиболее понравившихся высказываний. Но книжка не моя, поэтому вандализм отменяется.

madikin
19 января 2008
Прекрасная Фрося…
Моя рецензия дла сдачи экзамена по предмету «Современный литературный процесс» на книгу Ольги Арефьевой «Смерть и Приключения Ефросиньи Прекрасной»…..прошу…
Книга снов для заучивания наизусть…
В сентябре 2007 года на прилавках книжных магазинов появилась первая прозаическая книга Ольги Арефьевой. Эта удивительная певица, исполняющая самую разнообразную музыку, от рока и джаза до русских народных песен и духовных песнопений, известна широкой аудитории больше как поэт, нежели писатель. Наверно многие знают, что уже давно ждут своего издания две ее поэтические книги — сборник детских стихов и книга одностиший, но по разным причинам эти вещи так и не вышли в свет. Что, однако, не помешало забавным афоризмам певицы расползтись по безграничным просторам сети. Помимо пения и поэзии, Арефьева с юных лет занимается танцами и пластикой, посещает различные тренинги и мастер-классы, помогающие овладеть искусством управления телом. Со временем Ольга почувствовала потребность делать что-то свое, начала вести собственный тренинг — тело, движение, речь, импровизация, звук. Побывав однажды на спектакле театра «DEREVO», Ольга Арефьва поняла — это то, чем она хочет заниматься сейчас. С 2004 года она руководит собственной перфоманс-группой «КALIMBA» и проводит тренинги «Человеческая комедия».
Ольга Арефьева любит словесные игры, во время которых сами собой появляются стихи, песни, загадочные сочетания слов. Собственно ее тренинг на этом и построен. Используя технику «бреда» участники учатся включать интуицию, ломать логику построения фраз и т.д. Постепенно несвязная речь превращается в настоящую поэзию. На протяжении десяти лет Арефьева записывала любопытные фразы и словосочетания, которые находила наблюдая за жизнью и речью людей, собственными мыслями. Когда она увидела, что материала накопилось много, возникла идея создать из этих обрывков прозу. Тут то и началась настоящая работа, похожая больше на работу скульптора создающего из массы разрозненных сюжетов и фраз цельное прозаическое полотно. Но автор не стал ломать голову, что бы создавая оригинальный сюжет, выдумывая характеры персонажей и т.д. Книга, как говорит Арефьева не писалась, а «ловилась» в подсознании, она просто «отпустила» своих героев позволив им совершенно самостоятельно рассказывать свои истории, переплетаясь между собой создавая причудливые пары. На вопрос о прототипах ключевых образов Арефьева в «инструкции по применению» книги отвечает коротко и ясно: «Все герои книги — это я». Некоторые герои, как например Иероним Инфаркт, чьи записки проходят через весь роман отдельными главами, по признанию Арефьевой ей однажды приснились.
Текст произведения разделен на короткие главы-притчи, каждая из которых вполне может быть прочитана, как отдельная зарисовка. В «инструкции» так и сказано: «Можно читать с любого места». Но мне кажется, что «Приключения Ефросиньи…» все же стоит читать традиционным способом — от корки до корки. С первых строк автор говорит нам, что эта книга сочинена во сне, но записана наяву. Вы наверняка замечали, что проснувшись утром и пытаясь вспомнить, что вы делали во сне, вам вспоминаются лишь короткие отрывки историй, как правило без начала и зачастую без конца. Развитие сюжета этой книги можно сравнить с физическим сном человека. Погружаясь в книгу, мы знакомимся с ее автором, находящимся, как бы на грани между реальностью и сном. Постепенно, автор превращается в главную героиню книги. Это первый сон, который, как правило, запоминается подробней и реалистичней следующих. Итак, перед нами стоит Ефросинья, «шкодливая девчонка себе на уме», мы знакомимся с ее биографией, бытом, привычками… Плавное повествование идет до тех пор, пока не появляется отец Ефросиньи. Рассказав историю ее рождения он объявляет, что их семейная «профессия» — охота на убийц, и с этого времени Ефросинья — продолжатель «дела» семьи. Через несколько глав Ефросинью впервые убивают. В глубоком сне человек редко запоминает сюжеты своих снов до конца. В книге наступает период приключений Ефросиньи представленных в виде коротких историй о любви, как бы «вырванные» из чьих-то судеб. При внимательном чтении можно понять, что героев в книге всего-то два — Он и Она, а все остальное — это разные варианты их перерождений. Даже Иеронима Инфаркта можно сравнить с образом Силы — мужем Ефросиньи в истории, где она жила в теле танцовщицы Авроры. Сделать такие выводы можно потому, что у Силы был обычай, каждый день писать на бумаги свои грехи, а записи таинственного Иеронима по форме очень напоминают исповедь. Обратившись к нашей концепции книги-сна мы увидим, что последние несколько глав — это пробуждение. Сначала смешивается «реальность» сна, и, медленно прощаясь со столь полюбившимися нам персонажами, мы возвращаемся к образу автора говорящего нам: «за сим откланиваюсь, но не ухожу…». Для почитателей поэтического творчества Арефьевой, после прозаической части книги помещена подборка стихов автора.
Мне не хотелось бы в этой работе углубляться в описание сюжета, в данном случае — это бесполезно и не интересно, так как главное волшебство этой книги не в истории, а в ее изложении. Текст произведения поражает своей густотой и насыщенностью. Арефьева «Составляет обычные слова в необычном порядке…» собирая слова в букеты-предложения каждое из которых, имеет свой вес и смысл. По сути дела, всю книгу можно подавать, как сборник оригинальных афоризмов ее автора. Возможно именно по этому чтение книги идет хоть и на одном дыхании, но не быстро.
Текст «Приключений…» насквозь пропитан культурными подтекстами. Арефьева в первой главе «Автобиография» говорит: «Если бы я сама написала книгу, это была бы «Сто лет одиночества». Влияние таких литературных гениев, как Маркес и Павич довольно сильно ощущается в книге, оно используется на уровне создания особой атмосферы книги, волшебного мира, в котором живет Ефросинья. В книге присутствуют подражания различным фолклорными мотивам — средневековым европейским легендам, в том числе о короле Артуре, русским народным сказкам. Заметны заимствования некоторых идей из современного городского фэнтези, например, в истории о драконе и принцессе, есть идея своеобразного коридора между мирами, которая, как мне кажется, почерпнута из книг Макса Фрая. Таким образом жанр этого произведения определить довольно сложно, для этого требует подробный и профессиональный разбор его текста.
Когда впервые берешь книгу в руки, листаешь страницы, первым делом в глаза бросаются иллюстрации. Их создала замечательная художница Яна Клинк, которой удалось глубоко окунуться в мир книги, совпасть с автором и создать удивительно гармоничное оформление этого произведения. На призентации «Приключений…», Яна рассказывала журналистам, что во время работы над книгой, была просто вынуждена уединиться с текстом в снятой квартире и рисовать, рисовать, рисовать… А еще Яна призналась корреспонденту Книжного обозрения: «Обычно, — сказала она, — бывает так, что хочется отождествлять себя с книжным персонажем-мужчиной, а это немного уже поднадоело. И тут — о чудо — можно читать книгу, написанную от первого лица, и представлять себя на месте женщины, Ефросиньи Прекрасной.»
Для создания нужной атмосферы при чтении книги, был выпущен саунд-трек. На этом диске, носящем одно название с книгой, записана странная электронно-шумовоя музыка и голоса Ольги Арефьевой, произносящего на фоне музыкальной подложки мистические импровизации в состоянии полусна. Текст саунд-трека писался параллельно книги на диктофон, а в последствии был использован Алексеем Ларионовым — автором музыки, участником тренинга «Человеческая трагедия» и перфоманс-группы «КALIMBA». На обложке диска есть инструкция: слушать в полусне, в одиночестве, в наушниках, в случайном порядке.
Каждый взрослый человек в глубине души остается ребенком, а дети любят яркие картинки и добрые сказки. В книге «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной» Ольга Арефьева рассказала нам сказку «для взрослых», посвященную двум сильнейшим силам на свете — Любви и Смерти.

Natalie (zottiger)
2008-02-01
Из последних радостных вестей… Мне пришла книга Арефьевой!!! :)) Про Ефросинью. Как и ожидалось, книга совершенно безумна, бредова и великолепна. 🙂 Сумасбродная лирика в прозе… Глотается исключительно по несколько десятков страниц за раз. Иначе никак — остановиться слишком сложно.
…Там плетённая моими руками закладка, бодрящая черно-оранжевая цветовая гамма и другой мир. Книга совершенствует умение ходить между мирами, вверх, вниз, влево, вправо и еще в тысячу разных сторон. Но научить бродить в параллельно-перпендикулярных реальностях она не может… Это должно уже быть у человека. А если не «предустановлено»… то всё. Не получится. Или будет не по-настоящему и нечестно, что еще хуже.

Natalie (zottiger)
2008-02-18
Читала в книге Арефьевой главу с «тем самым» длинным диалогом. Первые пару страниц всё было нормально: я ловила в этой навзглядобычногочеловека «бессмыслице» особое очарование и… смысл. Да, вопросы-ответы были определенно связаны; вообще вся эта цепочка напоминала какой-то… шлейф, что ли… Всё тянется друг за другом; всё на своем месте, как надо. И тут я поняла, что ответы на вопросы немного сдвинуты (относительно самих вопросов). Расстроилась. 🙁 Пришлось на пару минут закрыть книгу и отвлечься, ибо ОЧЕНЬ не хотелось читать так, как «надо». Это неинтересно!!! Собралась с силами и продолжила читать всё подряд, ускоряя темп. Но ведь правда, некоторые вопросы и ответы подходят друг другу лучше, нежели они были бы расставлены в правильном порядке. Навскидку:
— Зачем впереди решетки?
— Для людей, которые думают, что они животные.
Из этого у меня целая ветвь мыслей родилась: люди сами себя подчас загоняют в клетки, чувствуют загнанным зверем, а некоторым просто необходимы решетки, а происходит это потому, … и так далее.
А правильным ответом было бы «мы с тобой в тюрьме». Скучно. Спасибо Арефьевой за путаницу. 🙂
Еще заметила, что эта поистине магическая книга погружает в сон. Не в смысле, что её скучно читать, нет, конечно; но она гипнотизирует, что ли. Начинаешь повторять про себя: «я не сплю, я не сплю», ложишься на подушку, закрываешь глаза, а в голове «я не сплю, я не сплю»… Засыпаешь… И не первый раз так, даже когда спать не хочется. То ли это нужно для того, чтобы произошло осмысление прочитанного (во сне), то ли это такая «регулировка дозы», чтобы не успеть прочитать лишнего.
Определенно, книга загадочна.
Ну и раз уж пост получился про О. А. и её творчество, добавлю, что, как мне кажется, её произведения (и подобные) надо подсовывать людям как можно раньше. Да хоть детишкам «детские стихи» читать. Для расширения сознания!!! Почему-то вокруг слишком много людей, у которых это самое сознание сУжено до предела. От возраста не особо зависит…

antilir
2008-01-26
Непрочитанная книга
Возможно ли написать рецензию на книгу, которую даже не читал? Возможно ли прочитать рецензию на книгу, которую даже не писал? Возможно ли не написать книгу, рецензию на которую уже прочитал? Возможно ли не прочитать рецензию на книгу, которую до сих пор не написал?
В писательской среде популярно высказывание: «Бывают книги, которые легче написать, чем прочитать».
После прочтения книги Ольги Арефьевой «Ефросинья» так и хочется сказать: «Бывают книги, которые сделают с тобой всё, что захочешь — главное — не прикасайся к ним».
Название книги звучит не совсем так, как звучит: «Ефросинья прекрасно приключается вместо смерти».
Книга эта впорхнула в комнату через мою форточку, увидела, что творится, и тотчас спряталась в левом верхнем углу. Там она и притихла, настороженно оглядываясь по сторонам.
Мы переглядывались с ней очень долго — лет десять или полминуты, после чего кто-то из нас кого-то полюбил. А в таких случаях обычно начинается роман со всеми вытекающими из него читателями. И у нас с книгой начался Он. То есть непонятно, у кого из нас Этот Самый начался первым. То ли книга с большими хлопковыми глазами была нежной, как натянутая струна, и не могла не растаять. То ли я со своими штампами, шаблонами и эталонами был слишком трезвым, чтобы начинать Её читать.
После некоторого времени нашего общения Книга хохотала надо мной. Не скрою — было немного обидно. У меня к ней — страсть, чувства, желание быть навсегда и прочие шуры-муры. А он, понимаешь, хохочет, да ещё язык кажет — розовый такой, с прожилками.
«Не на ту нарвался!» — говорит.
«А любовь?!» — умоляю.
«А вот так».
А вот так. Она сама себя отрецензировала. «А вот так». Ну я почти разозлился! Говорю ей:
«Ах вот так?! Сама себя отрецензировала — сама себя и читай!»
А народ вокруг психический — косится на меня, шушукается — мол, парень до ручки дошёл — с книгами разговаривает! Ещё чего доброго этой самой ручкой писать начнёт!!!
А книга даже не обиделась. Улыбается, подмигивает, мурлычет песенку какую-то — мол, давай, почитай меня, даю вторую попытку!
Ну ладно, думаю, почитаю. Только сперва рецензию напишу, чтобы читать с чистой совестью.
Так вот, собственно, рецензия начинается. Где-то тут у неё — кнопка «вкл».
В общем, обнялись мы с книгой и пошли гулять по улице. И выяснилось, что она вроде и не книга вовсе. То есть по форме — книга конечно. А вот что там скрыто в ней — это не то, на что можно надеяться, но то, чем можно жить.
Жить можно много чем. Жить можно дождём впотьмах, жить можно каждодневной мозготрёпкой. Можно молиться, можно не молиться. Можно жить левой ногой, а можно глазами. Можно принять.
Это первое, что понадобится вам для «Ефросиньи». Она состоит из небольших текстушек, которые пытаются увязать в единое стройное. Увязать пытаются: сам автор — раз, сам читатель — два, сами текстушки — три, сама Ефросинья — четыре. И книга хохочет от того, что ни у кого из нас увязать ничего не по-лу-ча-ет-ся!!!
Вообще, сама идея издать джиббериш — стоит Парижа и фанеры над ним. Потому как что такое джиббериш? Это такое упражнение — генерация бреда средней степени бессмысленности. В процессе оной у человека смещается точка сборки (назовите как хотите) в силу того, что происходит растождествление с центром, отвечающим за логику. Джиббериш, по легенде, придумал суфийский мистик Джаббар, а эти друзья всегда славились нестандартным мировосприятием. Существует парное упражнение, более известное как абсурдный диалог. Например, я вас спрашиваю: «Почём нынче зелёные тарелки?» А вы мне отвечаете: «По невидимому солнцу». И задаёте свой вопрос: «Как тебя зовут?» А я говорю: «Потехун четвёртый, если намазать изнутри».
Диалог сложнее, чем порка чуши наедине с собой, ибо привычка осмысленно общаться с другими людьми ещё сильнее, чем привычка думать логическими категориями в одиночестве.
В книге есть подобные штуки. Только вот странные они и выглядят как-то! Ведь в чём ценность такой чуши? В процессе её генерации, конечно. А вот есть ли смысл это читать или, скажем, слушать? Есть ли смысл читать бессмыслицу?
Представляете, какие вопросы можно назадавать???
Все подобные вопросы, конечно, бессмысленны в первую очередь.
Книга потихоньку расправится со всеми нашими этикетками: желанием за что-то цепляться, попытками что-либо объяснить, мысленными проекциями в будущее (а чем закончится-то, а?!), поиском смысла (в который раз) там, где он есть.
Если на первых 20-30 страницах вы всё ещё будете за что-то цепляться — то просто отложите книгу в сторону и скажете: «Это не мой жанр».
Это не жанр и даже не единое художественное целое в прямом смысле. Скелета нет, сюжета нет, нити, на которую нанизываются текстушки, тоже нет. Нам четверым (автору, читателю, тексту и героине) лучше не пытаться найти то, чего нет — и тогда ОНО придёт. Всё по законам Дао: «Брось сопротивляться — и станешь неуязвимым».
Книга воздействует незримо, неслышно — не через органы чувств. Воздействие может быть ошеломляющим для тех, кто ни разу не сталкивался с джиббериш или до этой поры читал одну только классику. Воздействие может быть мягким и нежным для тех, кто к нему готов. Воздействия может не быть вовсе — либо оно проявится неожиданно, выскользнув из подсознания причудливой рыбкой, и вы сами себе подивитесь в зеркале: то ли человек, то ли русалка, то ли Ещё Будет.
Как облегчить контакт с книгой? Она мне подсказала. Хитрая, хоть и женщина. Каждую текстушку необходимо воспринимать без связи с предыдущими и последующими. Всё равно через пять текстушек вы не вспомните, что было две текстушки назад.
Ну, я попытался. Ха-ха-ха! Мы долго смеялись вместе. А потом она говорит, тихо так, шёпотом:
«Я надолго».
Понятное дело. Киваю, переворачиваю страницу. Опять спрашиваю: «Зачем читать то, в чём надо участвовать?»
Книга пожимает плечами: «Ну, давай, иди, участвуй!» И на форточку косится.
«Ну и свалилась ты на меня!» — глажу её по обложке.
Мурлычет.
Вроде, нашли общий язык. А она, лиса, пользуется моментом: «Хочу быть подаренной».
Да знаю. Такое диво — и чтобы не хотела?
И всё же — ты калейдоскоп или просто — россыпь мозаики в пространстве? Чем ты едина, если не формой и не содержанием?
Чем-то ещё. Чем-то ещё…
Вот за него — Спасибо. Тебе. Ефросинья.
Всё равно через пять секунд вы не вспомните того, что будет через десять.
Вот такая бессмысленная книга-мгновение, не существующая в природе.

rionen
2007-11-29
горячо рекомендую
Книга «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной». Ольга Арефьева.
Иллюстрации Яны Клинк (они-то меня и привлекли первоначально).
Цитаты: «Любимой» я назвал тебя потому, что на фоне моей ненависти к себе любое простое чувство выглядит любовью».
Хотелось перепечатать еще штук 5 цитат, но сейчас гляжу на них и думаю: нет, это слишком личное. Наверняка всякий, кто прочтет книгу, их найдет. Но они не совпадут с моими.

kira_holiday
Оля не зря долго искала иллюстратора, наредкость органично — и язык и манера изображения…

moonsand
минут пять просто держала в руках и не знала как подступиться:) а когда начала таки читать поняла что автор и художник нашли друг друна. не представляю
кто ещё могбы оформить эту книгу. идеальное совподение! 🙂

alja_belove
так неожиданно приятно — две заочно любимые девы слились в творческом порыве. спасибо вам!!!
очень хотим к вам на открытие и фанатеем безумно

Lis_Smirre
11 Ноября 2007 г. 01:21
прочел книгу
впечатления самые разбродноволшебные
хаос, красота, сказка
магический нереализм, я бы даже сказал

ahully
2007-10-14 09:09 pm
…то что в ней нашла, показалось очень родным 🙂 Это, Оля, мои сны! хотя и не самые лучшие, но со всеми подробностями и ощущениями. Еще было очень приятно, что я многое из книги уже знаю, не известно откуда, может из каких-то обрывков разговоров с тобой, а может еще откуда-нибудь. Все же Оно одно, Все едино (имею ввиду так называемый Яндекс Неба :)! Вообщем, Ефросинья у тебя офигенная, настоящая, и от того, что она есть (в смысле не книга, а Фрося) хочется жить!

amorfnay
2007-10-20 12:22 pm
книга странная. Слова звучат, мне это нравится. К середине становится очень реально и серьезно, потом опять плавно перетекает в сумбурность, вся эта противоречивость понятий. В главе, где вопросы и ответы, только через лист поняла, что надо перепрыгивать через строчку, потому что, кажется, привыкаешь к абракадабре и читаешь, как будто так и надо. Я слишком торопилась ее прочитать, как переживала, забыв ее на выходные на работе: «Что там делает моя Ефросинья, пока меня нет рядом»
Названия групп очень смешные, если представить, что они действительно такие есть. Еще раз про рисунки: от книги неотделимы, как будто так и родились вместе с ней.Первым делом, каюсь, посмотрела их. Было еще много всего, что могла бы написать, но я уже в другой истории-жизни

vika_lesli
2007-10-03 10:38 am
Книга и правда ОЧЕНЬ сильная. За один раз могла читать только по нескольку страниц, переполняли впечатления и ощущения. Картинки очень живые (закрываю глаза, они и сейчас там прыгают).
Некоторые смешные места читала ребенку, она говорит, что это стихи.

sonjja
2007-09-27
Спасибо)
Книга замечательная! Первыми читала стихи, потом «с любого места», сейчас читаю с начала… Так хочется растянуть, потому что каждое слово доставляет удовольствие)

prematara
2007-09-26 04:53 pm
…Я еще только дня два назад начала читать… Была очень приятно удивлена, правда, не ожидала, что вы так профессионально и интересно писать можете (ну, в смысле прозу). Я правда не очень поняла пока, как можно читать ее с разных мест…все главы тесно взаимосвязаны сюжетом ( по крайней мере те главы, которые я уже успела прочесть. ) Мне очень понравилась глава, где «Отец» рассказывает ей, как встретил ее мать, как они полюбили и убили друг-друга, став одним целым. Кстати, вопреки вашим предупреждениям, все, что я пока прочла, кажется мне очень логичным, понятным , взаимосвязанным….даже откровения иногда попадаются. Короче, очень мне нравится.

4eshirskii
2007-09-25 07:02 am
душногусто
…по-моему книга переплевывает саму себя. глаза невольно становятся плугом, и лишь некоторые главы похожи на комнаты, где можно отдохнуть. книга получилась «слишком», как слишком большой член у мужчины, как затянувшиеся гости, как обильный пот. жалко что мы с ней в противофазе)))

Lis_Smirre
Lis Smirre 25 Сентября 2007 г. 01:00
О тайном
есть такие книги к которым надо относиться намного бережнее,чем к некоторым другим
ими можно жить долго,не одну неделю
и даже не вторую.
а когда они заканчиваются,можно ничего не вспомнить о содержании оглавления,только чувствовать на губах или где-нибудь под ложечкой,теплую тайну,к которой успел прикоснуться и которая теперь и твоя тоже.
***
сегодня в половине восьмого вечера по часам на башне, недалеко от кинотеатра,в котором я бывало смотрел,сквозь живущий на сцене рояль,какие-то волшебные сны,я встретил ее.
сколько-то лет назад я позакомился с ее словами, а потом и родителями и признаться,мимолетно влюбился.
было в ней что-то от иностранных вокзалов, осенних кафэ и даже от мелкого дождика,растворяющегося в тротуарах.
было, однако, прошло.
и я долго про нее не вспоминал, не слушал ее,хотя порою возникали желания плюнуть кому-нибудь плохому в лицо,взять последнии деньги и отправиться заказывать себе чай в прокуренное помещение,под ее голос.
нездоровая лень, однако, мотала головой и я,с удовольствием,свалю эти свои упущения к ней в карман,погрозив строго,от чего она,вероятно,раздуется от злобы и этакой неблагодарности.
хрен с ней, речь вобще не об этом.
так вот, прохаживаясь, по эликтрефицированным вечерним улочкам,забрел я в книжный магазин и обнаружил там,как раз именно то,о чем пытался сказать вначале.
а что было дальше, увидите;)
я вам расскажу позже, когда засну.

mag_fini
2007-09-24 07:24 pm
…Читаю Вашу книгу-меняется мировоззрение…В лучшую сторону. А продолжение будет?
Пара историй любви до сих пор не выходят у меня из головы- так проникновенно…

amorfnay
2007-09-22 08:57 pm
…Книгу смотрела пока только в метро, ехав домой. Рисунки волшебные рассматривала — живые и легкие — двигаются. У Иеронима — названия групп — смеялась — девушка в метро, заглядывая под обложку, рассматривала, пытаясь узнать кто? Крылья ваши. Не прячьте. Они настоящие.

la_gouttiere
2007-09-22 06:43 pm
Очень хочется выучить книжку наизусть и растаскать на цитаты)

ellenium
2007-09-22 09:23 am
…Что я хочу сказать: ни в коем случае не останавливайтесь на достигнутом! Пишите Вы так же, как и поёте, то есть великолепно!Очень люблю книги, которые позволяют разгуляться фантазии, так что Ваше произведение займёт самое лучшее место в моей библиотеке. И, конечно же, иллюстрации очень впечатляют, замечательная работа художника. Спасибо Вам огромное!

mo3auka
2007-10-11 04:01 pm
недавно читала Вашу и в самом деле прекрасную Ефросинью…
Очень вкусно читать…
Только, как мне показалось, книга не для глотания, а для такого изощренного смакования…
Читала очень долго, поскольку для меня это уж слишком концентрированные чудеса — если все сразу съесть, то никак не распробовать, что это такое было…
«Ефросинья» имеет еще такое удивительное свойство — вот прочел страниц 50, пошел чем-то заниматься своим и сразу забыл, что читал и чтО имеено читал.Но при этом в бытовой речи проскальзывают стилистические особенности и,если хотите,даже орфография «Ефросиньи».А потом, когда снова возвращаешься читать,то мигом вспоминаешь прочитанное до единого слова…
Если хотите сравнение с чем-то — то это может быть густо и чудесно концентрированный Павич.Павич, если бы он был женщиной=)
Не спорю, что сравнение очень грубое…
А раз грубое, значит Ефросинья неподражаема.
Спасибо Вам за чудеса=)

Андреева Юлия
Письма к себе., 10 октября 2007 г.
Так сказала сама Ольга на презентации этой книги в Буквоеде на пл. Восстания. А ещё это Дуэль с самой собой, и вообще эта книга прошла через всю жизнь Ольги и даже если не сохранится вовсе, Ольга не расстроится: ведь это БЫЛО и это было прекрасно. Что же… Ольга Арефьева и правда собрала коллекцию (я не выдумываю, спросите у неё сами!) мини-рассказов обо всём-всём-всём. И во всех персонажах — она сама.
…но Господи помилуй, если это всё — правда сама Ольга, то я не уверена, что мне это нравится.
Чтение же этой книги вне категории автора прекрасно и познавательно, интересно с точки зрения языка и психологии…

with_no_door
Dec. 14th, 2007 11:00 am (local)
…ага, я уже книгу успел прочесть….скажем так, стоит расслабить мозги и напрячь сердце перед прочтением.