>

Алексей Орлин, «Розы от Ольги»

Репортаж Алексея Орлина о концерте Ольги Арефьевой и «Ковчега» в Филармонии Тольятти 27 ноября 2011 «Розы от Ольги»

…Обладательница замечательного вокала (Гнесинка за плечами), Арефьева умеет этим вокалом пользоваться, выдавая там, где нужно, мощные верха, переходя практически на речитатив там, где выстраиваемая в конкретной вещи картинка того требует.

Для многих Арефьева — человек культовый. Что совершенно неудивительно: тонкий, философского склада автор, отличная вокалистка, человек, не боящийся экспериментов и постоянно продолжающий учиться. На её счету более двухсот песен, целый каскад совершенно разноплановых альбомов, книги, позволившие ей стать членом Союза писателей Москвы. То есть сомнений, как провести метельный вечер, когда на афишах — «Ольга Арефьева и «Ковчег», не было никаких. Тем более, я знал — помимо всего прочего, будет презентован новый, электрический альбом «Снег».

Уже в холле тольяттинской филармонии, где музыканты и представляли свою сольную программу, было заметно, что любима Ольга публикой самого разного возраста — от девочек-фенечек, до более чем почтенной публики. Зал заполнился практически до отказа, и действо началось без раскачки.

Первые аккорды, первый удар по «бочке», и вот она уже выходит на сцену — хрупкая, худенькая. В обтягивающих брючках, топике, с волосами, собранными в пучок и, что удивило, в тёмных очках, придающих образу некую холодную отстранённость. Ломаная пластика, слегка нервные, импульсивные движения рук и тела. В зале — тихий ропот: Арефьеву привыкли видеть совсем другой — более близкой, раскрепощённой, с сияющими глазами-лучиками… Но, как только мелодия получила развитие, стало понятно, с чем был связан именно такой выход. Пульсирующая гитара, клавиши, поддерживающие достаточно напряжённый тон, акцентированная гитара и включившиеся на полную барабаны обрушили на зал плотную волну жёсткого драйва. То есть музыка продиктовала имидж. Впрочем, так продолжалось недолго, и буквально через пару композиций, задавших темп концерту, Ольга сняла очки, распустила волосы и предстала почти прежней Арефьевой. Почти, потому как многие в зале, и это было видно, не ожидали от неё откровенной психоделики. А практически всё первое отделение было решено именно в таком ключе. На изломе, на плотном саунде, где вволю действовал-злодействовал (обладающий, замечу, отменной техникой) гитарист Сергей Индюков.

Обладательница замечательного вокала (Гнесинка за плечами), Арефьева умеет этим вокалом пользоваться, выдавая там, где нужно, мощные верха, переходя практически на речитатив там, где выстраиваемая в конкретной вещи картинка того требует. Она просто-таки заставляет внимательнейшим образом вслушиваться в причудливое переплетение голоса и звука. В новом альбоме вообще очень много гармонически сложных вещей, когда по ходу пьесы вокалистке просто приходится прыгать из тональности в тональность, а порой гармония построена таким образом, что она как бы идёт голосом против ритма — и это ей удается без видимого напряжения. Слегка мешала целостности восприятия, пожалуй, только некая техническая деталь — в моменты, когда гитарист включал примочки, он начинал превалировать, забивая голос. Скорее всего, на сцене звучание было на уровне, но зрители не в полной мере могли оценить каждую строчку. А они того стоят. Впрочем, обладая колоссальным опытом построения самых разных программ, ближе к концу отделения Ольга выдала пронзительную балладу «Не верьте мне», где совершенно точно можно было ощутить дыхание каждой нотки, а что уж про строчки!

…Не верьте мне, как я не верю вам,
Посмейтесь надо мной, как я над вами —
Мне всё равно, раз жизнь — напополам,
Сама в себя я брошу первый камень…

Пронзительно. Точно. Завораживающе. По ходу концерта певица сумела сделать своими союзниками даже тех, кто поначалу воспринимал всё с интересом, но не более. Не в последнюю очередь это связано с точно продуманным ходом программы. Началась она с жёсткого и плотного звука, постепенно саунд стал чуть мягче, и уже кодовая вещь первого отделения «Мой внутренний мир» вполне, по моему разумению, подходящая для «хеппенингового» завершения любого фестиваля, подвигала, настраивала слушателей на что-то иное.

Арефьева — артистка во всём. Был, если честно, приятно удивлён, даже поражён тому, что по ходу выступления она трижды переодевалась. Каждый раз представая не просто в изменённом наряде, но в одеянии, которое точно соответствовало самому ходу программы, тем вещам, которые должны были исполняться. Даже не припомню, когда видел подобное, а уж тем более на концертах рок-музыкантов. Такой приятный штрих к общей картинке.

Весь сет сопровождался демонстрацией клипов разной степени интересности. Но восприятию это совершенно не мешало. То есть не отвлекало от главного. Так же, как поначалу слегка напрягавшие, а потом органично вписавшиеся танцоры — иллюстраторы образов.

Разумеется, второе отделение стало пиршеством для тех, кто любит традиционный «Ковчег». Светлый, лёгкий ритмический рисунок. Песни-шутки, вроде практически циркового «Картонного пальто», во время исполнения которой Ольга ещё умудрялась жонглировать. Фрагменты из мюзикла про Алису — в частности, «Танцы с омарами». И, конечно, долгожданный реггей, когда-то и сделавший Арефьеву столь популярной и любимой.

Этот день, признаюсь, не был лучшим днём моей жизни. Но с каждой минутой шоу, погружаясь в яркий мир образов и мелодий, создаваемых Арефьевой, я всё больше дистанцировался от забот, получая удовольствие, чувствуя приятное тепло внутри, стирая старые обиды…

А когда зазвучали последние вещи, в том числе и «На хрена нам война», в пляс пустились даже те, кто до того момента не решался. Справедливости ради отмечу, что практически весь концерт танцевал целый угол ярких поклонниц. При этом в зале не было ни малейшей агрессии. Никто никому не мешал.

После выхода на бис Ольга сделала красивый жест, одарив розами, которыми её просто завалили, своих поклонников, персонально раздавая по цветочку. Такой вот обмен энергией. В прямом и переносном. Тёплая встреча с тёплым и светлым человеком. Большим музыкантом.

На улице продолжалась метель, за окнами переполненной маршрутки завывал холодный ветер, а в салоне сразу несколько человек бережно держали в руках розы. От Ольги. И улыбались…

Алексей «Алекс» Орлин