>

Программа «Аргентум» на радио «Эхо Москвы». 18 апреля 2004 г.

…Мне кажется, что человек я искренний. И это даже не есть совсем хорошо. Потому, что со мной тяжело. Потому, что я немедленно говорю и делаю то, что я думаю. — Это не всегда удобно и приятно окружающим. Иногда, гораздо безболезненней, хитрее и дипломатичнее было бы соврать, — обойти какой-то острый угол. А я говорю в глаза то, что я думаю.

Ведущие — Александр Плющев, Дмитрий Борисов

Плющев: — В эфире программа Аргентум. Как всегда — до часу ночи. Не расходитесь после двенадцати. А в 12 мы как раз распрощаемся с нашей гостьей — Ольгой Арефьевой. А до этого она у нас в эфире. Доброй ночи.

Ольга: — До этого мы с ней поздороваемся.

Плющев: — Привет.

Борисов: — Доброй ночи.

Ольга: — Здравствуйте.

Плющев: — Ольга Арефьева, буквально с корабля на бал, к нам сегодня приехала с концертов в Новгороде.

Ольга: — Да. В Нижнем Новгороде. С одного концерта. — Одного, но большого.

Плющев: — Сейчас идёт какая-то концертная программа или это был один отдельно взятый?

Ольга: — Я часто не играю, и серий не делаю. Этот концерт был абсолютно уникальный. И на нём, кстати, были вещи, которых москвичи не видели. Было нечто, что пока не видел никто в мире. Так что новгородцам повезло.

Плющев: — Почему для премьеры был выбран Нижний Новгород?

Ольга: — Все концерты достаточно разные. И когда возникает что-то новое, значит это именно сейчас возникло, именно здесь. — Значит так встали звёзды — что это там. Возникнет следующее новое, — оно буде там где я буду в тот момент.

Плющев: — Дорогие друзья. Ольга Арефьева у нас в прямом эфире. Задавайте ваши вопросы. Пожалуйста, не стесняйтесь. Единственное, что я хотел бы сказать, что Ольга не в первый раз в эфире радиостанции Эхо Москвы и дружественных ей. И у нас уже период знакомства с ней давным-давно прошёл. Так что давайте будем сегодня более конкретными. Тем более сегодня мы будем слушать достаточно много нового, — что ни разу не звучало по радио. — Это очень соответствует духу нашей программы. Спасибо тебе, Оля, что подобрала такую программу сегодня.

Борисов: — А с чего начнём слушать?

Ольга: — Мы сейчас послушаем песню «Течёт большая река», которую мы записали для трибьюта группы Пикник.

[Звучит песня «Течёт большая река»]

Плющев: — У нас в эфире Ольга Арефьева. Вы слушаете программу Аргентум. И вот вопросы, которые поступили на наш сайт.
От Сергея Макаренко пришёл вопрос: «Запрессованному попсой зрителю-слушателю вы знакомы, в первую очередь, своей песней На хрена нам война». — Думает Сергей. — «При всей её неформатности эта песня достаточно часто транслировалась на национальных каналах. Хотя лично мне эта песня очень нравится, не пойму, чем она так угодила программным директорам соответствующих СМИ. Что это? — Временное насыщение клонами Бритни? Или на вас примеряли костюм новомодного альтернативного попса-рока? — Подошёл?»

Ольга: — Не поняла — чьими клонами?

Плющев: — Клонами Бритни Спирс.

Ольга: — Ух ты. Я не знаю кто это.

Плющев: — Молодая американская певица. Хотя, уже не очень молодая.

Ольга: — Я вообще не понимаю этого вопроса. Т.е. начало понимаю. Есть песня хорошая. Её крутили. И действительно, она реально самая известная моя песня. Почему — не знаю. Но мне она тоже очень нравится. А вторую часть я не понимаю. Наверное, человек находится в своих каких-то мирах, — не пересекающихся с моими.

Плющев: — Хорошо. Мы сегодня договорились, что будем обсуждать в том числе какие-то общефилософские вопросы. Мне понравился целый набор вопросов от Елены Беловой из Москвы. Сейчас задам парочку, пожалуй: «Насколько вы искренний человек? И каким должен быть человек, чтобы он мог стать вашим другом?»

Ольга: — Мне кажется, что человек я искренний. И это даже не есть совсем хорошо. Потому, что со мной тяжело. Потому, что я немедленно говорю и делаю то, что я думаю. — Это не всегда удобно и приятно окружающим. Иногда, гораздо безболезненней, хитрее и дипломатичнее было бы соврать, — обойти какой-то острый угол. А я говорю в глаза то, что я думаю. Люди очень много чего не говорят. Притом, они всё это думают, всё это знают: «Я знаю, что ты думаешь это; ты знаешь, что я знаю, что ты думаешь это». И все как бы знают. И все ходят и друг другу улыбаются. А я говорю это вслух. Вдруг — скандал. Но, с другой стороны, я ценю искренних людей сама. — Если человек говорит то, что думает, то ты, по крайней мере, не боишься, что, когда он говорит: «Я тебя люблю», он говорит: «Для того, чтобы…» — Ты знаешь, что он это говорит потому, что именно в данную секунду тебя любит. И если я что-то говорю. Ты знаешь, что моё «да», означает — да; а моё «нет», означает — нет. Так на самом деле легче и приятнее жить.

Плющев: — И ещё вопрос от Елены беловой, он тоже именно такого рода: «Как вы относитесь к тому, что в этом мире многое сведено к деньгам? Что для вас деньги? И сколько их должно быть?» У вас, вероятно.

Ольга: — Деньги — такая субстанция, которую некоторые считают эквивалентной энергии. Это не стопроцентный эквивалент, но какая-то параллель есть. Между людьми она порой играет роль энергетического посредника. Поэтому с ними не надо воевать, их не надо ненавидеть, но за ними не надо гнаться. Такие отношения взаимного уважения. Как написано в «Аде» Данте, — там есть круг ада для скупердяев, но есть и круг ада для расточителей. Вот есть такая золотая середина, когда ты на этом не циклишься. Но при этом уважаешь деньги, — умеешь считать и знаешь, что с этим связано очень многое в нашей жизни. Сколько их должно быть? Я выросла в небогатой семье и способна жить на очень маленькие деньги. И сейчас борюсь с этой привычкой — экономить где не надо. С детства в меня это заложили. В принципе, мне довольно мало надо денег. Но с другой стороны, уже стало ясно, что есть вещи, например: запись, инструменты, люди с которыми ты работаешь, — на которых не надо экономить. От твоего заработка зависит благосостояние целого круга людей, которые тебя поддерживают. И я научилась себя уважать и ценить. — Я не еду не пойми куда за три копейки. Я считаю, что как меня оценивают, так меня и уважают. Кстати, давно убедилась на реальных примерах. — Согласишься выступить где-нибудь бесплатно и вдруг замечаешь, что об тебя стремятся вытереть ноги. Что тебя и не встречают, и не провожают, и не кормят. А заломишь цену большую, и тебя сразу встречают с венками, с оркестрами, кормят в лучших ресторанах. Почему-то люди очень на это ведутся. Значит мы живём в таком мире.

Борисов: — Вот видишь как, Плющев, это ведь правда. — Мы ведь тоже ничего не заплатили, поэтому и пришли позже.

Плющев: — Конечно.

Ольга: — Кто пришёл позже? Я пришла вовремя. (смеётся)

Плющев: — А мы, мы-то пришли позже.

Ольга: — А. Понятно. На самом деле, мне не то что на это плевать, — я делаю по-другому, у меня совершенно другие мотивации. А деньги, — это такая дополнительная штука, которую ты имеешь ввиду. Я делаю всегда то, что мне хочется. И уж если я что-то делаю, то к этому отношусь очень серьёзно, с большим пиететом.

Плющев: — Ужас как люблю, когда разговор с музыкантами заходит не о музыке. Сразу раскрываются какие-то совершенно иные грани и параллели. Мы продолжим это после… Ну всё-таки у нас музыкальная передача. Продолжим после следующей песни. Какой, я надеюсь, ты сейчас скажешь.

Ольга: — Давайте мы послушаем песню с недавно вышедшего альбома «Письма бабочек» под названием «Дочь человечья». Очень красивая грустная песня.

[Звучит песня «Вор у вора»]

Плющев: — Вы слушаете программу Аргентум. У микрофона Александр Плющев, Дмитрий Борисов, и Ольга Арефьева сегодня у нас в студии. Мы тут немножечко запутались…

Ольга: — Да. И вместо грустной красивой песни получилась красивая весёлая песня. В которой, кстати, слова: «я маленькая детка, плохо накормлена, бедно одета» — к нашему разговору. (смеётся)

Плющев: — Так вот. Вопросы не музыкального плана хотелось бы продолжить той темой, которую поднимает Юля Кузнецова из Москвы, задавшая вопрос на нашем сайте: «Для чего вы проводите тренинг Человеческая комедия? — Ради денег, или для чего-то внутреннего? Тренинг был придуман для саморазвития или развития других людей? Какое у вас отношение к тем, кто приходит на тренинг? Чего вы ждёте от этого общения?» По-моему ещё один вопрос был касающийся этого от Ольги Головешкиной, она спрашивает: «Могут ли участники вашего тренинга на самом деле наладить с вами доверительные дружеские отношения или же они просто ловят кайф от общения со звездой?»

Ольга: — Миллион вопросов в одном.

Плющев: — Я могу их повторить с самого начала.

Ольга: — В каком порядке отвечать?

Плющев: — Извини. На самом деле надо было конечно по-одному. Я неправ.
Итак по пунктам. «Для чего вы проводите тренинг Человеческая комедия? — Ради денег, или для чего-то внутреннего?»

Ольга: — Насчёт денег. — Я себе с этого ни копейки не беру, даже, пожалуй, трачу.

Плющев: — Кстати, мы сейчас говорим об этом, а что это такое? Как это выглядит?

Ольга: — Давайте не будем в подробности вдаваться. Даже как-то и не знаю, стоит ли обсуждать. Такая достаточно внутренняя вещь. — Не для того, чтобы на площадях её раскидывать. Так что я не буду распространяться. В общем, частично я уже и ответила. Т.е. если я буду бабушкой и брошу петь, я, наверное, буду зарабатывать именно работой с людьми, в том или ином виде. В данном случае, для меня это интереснейшая возможность, можно сказать, — встречи с самой собой. Принося при этом огромную пользу людям. У нас происходят очень интересные вещи. Но смысл в этом… В вопросе было: «для чего он задуман?» — Это проходило мимо головы. Я поняла, что — надо. Все обстоятельства, знаки и внутреннее чувство, мне вдруг однозначно велели: «Давай, девка, берись. Бери ноги в руки. Надо делать.» — Всё есть внезапно: есть люди, желание, есть помещение, есть мысли. И, собственно говоря, я начинала это делать не особо представляя к чему меня толкает мой ангел хранитель, внутренний голос или ещё что-то. Но со временем всё это стало конкретизироваться, стало более-менее ясно, чего мы делаем и как. Я бы это назвала — встречей с собой, саморазвитием и распрограммировыванием всяких социальных вещей; зато знакомством со множеством творческих вещей — с тем, как можно быть, как говорится, что человек — это бог, который может всё. И как можно в это поверить: что я могу всё, что это очень легко, люди делают, и очень всё здорово.

Плющев: — А тут как раз продолжение этого вопроса от второго слушателя насчёт отношений с людьми.

Ольга: — У них надо конечно спросить, но у меня такое впечатление, что с отношениями всё сложилось очень удачно. Когда есть возможность здоровой реализации в виде каких-то действий довольно трудных и довольно насыщенных, то люди становятся сами собой, моментально.

Плющев: — А что это за люди? Откуда они взялись?

Ольга: — Оттуда — отсюда. Кто-то из зрителей пришёл. Можно нас найти, если очень захотеть. Мы не сильно скрываемся, но при этом под ногами не валяемся. Тот, кто захочет — он найдётся.

Борисов: — Мы обещали отдать нашу гостью на растерзание слушателям…

Ольга: — Ещё вопросы остались?

Плющев: — Чтобы продолжить тему уже не тренингов, а отношений с людьми, Эдик только что спросил на пейджер. Мне кажется это хорошо продолжит тему. — «Неоднократно видел вас в метро. Раздражают ли вас люди, которые вас узнают и подходят?»

Ольга: — Правда?

Плющев: — (смеётся) Правда, — Эдик задал такой вопрос.

Ольга: — Я имею ввиду — правда ли они подходят. Я вообще-то всех отучила. Я давным-давно говорю людям, что не надо человека беспокоить. Домогательства, неумные, тупые, какие-то вмешательства в частную жизнь — это никто не любит, абсолютно.

Борисов: — А просто подойти — попросить автограф?

Ольга: — «Пошлю подальше!» — Вежливо, но твёрдо.
Так что, все, по-моему, об этом догадываются, и я поэтому даже не догадываюсь, что меня узнают в метро. В принципе, я пребываю в святой уверенности, что я неузнаваема, потому что на сцене я — одно, а в метро — совершенно другое; и я просто обычный человек.

(реклама)

Плющев: — Извини, прервали тебя немного. Я думаю, что мы сможем перейти к телефонным звонкам после следующей песни, если никто здесь не против.

Ольга: — «Дочь человечья». Та самая, красивая и грустная песня, которую мы обещали. — Она оказалась 13-ой, а не 15-ой. Так что, слушаем.

[Звучит песня «Дочь человечья»]

Плющев: — Мы продолжаем общаться с Ольгой Арефьевой. Сейчас и у вас будет возможность это сделать напрямую по телефону. Но я ещё воспользуюсь служебным положением. — Увидел я просто, что песня поставлена с нового диска. Я попрошу тебя рассказать немного о нём.

Ольга: — Хожу с этим диском везде, и как встречу какого-нибудь хорошего человека — ему дарю. Наконец-то есть диск, который мне прямо нравится. На самом деле, «Батакакумба» мне нравилась очень. «Колокольчики» мне нравились наполовину. А потом пошёл какой-то тёмный период, — мне не нравились мои диски. А тут удалось. Сегодня я подарила Сергею Старостину, Андрею Котову — руководителю ансамбля Сирин. В общем, хожу и мне приятно. У меня есть вещь, которая мне нравится. Это концертные записи, — они не безупречны, но очень классные, очень честные; и очень здорово получилось со звуком, и песни свежие. Называется «Письма бабочек»

Плющев: — Мы ещё услышим песню с этого альбома, я надеюсь. Но сейчас у вас есть возможность задать вопрос Ольге. Ало.

Слушатель: — Доброй ночи. Меня зовут Ирина. Я очень люблю Ольгу. Несмотря на то, что я очень люблю её песни, она что-нибудь знает из репертуара Окуджавы?

Ольга: — Я много чего знаю из Окуджавы, — увлекалась им в детстве. И даже недавно сделала любительский самодеятельный бесплатный концерт из его песен, потому что мне просто хотелось это вспомнить. Для близкого круга зрителей, которые приходили на мою выставку фотографий. Как раз близится день его рождения.

Слушатель: — Ольга, а вы не можете сейчас спеть что-нибудь?

Ольга: — Сейчас не могу, — кашляю.

Плющев: — Спасибо, Ирина. Ещё один звонок.

Слушатель: — Добрый вечер. Меня Кирилл зовут. Во-первых, спасибо за первоапрельскую шутку. Было весело.

Ольга: — Да. Шутка что-то взорвалась прям. Все так повелись.

Плющев: — Вы говорите как знающие люди, а нас тут не разыграли. Расскажите нам.

Ольга: — На прошлое 1 апреля мы послали в рассылку о том, что наш сайт будет работать по будним дням с 5 до 6 с перерывом на обед. И, кстати, нашлись люди, которые повелись. Притом, у компьютерщика была такая штука, — он там чего-то включает-выключает, не знаю почему. Я веду две рассылки, лично веду. У нас вообще их четыре. Две из них веду я. — Это «хоум-лист», — там какой-то юмор, анекдоты — непритязательная она. А другая — Бумажный тигр — это такая большая серьёзная литературная рассылка. Я очень трепетно к ней отношусь, долго готовлю. И вот в этот «хоум-лист» я 1-го апреля послала, что отныне рассылка платная — 1 доллар в месяц. И там дальше перечисление, как можно заплатить, но нигде нет никаких исходных данных. Я думала, что люди догадаются, но, тем не менее…

Плющев: — Пытались? Присылали?

Ольга: — Не присылали, но возмущённые, и даже, можно сказать, злобные письма — были. Т.е. я узнала за сколько рублей люди могут любовь сменить на ненависть. Но это была шутка, а оказывается, она имела большой резонанс. И мне вот сейчас и в Новгороде сказали, что все бурно обсуждали, какая я сволочь. (смеётся) Ну и что вы хотели сказать про первоапрельскую шутку?

Слушатель: — Про первоапрельскую шутку я просто поблагодарил вас. У меня вопрос есть. Во-первых, известно, что в песне «Аллилуйя» на бэк-вокале подпевает Мила Кикина. Какие у вас с ней отношения, что вас объединяет?

Ольга: — Да как-то давно уже не объединяет. Года полтора уже не виделись. Она там семейной жизнью занята. Как-то разнесло нас в разные стороны. Хотя у нас 5-6 июня в ЦДХ будет фестиваль «Поющая я», и мы собираемся её пригласить. Там будут петь девушки, которые мне кажутся интересными. Вот Милу Кикину мы пригласили в том числе.

Слушатель: — Хорошо, спасибо. Ещё один вопрос. Есть у вас такая книжка замечательная — «Иноxодец». Она где-нибудь издавалась вообще? На сайте выложено.

Ольга: — Книжки нету. Только на сайте лежит. И был такой пилотный кусочек — первые 50 страниц в виде брошюрки. Надеялись на то, что появится издатель и мы её издадим. Всё это так и продолжает висеть. — Не знаю, что мешает. Но однажды, я думаю, детская книга у меня появится, с моими картинками и стихами. В голове у меня она давно уже состоялась.

Плющев: — Кстати, это был не единственный вопрос об этом. На сайте значит можно?

Ольга: — Без картинок, правда. Ну и версия там… Хотя вообще, она не сильно устарела, но я бы ещё что-то туда добавила. Надеюсь, что мы её всё-таки издадим. Но мы сейчас решили пойти по нарастающей — сначала издать самое-самое простое по вёрстке и изданию, — это одностишия; потому чуть посложнее — это стихи; а там уже, глядишь, и до картинок дойдём и до 250-ти страниц. Пока у нас такие планы, но как они реализуются — не знаю.

Плющев: — А Кате можем посоветовать набрать www.ark.ru и там можно найти.

Ольга: — Там бурная жизнь. Там, видите: рассылки, первоапрельские шутки, и книги стоят неизданные.

Плющев: — Так там ещё есть и фото.

Ольга: — Там есть фото. Вот только, буквально, сегодня появился этот раздел. Вот я упоминала фотовыставку, — одно из моих хобби. Мы их начали постепенно сканировать и приводить в более-менее потребный вид. Такие уже — настоящие, выставочные. Там есть разделы с моими любительскими. А тут что-то новое пошло. На фотосайте у меня есть страничка и тоже самое мы на арк-е практически сделали.

Плющев: — Ещё одну песню послушаем, а потом уже будем говорить о концертах.

Ольга: — Мы слушаем большую, длинную печальную песню «Амона Фе». Мистическую песню. Больше ничего говорить не буду о ней тогда.

[Звучит песня «Амона Фе»]

Плющев: — Ну и наши тоже аплодисменты прими. Думаю, самое время спросить, когда и где тебя смогут увидеть Москвичи?

Ольга: — Как всегда в ЦДХ 25 апреля мы будем играть акустику. Это, в принципе, близкое к тому, что на «Письмах бабочек» записано, но конечно уже всё новое. И много там будет всякого безумия. — В последнее время эта тема меня увлекает. Я тут осознала, что кроме проекта «Человеческая комедия», появилась очередная придумка, — это проект «Нечеловеческие танцы». Новгородцы увидели это вчера и, по-моему, до сих пор отходят. Нечеловеческие танцы и вымышленные существа будут на концерте.

Плющев: — А очередной вопрос я, пожалуй, задам после следующей песни. Если ты не против.

Ольга: — Хорошо. То есть, мы хотим просто успеть. А давайте тогда кратко скажем, что сегодня день рождения Майка Науменко. А завтра день рождения Умки.

Борисов: — Завтра наступит через 9 минут буквально.

Ольга: — Кроме того, сегодня день рождения замечательного хореографа Матса Эка, на чьём «Лебедином озере» я просто зафанатела ныне. Всех их поздравляем, — они нас слышат, даже те, кого нет. И давайте слушать песню.

Борисов: — И называется она?

Ольга: — Называется — «Скафандр»

[Звучит песня «Скафандр»]

Плющев: — Ольга Арефьева у нас в гостях. Буквально времени не хватает. И последний мой вопрос относительно нового диска — уже электрического. «Письма бабочек» — это концертная версия. А что за электрический диск будет и когда?

Ольга: — Электрический диск пишем уже три года и три года о нём говорим (как большевики). И надеемся его презентовать 27-го мая. Мы его дописываем сейчас. Там уже много сделано. Так что, диск «Кон-Тики», по-моему, очень классный, очень качественный, очень задорный. Мы его переписывали раза два, если не три. Сейчас мы с новым Ковчегом его пишем. Детище трудное, но красивое намечается.

Плющев: — Спасибо большое. И приходи к нам ещё, будем рады.

Ольга: — С удовольствием. Давайте, что ли, слушать трибьют БГ. Успеем? — «Скоро кончится век»

[Звучит песня «Скоро кончится век»]

Запись эфира