>

Максим Шинкарёв

«Сказы фронтира. Когда пала тьма»

В помещенном ниже отрывке использован текст песни О. Арефьевой Начинай с альбома «Авиатор» (2010).

(отрывок)

Час за часом цель становилась всё ближе.
Ненавистный город.
Он перекатывал на языке его имя.
Долго ли ещё? Можно узнать только когда появится километровый указатель.
Почти разряженный мобильник не мог показать карту — не было связи.
Он стремился вперёд.
В город, в котором закончилось всё, что его ещё держало.
Попутчики давно пропали, встречные также сгинули.
Он ехал по мокрой дороге посреди вселенной безвременья и электронного безмолвия. Катафоты отбойников висели в ночи маниакально-ровными безумными звёздами.
И только вбитая десятилетиями дисциплина не давала утопить педаль газа до упора.

На очередном толчке в панели магнитолы подвинулся контакт. Зазвучала с середины песня случайной станции:

«…Начинай эту сказку
Я пляшу без ног
И я пою вне нот
Тебя б я обняла
Но где наши тела
Для тепла и ласки…»

Глаза не отрывались от дороги. Рука протянулась и добавила громкости.

«Начинай эти слезы
Меня сеял Бог
А сам принес мороз
Я в рост пойду весной
Цветком или сосной
А сейчас я мерзну…»

Дыхание сорвалось. Боль ножом вонзилась под дых.

«Начинай — я продолжу
Мы живем в нуле
Мы гости на земле
Сроднились с пустотой
И стали красотой
А теперь все можем…»

Горькая улыбка на лице. Сухие последние двенадцать часов глаза засветились янтарными отблесками в оранжевом свете приборной панели.
Чаша переполнилась. Дисциплина дала секундный сбой.
Рука передвинула передачу.
Нога рывком утопила педаль в пол.

Машину подбросило на колдобине, завертело и вынесло через отбойник на снижающемся повороте серпантина.
Ночное небо и освещаемые светом оставшейся фары кусты и деревья менялись перед глазами.
Ветки и звёзды в прорыве облаков, трава и глина, удар за ударом.
И летящая в лицо сквозь раздираемое стекло неясная тень.
Машина остановилась.
Застыла под углом, упираясь багажником и крышей в глину размолотого склона, нелепо повиснув на вонзившемся в лобовое стекло, словно в хитин перемазанного землёй и глиной насекомого, искривлённом стволе сухой сосны.