>

Мартышев Сабир, Шевелев Олег

«Дурная кровь»

В помещённом ниже отрывке использован текст песни О. Арефьевой Девочка-скерцо.

Ходьбы, может, и пять минут, но добежал я за две-три. Влетел на четвертый, последний, этаж старого кирпичного здания и в нерешительности остановился на площадке. Дверь в заветную квартиру была приоткрыта — заходи, кто хочешь.

Вообще, музыканты странно решают свои проблемы — вместо того, чтобы обсудить все как надо, они песенки поют. Вот и сейчас, из квартиры доносился звук живой, акустической (слава тебе, Боже!) гитары, а вскоре я услышал и пение:

Девочка-скерцо,
О чем ты плачешь,
Девочка-скерцо?..

Я подошел на цыпочках двери и вошел внутрь.
… Скерцо зеленого хвойного леса, о чем ты плачешь?…

Обшарпанную прихожую буквально завалили обувью. Тут тебе и кеды, и кроссовки, и ботинки всяких мастей, а также сапожки, дешевые туфли на высоком каблуке. Сами хозяева обуви обосновались в зале, рассевшись кто на полу, кто на стареньком диване, кто на подоконнике. Сидящие ближе к двери обратили на меня внимание, но лишь на короткое время, словно появление незнакомых людей здесь было обычным делом. Свет горел только там, где они сидели, вторая комната и кухня оставались во мраке. Гитариста я так и не разглядел во всей этой людской массе.

… Скерцо бьется как птички сердце,
Скерцо с медом, скерцо с перцем,
Девочка-скерцо, о чем ты плаа-а-аче-ешь?…

Из маленькой комнаты раздавались еле слышные, аритмичные поскрипывания, от которых мурашки пробегали по коже. Я осторожно подкрался к комнате и замер. В свете улиц я отчетливо различал комнату и человека, чьи очертания мне были до боли знакомы.

Вера сидела одна у полураскрытого окна и медленно скребла металлической ложечкой по стеклу — звук получался высоким и очень неприятным. Судя по отсутствующему выражению лица, она была где-то далеко отсюда. Светлая куртка на ее плечах тускло белела в полумраке, делая Веру похожей на покинутого ангела. Господи, неужели я нашел ее?

…Девочка-скерцо,
Чего ты хочешь,
Девочка-скерцо?
Чего теряешь,
О чем хлопочешь…

Но что я ей скажу? Ведь она сама ушла от меня, а я совсем забыл об этом. Хотя нет, потеряв всякую надежду найти ее, я и не думал, что буду делать, когда увижу ее вновь.

…Знаешь, здесь некуда деться от ветра,
Некуда спрятать сердце, ты знаешь,
Девочка-скерцо, знаешь, что ты теряешь?

Я решил взять тайм-аут и прогуляться до туалета, тем более, что это было вызвано необходимостью — выпитое на концерте пиво просилось наружу — и заодно продумать план дальнейших действий.

…Девочка-скерцо,
Здесь всё так зябко,
Здесь всё так зыбко…

Как быть? Придется объяснить, что я вовсе не хотел ее обидеть. Я просто был сильно расстроен пропажей вещей и денег, и потому мои слова и действия в тот момент могли чем-то задеть ее. Если говорить честно, Марк мне симпатичен, и я верю, что он безобиден. А что касается его болезни… Вера говорит, что надо ему помочь. Не знаю, почему именно я должен это делать? Я ведь не психолог, у меня нет влиятельных друзей и так далее. Наверняка, среди ее знакомых найдется тот, кто смог бы помочь Марку реально. Я дернул за ручку смыва.

Впрочем, ради Веры я готов ему помочь. Если только она попросит.

…Это всё скрипка, безумная скрипка
Свела с ума, но где здесь ошибка…

Вернувшись в комнату, я обнаружил, что Вера стояла на подоконнике теперь уже раскрытого настежь окна. Она что… неужели? Черт!

— Вера! — сдавленно крикнул я.

…Ты виновата сама, покажи мне,
Где эта дверца из смерти в сердце?
В вечную жизнь спеши, спеши,
Спеши, покажи мне, где эта дверца,
Девочка-скерцо, где твое сердце-e-e?..

— ВЕРА!!!

Но она будто не слышала меня и шагнула вперед.

Я подбежал к подоконнику и высунулся наружу по пояс. На улице окончательно стемнело, но стоящие рядом фонарные столбы помогли мне различить ее бледный силуэт. Спрыгнув на карниз, который был примерно на уровне пола квартиры, только по ту сторону стены, она продвигалась вбок. Шла она довольно уверенно, будто ходила этой дорогой не в первый раз. Страх высоты ей был неведом — она спокойно смотрела вниз и не очень-то жалась к стене.

Пока я переборол каталепсию, вызванную шоком, прошло достаточно времени, и Вера скрылась из виду. Судорожно вцепившись в обшарпанный подоконник, я задал себе один единственный вопрос:

ТЫ УВЕРЕН, ЧТО ХОЧЕШЬ ПОЙТИ ЗА НЕЙ?

— Да, — прошептал я и вылез в окно.