>

Куколка-бабочка

Клип. Весна-лето 2000.

Клип студии «Пигмалион»
Режиссёр Сергей Ховенко
Оператор Николай Корнеев

По настоянию «Пигмалионов» появился визажист — недружащий с реальностью утончённый вьюноша с постоянно сигналящим пейджером, который везде опаздывал не менее, чем на три часа, и сразу занимал телефон бесконечными разговорами. Для начала он мои волосы выкрасил в ярко-рыжий цвет, потом стал выщипывать брови — и всё это время параллельно разговаривал по телефону.

Первая съёмка ознаменовалась тем, что я с 10 утра как дура «с мытой шеей» ждала этого самого визажиста, который должен был на машине заехать за мной на съёмку. Мы без конца перезванивались по мобильникам с «Пигмалионами», которые в автобусе с кучей необходимого техперсонала уже ждали нас за городом, врыв в середину чиста поля рукотворную качель. Когда за мной наконец около двух явился визажист, я была уже абсолютно не в состоянии буддисткой бесстрастности и готова была его побить. Но всё же доехали.

Установили камеру и начали съёмку. Как всегда, мёрзли. Самую мелкую девочку — оказалось, уже известную актрису, Аню Штукатурову, пригласили «Пигмалионы». Она бегала к камере спиной, так что большие труды гримёрши Светы над её лицом почти не пригодились. На тех съёмках Аня простудилась и ещё долго потом болела.

На меня страшно долго накладывали грим. Когда, наконец, он был готов, мы только и успели снять один крупный план (на котором видно, как я зла), после чего хлынул страшнейший ливень. Пришлось нашей кавалькаде из машин и автобусов отчаливать восвояси, разобрав качели под льющейся как из ведра водой. Съёмка фактически была сорвана. Кстати, наши пробные киносъемки вообще без грима на полянке возле киностудии Горького, на мой взгляд, ничуть не хуже и даже лучше. И я там в нормальном, спокойном состоянии. Так что до сих пор недоумеваю, зачем была нужна эпопея с гримом.
В следующий съёмочный день в этом же поле я непринуждённо ходила босиком по покрытым инеем острым остям скошенной травы. Сильное ощущение. На ости же легко спрыгивала с качелей и, улыбаясь, бежала к камере по строго выверенной траектории. Когда снимали вторую девочку — 11-летнюю Иру Свещёву — гримёры зачем-то накрасили её так, что она стала напоминать взрослую женщину. Она танцевала на песочке берега речки на фоне красивейшего заката что-то вроде ирландской джиги в мягких тапочках. Только это было босиком. Зачем-то решили, что нужно зажечь дымовую шашку. Дым, скорее всего, предназначенный для боевых учений, состоял из едких кристалликов, коловших дыхательные пути. Мужественная девочка танцевала в этом аду, так, как будто ей это ничего не стоило. От её мамы нам потом попало за порванные на пятках колготки — это выдало, что ребёнок по холоду прыгал босиком. Про дым мама, к счастью, не знала. Жестокое искусство — кино. Кстати, Ира тогда вовсе не простыла. А сейчас она танцует в ансамбле ирландского танца «Иридан» и даже самостоятельно изучает древнеирландский язык.

Когда уже солнце совсем садилось, наконец, дошла очередь до моего танца. Я была так замучена неорганизованностью процесса и мучительным холодом, что танцевала с выражением Кармен на лице. Было видно, что такая зарежет — недорого возьмёт. С трудом удалось улыбнуться, но улыбочка получилась хищной.

При монтаже материала всё равно не хватило, и тут пригодились наши любительские съёмки. Тем летом я впервые взяла в руки камеру и снимала наши деревенские будни, состоящие из танцев, ветра и прекрасных закатов. «Пигмалионы», когда увидели эти съёмки, вскричали «придётся тебя брать к нам на работу!» и сами начали мечтать приехать в деревню с камерами. Так и не приехали. Ещё хотели сделать из этих съёмок фильм, но конечно это тоже не состоялось. При перегоне и монтаже качество совсем потерялось и картинки любительского видео явно начали проигрывать профессиональному кино. Но всё же мне было приятно, что моё домашнее творчество пригодилось, хотя честно признаю, что эффектами я, по первости, явно злоупотребляла.

Красивый и весёлый человек Игорь Гудков, строивший на съёмочной площадке качели, вскоре (осенью) погиб под поездом метро от рук ненайденных бандитов.