>

Программа «Ночной VJ» на «Дарьял-ТВ». 22 октября 2000 г.

…В некоторых кругах у меня такое прозвище было — Мухоморова. Гриб мухомор мне нравится своей невероятной красотой и совершенством.

Ведущий Кирилл Кальян

К.Кальян: — Добрый вечер, дорогие друзья, уважаемые, любимые всеми нами подруги, а также девочки и мальчики любого возраста, смотрящие всероссийский канал «Дарьял-ТВ», меня зовут Кирилл Кальян.
Доброй ночи, доброго здоровья вам, это программа «Ночной VJ». Уверен, вы получите настоящее удовольствие — сегодня у нас очень хороший концерт Ольги Арефьевой, которая уже второй раз посещает нашу программу. Сегодня музыка будет совершенно иного плана, поскольку Ольга будет не одна, а с великолепным петербуржским виолончелистом Петром Акимовым. Наш контактный телефон 181-33-73. Наш адрес: г. Москва, Эйзенштейна, д.8, «Дарьял-ТВ».

В общем, добрый вечер, я очень рад, что сегодня вы вдвоём. Виолончель и гитара, твой сумасшедший совершенно голос — что может быть лучше для сегодняшней, праздничной, я бы сказал, ночи, потому что сегодня день выходной и страна гуляет по полной программе. Привет!

Ольга: — Привет!

К.Кальян: — Ты, как всегда, замечательно выглядишь. Я думаю, что сегодня мы пообщаемся и по нашему контактному телефону. Естественно, должен всё-таки выяснить, что нового случилось в твоей жизни. Но музыка, конечно, будет у нас сегодня на первом плане, поэтому давай начнём с какой-нибудь песни.

Ольга: — Начнём всё-таки со старой, хорошей и любимой нами песни. Для нас с Петей она, может быть, даже историческая: где-то вот так примерно с неё началось наше сотрудничество.

[Исполняется песня «Она сделала шаг»]

К.Кальян: — Мои аплодисменты! Кстати, заметь, аплодирует вся наша съёмочная бригада! «Она сделала шаг» — произведение, более, чем известное всем зрителям нашей программы, ибо эту песню очень часто заказывают, мы показываем видеоролик.

Я знаю, ты всю жизнь экспериментировала, и буквально даже несколько лет назад Вольф Месхи давал послушать новую твою электрическую программу. Она почему-то не стала широко известна твоим поклонникам, но электричество было серьёзное. Почему такой возврат к акустике до уровня дуэта? Хотя дуэт более чем великолепный! Я потом буду общаться, естественно, с Петром — музыкант, переигравший с огромным количеством серьёзных и несерьёзных музыкантов.

Пётр: — Всё знает!

Ольга: — А то!

К.Кальян: — А что делать?!

Ольга: — Электричествао состоялось — альбом «Божия коровка». Сейчас как раз с группой «Ковчег» довольно часто играем произведения из этого альбома. Нам, кстати, очень нравятся они. Они как-то откристаллизовались, становятся всё лучше — мне приятнее их петь. А насчёт акустики — я не считаю это возвратом, просто я не могу жить в одном плане. Я обязательно буду делать много всего одновременно, и бывать в нескольких местах, существовать в нескольких обличиях — это та часть моей сущности, которая не может никуда деться в принципе… Вот и поэтому сейчас и группа «Ковчег» существует, и с Петром Акимовым мы захотели войти в ту же самую воду. И, к нашему смешанному с ужасом удивлению, это у нас получилось. Совершенно неожиданно — мы, кстати, очень боялись. Но мы смогли вернуть то, что тогда сопровождало, особый дух. Кроме этого, у меня есть целый ряд совершенно отдельных проектов, в частности, вот сейчас я с пианистом репетирую, и скоро мы готовим презентацию проекта «Рояль-Ковчег» что в переводе значит «королевский» (смеётся). Ну и ещё много чего. С танцами вот начала выступать, тоже организовалась побочная группа. Наполовину инкогнито.

К.Кальян: — Сплошные эксперименты!

Ольга: — Всё одно и то же.

К.Кальян: — А вот вообще… московские и питерские музыканты — в них есть что-то разное. Есть очень много общего и очень много противоположностей. Когда происходит слияние московских и петербуржских…

Ольга: — В экстазе…

К.Кальян: — …людей, играющих музыку, происходят какие-то очень звёздные составы и абсолютно успешные. Это тонко просчитанный коммерческий шаг, это зов души, или это просто желание работать с человеком, который видит музыку по-другому?

Пётр: — Можно я отвечу? Это случайность. Это…

Ольга: — Судьба!

Пётр: — По жизни так. Жизнь нас столкнула. Мы своей воли не проявляли.

Ольга: — Случайность и неслучайность одновременно.

Пётр: — Случайность — это непознанная закономерность. Вот.

Ольга: — Это произошло. И вообще я по жизни постепенно стала фаталисткой. Я поняла, что то, что происходит — оно происходит. И в данном случае опять подтвердилось то самое правило — что меня судьба сталкивает с такими людьми и ситуациями, которые для меня абсолютно незаменимы и абсолютно ни с чем не сравнимы. И думать, что вот это может произойти второй раз, что мы можем разойтись, найти других себе людей (я найду другого виолончелиста, а Петя найдёт другой состав). Это абсолютно невозможно. Мы друг другу написаны вот на роду. И наш проект зачем-то нужен вон тем (поднимает руку вверх) сферам.

К.Кальян: — Я тебя понял! Телефонный звонок и будем играть.

Маша, здравствуйте, добрый вечер.

Маша: — Здравствуйте!

К.Кальян: — Ольга Арефьева к вашим услугам. Виолончелист Пётр Акимов тоже готов ответить на любой ваш вопрос. Пожалуйста.

Маша: — Здравствуйте Ольга, очень вас приятно видеть по телевизору.

Ольга: — Какой знакомый голос, ну!

Маша: — У вас есть замечательная песня «Мистер Белый гриб». Какой ваш любимый гриб?

Ольга: — Ха-ха-ха. Ну, «Мистер Белый гриб» — это попытка перевода «Mr. Tambourine» Боба Дилана.

К.Кальян: — Да-да-да-да!

Ольга: — И текст такой: «Мистер белый гриб, позови меня в свой трип». Мой любимый гриб… Вопрос со смыслом задан, с подковыркой. В некоторых кругах у меня такое прозвище было — Мухоморова. Оно, конечно, не прижилось, как и много других прозвищ, они ко мне вообще не прирастают. Гриб мухомор мне нравится своей невероятной красотой и совершенством. Вот, ну а всякие хихиканья я отношу за счёт использования…

К.Кальян: — Ха-ха-ха

Ольга: — …грибов в психоделичесих целях, что мне лично просто не требуется, я и без этого совершенно… Вы сказали, сумасшедшая музыка у вас. И я вот сама по себе — такая (смеётся), поэтому…

К.Кальян: — Главное, честно!

Ольга: — Поэтому грибы мне не нужны.

К.Кальян: — Мои любимые — грибы лисички, но это не меняет ход нашей сегодняшней программы. Будем играть, конечно.

[Исполняется песня «Себя из меня»]

К.Кальян: — Вообще, на самом деле я должен сказать всем зрителям нашей программы, что это — самая лучшая женская песня! Именно с точки зрения женского взгляда не только на музыкальную культуру, но и на отношения мужчины и женщины! Лучшая песня. Она стала моей любимой уже несколько минут назад, когда только вы её пробовали перед нашей сегодняшней программой. Я очень рада, что ты её сыграла.

Ольга: — Все песни у меня — женские.

К.Кальян: — Как она называется?

Ольга: — «Себя из меня»

К.Кальян: — «Себя из меня». Я запомню это название — «Себя из меня». 181-33-73

К.Кальян: — Ольга, здравствуйте, добрый вечер

Зрительница Ольга: — Добрый вечер!

К.Кальян: — Рад вас слышать. Ольга Арефьева к вашим услугам, пожалуйста

Зрительница Ольга: — Я хотела бы сначала к вам, Кирилл, обратиться. Спасибо вам большое за сюрпризы, которые вы преподносите зрителям, нам, то бишь. А вот нам никак не удаётся сделать вам сюрприз: мы или не осведомлены, или пропадаем в отделених связи…

К.Кальян: — Ну, это случается. Но самое главное — удовольствие, и то главное, что и в жизни мы делам, — это нравится вам.

Зрительница Ольга: — Оля, у меня, значит, к вам такой вопрос: у вас прекрасный голос…

Ольга: — Спасибо.

Зрительница Ольга: — Вы, выбирая себе друга или подругу, руководствуетесь чувствами, интуицией или поднимаете всю его родословную?

Ольга: — Ха-ха-ха!

К.Кальян: — Хороший вопрос.

Ольга: Ну, родословную я не поднимаю… Да, наверное, чувствами и интуицией… Всё.

К.Кальян: — Здорово. Кстати, я вот только что подумал, что ваше совместное творчество — ранние творческие репетиции группы «Акварели», где играл Сева Гаккель. Ты не слышал ничего подобного?

Пётр: — Не-а. «Акварели?» Не знаю.

К.Кальян: — Это было очень давно, кстати. К сожалению, я был очень маленьким, когда эта группа репетировала, но до меня дошли некоторые такие пробные записи…

Ольга: Что я слышала о Пете — здорово в нём то, что он абсолютно не похож на Гаккеля.

К.Кальян: — Да. Это совершенно да.

Ольга: — В принципе, рок-виолончелистов — раз, два и обчёлся!

Пётр: — Ну, их на самом деле много. Я смотрю, это инструмент модный. В Питере, в клубах — был ещё один концерт…

Ольга: — Теперь ещё и «Апокалиптика».

Пётр: — Да, во.

Ольга: — Но мы-то придумали раньше.

К.Кальян: — Но виолончель это вообще такой серьёзный музыкальный инструмент, и когда он используется в рок-музыке…

Пётр: — Прикольно.

К.Кальян: — …это славно. А вот эти финны молодые ослепительные — которые играют классику тяжелого металла на виолончелях. Ты слышал их творчество, да?

Пётр: — Слышал.

К.Кальян: — Абсолютное безумство. Сегодня у нас в программе акустический концерт Ольги Арефьевой. Она играет, напомню, с питерским музыкантом Петром Акимовым. Виолончель, гитара, сумасшедший голос — всё то, что, наверное, нужно для счастья, поэтому давайте играть. Я знаю, ты любишь играть, и когда ты успеваешь сыграть большое количество песен, ты просто счастлива. Я хочу, чтобы ты была счастлива.

Ольга: — (смеётся) Я уже так счастлива…

К.Кальян: — Здорово!

Ольга: — (смеётся) Что могу не играть.

К.Кальян: — Ну, этот номер сегодня конечно не выйдет!

[Исполняется песня «Анатомия одиночества»]

К.Кальян: — Мои аплодисменты! Уверен, что и многие зрители нашей программы занимаются тем же самым. 181-33-73 — наш контактный телефон.

Андрей, здравствуйте, добрый вечер!

Андрей: — Доброй ночи!

К.Кальян: — Доброй ночи, совершенно справедливо вы заметили. Практически полночь, Ольга Арефьева к вашим услугам.

Андрей: — Ольга Арефьева, Пётр Акимов, здравствуйте. Ну, я бы хотел, во-первых, Кирилл, спасибо большое за программу вам.

К.Кальян: — Спасибо вам!

Андрей: — Вот. Олечка спасибо за песни. У меня, достаточно, ну, не знаю, может быть, банальный вопрос: откуда берутся такие прекрасные стихи? Кто ваш любимый поэт либо поэтесса, либо музыкант? И ещё такое пожелание, если возможно, чтобы Петя Акимов в конце спел, хотя бы чуточку, если можно.

Пётр: — Такая подстава!

Ольга: — Yes! Да, Пётр у нас звезда! (смеётся)

Пётр: — Ладно врать-то!

Ольга: — Я считаю, что первая открыла у него этот талант и выпихнула его на сцену с сольным номером. Но его всегда очень трудно уговорить, зависит от того, сможем ли мы…

Пётр: — Я обычно говорю: «Ну, учтите, сами напросились»

Ольга: — Сами виноваты (смеётся)

Пётр: — Я с себя ответственность снимаю за всё, что будет происходить

Ольга: — Петь, да?

Пётр: — Если я буду петь.

Ольга: — Будешь!

Пётр: — То с себя всякую ответственность снимаю

Ольга: — Ладно, ответственность будет на мне. «Вали всё на маму» называется.

К.Кальян: — Ха-ха-ха!

Ольга: — Насчёт — как там сказали — назвать любимую поэтессу или музыканта? Вы будете смеяться, но я так с ходу вспомнила только себя и Петю! (смеётся)

«Учитель задал мне вопрос, где расположен Канин нос?
А не знал, который Канин, и указал на свой и Ванин».

К.Кальян: — Работать с девушкой и с девушкой талантливой — это всегда большая ответственность для человека. Поэтому, чем больше талантов, тем больше различных отклонений от нормы. Ты понимаешь это?

Пётр: — Нет.

К.Кальян: — Нет?!

Пётр: — Нет, не понимаю.

К.Кальян: — Нет? Ну, смотри, вообще талант — это определённое отклонение от нормы…

Пётр: — А, тут всё очень просто: я — отклонение от нормы, она — отклонение от нормы, неважно, какие, главное, если видишь, человек талантливый, его как-то вычисляешь и уже всё пофигу. Главное — что он талантливый. Он для тебя уже как-то понятней.

Ольга: — У нас среда такая, с отклонениями.

Пётр: — Да-да-да…

К.Кальян: — Значит как это: что вот чувствуешь, когда работаешь с девушкой на сцене концерт вдвоём? Это же очень, наверное, безумные ощущения? — я просто никогда этого не чувствовал…

Пётр: — Да, было такое…

К.Кальян: — На что это похоже?

Пётр: — Ну как на что… Сам понимаешь, на что! Инь — янь, тудым — сюдым — на то и похоже!

Ольга: — А зрители? (смеётся) В какой роли?

Пётр: — Подглядывают.

К.Кальян: — Иногда лучше играть, чем говорить — говорил я в последнее время. Иногда лучше играть, чем говорить, так давайте лучше играть!

[Исполняется песня «Перекрёстки»]

К.Кальян: — Спасибо, спасибо, это действительно здорово звучит. Я уверен, что на концертах, когда вы играете, люди получают истинное наслаждение. Эта программа уже играется, насколько я знаю, уже много месяцев и…

Ольга: — Наоборот, это очень новая программа. Мы её сыграли — по пальцам сосчитать, сколько раз.

К.Кальян: — Но всё-таки было несколько концертов, правда ведь?

Пётр: — Один в Москве и один в Питере.

Ольга: — Нет, а Москве было два.

Пётр: — А, два, да? Что-то с памятью моей стало…

Ольга: — Вот так. Считайте, что, напротив, это очень всё свежее, хотя это на старых дрожжах заквашенное. Но песен очень много, именно новых, в частности «Перекрёстки».

Ольга: — Всё, что мы сегодня сыграли, кроме первой песни…

К.Кальян: — И что происходило, я вот хотел узнать, в зрительном зале, потому что тебя всё-таки привыкли видеть в сопровождении несколько другого ансамбля…

Ольга: — Уже никто не знает, как меня привыкли видеть. Уже никак не привыкли.

К.Кальян: — Слушай, ты плохо про себя думаешь. Ты что?..

Ольга: — В зале происходит нечто на самом деле. То же, что происходит с нами. Потому что вот когда был концерт в Политехе, и я полконцерта почти плакала, я была в таком экстазе. Мне было так одновременно и больно и радостно. Потому что всё, что здесь написано, и всё, что здесь сказано, в принципе — это искусство. И это уже объекты, отчуждённые от личных переживаний. Но всё замешано на настоящем, и поэтому, когда очень сильно действует на нас самих — то действует, конечно, на зрителей.

Пётр: — Хотелось бы вставить на эту тему: есть такая особенность — нам бесполезно репетировать, ну совершенно. На концерте мы всё равно сыграем по-другому. Вот чем мне нравится…

Ольга: — На концерте мы уже сыграли по-другому.

Пётр: — Да, уже сыграли по-другому. Вот чем мне нравится Оля: она легко ведётся, она чувствует сейчас такое состояние, и поэтому она так поёт. Я соответственно уже сыграю по-другому. Нам бесполезно выписывать партии: я просто её слушаю и как бы вплетаюсь в её состояние.

Ольга: — Петя, кстати, умница в этом смысле.

Пётр: — Спонтанно очень многие штуки получаются, и мне кажется, публика это чувствует, что именно сейчас что-то происходит, сейчас что-то рождается. Не вышли такие, значит, солдатики — отмаршировали, всё отрепетировано. Или как в оркестре — ведь я же работаю в оркестре, там всё мы отрепетировали, мы знаем, я могу спать в этот момент, у меня руки сами играют. А тут такая фишка не хиляет.

Ольга: — Здесь просыпаться приходиться. (смеётся)

Пётр: — Здесь по кайфу именно, что у нас тут всё импровизация немножко.

К.Кальян: — Вы счастливые люди, этого не могут себе позволить даже музыканты ансамбля «Rolling Stones»: они играют всё чётко и все концерты практически одинаковы.

Ольга: — Быть счастливыми себе вообще мало кто может позволить. Но мы решили себе это позволять.

К.Кальян: — Скажи пожалуйста, ты добилась того, чего ты хотела? Вот, например, за последнее время. Либо у тебя выше, ещё выше планка стоит? Либо ты всегда собой недовольна? Бывает, момент, когда ты счастлива и абсолютно не хочешь ничего менять в своей жизни?

Ольга: — Дело в том, что счастье — это процесс. Это не когда у тебя есть результат в виде надгробного камня с надписью: «У него всё было». Знаешь анекдот?

— Хочу, чтоб у меня всё было!
— Мужик, у тебя всё было!

К.Кальян: — Да!

Ольга: — Это когда вот сейчас оно. Это даже не одномоментность, это не событие в каком-то прошлом, не достижение — это вот когда оно идёт, когда получается. Поэтому здесь наша задача — только ловить этот поток, и поэтому счастлива я бываю очень часто. Ну, это не обозначает, что на этом всё кончено. А ставить себе планку — значит лишить себя удовольствия сиюминутности, думать: «вот, я сейчас пою ЭТУ ноту, а потом мне следующий раз надо спеть ЭТУ ноту, а там ДРУГУЮ» — это… сразу уже кайф не тот.

Пётр: — За взлётом сразу следует падение, а потом — новый взлёт.

Ольга: — А парение… Вот есть такая вещь — парение. Тут не взлёт и не падение: ты между небом и землёй висишь в воздухе, летишь на его подъёмной тяге. Вот это самое идеальное состояние, вот оно является цель…

К.Кальян: — Понял!

Ольга: — …и средством!

К.Кальян: — Это Ольга Арефьева. 181-33-7333

Виталий, здравствуйте, доброй ночи!

Виталий: — Добрый вечер, здравствуйте!

К.Кальян: — Пожалуйста, говорите.

Виталий: — Отдам дань традиции: сделаю комплимент Оле, а потом, может быть, и вам.

К.Кальян: — Ну вы подумайте, я совершенно не обижусь!

Виталий: — Оленька, вы очень красиво поёте! Настоящий музыкант, творческий человек. Спасибо вам большое за творчество! Я тоже в принципе музыкант, пытаюсь заниматься музыкой в своей жизни. Вы делаете это очень искренно, очень здорово и у вас глаза светятся. Спасибо вам большое!

Ольга: — В какой группе вы играете?

Виталий: — Я играю в основном на гитаре, на многих инструментах.

Ольга: — В рок-группе, да?

Виталий: — Я играл в рок-группах и играю просто на разных… я не буду сейчас говорить, это не нужно, не обязательно. Спасибо вам большое! Вы настолько искренне это делаете, что иногда слёзы наворачиваются на глаза!

Ольга: — И у меня наворачиваются.

Виталий: — Видно, что это очень честно. Я сам пишу музыку и слова тоже.

Ольга: — Здорово!

Виталий: — Спасибо вам большое!

Ольга: — Спасибо.

К.Кальян: — Вишь, какие хорошие люди нам звонят!

Ольга: — Хорошие… сами пишут.

К.Кальян: — Хорошие музыканты, хорошие зрители. Что может быть ещё лучше?

Ну что, будем петь?

Ольга: — Что ещё нужно, чтобы встретить старость? (смеётся)

К.Кальян: — Ну да, ха-ха-ха!

Ольга: — Мы споём такую печальную песню. Вы не обманывайтесь нашим весёлым видом: у нас всё очень трагическое, с двойным дном.

[Исполняется песня «Не в такт»]

К.Кальян: — Я хочу запись!

Ольга: — А её не будет!

К.Кальян: — Мне нужна кассета! Мне нужна… ты слышишь?

Ольга: — Там ничего не записывается!

К.Кальян: — Нет, мне нужна кассета. Всё! 181-33-73

Здравствуйте Татьяна, алло!

Татьяна: — Алло, добрый день

К.Кальян: — Вечер добрый, вообще-то. Ну, если у вас день, значит вы абсолютно счастливая. Ольга Арефьева, пожалуйста, к вашим услугам

Татьяна: — Вы знаете, такое счастье, что я дозвонилась к вам на передачу! А вот меня пригласила к телевизору моя дочь двенадцатилетняя, которая поклонница Ольги, и в общем-то я очень благодарна, что она меня позвала. У нас вечно какие-то проблемы, что-то делаем, редко доходит дело до телевизора, но первое знакомство с Ольгой произошло, когда я услышала песню «На хрена нам война». Эта песня произвела огромное впечатление не только на меня, на всю нашу семью в первую очередь, благодаря моей дочери, тоже Ольге, которая с любовью слушала её и до сих пор слушает. И, слушая песни, моя дочь сказала, что «Как жаль, что сейчас молодёжь скорее всего не слышат, что идёт ваша передача». То есть, опять же, я поняла, насколько глубоко всё это и насколько, скорее всего, молодёжь, ну, любящая попсу — она, как-то, к сожалению, не понимает, что поёт Ольга. Вот мы, конечно, уже более зрелые люди, мы это понимаем, но я, конечно, больше чем уверена, что многие слушают и понимают это. Я очень благодарна тому, что я слышу, что я вижу этот дуэт — это Ольга и Пётр, это опять же Кирилл, благодаря которому состоялась эта встреча сегодняшняя. Большое спасибо Оле за эти песни, за то, что она есть, за то, что она будет, и хотелось бы узнать, где можно купить её диски.

К.Кальян: — Тот же интересный вопрос: люди хотят слушать хорошую музыку, конечно.

Пётр: — Конечно, интересный.

Ольга: — На самом деле, кто ищет, тот всегда найдёт, и я нисколько не сетую, что кто-то нас слышит, а кто-то нет.

Пётр: — 27-го будет концерт.

Ольга: — Потому что кому надо, тот всё равно услышит. Это тоже судьба, это тоже написано на роду. Знаете, кстати, по поводу песни «На хрена нам война». Она произвела сильное впечатление и на моих родственников. Они были в ужасе (смеётся), что я так неприлично выражаюсь по телевизору. Вот, у меня есть такие замечательные родственники в провинции, которые приходят в ужас от всего, что я делаю. Хорошо, что они не видят Дарьял-ТВ (смеётся).

К.Кальян: — Ха-ха-ха!

Нет, я бы сказал, очень плохо, что они не видят Дарьял-ТВ, потому что у них бы всё изменилось. Всё меняется со временем, ты же прекрасно понимаешь.

Ольга: — Насчёт того, где купить диски. Я вот одно могу сказать точно, что у нас на концертах они всегда есть. И, пользуясь случаем, сказать, что наш ближайший концерт, вот он как раз будет с Петром Акимовым. Будет такой вот спектакль на двоих. В ЦДХ 27-го. Какой сейчас месяц там?

К.Кальян: — У нас октябрь.

Пётр: — Октябрь.

Ольга: — Октября. И какой там сейчас год? 2000-го года (смеётся).

К.Кальян: — Ха-ха-ха!

Ольга: — В общем, в эту пятницу в 18.30. Там будут диски. А где вот ещё продаются, я не знаю, наверное, на Горбушке.

К.Кальян: — Ну, ты меня прости, я должен перед тобой извиниться, несмотря на многочисленные приглашения твоего директора, прости меня свинтуса, я никак не могу доехать до твоего концерта…

Ольга: — Ну, если гора не идёт к Магомету…

К.Кальян: — Да нет, дело не в этом, зато, зато я, зато я счастлив тем, что всегда могу сидеть на стуле и послушать целиком концерт.

Ольга: — Вот мы счастливы, что пришли и спели концерт для одного.

К.Кальян: — От начала до конца.

Милая, у нас осталось 15 минут, даже чуть меньше, давай что-нибудь петь и играть, потому что я думаю, песни три войдёт ещё.

Ольга: — Вот это одна из редких песен на чужую музыку. Музыка Игоря Абдулина, стихи мои соответственно.

[Исполняется песня «Алкоголик»]

К.Кальян: — Ха-ха-ха. Клёво! Особенно «возьми аккордик», нежно, ненавязчиво, по-настоящему. Последний телефонный звонок, потому что времени мало, но думаю, что пара песен-то у нас ещё войдёт.

Александр, здравствуйте.

Александр: — Добрый вечер.

К.Кальян: — Добрый вечер, ваш звонок последний, потому что очень мало времени. Я уверен, что вы знаете, что нужно делать

Алекандр: — Я вас понял. Я, понимаете, нет, я просто включил вот так чисто случайно ночное Дарьял-ТВ и когда услышал Олю, просто приятно. Я просто скажу одно слово: я военнослужащий, понимаете, а для нас, вот: это, вот что-то такое… Я задам один элементарный вопрос… Вот Оля, ваше отношение к творчеству Жанны Бичевской, у вас есть что-то похожее…

Ольга: — С Жанной Агузаровой и ещё кем-нибудь по имени Жанна. Бичевскую я очень любила в детстве. Хотя немножко раньше, чем Бичевскую, я очень любила Пугачёву, но потом я любила ещё много кого (смеётся). Я думаю, остался след от всех, а Бичевскую люблю, кстати, за народность, за народную песню. Вот я от неё узнала, что такое русская народная песня.

К.Кальян: — А вот эту знаменитую песню: «Милая моя, взял бы я тебя, но в краю далёком есть у меня жена, сестра и т.д.» — это она пела, по-моему?

Ольга: — Вот я не знаю. У меня другие были песни любимые какие-то. Теперь уже вылетело.

К.Кальян: — Александр, алло!

Александр: — Да, слушаю вас.

К.Кальян: — Спасибо, что вы позвонили. У вас есть опять же уникальная возможность сказать фразу, которая будет девизом сегодняшней ночи, потому что ваш звонок последний.

Александр: — Я понял вас. Дай Бог ей большого счастья, успехов ей в творчестве. Вы прекрасны! Я, значит, больше я не буду ничего говорить.

К.Кальян: — Спасибо.

Александр: — Всего доброго вам!

Ольга: — Это приятно!

К.Кальян: — Ну смотри, как ты сегодня прекрасно время провела, правда? Неплохо убила вечер? О да, ха-ха-ха!

Ребят, давайте играть, а потом будем прощаться, и будет потом ещё последняя песня.

[Исполняется песня «Нимфетка»]

К.Кальян: — Ну ты убила сегодня просто, на самом деле.

Ольга: — Сама осталась жива.

К.Кальян: — Ну ты просто растоптала меня сегодня окончательно. Ох! Я, ну…

Ольга: — Я ничего не хотела тебя топтать.

К.Кальян: — Я, действительно, кайфанул по-настоящему. Мне очень здорово!

Ольга: — Я, наоборот, хотела…

К.Кальян: — Я очень тебя прошу, береги себя пожалуйста.

Пётр, пожалуйста, берегите эту девушку: она нужна всем, кто её любит, кто познакомился, быть может, только сегодня с её творчеством; в любом случае, умоляю вас, берегите, потому что она хороша до невозможности.

Спасибо, я всегда рад тебя видеть.

Я же прощаюсь со всеми зрителями нашей программы. Хочу сказать, что сегодня была Ольга Арефьева и Пётр Акимов, которые буквально через несколько дней дадут хороший концерт в ЦДХ, по-моему, это будет 27-го, я правильно всё понял? Да? Сходите, посмотрите, вы получите огромное количество абсолютно положительной, чистой и нетронутой грязью энергии.

Ольга Арефьева, ещё раз спасибо. Я, Кирилл Кальян, с вами прощаюсь, всего вам самого наилучшего, будьте пожалуйста счастливы. Ещё одна песня на прощание.

Ну и берегите себя, пожалуйста, хулиганы (Ольге и Петру), счастливой вам ночи и всего самого наилучшего, и спасибо за задний план!

Ольга: — А, это самое, сколько минут-то осталось? Сколько минут осталось?

К.Кальян: — Минуты три-четыре.

Ольга: — Мы приготовили очень короткую песню на финал, она длится полминуты.

К.Кальян: — Ну ничего страшного.

[Исполняется песня «Засада»]

Расшифровка текста — Аня и Таня Вуколовы