>

Илья Беляев. Острие кунты. Путь русского мистика.

ГЛАВА 12

Есть три иллюзии.
Вступив на Путь, искатель начинает искать Учителя. И вот, когда он находит Его или еще во время поиска, ему приходит в голову, что главное, чему можно научиться, — это понять то, что Учитель не нужен. Это иллюзия Учителя.
Если искатель продолжает свое движение по Пути, ему кажется, что он находится не там, где ему следует быть, чтобы постигнуть истину, что ему нужно быть в каком-то другом месте — в другом городе, в другой стране, в другой комнате. Тогда он принимается переходить с места на место до тех пор, пока не понимает, что совершенно не важно, где именно он находится. Это иллюзия места.
Если искатель не останавливается на этом и продолжает идти вперед, значит, его ведет надежда. Всегда есть надежда на то, что в будущем что-то изменится к лучшему. Однако с течением времени становится ясно, что ровно ничего не меняется. Вещи остаются точно такими же, какими были всегда.
И тогда приходит осознание величайшей из всех иллюзий — иллюзии времени.

На следующее утро у меня было переживание обратного течения времени. Я проснулся, но еще не успел открыть глаза, как меня потащило назад, в самые глубины сна без сновидений, и при этом я оставался в полном сознании. После этого я проснулся во второй раз, уже окончательно. Заняло это всего несколько секунд, но за это время мне была показана структура подсознательного ума. Она поистине бездонна!

Там, в темной глубине сна без сновидений, называемого в йоге «сушупти», живет наша суть. И суть эта является вовсе не тем, что мы обычно называем своим «я». Скорее наоборот, это полное его отсутствие. То, что мы привыкли считать собой, на самом деле — крошечная снежинка на вершине невообразимо огромного айсберга подсознательного. По своему устройству подсознательный ум напоминает луковицу или кочан капусты, на листах которого отпечатались миллионы лет пройденной нами эволюции и все те бесчисленные кармы, что были за это время накоплены.

В момент пробуждения от глубокого сна наша безличная суть один за другим надевает на себя эти слои, подобно тому, как мы одеваемся в холодный зимний день. Под каждой очередной одежкой наша обнаженная суть скрывается все глубже, мы становимся все более и более структурированными, запрограммированными, все больше и больше похожими на себя — такими, как мы себя знаем, и вот, наконец, последняя пуговичка застегнута — и мы, одна миллионная того, чем мы на самом деле являемся, выходим на улицу. Доброе утро!

После завтрака Тоша попросил нас с Джоном сходить в магазин купить акварельных красок, фломастеров и банку черной туши. Я не выходил из квартиры уже неделю и отвык от города. Это было странное чувство — опять выйти наружу после наших «опытов». Мне казалось, что прошли долгие годы. Не могу сказать, что на улице мне было хорошо. Над квартирой существовал защитный «колпак», снаружи его не было. Моя чувствительность настолько повысилась, что я ощущал себя совершенно открытым и беззащитным перед городскими вибрациями. Они казались мне теперь чуждыми и враждебными.

Я тащился вслед за Джоном, стараясь не отставать от него. Рядом с ним я чувствовал себя лучше. Позже мы прозвали это состояние «собачьим эффектом». Это случалось со всеми, кто открывался на Тошино поле. Обычно проходило несколько недель, прежде чем аура новичка стабилизировалась, и он мог действовать самостоятельно.

Заметив мое состояние, Джон усмехнулся и похлопал меня по спине.

— Держись. Со мной было то же самое. Это пройдет. Давай под мой колпак, — и он подхватил меня под плечо.

Мы решили поехать в магазин на метро. Ступив на бесконечный спускающийся вниз эскалатор, я понял, что совершил чудовищную ошибку. Питерское метро — очень глубокое из-за болотистых почв, на которых стоит город. Кроме того, пять его центральных станций были сооружены на месте снесенных церквей — местечко для меня в тот момент самое подходящее! Чем глубже мы опускались, тем хуже мне становилось. Казалось, все духи подземного царства собрались по мою душу. Почти теряя сознание, я вздумал было бежать вверх по спускающемуся эскалатору, но Джон удержал меня. Наконец мы спустились вниз, я тут же перескочил на поднимающийся эскалатор и понесся, что было сил, наверх. Выскочив, как угорелый, на улицу, я некоторое время дико озирался по сторонам, глубоко вдыхая морозный воздух. После того как я немного пришел в себя, мы сели на трамвай.

Какое это было счастье — вернуться домой! Увидев мое лицо, Тоша приветствовал нас: «Добро пожаловать в бункер!» Я рухнул на кровать. Джон сварил какой-то отвар из трав и заставил меня выпить. Травы были сильные, бурятские, через полчаса я был уже в норме. Вскоре подошел Сережа, и вся наша четверка была в сборе.

— Значит так, — обратился к нам начальник. — Хочу сделать объявление. Нас заметили сверху, так что игра теперь пойдет по-крупному. Если «проколется» кто-то один из нас, он потащит вниз остальных. Пришло время серьезно заняться укреплением и защитой того канала, который мы пока держим вчетвером. Чтобы выполнить ту работу, которая нам предстоит, сил пока явно недостаточно, — Тоша метнул взгляд в мою сторону. — Поэтому с сегодняшнего дня мы начинаем регулярную тренировку и занятия.

— У меня есть предложение, — сказал я.

— Ну?

— А что если нам вчетвером уехать куда-нибудь к чертовой бабушке, ну, скажем, в Сибирь, в деревню, и сделать все, что мы можем в смысле собственной трансформации там, а уже потом вернуться и работать в городе, когда нас и колом не прошибешь?

— Ты постоянно хочешь куда-нибудь свалить, — вставил Сережа.

— Нет, — твердо ответил Тоша. — Смысл нашего эксперимента в том, чтобы никуда не убегать, а пройти очищение здесь, изменяя среду силой данного нам луча. Меняя других, мы изменимся сами. Но сейчас, повторяю, необходима защита.

— А как насчет защиты Кунты? И знаки, и мантры до сих пор работали безотказно, — спросил Джон, попивая сваренный им отвар.

— Этого недостаточно, — спокойно сказал Тоша. — Нас заметили серьезные силы, которым совсем не нравится то, что мы делаем, и они сделают все, чтобы нас остановить. Поэтому мы приступаем к военной подготовке, как я вчера вам обещал. На войне как на войне.

— А какого черта мы вообще должны с кем-то воевать? — поинтересовался я.

После джоновского пойла я был расслаблен, и ни с кем сражаться совершенно не хотелось, — скорее, тянуло на философию.

— И светлые, и темные силы происходят из одного источника, так? Почему же нужно доводить этот дуализм до состояния войны, вместо того чтобы потратить время и силы на преодоление двойственности? Не лучше ли жить в состоянии мира и единства со всем?

— Быть может, и так, но это не наш удел. Боги любят войну, — ответил Тоша. — Если размывает плотину, значит, нужно носить камни. На пенсию еще рано.

План заключается в том, чтобы создать островок иной реальности в этом тоскующем по свету мире. Островок, на котором будет создан или, вернее, восстановлен естественный ход эволюции сознания. Если сажаешь дерево, нужно подпереть и оградить росток, иначе его просто вытопчут. Тот энергетический садик, что расцвел на этой квартире, необходимо охранять и пахать землю дальше.

— А откуда идет зеленый луч? — спросил Сережа. — Кто его дает?

— Луч дает Шамбала, — ответил Тоша. — Когда я сказал, что нас заметили, я имел в виду не только темных. Этот луч не привязан к конкретной физической точке. Он идет сейчас сюда, поскольку мы находимся здесь. Остров, который нам предстоит создать, — это тоже не какое-то особое место, а энергетическая структура, чаша, наполненная высокими вибрациями и сохраняющая их.

Традиционно, монастыри и святые места были такого рода резервуарами эволюционной энергии. Но времена изменились. Уединение и затворничество перестали быть необходимостью. Духовная битва разворачивается в обычном мире. Сокровища древней мудрости и тайные знания, что хранились в секрете многие века, более не являются тайными. Началось глобальное изменение уровня сознания на планете, и этот процесс не остановить.

Россия в этом смысле уникальна, поскольку духовный архетип человека, сложившийся здесь, совмещает восточный медитативный подход к практике с западным рациональным отношением к действительности. То, что выпало на долю русских, не сломило их, но сделало только сильнее. Наша страна даст миру новый универсальный тип духовности, и этот тип будет преобразовывать жизнь изнутри, а не снаружи. Это как бы коммунизм наизнанку. Мы должны готовить почву для тех, кто придет после нас. И в этом — радость.

— Кто же эти люди будущего? — спросил Джон.

— Мы — эти люди будущего, — ответил Тоша то ном, не допускающим сомнений. — Ну, а сейчас за дело.

Он встал, сделал несколько странных движений руками и продолжил:

— Я покажу вам основы энергетической борьбы, называемой Хэйки. Эту штуку можно использовать для самозащиты, для оздоровления и для повышения общего уровня энергии. Объяснить, что такое Хэйки, очень просто, поскольку в этой борьбе существует единственное правило: победить, не касаясь противника.

Тоша замолк и испытующе посмотрел на нас, как бы оценивая уровень нашего понимания. Вид у нас был явно озадаченный.

— Так что нужно делать? — спросил Сережа.

— Следовать Дисе. Делай, что хочешь, только не касайся партнера — и выиграй.

Тоша поставил Джона напротив себя и велел ему атаковать. Джон принял боксерскую стойку и начал кружить вокруг начальника, ища возможности для удара. Тоша тоже двигался, но по-другому. Он как будто танцевал вокруг долговязого Джона, держа его на расстоянии. Тошины движения совсем не были похожи на движения человека в спарринге. Это был, скорее, какой-то экзотический балет.

Каждый раз, когда Джон пытался нанести удар, его кулак как бы наталкивался на невидимую преграду; удар вяз в этой преграде и терял всю свою силу. Тоша был окружен каким-то облаком, поглощавшим энергию любого агрессивного движения. Зрелище было завораживающим и отчасти комичным — Джон словно сражался с призраком. Наконец, ему это надоело, и он внезапно ринулся на Тошу всем своим долговязым телом. Шеф сделал быстрое отражающее движение, и вдруг, как будто схваченный невидимой огромной рукой, Джон отлетел в сторону. Он благополучно приземлился на пол, тут же вскочил и застыл в недоумении, явно не понимая, что произошло. Мы с Сережей онемели от изумления.

Так началась наша «военная подготовка». Чтобы достичь мастерства в Хэйки, требуются годы, а может быть, и вся жизнь, но мы ощутили первые результаты уже после нескольких дней регулярной практики.

Занятия Хэйки невероятно повышают чувствительность как к собственному полю, так и к полю других людей. Кроме того, поле практикующего значительно усиливается, так же, как и способность концентрировать и направлять по своему желанию энергию. В сущности, Хэйки было одним из видов медитации в движении.

Сама техника заключалась в нахождении слабых мест в ауре партнера и поражении их энергетическим импульсом, испускаемым либо рукой, либо другой частью тела. Одновременно происходило либо отражение импульсов соперника за счет повышения напряженности своей ауры, либо поглощение их собственным полем, которое таким образом «накачивалось» энергией противника.

Тоша учил нас трем стилям Хэйки. Это были стили Копья, Шара и Пустоты. Каждый из них отражал конкретный медитативный подход, в свою очередь, связанный с определенным типом психики.

Для работы в стиле Копья нужно научиться придавать фронтальной части своей ауры форму острия или лезвия. Как бы рассекая поле противника, это острие ищет «дыры» в его поле и наносит туда энергетические удары. Энергия встречных ударов скользит по сторонам лезвия и рассеивается в пространстве. Копье — атакующий стиль, требующий напряжения и концентрации, но самый простой для изучения.

В стиле Шара поле практикующего расширяется и принимает шаровидную форму. Этот упругий шар вбирает в себя энергию ударов противника. В результате соперник с каждой своей атакой слабеет, а тот, кто находится в Шаре, становится сильнее. В этом стиле нет необходимости защищаться от ударов партнера, наоборот, нужно открыться нападающему и вбирать в себя его энергию.

Стиль Пустоты — это отсутствие какой-либо агрессивности. В этой разновидности Хэйки не надо ни отражать удары противника, ни вбирать их энергию в себя. Нужно стать пустым и прозрачным по отношению к своему партнеру. Тогда его энергетические импульсы просто пройдут насквозь, не причинив никакого вреда.

Это более сложный стиль, поскольку для его практики требуется отношение непривязанности, а это — ступень значительной духовной зрелости человека.

Каждый из трех стилей имел свои позиции тела и определенные движения, но эти движения не были четко фиксированными, допускалась значительная свобода импровизации. Концентрация происходила на манипуляциях с энергией, на ее фокусировании и перемещении, движения же следовали за потоком праны. То, как двигалось при этом тело, напоминало танец, а не борьбу. Грация движений безошибочно указывает на степень мастерства. Некоторые позиции Хэйки, однако, совершенно статичны, работа в них происходит исключительно с энергетическими потоками.

Кроме немедленного и мощного терапевтического эффекта, повышения сенсорного уровня и значительного прогресса в умении управлять и манипулировать своей энергией, Хэйки учит искусству человеческих отношений, которые основаны на обмене энергией. Каждый из стилей соответствует определенной модели поведения и обладает специфической тактикой, овладение которой помогает правильно строить свои отношения с людьми.

Особой разновидностью Хэйки является танец с соблюдением все того же правила — нельзя касаться тела партнера. В отличие от энергетического противостояния в борьбе, задача в танце прямо противоположна: гармонизация аур через движение. Но поскольку танец, как правило, подразумевает разнополых партнеров, а наш монастырь был исключительно мужской, мы не уделяли ему особого внимания.

Кроме трех стилей Хэйки, которыми мы занимались, существует немало других. Например, стиль Солнца, в котором ты отдаешь свою энергию партнеру, трансформируя его отношение к себе и тем самым делая его нападение невозможным. Или стиль Луны, оказывающий парализующее действие на ауру и мышцы противника. Эти виды Хэйки, однако, слишком сложны для начинающих, и Тоша никогда нас им не учил. Он упоминал, однако, что самая высшая форма Хэйки — это бездействие.

Страницы: