Илья Беляев. Острие кунты. Путь русского мистика.

ГЛАВА 20

Совершенство не оставляет следов.

Старинная легенда говорит о том, что в начале времен люди не имели пола. Человек был единым существом, которое называлось андрогин. Андрогины не испытывали ни горя, ни страданий, поскольку были целостными. Это продолжалось до тех пор, пока Дух Тьмы не разделил их на мужчин и женщин, которые обречены скитаться по земле до тех пор, пока не встретят свою вторую половину.

Эти встречи очень редки, и люди воспели их в эпосах и сказаниях. Все известные любовные истории основаны на соединении андрогинной пары. Кроме земного счастья, такая пара обладает огромным потенциалом для духовного развития. Возможность слияния со своей половиной определяется ступенью духовной зрелости. Поэтому продвижение на подвижническом пути — единственная для человека возможность приблизить эту встречу. Остальное — в руках судьбы.

В Кунта Йоге существует специальный символ, выражающий принцип андрогинной пары.

tosha-7
Медитация на этом символе увеличивает вероятность встречи со своим андрогинным двойником, о которой тоскует наша душа, а также позволяет проверить, действительно ли встретившийся вам человек является вашей утраченной половиной. Для такой проверки нужно визуализировать символ между вами и тем, кого вы хотите проверить. Если изображение остается четким и ясным, а сам символ «влипает» в человека и никуда не уходит, вас можно поздравить — наконец-то вы встретили недостающую часть своего я. Если же символ «не хочет» оставаться на человеке или видится нечетким, размытым, значит, вам придется продолжить поиск.

Тоша часто подписывал свои картинки и рукописи этим символом. Он встретил свою половину, но им не суждено было в этой жизни пройти свой путь вместе Замужняя женщина, мать, она не захотела разрушать свою семейную жизнь ради того эксперимента, в который Тоша превратил свою жизнь. Ее звали Ольга.

Однажды мне довелось увидеть ее, это произошло в самом начале, когда мы с Тошей жили на квартире у Феликса. Она пришла утром, сняла дубленку и присела за стол, заваленный Тошиными бумагами. Они говорили с Тошей о чем-то, но я не вникал в слова. Окунувшись в сладостное облако их слившихся аур, я испытал прикосновение невозможного, неведомого мне счастья. Трудно было представить себе пару моему мастеру, но эта молодая женщина ею была. Я не мог долго вынести того пронзительного, исходившего от них, и, приготовив им чай, ушел.

Тоша никогда не рассказывал о своих отношениях с Ольгой, и я его не расспрашивал. История эта была трагична, и изменить в ней что-нибудь было невозможно. Андрогинная пара имеет свое общее имя. Тошу и Ольгу вместе звали Дион.

***

Один старый русский эмигрант по имени Алексей Андреевич Столешников, долгие годы проживший в Китае, рассказал мне о своей встрече с андрогином. Ранним утром 6 августа 1945 года, когда американцы сбросили атомную бомбу на Хиросиму, он прогуливался по берегу Желтого моря в окрестностях маленькой китайской рыбацкой деревушки. Берег был пустынен, и о случившейся в Японии трагедии еще никто не знал.

Неожиданно Столешников увидел лежащее в воде тело. На утонувшем не было одежды, и он лежал лицом вниз. Алексей вытащил покойника на берег и положил на спину на песок. Когда он всмотрелся в черты утонувшего, его охватило изумление. Это было неземной красоты существо безо всяких признаков пола. Длинные черные волосы распластались на песке, обрамляя божественного сложения тело. Дыхания не было, но существо не выглядело мертвым, — казалось, оно спало. Подхватив тело на руки, Столешников обнаружил, что оно практически невесомо. Алексей принес свою находку в деревню. Жители деревни, люди набожные, отнеслись к делу очень серьезно. Они заперли тело в сарае, после чего послали в ближайший монастырь за монахами, чтобы те решили, что делать дальше. Монахи прибыли, сарай открыли, но, к всеобщему удивлению, тело из него исчезло. К этому времени уже стало известно об атомном взрыве.

Монахи остались в деревне на три дня, чтобы понять, что произошло Наконец, они вышли к народу и объявили, что атомный взрыв вызвал сильнейшее потрясение не только на земле, но и в близлежащих мирах, в том числе и на небе андрогинов. В результате этого один из андрогинов «выпал» на Землю, где он принял соответствующую его сути человеческую форму Придя в себя после шока, андрогин вернулся в свой мир. Спустя некоторое время рыбаки построили на месте столешниковской находки святилище Во время культурной революции святилище было разрушено.

Сколько храмов и часовен был разрушено в нашей стране — точно никто не знает, а ведь большинство из них были возведены на месте каких-то значительных духовных событий, в память о них. Я часто спрашивал себя: чего заслуживает народ, взрывающий свои храмы? И ответ был в том, что я видел вокруг себя. Тогда, в 1980-м, никто не мог себе представить, что через восемь лет империя распадется. В те годы советский колосс казался незыблемым.

***

Моя бабушка была типичным продуктом системы — атеистом и безропотным тружеником с добрым сердцем. Она каждое утро читала газеты и верила им, но если спросить ее, о чем они пишут, она вряд ли смогла бы ответить. О таких, как она, митрополит Филарет сказал: в русском народе света мало, но тепла много.

Через несколько месяцев после ее смерти я ехал в метро. Как я уже говорил, метро — далеко не лучшее место для медитации. Тем не менее, с тех пор, как поток вошел в мою жизнь, состояние погруженности во внутренние измерения стало для меня потребностью, и я автоматически «выпадал», как только для этого выдавалось несколько свободных минут. Итак, занятый своими внутренними изысканиями, я не обращал внимания на то, что происходит вокруг, как вдруг мой взгляд скользнул по окну вагона, и то, что было там, в несущейся за стеклом черноте, заставило меня очнуться.

За окном была моя бабушка. Она протягивала ко мне руки и о чем-то просила. Вагон несся на полной скорости, но фигура бабушки снаружи на темном фоне была абсолютно неподвижной — очевидно, она двигалась с той же скоростью, что и поезд. Поначалу я не сообразил, чего бабушка хочет от меня, но потом до меня дошло, что она голодна и просит есть. Причем ей нужна была не обычная еда, — она просила моей энергии. Вернее, умоляла — униженно и смиренно. Я чувствовал, что бабушка действительно отчаянно нуждается в энергии в подземном мире, где она оказалась, и я был единственным существом во вселенной, кого она могла попросить об этом. Я почувствовал глубокое сострадание — в конце концов, она моя бабушка! — уже собрался передать ей часть своей жизненной силы, как вдруг заметил, что она не одна.

Оказывается, за бабушкой вилась целая стая страждущих призраков; они тоже протягивали руки и умоляли меня их накормить. Я понял, что невольно попал в мир голодных духов, или прета, как их называют в Индии. Мне стало ясно, что стоит лишь дать глоточек праны бабушке, как голодная толпа тут же присоединится к пирушке и высосет из меня все до последней капли. Несмотря на всю свою жалость и желание помочь бабушке, мне ничего не оставалось, как отказать. Прета использовали ее как приманку, пытаясь сыграть на моих родственных чувствах и сострадании.

Отделаться от почуявшей поживу стаи, однако, оказалось не так-то просто. Духи окружили меня, и вырваться из их круга было невозможно. Вагон метро и люди в нем стали расплываться и терять очертания; казалось, я пропал. Тогда я решил прибегнуть к крайнему средству и стал сосредотачиваться на Тошиной правой ладони. Начальник, замкнув на свою правую ладонь мое поле, дал мне эту технику как последнее средство защиты.

Неожиданно мне пришло в голову, что вся эта ситуация стала возможной только потому, что голодные духи увидели меня. Медитация, которая предшествовала их появлению, усилила свечение моей ауры, и, заметив его, прета слетелись, как мотыльки на свет лампы. Чтобы ускользнуть от них, мне нужно было уменьшить собственное свечение. Для этого необходимо переключить фокус внимания и сосредоточиться на чем-то в физическом мире.

Мне пришел на память случай с одним этнографом, который, находясь на Севере в юрте один на один с шаманом, наблюдал обряд камлания. В процессе камлания этнограф почувствовал, что привычные ориентиры реальности смещаются, и он начинает сходить с ума. Тогда ученый сосредоточился на своем включенном диктофоне, стал представлять себе все его внутренние проводки, колесики и микросхемы, и эта концентрация на крохотном кусочке технократической цивилизации удержала его разум от соскальзывания в бездну безумия.

Сидевший напротив меня пассажир читал газету. Газету я видел вверх ногами, и мне пришлось потратить определенное усилие, чтобы прочесть текст. Но именно благодаря этому усилию фокус моего внимания сместился, и я начал возвращаться в мир объективной реальности. Тошина ладонь сработала!

Поскольку свечение моей ауры уменьшилось, голодные духи потеряли меня из виду, но я все еще различал периферийным зрением их очертания. Среди них началось смятение, они рыскали по сторонам, не понимая, куда могла деться добыча.

Я до сих пор помню заголовок, который прочел тогда в газете: «Советский рабочий класс протягивает руку помощи своим голодающим братьям».

Страницы: