Ольга Арефьева и группа Ковчег

Театр KALIMBA
Когда влюбляюсь - становлюсь опасной...

Песни

Ольга Арефьева и "Ковчег". Концерт в ЦДХ 27 ноября 2016 - презентация альбома "Глина". Фото: Екатерина БеляковаВ этом разделе вы сможете найти все песни Ольги Арефьевой в алфавитном порядке.

Dead can dance (Мёртвый может танцевать)

«Бублик! Бублик!» — кричали дети, не понимая,
что Колобок смертельно ранен.

С F G
Я так много песен написала,
С F G
Что себя как бублик обкусала,
C F G
Что себя как тряпку застирала,
C F G
У себя саму себя украла.

Я так много лести заслужила,
Что себе уж слишком удружила,
Я так долго жилы надрывала,
Что забыла, для чего встревала.

Припев:
С
Dead can dance
F
Я не я —
G
Dead can dance
C
Декаданс,
F
Very well
G G
Декаданс!

У меня всего теперь навалом —
Выхожу одна я на завалы,
Посмотрю налево и направо
И скажу тихонько: «Боже правый!»

Возвела себя нерукотворно,
Превзошла собой крутое порно —
Я не стою своего мизинца,
Я как Золушка бегу от принца!

Припев.

Не ревнуй меня ко мне, мой милый —
Я верна измене до могилы,
Я в пылу беды скрываюсь в пыли,
Чтоб меня победы не убили.

От Москвы до самого Урала
Я шептала что-то и орала,
Я себя в себе в тиски зажала,
По частям на мелочь издержала.

Припев.

Как я много дел наворотила,
Где сумела взять я столько силы?
Столько звука и тепла и света,
И куда теперь девать всё это!

Я так много песен написала,
Что себя как бублик обкусала,
Что себя как тряпку застирала,
У себя саму себя украла!

Dead can dance —
Я не я, dead can dance,
Декаданс —
Very well, декаданс!

Июль 1996

N

A D
Он хотел купить водки, но не хватало денег,

A E
Он хотел купить портвейна, но не хватало денег,

A D
Он хотел купить бутылку пива — не хватало денег,

A E
Он вышел и пошёл куда глядели глаза.
Глаза глядели на витрины богатых магазинов —
Ему хотелось есть ананасы и бананы,
Ехать на тачках по барам-ресторанам
И тёлок хватать за всякие места.
Он зашёл в аптеку и купил бензина,
Клея БФ-6, одеколона, керосина,
Свечей от геморроя, средство от вшей
И множество других полезных вещей.
И на углу всех улиц он нашел три бутылки,
Сдал их в травмпункт приёма посылок,
В Бермудском треугольнике продал свои трусы
И купил на эти деньги сто граммов колбасы.
И на мосту сидела девушка прекрасная, как в сказке,
И мигала то глазом, то двумя глазами сразу,
Он перевёл глаза чуть ниже и увидел — под мостом
Ему мигала девушка с рыбьим хвостом.
Он спросил у них всех: «Как зовут тебя, детка?»
И они сказали хором: «Твоя белая горячка!
Иди скорее к нам, мы с тобой поплачем
О жизни неудачной и беспросветной!»
Он залился слезами от неясного чувства
Жалости к себе и обиды за искусство,
Он сел в трамвай, идущий неведомо куда,
И тот повёз его по разным городам.
И в городе N он подсел на измену,
А в городе Где он получил по морде,
А в городе Атас ему дали в глаз,
А в городе Беда он остался навсегда.
И двадцать лет он жил там в какой-то подворотне,
Завёл семью и деток, ходил на работу,
И всё пытался вспомнить какие-то слова,
Но не мог оттого, что болела голова.
Но однажды он увидел зелёную салаку,
Плывущую по улице за новый поворот,
И вдруг догадался, что что-то тут не так,
И этот цвет у неба какой-то не тот.
Он взмахнул плавниками и расправил жабры,
И щупальца с присосками от камня оторвал,
Порвал с прежней жизнью и двинулся храбро
К фиолетовому небу от оранжевых скал.
И он увидел женщину с лицом на спине
И девушку босую в летаргическом сне,
Юношу, рисующего кровью наискось
Сороконожку, жующую собственный хвост.
Двадцать белых волков, танцующих жигу,
Лабиринт из коридоров под островом Крит,
Статую Свободы, поднявшую фигу,
Ногой достающую из уха болид.
Труп таракана в стакане портвейна,
Белые танцы на грани весны,
Инвалидов луны, Анну на шее,
Очередь прочих участников войны.
В шестьсот шестьдесят шестом отделении
Милиционер усами шевелил,
Крыльями трещал, вращал головогрудью,
Брюшком тряс и лапками сучил..
Но проснулся он утром, одетым, в кресле,
В своей каморке средь знакомых стен
И немедленно подумал — интересно, где
Провела эту ночь сладкая N?

Июнь 1993

No future

Спит бутылка, а в ней спирт,
Постовой в углу храпит,
Мышка в подполе сопит.
Спит ефрейтор, спит солдат,
На столе окурки спят,
Спят патрон и автомат.
Спят фуражка и мундир,
Спит армейский командир,
Полевой спит бригадир.
Духи спят и дембеля,
Спит российская земля,
Горы, реки и поля.

Гопник спит и спит урла,
После съема спит герла,
Выпив водки из горла.
Спят бомжи и спят бичи,
Террористы спят в ночи,
И врачи, и палачи.
Спит госдумы депутат —
Под подушкою мандат,
Рядом спит электорат.
Спят медведи и слоны,
Спят крутые пацаны,
Все порою спать должны.

Summertime

Дж.Гершвин

Summertime, and the livin’ is easy,
Fish are jumpin’, and the cotton is high;
Oh, your daddy’s rich, and your ma is good-lookin’,
So hush, little baby, don’t you cry.

One of these mornings, you’re going to rise up singing,
Then you’ll spread your wings, and you’ll take to the sky,
But till that morning, there’s a-nothin’ can harm you,
With daddy and mammy standin’ by.

А и Б

Em Am
Я иду сквозь стены,
Em H7
Я иду сквозь тьму,
Em Am Em H7
Я иду через время к тебе,
Em Am
Я струюсь по венам
Em H7
Через ночь и чуму
Em Am Em H7
По теченью воды в трубе,
Em Am
Я стучусь в твои двери,
Em H7 Em Am Em H7
Проникая сквозь снег и песок,
Em Am Em
Я не знаю времени встречи,
H7 Em
Но я приду в срок —
Am Em H7
Да поможет мне Бог.

Em Am Em H7
А и Б сидели на трубе,
Em Am Em H7
Говорили только о тебе,
Em Am
А упала от счастья,
Em H7
Б пропала в ненастье,
Em Am
И сгорела от страсти,
Em H7
Кто остался там,
Em Am Em H7
Куда я текла по воде,
Em Am Em H7
Куда я текла по воде —
Em Am Em H7
К тебе.
Em Am Em H7
К тебе.

Я человек, но я умею летать,
Если очень хочу высоты,
Ты не знаешь, что я приближаюсь к тебе,
Но ты не можешь меня не ждать.
Я чувствую силу, как чувствуют боль,
Я хочу дойти до конца,
Я безумная чайка, летящая вдоль
Кольца, что стало прямой.

Шалтай-Болтай сидел на стене,
Шалтай-Болтай
Свалился во сне,
И вся королевская конница,
И вся королевская рать
Полетели вслед —
Туда, куда А и Б,
Туда, куда я текла по воде —
К тебе.
К тебе.

Авиатор

У любви нету рации,
Я дышу и скольжу.
Я ценю гравитацию,
Но опять ухожу.
Радости незаконные у притяженья тел,
Но я хотел бездонное, я улетел!

О, плачьте моря из янтаря, голые звуки.
О, я на земле помню о зле, где мои руки?
О, дай подержать желтый закат, иллюминатор!
Летят корабли в поле земли, я — авиатор!

Пронзает он как рентген,
Бессмертен, велик, священ,
Весь этот озон и оксиген.

Я могу быть бессмысленным,
Выбрать пути не те,
Но есть смелая истина
В широте-долготе.
Мне ничего не нужно и ничего не жаль,
Голым и безоружным взлетаю вдаль.

Не рви мою грудь, там только суть, сердце навылет.
Кто хочет любить — сразу убит, так нас учили.
О, дай подержать желтый закат, иллюминатор!
В босых небесах — крыльев размах, я — авиатор.

Как хорошо быть раненым,
Я обожаю боль.
Это моё задание —
В небо поднять любовь.
Кажется, это страшно, почва так далека,
Я заложил вираж и легка рука.

О, плачьте моря из янтаря, голые звуки.
О, я на земле помню о зле, где мои руки?
Пусть я слишком мал, дайте штурвал, полюс, экватор,
Летят корабли в поле земли, я — авиатор!

Пронзает он как рентген,
Бессмертен, велик, священ,
Весь этот озон и оксиген.

Авось и Ёри

Am Dm C
Авось и я своя
G Am Dm C G
Выйду гулять по улице
Am Dm C
И буду словно твоя
G Am Dm C G
Словно твоя
Am Dm C
Авось и ты словно мой
G Am Dm C G
Выйдешь со мной пойдёшь со мной
Am Dm C
Авось и мы вдвоём
G Am Dm C G
Вместе пойдём

Am Dm C G
Ёри ёри ёри ё
Am Dm C G
Авось и Ёри ё

Am Dm C G
Ёри ёри ёри ё
Am Dm C G
Авось и Ёри ё

И будет в небе свет
Выпадет снег из глаз на место слёз
И мы пойдём по нему
Ставя следы
И я открою тетрадь
И запишу стихи на чистый воск
О самом светлом дне
На дне воды

Ёри ёри ёри ё
Авось и Ёри ё

И не узнаем мы
Что этой улицы в помине нет
И мы по ней не идём
По ней не идём
Авось и мы вдвоём
Не догадаемся что гаснет свет
О том что ни меня
Ни тебя нет
Ёри ёри ёри ё
Авось и Ёри ё

Январь 1997

Адам

Глухой слыхал, как немой рассказывал,
Что слепой видал, как хромой побежал.

C Hm
Немой сказал глухому — слышишь? —
D A
Ты такой же, как я, урод.
F C
Ты мне брат и друг и с тобой мы выше
G Hm
Всех этих здоровых господ.
F Em
Хоть нас обидел Господь, но мы дышим
F G
Тем же, чем всякий скот,
C G Am F
И знаем, что каждый оттуда же вышел,
C G
Куда он потом уйдёт.

Глухой отвечал ему — о брат мой!
Мы на верном пути.
Ведь на воде пишут вилы правду,
В неё лишь надо войти.
Горечь земных страданий слаще,
Чем этот лживый грех,
Давай пойдём по дороге, аще
Мы не несчастней всех!

И тут в разговор вмешался бывший
Вблизи при этом слепой —
Я видел, как выстрелы в небе пишут
О Том, Кто всегда живой,
Птицы сгорают, взлетая выше,
Хватают крыльями газ,
Я понимаю побольше Ницше
И место моё среди вас!

Давай пойдём по земле и расскажем
Всё, что мы поняли здесь —
Вскричал безногий, зашедшийся в раже
Познания антитез —
Я буду плясать чечётку и каждый
За это нам даст пить и есть,
И не помешает нам, эка важность, —
То, что поломан протез!

И встрял в разговор сумасшедший — я с вами
Всюду пойду в бреду!
Вам нужен совет и моя поддержка, —
А мной говорит Святой Дух,
Я ввожу в заблужденье женщин
Танцами пьяных мух,
Суп в моём котелке переперчен,
Но один я сгожусь за двух.

Они, зацепившись локтями, взлетели,
Не зная ещё, куда,
Не зная, что снизу их на прицеле
Держат из зала суда,
Не зная, что мёртвый с живым неразделен,
А живой всем должен всегда —
В их ущерблённой во всём артели
Частями набрался Адам.

Они не слышали выстрела снизу,
Что лупит по всем, кто смог.
Они толкались ногами о выси,
Теменем бились в смог,
Удар их всех излечил от жизни,
Дыханье ушло за порог,
Их плоть разлетелась на тряпки со свистом,
В глазах их открылся Бог.

И в день, когда они выпали взвесью
На бренный и грешный свет
Не получил особых известий
Не имел особых примет,
Пили, ели и пели песни,
Копили, рождались, дрались,
Лишь кто-то взглянул ненароком на месяц
И снова уставился вниз.

Июль 1997

Ак калфак

татарская народная песня,
пер.с татарского О.Арефьевой

Путь неблизкий до желанной встречи:
Семь десятков вёрст мы к вам прошли,
Принесли подарки дорогие.

Принесли подарки дорогие:
Мы вдали скучали по родным,
В золотых монетах проку нету,
А родимым встречам нет цены!

Алабама

Курт Вайль, Бертольд Брехт, русский текст Ольги Арефьевой

Давай, покажи, где нальют нам огня —
Адского огня, кабацкого огня!
И если я не смогу найти
На пути притон —
Новый виски-бар,
То, значит, мы умрём,
Мы сдохнем, мы умрём,
Мы сдохнем, мы сдохнем, мы сдохнем, мы умрём!

Луна над Алабамой,
И я хриплю «Прощай!»
Сейчас ты — собутыльник,
А завтра — вылитый негодяй.
Горит огнём реклама:
Здесь ад с названьем «Рай»,
Снаружи — мрак могильный,
А в баре — виски, водка и вайн!

Давай, покажи мне, где пойло и боль!
О, алкоголь, мне нужен алкоголь!
О, помоги, брат мой этанол,
Проползти пути
В новый виски-бар —
Иначе мы умрём,
Заплачем и умрём,
Мы сдохнем, мы сдохнем, мы сдохнем, мы умрём!

Налейте мне в глотку чуть-чуть кипятка —
И пойдёт пар, отравленный пар!
Не доползём из последних сил к бару с кипятком
В самый дальний дом —
То значит мы умрём,
От жажды мы умрём,
Вот лажа, от жажды мы сдохнем, мы умрём!

куплет: Dm / Dm / Hm G / Hm G /
Dm / 6\4 Dm / 4\4 Dm /
Hm G / Hm G / Hm / Hm B / G / G/
припев: С / C / C / H7 /
D / Dm / G / G // C / C / C / H7 /
Fm / C Am / G / C // Dm / Dm/

Алкоголик

Мелодия Игоря Абдулина

А Hm E A
Ты будешь алкоголиком, а я буду святой,
A Hm E A
И в крестиках, и коликах, и в песне, да не той,
F#m Hm E A
Ты будешь наркоманом, а я буду гитаной,
F#m Hm E A
До полусмерти пьяной незванной красотой.

Я буду одеваться в сияющие дни,
Спасать цивилизации над пропастью в тени,
Ты будешь на аркане тянуть струну колками —
Мой блюз не выйдет сбацать, как ни приструни.

Ведь под любым конвоем останусь я живой,
В душе моей душица, в макушке зверобой,
И в теле на прицеле всё мелют карусели,
Я конфетти в хлопушке, зачем мне постовой?

Я буду улыбаться, идя на эшафот,
Ведь я такая цаца, что плачет Ланцелот,
А ты будешь с силками травить меня волками,
Но небо с синяками всегда меня поймёт.

Модуляция в В (всё то же самое на полтона выше)

Всё быть должно иначе, любить — не значит есть,
Палач получит сдачи за кройку и отрез,
Не надо в мясорубку засовывать голубку —
Она на зубках плачет, в желудке клуб без мест.

Модуляция в H

Ты сам себя запарил, сам от себя устал,
Ловя меня в Самарре, таща на пьедестал,
Ты сам себе оратор, мудрец и терминатор,
Но мне ты не куратор, и я не твой вассал.

Модуляция в С

Люби меня без смысла, корысти и ума,
Так близко эти выси, что я боюсь сама,
А песенка на воле — не та, что на приколе,
Свободу бандеролью не принесут в дома,
А песенка на воле — не та, что на приколе,
И Олю бандеролью не принесут в дома!

Июль 1997

Аллилуия

Dm A
Небо, землю,
F Gm
Море и сушу,
A Dm
Тело и душу —
Gm A Dm
Возьми себе,

Свет и темень,
Горечь и сладость,
Горе и радость —
Возьми себе!

C ADmCF A
Аллилуия,
GmFC A
Аллилуия,
DmGm FCDm
Аллилуия!

Утро, вечер,
Конец и начало,
Крик и молчанье —
Тебе дарю,

Миг и вечность,
Взлёт и паденье,
Смерть и рожденье —
Тебе дарю!

Аллилуия,
Аллилуия,
Аллилуия!

Сентябрь 1989

Аллилуия II

Dm Gm Dm Gm
слёзы мои высушены ветром

Dm Gm Dm Gm
глаза мои высушены ветром

Dm Gm Dm Gm
лицо моё высушено ветром

Dm Gm Dm Gm
волосы мои высушены ветром

Dm Gm Dm Gm
аллилуиаллилуиаллилуиаллилуиаллилуиаллилуия /2р.

кожа моя выдублена зноем
кости мои выдублены зноем
чувства мои выдублены зноем
полдневным бездонным зноем
аллилуия
что я живу что имя моё
камень имя моё древесина глина
где я иду что идёт мной
небо говорит я держу нить
аллилуия

Лето 1993

Амона Фе

Dm Bbm/D

Иди за ней,
Она зовёт,
Амона Фе — принцесса южная,
Ведь поцелуй
Её — как мёд,
Вино пузырится как ливень в луже.
А там, на небе — пирожки, платья ситцевые,
Бледнолицые пирожные из взбитых облаков,
Там на небе подожди на границе, поэт,
Серпантином за дожди тебе взбираться высоко.

Амона Фе,
Амона Фе,
Зачем ты ей, любимый, нужен?
Останься здесь,
Побудь со мной,
Тебе не быть принцессы мужем!
А там, на небе — васильки и клубничные поляны,
Только стража не пускает за решётки парусов,
Ветер юбки задирает, дождь зализывает раны,
Но верёвочная лестница не держит голосов.

Амона Фе,
Амона Фе,
Амона Фе — принцесса южная,
Амона Фе,
Амона Фе,
Ты нужен мне, а ей не нужен!
Кошачьей поступью собаки обступают водопады,
Карамельные наяды льют кувшинчиками кровь,
Её взгляды — это масло из серебряной лампады,
Её поступь — это маятник серебряных часов.

29 июня 1997

Анатомия одиночества

Hm C G D Hm C G D и т.д.
Анато-омия одино-очества —
Мы всё поняли по подстрочнику,
Мы всё приняли, но не лечатся
Антиномии бесконечности.
Твоя стрела возвращается, так как земля вращается,
Твои топоры и пилы втыкаются с тылу,
Твой любовник Прокруст тащит тебя в кровать,
Ящик планов пуст, ящик памяти полон дат —
Сладко стелешь, но горько спать,
Длинно стелешь, но коротко спать,
Телу стелешь, но негде спать,
Назад, назад, назад!

Eb D Eb D
Волосам Вероники одиноко без твоих носков,
Eb D Eb Eb
Линзы слёзок на лике горько слизывать языком.
Eb D Eb D
А твоя постель без гостей, пауки подохли с тоски,
Eb D Eb Eb
И на плоскости без гвоздей в телескоп не видно ни зги.
Eb Eb D
в телескоп не видно ни зги.

Hm C G D и т.д.
Научи её зависать над поверхностью земли,
Алебастровый ноготь кусать от недостатка любви!
Анатомия одиночества —
Мы всё поняли по подстрочнику —

Март 1998

Ангел смерти

Am Dm
Если пушки в цене,
Am
Значит дело к войне —
Dm
Кто не хочет платить,
Am
Тот заплатит вдвойне.
Если в небе свинец,
Значит скоро конец —
Весть ещё не пришла,
Но в дороге гонец.

Am Dm Am Dm
А-а-Ангел смерти летит.

Проигрыш Am Dm C FG

Если рана в груди —
Всё ещё впереди,
Позади только жизнь,
С остальным подожди,
Если больно дышать —
Позови свою мать,
Кровью зов напиши
И с тех пор не дыши.

Ангел смерти летит.

Будет светлою даль,
Будет белой постель,
Где седая печаль,
Где зелёная ель.
Только крест над холмом,
Где последний твой дом,
С наследство-то всё —
Только стрём и облом.

Ангел смерти летит.

То, что было вчера —
Каша из топора,
Горький мёд из любви,
Бред под крики «ура»,
Всё, что будет сейчас —
Неба огненный глаз,
Пальцы, сжатые в стон,
Дым от брошенных фраз.

Ангел смерти летит.

Песни порванных вен,
Пляски новых измен,
Флаги над головами
Не вставших с колен.
Через тело дождя
Каждый выстрел — в тебя,
Это время слепых,
Бьющих время под дых.

Ангел смерти летит.

Не спеши умирать,
Не спеши убивать —
Может быть, кто-нибудь
Возвратится назад,
Чтоб узреть в небесах
Крыльев огненных взмах —
То Господень гонец
В золотых облаках.

Ангел смерти летит.

Лето-Осень 1993 — Февраль 1994

Ангел сметаны

Am C Dm
Ангел сметаны, уставший в пути,
Em Am
Нёс пачку поблажек и банку икры,
Am C Dm
Волосы были его в горсти,
Em Am
Меч его заржавел до поры.

Dm Am G Am
Девочка в белом забыла тетрадь,
Dm Am G G
Двойка пронзила её напролёт —
Dm Am G Am
Девочке было легко умирать,
Dm Am G G
Девочка знала, что ангел идёт.

Горькие бусы на дне января,
Зубы в дупле и пьяная спесь,
Ангел и девочка были не зря —
Он был вдали, а она была здесь.

Травы устали качаться в тщете —
Не было зрителя для их тоски,
Не было лиц на прокорм суете,
Ждущих ответа во взмахе руки

Dm F Gm
Ждите весны и целуйте собак,
Am Dm
Жуйте кору и дождётесь тепла,
F F Gm
Всё это будет, хоть будет не так —
Am Dm
Девочка зубы возьмёт из дупла.

Gm Dm C Dm
Выйдет на море и двинется вброд,
Gm Dm C C
Дырочку в сердце зубами зажав,
Gm Dm C Dm
Топнет на рыб птиц шуганёт
Gm Dm C C
Дырочкой в сердце в форме ножа.

Am C Dm
Нашей беде не вредит анальгин,
Em Am
Нашу тоску не зажать куражом —
Am C Dm
Каждый выносит свободу один
Em Am
И в одиночку спорит с ножом.

Dm Am G Am
Плачет по смерти бензиновый бак,
Dm Am G G
Крылышком машет больной самолёт —
Dm Am G Am
Ждите весны и целуйте собак,
Dm Am G G
Ангел сметаны — ты ближе на год!

Зима 96

Андеграундный рай

Настоящий герой — это мертвый герой,
Ну а кто еще жив — тот предатель идеи,
Собери всех, когда ты решишь умереть —
Публика любит смотреть на смерть.

Красная армия, реющий флаг,
Белые кони, большой кулак,
Девочка, поющая взрослые песни,
Знает что, но не знает как.

Андеграундный рай —
Это там, где гудбай,
Андеграундный рай —
Это там, где гудбай
Май лав, гудбай.

Танцы с волками, танцы на грани,
Шапки с затылков от взглядов наверх,
Аэрофокус с больным психиатром,
Чтоб удивить сразу и всех.

Там, где живое становится мертвым,
Сухие дрова превратятся в золу,
Стихи и слова воплотятся в аккорды,
Новые травы взойдут на полу.

И те, кто смеются над нашим небом,
В тот день наш хлеб изваляют в земле,
Сожгут наши лики и наши поэмы,
Но их дети пойдут по золе след в след.

Камень на шее, горстка зимы,
Пепел от снега, шаг из тюрьмы —
Скоро заборам знать имя героя,
Который откроет дорогу из тьмы!

Анжела

Тогда было время, что времени не было,
Тогда было слово, но не было слов.
Тогда небылицы не были небылью,
А лицами неба являлась любовь.

Там пела Анжела
И ангелы пели с ней,
О небесах там ангелы пели с ней,
И песня летела.

Тогда было место, где не было местностей,
В них не было верха и не было дна,
Носилась над бездной, безвидной и девственной,
Прекрасная птица — певица одна.

К: A A E Е A D E A /2 раза
С G C F C G C /2 раза
П: G C G C F C G C
G C G C F C G C F F G G G G

Антивоенная

стихи и музыка — Влад Маугли

Вст: С

F G C
В небе снова луна,
F G C
Завтра снова война,
А значит,
F G
Можно пить и веселиться,
C Am
Не работать и не бриться —
F G C
Завтра снова война!

Птички в небе голубом —
Завтра точно все помрём!
Всё разрушат самолёты,
Бронетанки, вездеходы —
Завтра точно все помрём!

Ну, а если оживём, —
Наяву — как страшный сон —
Всюду бомбы и руины,
Всюду ямы, всюду мины —
Наяву как страшный сон!

Наше дело — табак!
Не найти и собак,

А G
А значит, можно пить и веселиться,
C Am
Не работать и не бриться,
F G
И не стричься и не мыться,
C Am
Не бояться всех милиций,
F G
И орать, когда хотится,
C Am
Где хотится — там мочиться,
F G C Am
Хэй, хэй и ваще ништяк! (ля-ля-ля)
F G C
Хэй, хэй и ваще ништяк!

Здравствуй, каменный век!
Вот теперь я человек!
Не рабочий, не бездельник,
Не начальник, не подельник —
Вот теперь я человек!

А значит,
А значит, можно пить и веселиться,
Не работать и не бриться,
И не стричься и не мыться,
Не бояться всех милиций,
И орать, когда хотится,
Где хотится — там мочиться,
Хэй, хэй и ваще ништяк!
Хэй, хэй и ваще ништяк!

Апипе

татарская народная песня,
пер.с татарского О.Арефьевой

Так пляшет Апипе,
Что под нею пол гудит.
Так пляшет Апипе,
Что под нею пол гудит!

Ты пляши, девчонка, пуще,
На тебя жених глядит,
Ты пляши, девчонка, пуще,
На тебя жених глядит.

Насквозь проломишь пол —
Это вовсе не беда,
Насквозь проломишь пол —
Это вовсе не беда,

Пусть жених за доски платит,
Доски — это ерунда,
Пусть жених за доски платит,
Доски — это ерунда!

Армия тепла

Em C Em C
Армия тепла ушла
Em C Em
Вышла из угла зима
C Em
Была бела
C Em
Как крошки стекла
Em C Em C Em C Em C
Армия тепла ушла

Против неба зеркала
Бог не хочет видеть зла
Чтоб наши мёрзлые тела
Силою укрыла
Согрела армия тепла

Армия тепла ушла
Игла пьёт жизнь и ест тела
Ну как дела
Колокола зовут вернуть этот путь
Когда же мы дождёмся
Армию тепла
Не знаем где взять тепла

Декабрь 1996

Асимметрия

Я понимаю, что быт мой асимметричный,
Проём у двери — зверной, окна окоём — птичный,
Вижу рептильную пыль, вертикальное море,
Плывут кистепёрые рыбы в дорийском миноре.

Сколько времени ты проводишь за бортом?
Столько же раз в клоуна бросили тортом,
Попало в лицо много крема — и вот вся поэма,
Я утонула, теперь я точно ведаю, где мы!

Ты обнажен как провод высоковольтный,
Я зависаю между репризой и вольтой,
Столько лет мечтала об этом миге — и фигу,
Это все возбуждало лишь в моей книге.

Столько лет я растила свою пуповину
Затем, чтобы так вот легко ты душу мне вынул,
Порвал мое сердце, и щелкнул по носу,
И оставил вот эту и эту страшную полосу.

И теперь вот стою с пробитой улыбкой рыбы,
В водной больной стихии не разорвать дыры бы,
Вижу свой мир бездомный, водой влекомый,
Реальность моя странна — это ясно любому.

В дыры все время дует, и этот ветер — вода,
Я трогала твое тело, кожа твоя тверда,
Мужчина должен не плакать и брать все силой,
Это, конечно, мило, но перекосило.

Откроешь глаза с утра — а вокруг дыра,
Рана на теле мира, в изнанке прорывы и дыры,
Их не зашить, но как-то же надо выжить,
Себя грызу я внизу, но небо еще ниже.

Я человек-амфибия, хлопаю жаберной щелью,
То на берег, то к рыбе я, то обратно — качели,
Я ничего не вешу, меня ничем не утешить,
Горе мое — как море, в мотиве сплошные бреши.

А знаешь, что это такое — жить с болью?
Конечно, ты — мастер боя, а я — ночное апноэ,
Ты каждым пальцем готов и убить, и быть убитым,
А я каждой клеткой люблю и хочу быть любимой.

Я своим порванным сердцем стучу явно не в ритме,
Путаю жесты, вместо концерта пою молитву,
Путаю воздух с водой, а воду с любовью,
Из состояний материи мне подойдет любое.

Я ведь дышу наощупь, зубами слушаю звуки,
Конечно бы, надо проще, но не прощают руки,
Вижу двумя лишь глазами, а сотня других ослепла,
Во мне так много тепла, что вода становится пеплом.

Лево неравно правому, и я бегу по кругу,
Волна идет по округе, дуга замыкает фугу,
Эта любовь — вода, я — рыба, не надо сети,
И не тащи все это в глухие тоннели Сета.

А знаешь, что это такое — жить с болью?
Конечно, ведь ты почитаешь ее атрибутом роли
Я подняла эту долю, и даже что не под силу,
И не пойму, почему любовь меня не убила.

С этой огромной любовью я рядом с тобой не к месту,
Все для нее мало и повсюду ей тесно,
Меня не вмещают дома, не впускают пространства,
Я понимаю сама — мир мал моей страсти.

Радио бьет струёй из динамо-машины,
Я — мешанина из женщины и мужчины,
Вечность берет за плечи, и этот недуг не лечат,
Я не могу это выразить ни песней, ни речью.

Чем же еще я могу рассказать, что это такое?
Конечно, ты — мастер боя, а я — каноэ в иное.
В конце кина тишина, и закончена нота,
И слышится, как по лбу ползет капля пота.

Асимметрия
Асимметрия
Асимметрия
Асимметрия

Ах, зачем эта ночь

Казачий романс, музыка народная.
Стихи предположительно А.Давыдова в переработке Н.Пашкова.

Ах, зачем эта ночь
Так была хороша!
Не болела бы грудь,
Не страдала душа.
Полюбил я её,
Полюбил горячо,
А она на любовь
Смотрит так холодно.

Тра-ля-ля ля-ля-ля,
Ещё раз тра-ля-ля,
А она на любовь
Смотрит так холодно.

Не понравился ей
Моей жизни конец,
И с немилым, назло мне,
Пошла под венец.
Не видала она,
Как я в церкви стоял,
Прислонившись к стене,
Безутешно рыдал.

Тра-ля-ля ля-ля-ля,
Ещё раз тра-ля-ля,
Прислонившись к стене,
Безутешно рыдал.

Звуки вальса неслись,
Веселился весь дом:
Я в каморку свою
Пробирался с трудом.
Взял я острый кинжал
И пронзил себе грудь,
Пусть невеста моя
Похоронит мой труп!

Тра-ля-ля ля-ля-ля,
Ещё раз тра-ля-ля,
Пусть невеста моя
Похоронит мой труп!

(Принесли его домой —
Оказался он живой!)

Баобаб

Стихи Анны Свирщинской (Польша)
Перевод А. Базилевского
Музыка Ольги Арефьевой

(аккорд А всё время без терции)

A A7+9
Я убил зверя
B Gm
Под баобабом
Я зарыл его зубы
Под баобабом
Я зарыл его шкуру
Под баобабом
Я зарыл его глаза
Под баобабом

(модуляция в D)

Его зубы пришли ко мне ночью —
Это ты убил меня под баобабом
Его шкура пришла ко мне ночью —
Это ты убил меня под баобабом
Его глаза пришли ко мне ночью —
Это ты убил меня под баобабом

1999

Баттерфляй

Шаг на пуантах, больно и внятно —
Это всего лишь пол.
Белая пачка, хватит, не плачь-ка,
Танец пошел.
Ты же хотела лебедью белой
На сцене умирать?
Плоски подмостки, судьи жестки,
Им не соврать.

Мадам Баттерфляй,
Мотылек летит за край,
Мотылек на огонек —
Чио-Чио-Сан.
Мадам Баттерфляй,
Эту роль станцуй-сыграй!
Мотылек, огонь жесток,
Чио-Чио-Сан!

Арабески в легком всплеске,
Не беги — пари,
Жесты нежны, нервы резки
У тебя внутри.
Воробьиный почерк длинный,
Цельнотканый обертон,
Новорожденный невинный
Голубой картон.

Вст: Em
К: Am Am Hm Em
D Am EmCD
П: Em Hm AEmA
Em Hm Hm Am EmCD
Проигр: Hm С /8раз
CGAA/3 раза D D

Бахамут

От лица мирового древа

Я не болен, я не здоров —
Я уснул посреди миров,
Сверху ангелы, снизу вороны,
Я — дерево во все стороны.

Вдоль ветвей течёт сладкий сок,
Корни чешутся о песок,
На животе — годовые кольца,
Дятлы клювами в спину колются.

Сплю крепко, как будто умер,
Но понимаю грусть и юмор,
Разрастаюсь и вверх, и вниз,
Вокруг закипают смерть и жизнь.

Я засыпал в голой пустоте —
Теперь тут эти, теперь тут те,
В пустоте засыпал я сам,
А теперь тут шум и гам.

Выше залезть хотят страшно,
Камень за камнем строят башню,
Роют землю вглубь упорно —
Хотят узнать, где кончаются корни.

А мне-то что? Подо мной — Земля,
Она плывёт в море киселя,
Кисель — на песке, песок — на пыли,
Пыль — на воздухе, воздух — на силе.

Сила — на четырёх быках,
Быки — на спине трёх черепах,
А черепахи — на слоне,
Слон — на выси, а высь — на сне.

Сон — на времени, время — на сути,
А суть — на Бахамуте,
Каков его облик, и почему,
И что под ним? — неизвестно уму.

Я — не голод, я — не любовь,
Я — всего только ось миров,
Мир кружится вокруг меня,
Я стою, не могу понять.

Я не мёртв, и я не жив,
Я стою, мир закружив.
Что эти люди, смешные люди,
Что они знают о Бахамуте?

* Изначально Бахамут (Багамут) появился в арабской мифологии и был рыбой, которая держала мир. В некоторых случаях Бахамут описывается с головой бегемота или слона. По некоторым легендам, Бахамут плавает в бесконечном море, на нём стоит бык Куджата, на быке растёт рубиновая гора, на горе стоит ангел, над ним — шесть адов, затем Земля и над ней семь небес. Другой миф говорит (например, у Борхеса), что Земля стоит на воде, вода — на скале, скала — на лбу быка, бык — на песке, песок — на Бахамуте, Бахамут — на ветру, ветер — на тумане, а что под туманом, никто не знает.

куплет: AmEm |EmAm |AmG |GAm |2р
припев: DmAm |Em |2р

Без меня

Am
Без меня меня женили
Без меня родили
Em
Без меня меня любили
D
Без меня хоронили

Em D D
Не со мной
Am D D
Нe со мной
Am D Am
Не со мной, не со мной.

Не со мной меня венчали
Не со мной зачали
Не со мной меня встречали
Не по моей печали

Не со мной

D
Следы заплету косою
D
Подведу глаза бирюзою
D
По песку пройду босою
D
Встречусь, но не с собою

Не со мной

Май 2000

Белый шаман

Использована русская народная песня «Зимачка маражливая»

Ночью
Все негры серы.
Регги
Вчерашнего снега.
Снег ночью чёрный, а тело бело
Одновременно
Попеременно,
Всё надоело,
Сделай.

Стрекозы Джа
И вентиляторы любви,
Лысый растаман всегда пьян.
Дреды седы, борода в карман,
Огненна вода, горяч туман.
Не прячь сердце, шаман,
Не прячь сердце, шаман,
Пей воду с лица неба.
Умри, белый шаман,
Пляши, белый шаман,
Солнце вернётся туда,
Где ты не был.

Ночью
Все негры серы.
Регги
Вчерашнего снега.
Пьяницы, воры танцуют хором,
Их дело чёрно, а тело бело,
Всё надоело,
Сделай.

Стрекозы Джа
И вентиляторы любви,
Лысый растаман всегда пьян.
Дреды седы, борода в карман,
Огненна вода, горяч туман.
Не прячь сердце, шаман,
Не прячь сердце, шаман,
Пей воду с лица неба.
Умри, белый шаман,
Пляши, белый шаман,
Солнце вернётся туда,
Где ты не был.

Чаму, зимачка маражливая,
Так рано наступаешь?
Яй не раненько, яй не пожненько,
Мне ужо пора прийшла.
Листочок опал, земельку устлал,
Мне ужо пора прийшла.
Марозы стали, речку сковали,
Мне ужо пора прийшла.
Льтели галочки на три стадочки,
Зозуля поперед.
И шли девочки на три парочки,
Клавочка поперед…

Бельё 📹

Я одевалась для тебя в бельё,
Ну такое, что ой-ё-ё!
Я втирала «Шанель» духи
И писала тебе стихи.
Покупала себе цветы,
Потому, что не купишь ты,
И дарила себе чулки —
Ведь тебе всё до лампочки.

В сердце зной и пробой сквозной,
Ну а ты, видать, неземной,
Погоди, оглянись, постой,
Ну какой же ты непростой!
До чего ж они нелегки —
Высоченные каблучки,
Мини-юбка, корсет, чулки,
Вы наденьте очки, мужички!

Изучала хайку Басё,
Надевала сразу лучшее всё,
Пирсинг, стразы, перья, тату,
И учила стриптиз на шесту.
Завивалась на бигуди,
Чтобы выразить жар в груди,
И пирожным-тортам назло
Похудела на полкило!

Посмотри в мои декольте,
Неужель декольте не те?
Я ж засунула вату под грудь,
Чтоб ты охнул: «Какая круть!»
Посмотри на мои глаза:
Они режутся как фреза!
Посмотри на мой силуэт,
Пока я не сошла на нет!

Почему ты ко мне спиной?
И зачем же ты так со мной?
Ты с планеты, что ли, иной,
Или, может, ты чем больной?
Почему ж ты такой неродной,
Мой загадочный, мой стальной?
Что еще мне делать с тобой?
Неужели ты …?

Am / Am E7 / E7 / E7 Am /
модуляция: Hm / Hm F#7 / F#7 / F#7 Hm /

Беспредел

C F G C
Нет предела,
F C
Когда ты не при деле,
F C
Когда ты не при цели,
G C G
Когда ты не у дел.
C
Нет предела,
F C
Передела удела,
F C
Перепева припева,
G C C7
Но есть беспредел.

F
Есть герои,
G C C7
А есть геморрои,
F
Героини
G C C7
И их героин,
F
Эти строем,
G C C7
А эти по трое,
F
Все ждут, как откроют,
G C G
Все тут как один.

А ты без доли,
Ты обездолен,
Ты без роли —
Ни шут, ни король.
Но порою
Те, кто по трое,
Кто строем и роем —
Хотят твою роль.

Есть предел,
Когда ты при деле,
Когда ты при цели,
Когда ты у дел,
Есть предел,
Когда ты при теле,
Но нет беспредела,
Где же наш беспредел?

Лето 1995

Блюз зимы

Мне холодно, мне больно —
Я цветок на ветру,
Ещё чуть-чуть и я
От холода умру —
Откликнись небо,
Возьми меня отсюда,
Спаси меня от этой зимы!

Мне снится красный цвет,
Но это не солнце дня —
Моя слеза летит к земле
Свинцовой каплей огня,
Пронзает сердце,
Навылет убивая,
Спаси меня от этой слезы!

Я помню, здесь было тепло,
Звучали шаги и слова,
Я помню, здесь были деревья,
Птицы и слова —
Куда все делось?
Зачем же все исчезло?
Спаси меня от этой тьмы!

Блюз наоборот

Что будет, если сыграть блюз задом наперёд? Дождь кончится, жена вернётся, собака воскреснет, меня выпустят из тюрьмы…
(Анекдот)

Моя собака вчера воскресла
И почернел поседевший ус,
Стал целым гриф, что в гитаре треснул —
Наоборот я сыграл свой блюз.

Бутылка виски опять стала полной,
Окурки стали табаком:
Я просто блюз свой назад исполнил,
Наоборот сыграл блюз вечерком!

Вернулась баба, которую бросил —
Наоборот я сыграл свой блюз.
В кармане — деньги, что проматросил,
Что делать, мама, я уже боюсь!

Вот на штанах дыра исчезла
И не торчит больше голый зад!
Восстали вялые мои чресла —
Я просто блюз свой сыграл назад!

Вверх идёт дождик, исчезли лужи,
Опавший лист летит к ветке — и вот,
О, мама-мама, ведь это ужас —
Весь этот блюз задом наперёд!

Зерном стал старый кусок хлеба,
Пропал написанный мной хорал,
И вот сынок мой исчез, как не был —
Может и зря блюз назад я сыграл?

Исчезла пломба и дырка в зубе,
Я рад, что меньше всё он болит.
Я всё моложе, играю хуже,
Всё меньше виски привык я пить!

О, где мои пятнадцать альбомов?
Зачем вновь сел я на год в тюрьму?
Я больше песни свои не помню,
Что делать, мама, я не пойму!

Я еле-еле держу гитару
И кое-как ковыряю аккорд.
А ведь, я помню, когда был старым,
Я блюз наяривал круче, чем чёрт!

О, мама-мама, ты молодая,
С тобой везёт нас в роддом отец.
Я плачу громко, а блюз играет,
Я в маму лезу — вот и всё, конец!

куплет: С / C / G / С /2 раза
F / F / F / C // F / F / G / G F Eь/
проигрыш: C/ C F Eь / C / С /

Божия коровка

G (лад с пониженной VII)

кто поможет мне когда мне тяжело
кто утешит меня если я в слезах

кто со мной будет когда я одна
кто излечит меня если я больна

(божия коровка полетай на небко там твои детки кушают конфетки)

кто накормит меня когда я голодна
кто простит меня когда на мне вина

(божия коровка полетай на небко там твои детки кушают конфетки)

Май 1992 — 1997

Бом колокол

последний куплет — цитата из Умки

Am
Я — это не я,
E
Ты — это не ты,
Am Dm
Мы ныне чисты,
Am E Am
Xоть и любой — свинья.

Мы ныне чисты,
Мы ныне просты,
А раньше летали
Только поджав хвосты.

Am E
Бом, колокол, бом,
E Am
Лбом колокол, бом.
Am E
Бом, колокол, бом,
E Am
Лбом колокол, бом.

Петь — это не пить,
Пить — это не есть —
На хлеб не намажешь
Музыку номер шесть.
Слушали несколько дней,
Но не стали умней,
Мы всё еще живы
И это большая честь!

Бом, колокол, бом,
Лбом колокол, бом.

Привет, мой герой —
Карман с дырой!
Пронзённый игрой —
Ты не встанешь в строй!
Не стой под стрелой,
Танцуй под стрелой,
Танцуй рок-н-ролл,
Под стрелой!

Бом, колокол, бом,
Лбом колокол, бом.

Июль 1997

Борода

Это знак, это шаг, это флаг —
Моя борода.
То ли маг, то ли просто дурак,
То ли туда-сюда.
Винчу-кручу,
Вас обмануть-свернуть хочу,
Вращаю шестерни,
Кручу огни, а сам в тени —
Верь и смотри.
Внутри — раз-два-три!
Сверкающие сны,
Волшебны и грустны,
Смешны, и между нами нет стены!
Кукловод,
Сверни небосвод,
День набекрень
Надень!

Я не вор, не монтер, не актер —
Я бодр и остер.
Я свой плащ как шатер распростер —
Всем наперекор.
Винчу-кручу,
Лучом свечу куда хочу,
На ниточках герой —
Штаны с дырой, но пьян игрой,
Ему повезло!
Бобро победит козло!
Бобро так щедро,
Козло так весело,
А я смотрю в зеркальное стекло.
Кукловод,
Раз-два — и вот,
Твердь и небеса,
Шаги и голоса,
В моих руках на эти два часа.

D Hm G G F G Hm Hm
D Hm G G F G
Hm G /4p
E E Hm Hm /2p
E Hm /2p E E
Dm Dm Hm Hm /2p Dm Hm Dm

Бред или балет

F
Руслан, тебе звонил Аркадий,
B C
Потом какой-то наркоман,
Потом неведомый Геннадий
Мне что-то гнал, хотя был пьян.

Потом туманная герлица
Xотела знать, не мог бы ты
Достать ей что-нибудь для шприца
И что-нибудь для простоты.

Потом твой доктор-психиатр
Спешил пригнать тебе колёс,
Чтоб не был ты как терминатор
И что-нибудь нам не разнёс.

Потом квартирная хозяйка
Xoтела денег по счетам
И знать, когда мы на Ямайку,
Или куда-нибудь к чертям.

Потом был негр из регги-клуба —
Звонил примерно каждый час,
На пятый раз бедняжка с Кубы
Завыл с тоски, как пёс на джаз.

Попеременке мама с папой
Узнать хотели про тебя,
Мол, не торчишь ли тихой сапой,
И не буянишь ли по пьяни,
И как я тут живу, скорбя.

Звонила радостная Умка,
А после горестный Димон,
Потом Антон оставил сумку,
А Миша бас забрал вдогон.

Сияло лето, как монета,
Звонили Сталкер, Боров, Кэт —
Ты всё ещё мотался где-то,
А я готовила обед.

На миг заглядывал Коврига,
В окно стучался Миша Йог —
Я в сумки складывала книги,
И ты мне в этом не помог.

Коробки, шмотки и посуду,
Кассеты, обувь, всякий хлам —
Мне было горестно и трудно
И рвался мир напополам.

Прошёл обед, прошёл и ужин,
И мир всё больше был не мил,
Мне становилось только хуже,
Ты всё равно не приходил.

Когда я наконец заснула,
Часы показывали три,
И комната была как дуло,
И пулей я была внутри.

И тут ты наконец явился —
Безумен, грязен, в стельку пьян,
Валился с ног и матерился,
И клялся мне в любви сквозь брань.

Руками, чёрными от грязи,
Хватал посуду со стола —
Ты где-то там по крыше лазил,
Ты дрался и решал «дела».

Тебе мерещились чужие,
У нас сидящие в углах —
Не знал ты, кто они такие,
И в жилах стыл тяжёлый страх.

Там лилипуты-кимирсены,
А там хайльгитлеры-враги
Тебе прикусывали вены
И трогали за сапоги.

За стенкой бедная соседка
Проснулась от такой беды —
Увы, такое здесь нередко,
Но чем поможешь молодым?

Ты то звонил по телефону,
То громко музыку врубал —
Под непрерывные догоны
Ты продолжал свой карнавал.

Ты ел, ты пил, курил, роняя
Огонь на скатерть и на пол,
Тебе я заварила чаю,
Ты бормотал про рок-н-ролл.

За бортом утро рассветало,
Ты наконец решил поспать —
Ты стал покорным и усталым,
Но не сумел найти кровать.

Тебя я отвела к постели,
Стянула куртку и штаны —
Держи невесту в чёрном теле
И не дождёшься до жены.

А завтра мы переезжаем,
А в восемь вечера мне петь —
Любимый, я уже не знаю,
Всё это бред или балет.

Май 1995

Бритва Оккама

У нашей матери нет лица,
У нашей материи два конца,
Если бы не было нам отца —
Империи был бы конец.
Ты бреешь ноги бритвой Оккама,
Правда тонет на дне стакана,
Играешь «Собачий вальс» кулаками,
А у собак нет сердец.

Больше нет у меня любви,
А на меньшее я не согласна,
Как классно —
Петропавловка,
Спас на крови.

Развилка улиц, вен, капилляров,
Маляр закрасил известкой гитару,
Оскал правды из черных арок —
Этот город и враг мне и друг.
В человеческой форме так много отверстий,
Тебе смешно — а у нас это с детства,
Я люблю человека без сердца,
Я люблю человека без рук.

Не предлагай мне умереть,
Я и так уже слишком жива,
Голова
Обнулилась на треть.

Вчера накрылось бубновым тазом,
Смотрю немигающим третьим глазом,
Вижу все сразу, твержу эту фразу
На берегу реки Океан.
С ручным временем на ремешке,
Худая, как верблюд в игольном ушке,
Подошвы взлетают от ветра в башке —
Танцую канкан.

Прошлое тоже зависит от нас:
Проболтаешься — станет не так.
Этот факт
Иной каждый раз.

Собака Нагваль потерялась в дороге,
Опять у меня холодные ноги.
Ты греешь немногих, им больно в итоге —
У сущностей есть ловец.
Ты бреешь голову бритвой Оккама,
Более голый, чем Ева с Адамом,
Добро твой отец, но зло твоя мама —
У нас с тобой нет сердец…

Будем Были

Gm
Когда мы Будем Были,
Gm
Когда мы Будем Были,
D Gm
Будут Были синеногие ящерицы,
D Gm
Будут Были фантастические рыбы,
D Gm D
Будут Были деревовидные облака…
D Gm
Будем ли мы?

Когда мы Будем Были,
Когда мы Будем Были,
Наши глаза Будут Смотрели,
Наши песни Будут Звучали,
Наши руки Будут Обнимали…
Будем ли мы?

Май 1992

Был я бел

Был я бел, но заголубел,
Был я трезв — нынче пропит весь,
Был здоров, а теперь мою кровь,
Мою печень ничто не лечит.

Был я горд, но теперь — не торт,
Был горазд — нынче пидарас,
Был мужик, только как-то сник,
Был весёл, а сейчас козёл.

Вот он, вот он, вот он, вот он —
Обезвожен и измотан,
Вот он я, вот он я —
Не знаю ни финты, кранты мне!

Был я плох, ну а нынче пох,
Был кураж — стал я персонаж,
Был я молод, а нынче — голод,
А дерьмо подползло само.

Был пацан — а теперь поган,
Времена унылого говна,
Всё плясал, а сейчас зассал,
Танцевал, но настал провал!

Вот он, вот он, вот он, вот он —
Обезвожен и измотан,
Вот он я, вот он я —
Не знаю ни финты, кранты мне!
Вот он, вот он, вот он, вот он —
Обезвожен и измотан,
Вот он я, вот он я —
Мёртвая свинья!

вступ: Gm купл: Сm Dm Gm Gm /8 раз
припев : Сm / Gm / Cm / D7 / 2 раза

Была я уличной певицей

Музыка Анны Герасимовой (Умки),
Стихи Марины Цветаевой

В мое окошко дождь стучится,
Скрипит рабочий над станком.
Была я уличной певицей,
А ты был княжеским сынком.

Я пела про судьбу-злодейку,
И c раззолоченных перил
Ты мне не рубль и не копейку, —
Ты мне улыбку подарил.

Но старый князь узнал затею:
Сорвал он с сына ордена
И повелел слуге-лакею
Прогнать девчонку со двора.

И напилась же я в ту ночку!
Зато в блаженном мире том
Была я княжескою дочкой,
А ты был уличным певцом!

Бытовая зарисовка

Бытовая зарисовка — это очень трудный жанр,
Он похож на общежитие, в котором был пожар,
Каждый, кто заходит, забывает здесь предмет —
План и чемодан, авторучку и цветмет.
Острую сатиру, умный постулат —
Я живу в квартире, передоделанной под склад,
Люди начинают стучаться поутру
В дом, где обнаружили озонную дыру.

Делают шаги и знают всякие слова,
Но думают их головы как в шахматах: е-два,
А е-четыре — это для поэтов и зануд,
Зато у них так весело — о-кей и вери гуд!
Танцы их беспечны, а головы звонки,
Всё тесное их плечи ломают на куски,
И двигает их кач планету словно мяч,
Они танцуют весело и говорят: «Не плачь!»

Просто качай — и все кончают,
Просто качай, бойчей, зая!
Просто качай, давай нам баек —
Ведь ты поэт, а может, прозаик!

И я уже не помню, что их вроде бы как нет.
Вот, например, Мефодий — начинающий поэт:
Славится в народе тем, что стоя может спать,
Скучая в переходе на станции Арбат.
Носки снимает раньше, чем ботинки и шнурки,
При этом часто путает вершки и корешки,
Не верит академиям, но знает, что почём,
Считает себя гением, не просто рифмачом.

А вот его приятель — второкурсник Аристарх,
Гуляет по Арбату в металлических трусах,
Его миноискатель всегда асфальта вдоль —
На девушек под юбками, а также алкоголь.
А вот красотка Таис, Афинская — в миру,
Идёт, виляя бёдрами размером по ведру,
Мефодий с Аристархом влюблённо смотрят вслед,
Ну вот и завертелся немудрёный, но сюжет.

Любовный треугольник у бульвара на виду:
Они любят её, ну а она любит еду,
Еда же любит деньги, а деньги — дураков,
Печаль, не мочаль меня, рассказ уже готов!
Прыщавому Мефодию обидно жить порой,
Ведь Аристарх идёт вперёд, а он всегда второй,
Мефодий пишет вирши на двери в туалет,
Он до смерти обижен тем, что успеха нет.

И там его встречает редактор альманаха
И юного поэта далёко шлёт он махом.
Он ручкой отмечает: «Теряете размер!
Некачественны рифмы ваши, опус — не шедевр!»
А Таис говорит: «Литература — это шит!
На свете много от чего в башке и так першит!»
Редактор с Аристархом идут, обнявшись, вдаль,
Мефодий плачет, подпирая в переходе вертикаль.

История идёт, свои законы у неё,
Героям — своя воля, а я пишу своё,
Их наделяю жизнью, даю им имена,
Спасибо, верно, скажет мне, когда умру, страна!
Вот, например, Иван, слегка по жизни пьян,
Он шире держит рот, чем надо бы карман,
У всех его детей обычно разные отцы,
Он снова не при чём — и снова близнецы!
В его застольях пироги давненько без котят,
Но глазками глядят, покуда их едят,
В его застольях блюда превращаются в вино,
Кто говорит, что чудо, кому-то всё равно.
Кто думает, что стоит поменять вино назад,
А я опять решаю, чем бы их занять.
Ну, скажем, Николай решил принять на грудь чуть-чуть,
Пришёл к Ивану рано, но не в этом суть.

Николай — ни дворай, Николай — ни дворай,
Хочет на ракете — да прямо к Богу в рай,
Играет на гармошке и лает на собак,
Когда махнёт немножко, когда и просто так.
Друг друга уважают они со всех сторон,
Знают, кто в стране Иуда, кто в футболе чемпион,
Что водка похужела, вздорожал овёс,
У Нельсона Манделы — весьма еврейский нос!

Путин, Пусси Райот, Украина, гей-парад —
Каждый рад мнения высказывать подряд.
Ивана беспокоит, как обычно, Гондурас,
А Николаю лично важно, кто здесь на матрас!
А вот жена Ивана — откуда здесь жена?
Скажите, вам история и вправду так нужна?
А впрочем, дорогие, вы знаете и так,
Что это — зарисовка. А кто верит, тот — дурак!

1 куплет Dm
2 куплет: Dm Em/D
припев: DmGm |DmAm |DmGm |AmAm |
3, 4 и 5 куплеты: Dm7 G/D |Dm7 F/D |

В беленьких перчаточках

Dm
В беленьких перчаточках —
C Dm
Смертные дела
Dm
Бог тебе дал чадочко —
C Dm
Ты не родила.
F
Бог тебе дал дитятко,
C Dm
Дитятко, дитятко —
C Dm
Ты не родила.

На столе железном —
Холодные ножи —
Всё чтобы отрезали
Маленькую жизнь,
А дитя безгрешное,
Нежное, нежное
В животе дрожит.

А дитя-то мечется —
Боженьку зовёт,
Руки бессерденые
Гонит от ворот,
Сердце равнодушное,
Душное, душное,
Мёрзлое как лёд.

Ты дитя незваное
Не гони с двора,
К сыну безымянному
Мама, будь добра,
Может быть, раскаешься,
Каешься, каешься
Завтра ты с утра!

В Верхнюю Салду на белом коне

Рифф: АmAmAmC/AmAmAmG/АmAmAmC/AmAmAm(F#GG#)/
АmAmAmC/AmAmAmG/АmAmAmC/AmAmAm(C#DD#)/

в верхнюю салду на белом коне
в верхнюю салду на белом коне
в фуражке и с шашкою на ремне
в верхнюю салду уже дороги нет

E D E E D E
поезда туда не ходят самолёты не летят

E D E E D E
тот кто раз ушёл оттуда не воротится назад

он забудет своё имя потеряет адреса
перепутает места и часовые пояса
он всегда будет с другими говорить пить-есть и спать
то чужих считать своими то своих не узнавать

поезда туда не ходят самолёты не летят
тот кто раз ушёл оттуда не воротится назад

там любовь выражают тем что бьют по роже
ну а ненависть тем что целуют в зад
там молочные реки берега из творога
мне рассказывал об этом маркиз де сад

там небо с овчинку дождь из пирожных
там ложно всё но меня там нет
мама мама почему я не приеду
в верхнюю салду на белом коне

поезда туда не ходят самолёты не летят
тот кто раз ушёл оттуда не воротится назад
он забудет своё имя потеряет адреса
перепутает с другими часовые пояса

в верхнюю салду на белом коне
в верхнюю салду на белом коне
в верхнюю салду на белом коне
в верхнюю салду на белом коне

1993 — Осень 1994

В душе моей не мир и не война

стихи — Хуана Инес де ла Крус, Мексика, пер. И. Чежеговой «Подражание Петрарке»
Последнее четверостишие — Гертрудис Гомес де Авельянеда, Куба, пер. И Чежеговой

Em D C D
В душе моей — не мир и не война.
Em D C D
От холода дрожу, в огне пылая,
Em D C D
Взмываю к небу, землю обнимая,
Em D C H
Со мной весь свет, но я совсем одна.

G D Am Em
На воле я в тюрьму заключена,
G D Am Em
Безгласная — кричу и зрю — слепая,
G D Am Em
Смеюсь в печали, в радости рыдаю,
G D Am Em
И мужества и страха лишена.

В болезни ключ хочу найти к здоровью,
Ишу погибели, пытаясь уцелеть,
В бескровной битве истекаю кровью,*
Но не могу ни жить, ни умереть.

Ни разлюбить не в силах, ни простить,
Не в силах ни уйти и ни остаться…
Есть множество причин, чтоб нам расстаться —
Одна причина есть, чтоб вместе быть.

Ты боль мою не хочешь излечить,
И сердцу прикажу я разорваться:
Наполовину ненависти сдаться,
Наполовину продолжать любить.

1987

*В оригинале — сонет, и он кончается так:

В болезни ключ хочу найти к здоровью,
Ишу погибели, пытаясь уцелеть,
В бескровной битве истекаю кровью,

Игрушка я и мной дано владеть
Тому, кто, полонив меня любовью,
Мне не даёт ни жить, ни умереть.

В пятницу 13-го

Музыка Ольги Арефьевой,
Слова народные

В пятницу тринадцатого умер наш покойник,
Мы пришли его хоронить, он ногами шевелит,
Он, красавчик, шевелит ногами!
В пятницу тринадцатого умер наш покойник,
Мы пришли его хоронить, он руками шевелит.
Он, зараза, шевелит руками!
В пятницу тринадцатого умер наш покойник,
Мы пришли его хоронить, он за нами вслед бежит,
Он, красавчик, вслед бежит за нами!

В тени смоковниц

стихи — Мануэль Гутьеррес Нагера,
пер. с испанского

Em D Em
В тени смоковниц она

D Em D Em
Грустит одна

D C D Em
(Пойте про гордую иву, зелёную иву).

Поникла, обняв колени,
В груди томленье
(Пойте про скорбную иву, склонённую иву).

Бежали слёзы печали,
Гранит смягчали
(Пойте про гордую иву, зелёную иву).

Журчал ручей по каменьям
И вторил пенью
(Пойте про скорбную иву, склонённую иву).

Em G D Em
Неверного я корила —

C D Em
Ответил милый

G D Em
«Мне любо лишь то, что ново —

C D Em
Ищи другого!»

D C D Em
(Пойте про гордую иву, зелёную иву,

D C D Em
Пойте про скорбную иву, склонённую иву).

1989

Вавилон

За то, что мы были щедры,
Джа не лишит нас хлеба —
Милость его беспечна
И льется на всех подряд.

За то, что мы были щедры
И всё раздали нелепо —
Пули нас полюбили,
Ангелы к нам летят.

За то, что мы были красивы,
Джа не лишит нас силы,
Даже когда безрыбье
Сливает из вен тепло.

Джа не лишит нас силы
И даст нам кусочек пыли,
Глины, которой форму
Придал, возлюбив зело.

За то, что мы были люди,
Джа не лишит нас смерти,
Мы вместе с ним будем смеяться
Над долгим-долгим кино.

Джа никого не судит,
Он просто всем этим вертит,
В палитре кипучей смерти
Смешав светло и темно.

По дороге на Вавилон
Я потерял свою башню,
Зато встретил столпотворение
Блудниц, языков и монет.
По дороге на Вавилон
Было весело мне и страшно.
По дороге на этот город я встретил
То, чего в нем больше нет.

Великий Всё

G (без терции, 1 стр. 3й лад, 2 — 3й, 6 — 3й, 5-ю не задевать)
В эротических танцах растений
Мы всегда различали лишь тени,
Наши окна не видят животных,
Ну а мы любим их сквозь прицел.
Свыше птицы глядят в наши лица,
Мы целуем их взглядом убийцы,
И траншеи следов наших потных
Пропечатаны формою тел.

G Cm Fm G /3p.
Но Великий Всё живёт везде и знает обо всём.
Сm G Cm G
Обо всём…

Наши ёлки жестоки и колки,
А под ними ползём мы с двустволкой
Запинаются в ужасе волки
От видениий бессмысленных войн.
Аплодируя бойне как цирку,
Держит смерть остро точенный циркуль
И абрисом конторской копирки
Забирает наш мир за собой.

Но Великий Всё живёт везде и знает обо всём.

Зима 1999

Верная жена

Музыка и слова Юлии Беломлинской

Завяли в вазочке цветы бумажные,
Ругалась верная твоя жена —
Она сказала мне, что я продажная,
Что я гулящая, мне грош цена.

Она красивая, она высокая,
Подушки мужнины пойдёт взбивать,
А я напьюсь сейчас, стану весёлая
И вдоль по Шкиперской пойду гулять.

А мне кто встретится — тот станет барином,
Видать, пропащая моя судьба…
Я хоть с жидом пойду, да хоть с татарином,
Да хоть с извозчиком за три рубля!

Пускай жена твоя конфекты кушает,
Бока широкие свои растит!
Быть может, Бог один меня послушает,
Быть может, Бог один её простит…

Вертолёт

Доставь меня до выхода —
Мне страшно быть одной,
Оставь меня одну —
Мне надоело быть с тобой.
На улице Восстания,
На площади тюрьмы —
Немытые, но битые
На празднике чумы.

Играющий в орлянку
Или спящий на снегу
От пьянки до стоянки
На левом берегу.
Не знающий, что будет,
Сжигающий, что есть,
На грязную посуду
Меняющий свой крест —

На вертолёт без окон, без дверей
И на трамвай до ближнего моста.

Танцующий на крыше
Под радио Молчать —
Вприсядку, чтоб не слышать,
Вприпрыжку, чтоб не знать.
Готовый проиграть,
Но не готовый умереть
В бесплатной лотерее —
Игре на жизнь и смерть,

На вертолёт без окон, без дверей
И на трамвай до ближнего моста.

К: Dm B Gm Dm /2p. (…A)
П: Gm A Dm
Проигр: Dm B Gm A

Весенние дни

Em D
Придёт ко мне веселье,
Em D
Взойдут мои растенья,
Em D
Найдёт меня спасенье,
Em D C C
Придут мои Весенние Дни.

Когда сорвут печати,
Произнесут заклятья,
Когда начнут распятье,
Тогда умрут Весенние Дни.

Я жгу себя напрасно,
Я жну посевы страсти,
Я жму из зёрен масло,
Я жду свои Весенние Дни.

Песок в моих карманах,
Трава в моих стаканах,
В краях, водою пьяных,
Ищу свои Весенние Дни.

05.1992

Вильгельм Телль

Am Em Am Em
Воин ничем не гордится,
Am Em Am Em
Воин ничего не стыдится,
Am Em Am Hm C E
Воин знает, где путь, потому что слушает силу,
Am Em Am Hm C E
Воин ничего не решает, потому что всё решено.

Am Dm Am E
Вильгельм Телль всегда попадает в цель,
Am Dm Am E
Вильгельм Телль никогда не садится на мель,
Am Dm Am E
Вильгельм Телль один ложится в постель —
Am Em Am Em Am Em Am Em
Вильгельм Телль.

Воин ни к чему не стремится,
Воин ничего не избегает,
Воин ничем не владеет, потому никогда не теряет,
Воин вручил себя силе и всегда помнит о смерти.

Зима 1993 — Осень 1993

Виновата ли я

Музыка и слова народные

Виновата ли я, виновата ли я,
Виновата ли я, что люблю?
Виновата ли я, что мой голос дрожал,
Когда пела я песню ему?

Виновата во всем, виновата кругом,
Еще хочешь себя оправдать!
Ах зачем же зачем в эту лунную ночь
Позволяла себя целовать?

Воля

Em
Если б воля мне
Вновь была дана,
D Em
Птицей стала б я,
Em
И из этих мест
Улетела прочь
D Em
В дальние края,
G
От немилых стен,
D
От неправых дел,
A Em
От недобрых глаз,
A Em D Em
О, мне бы только час!

Там, за кромкой дня,
Край, где ждут меня,
Остров в море слёз,

Там нет горестей,
Там нет подлостей,
Боли и угроз,

Но небесные
Неизвестные
Далеки пути,
О, жаль что их не найти.

1991

Вор у ворА

D G
Вор у вора дубинку украл,
D A
Мёртвый живому по морде дал,
D G
Вор на вора пошёл с войной,
D A
Мёртвый с живым пошли домой.

А я маленькая детка,
Плохо накормлена, бедно одета,
Меня знает вся страна,
Но никому я не нужна.

Hm Em
Ой, ёй, ёхарь-ёй —
Hm F#
Где-то гуляет милый мой
Hm Em
Ой, ёхарь ёхарь ё —
Hm F#
Счастье моё, ненастье моё.

Со свиным рылом в калашный ряд,
Со своим милым сам гад не брат,
Братова бабушка не сестра,
В голове ветер, в кармане дыра.

Ой, ёй, ёхарь-ёй —
Когда же мой милый придёт домой?
Ой, ёхарь ёхарь ё —
Счастье моё, горе моё.

Ехали тише — не были дальше,
Пели громко — не слышали фальши,
Съели припасы, да не были сыты,
Xотели биться, да были биты!

Ой, ёй, ёхарь-ёй —
Это ли милый, это ли мой?
Ой, ёхарь ёхарь ё —
Это ли горюшко моё?

Осень 1994

Впотьмах

Стихи — Торстейдн Фрау Хамри

Am E Am G
Мы красное пили впотьмах и, поверьте,
C G Dm E
Не знали, что тать, неслышно как тень
Dm G C E
Крадётся сквозь верески. Умер день,
Am G Dm E
Ветер шумит над жилищами смерти —

Am E Am E
Мы красное пили впотьмах.

Мы красное пили впотьмах и, поверьте,
Не знали, что тать, ухмыляясь, идёт
По нашей улице, стал у ворот —
Веселье — на грани жизни и смерти,
Мы красное пили впотьмах.

Мы красное пили впотьмах и, поверьте,
Не знали, что тать возле наших дверей —
Ни вздоха, ни всхлипа, ни скрипа костей.
Жизнь — это лестница, лестница к смерти,
Мы красное пили впотьмах.

Am E Am G
Мы пили впотьмах и не ждали, поверьте,
C G Dm E
Что тать осмелеет, вломится в дом,
Dm G C E
Где мы веселимся меж злом и добром…
Am E Am G
И плащ мой чёрный — чернее смерти —

C G Dm E
Схватил он, помедлил, пригубил бокал,
Dm G C E
И красное платье с тебя он сорвал,
Am
И сгинул.
Am E Am G
И сгинули наши сомненья пустые.
C G Dm E
Мы в красных потёмках остались нагие.
Am E Am G
Мы голы и нищи. Одни. Среди тьмы.
Am
Мы.

1989

Время

Слишком долго время жевало
Их портреты в провалах овалов,
Их фонтаны и пьяные танцы,
Их ментальные протуберанцы.
Улетели, словно метели,
Растворили в ветре и пыли,
Заскучали в новой печали,
Затрещали, будто застыли.

Время не устает,
Даже когда отстает,
Время порой встает,
Но мы-то бежим.
Дети прошлой зимы
Эти вовсе не мы,
Нам не раскрыть их тюрьмы,
Не снять режим.

Их кумиры вышли из мира,
Хоть бежали — остались на месте,
А в подъездах — новые песни,
А в квартирах пусто и сыро.
В черно-белом бьется цветное,
То ли кровь, то ли что-то роют,
Сбились кадры у кинохроник
И не в ногу реал и роли.

Время не устает,
Даже когда отстает,
Время порой встает,
Но мы-то бежим.
Дети прошлой зимы
Эти наши не мы,
Нам не раскрыть их тюрьмы,
Не снять зажим.

Время ищет новую пищу,
Изжевало — ему все мало,
Эти оси крутят колеса,
Поезда уходят с вокзалов.
Ныне гимны поются другими,
Дорогие стали врагими,
Плуги пашут, а флаги машут
И вчерашнее снова страшно.

Время не устает,
Даже когда отстает,
Время порой встает,
Но мы-то бежим.
Дети страшной зимы
Эти наши не мы,
Нам не раскрыть их тюрьмы,
Не снять режим.

D F#7 Hm A

Время назад

Время весенних дроздов,
Время разбитых голов,
Время вина и вины,
Время начала войны.
О, время назад!

Время такое, что эй!
Время — себя не жалей,
Время — наркоз, время — газ,
Время для них и для нас.
О, время назад!

Время — тоска, время — рань,
Время — туман, время — рвань,
Время — бинты, время — йод,
Время — никто не придёт.
О, время назад!

Время — приказ, время — срок,
Время — нажатый курок,
Время — отточенный нож,
Время — никак не уйдёшь.
О, время назад!

Время — из вены вода,
Время — в мозгах ерунда,
Время — растянутый миг,
Время — всё время час пик!
О, время назад!

К: F#m H
П: С#7 E С#7
F#m H F#m H

Все вулачки

Белорусская народная песня

А все вулачки подметяны,
А против Лиды неметяно.
Выйди, Лидачка, в улку, подмяти!
Буде Иванька с торгу ехать,
А з яким торгом чорным шолком.
Буде девачкам распрадавать,
Своей Лидачцы — дарма давать!

Все мы пойдём вслед за Джа

Am G Am
Все мы пойдем вслед за Джа
Am G Am
Все мы пойдем вслед за Джа
Dm Am
Жизнь хороша и смерть хороша
Dm Am
Жизнь хороша и смерть хороша
Dm G Am
Когда мы идём вслед за Джа
Dm G Am
Когда мы идём вслед за Джа.

Am G
Время раскалывать камни,
Am
Время сшивать полотно —
Am G
Это оно, невозможна ошибка,
Am
Одно, лишь только одно.
Dm Am
Это наша судьба, быть не может иначе —
Dm Am
Здесь схвачено всё —
Dm G
Вот незадача, так не хотелось,
Am
Но видно, везёт.

Но все мы пойдём вслед за Джа
Все мы пойдём вслед за Джа
Жизнь хороша и смерть хороша
Жизнь хороша и смерть хороша
Когда мы поём хором вместе все аллилуджа
Когда мы поём хором вместе все аллилуджа.

Самоубийцы пляшут на цыпочках
С пальцем в носу,
Тётка с пустыми глазами
Несёт за плечами косу —
Жатва идет полным ходом,
Да здравствует смелый могучий народ,
Что сеет и жнёт, невзирая
На недород каждый год.

Но все мы пойдём вслед за Джа
Все мы пойдём вслед за Джа
Жизнь хороша и смерть хороша
Жизнь хороша и смерть хороша
Когда мы шагаем все вместе, танцуя для Джа
Когда мы поём хором вместе все аллилуджа.

Январь 1994

Всё так просто

Всё так просто —
Стол, стул, стена,
Заплатки на джинсах,
Потеки на стекле.
Всё так просто —
Нахохленные голуби,
Следы ног на снегу,
Машины на стоянке.

Всё так просто —
Солнце к закату,
Хмурое небо
Без снега и дождя.
Всё так просто —
Ветер на ветвях,
Бродячие собаки,
Трамвайный перезвон.

Но переполнено сердце
Любовью и печалью,
Куда же мне от этого деться,
Когда я обратно вернусь?
Откуда же эта обыденность,
Похожая на нереальность,
Которая льётся в сердце
И плещется через край?

Выйти замуж

стихи — Хиль Висерте, пер. И. Тыняновой

D A
Выйти замуж — вот совет!

D A
Мне не надо мужа, нет!

D A
Я живу пока раздольно,

D A
Меж холмов брожу привольно.

D G
Думать нужно мне не больно —

D A
Выйду замуж или нет?

D G
Выйти замуж — вот совет —

A D
Не надо, нет!

A D
А в замужестве мне, грешной,

A D
Только ад суждён кромешный,

G D
Где душе моей утешной

A D
Не избавиться от бед,

A D
Выйти замуж — вот совет —

A D
Мне не надо мужа, нет,

G D
Выйти замуж — вот совет —

A D
Не надо, нет!

Да на свет и не родится
Тот, кто мне в мужья сгодится,
Мать, мне нечего стыдиться —
Я красна, как Божий свет!
Выйти замуж — вот совет —
Мне не надо мужа, нет,
Выйти замуж — вот совет —
Не надо, нет!

1989

Глина

В проулке лает внутренняя собака,
Плечи мне жмёт реальность времён упадка,
Я никогда не одна, но всегда двояка,
Делаю жест в небо — там то пусто, то гладко.
Где же вход на небесные антресоли,
Чтоб растянуть гармонию как гармошку?
Я заменила все ноты одной солью,
Было несладко — стало совсем сложно.

Я перед зеркалом, чтобы нематериальной
Ткани соткаться, движением стать, нервом,
Я умерла сто раз, стоя в туфлях бальных,
Зря, как последний мир превращается в первый.
Это не музыка — слишком мотив сложный,
В каждой мелодии больше, чем в сотне свитков.
Танцую как Бог, если это вообще возможно,
Но потом не могу повторить алфавита.

Полуоглохшей стою, полунемою,
Склеились губы вместе и встали мысли,
Тело — граница между светом и тьмою,
Шаг в полутьме, ступня над землёй повисла.
Господи, дай мне шаг, а не прежний промах,
Я посвящаю Тебе все свои ошибки,
Я трепещу на подпорках почти бескровных,
Тело упало камнем с души и сшибло.

Это — о танце, всё остальное сбоку,
Тело немеет, сердце в груди прытко,
Я замираю, боясь нашуметь до сроку —
И тишина сдавила ушную улитку.
Силюсь унять озноб, хоть пока лето,
Губы сухи как остаток, ничто не вычесть,
Я отдала бы всё, для чего мне личность,
Только кому нужна оболочка эта?

Кто поймёт письмена неземных перьев?
Сами ангелы знают, а людям нечем.
Я в полумире застряла, полупосредник,
Тщась передать письмо тем, кто ждёт речи.
Это — о танце, «я» — лишь сосуд некруглый
Необработанной глины, первичной, нижней.
То не телесный состав добела обструган,
То не духовный состав не согрет, а выжжен.

Тикает пульс, рёбра дышать забыли,
Стали глаза расширены, но незрячи,
Я оставляю след в мировой пыли,
Я знаю всё, но оно ничего не значит.

куплет: Hm |Hm |G |F#7 |
припев: Hm |C#7 |F#7 |Hm |G |E |F#7 |F#7 |

Глюкоза

Eo Dm Eo Dm
На море рыбка, но вода тверда,
Eo Dm Eo Dm
Чем дольше умираю, тем верней жива,
Eo Dm
Глюкоза
Eo Dm
В занозах пчёл —
Eo Dm Eo A
Их ран ищу ещё и мне сладка беда.

Мой поезд пятится вперёд и время — воск,
Я возвращаюсь, но себя не узнаю.
Глюкоза
В занозах ос,
Пою в глазах стрекоз любовью на износ.

A Dm
В сумерках светла темнота,
Am
Я уже не та, что была,
G
В сумерках темна белизна —
Dm
Но тверда вода.
A Dm
Там за мёртвой рекой
Am
Смерть гуляет с клюкой,
G
Но жива трава
Dm
Под её ногой.

Проигрыш: G Dm G Dm G Dm G Dm A

И ты не сделаешь привычкою любовь —
Я далеко, и нелегко найти мой след,
Глюкоза
В занозах бед,
Смотрю на ос до слёз и гвозди их во мне.

Так уходи, оставь без жалости сей град,
Я ненавижу всё, что может быть моим,
Глюкоза —
И в ульях дым,
Хлеб плена горек, но свободы сладок яд!

8 апреля 1999

Голем

Когда эти люди убиты горем —
Приходит к ним улыбающий Голем,
Во рту бумажка на арамейском,
А в ней — из песни слова «мы вместе!».

Всегда одетый в одно и то же,
Он то старее, а то моложе,
Он то нежнее, то грубиян,
Он то трезв, то пьян.

Когда эти люди кричат и смеются —
Приходит к ним ветер революций,
И он поёт песни в дырявом конверте,
Я была на концерте — жаль, что он о смерти.

Когда эти люди хотят дать жару,
Они начинают петь под гитару.
Мне нравятся их довольные морды,
Жаль, что все их песни на те же аккорды.

Голубочек

D G D A
Белый голубочек на моей руке,
D G D A
Аленький цветочек, пчёлка на листке,
D G D A
Ты в такой печали, я в такой тоске,
D G D A
С кем не бывало, с кем?

D G D A
Прощай, детка, жаль, но это так —
D G D A
В моей клетке не быть тебе никак,
D G D A D G
В моих руках не быть, детка, лети вдаль,
D A D
Жаль, но это так.

Нарисуй мне небо на стекле окна,
Сказка это небыль, а весна одна,
Вот кусочек хлеба, вот глоток вина,
Не поминай лихом, не поминай.

Прощай, детка, жаль, но это так —
В моей клетке не быть тебе никак,
В моих руках не быть, детка, лети вдаль,
Жаль, но это так.

Белый голубочек, чистые глаза,
Отчего, цветочек, на щеке слеза?
Отчего не хочешь ты улететь назад?
Сказать бы, сказать, да нельзя…

Прощай, детка, жаль, но это так —
В моей клетке не быть тебе никак,
В моих руках не быть, детка, лети вдаль,
Жаль, но это так.

05.1992

Горечь

стихи — Марина Цветаева

Am E Dm C
Горечь! Горечь! Вечный привкус

Dm E
На губах твоих, о страсть!

Am E Dm C
Горечь! Горечь! Вечный искус —

Dm E
Окончательнее пасть.

Dm Am
Я от горечи — целую

Em D Em
Всех, кто молод и хорош.

D Em
Ты от горечи — другую

D E
Ночью за руку ведешь.

Припев:

Am E Dm C
Горечь! Горечь! Вечный привкус…

С хлебом ем, с водой глотаю
Горечь-горе, горечь-грусть.
Есть одна трава такая
На лугах твоих, о Русь.

Припев:

Am E Dm C
Горечь! Горечь! Вечный привкус…

1985

Горечь-трава

H7
Жёлтые соцветия пижмы —

Hm
Пожуешь — горечь, горе забудешь напрочь…

Hm Hm\A
Горечь-трава горька,

Hm Hm\A
Пожуй, глотни молока —

Hm Hm\A
Горечь-трава

Hm\G Hm\G# Hm\A
Лечит от ран.

Hm Hm\A
Рано пора с утра —

Hm Hm\A
Сорви, прикуси слегка —

Hm Hm\A
Горечь-трава

Hm\G Hm\G# Hm\A
Горька.

Hm Hm\A
В полночь позднюю звёздно —

Hm Hm\A
Попробуй в рот взять травы —

Hm Hm\A
Закуси на зуб,

Hm\G Hm\G# Hm\A
Лизни на язык…

Hm
Горько только в первый миг,

D
Горлу горько во второй миг,

A
Сердцу горько биться

E G
В третий миг,

Hm
А в четвертый — сбросит

D
Трава отраву,

A
По росе скосит

E G G
Слева направо. (o-o-o)

Все горести, все хворости
Как сорняки, с корнями сорвёт,
В землю зароет,
Песком закроет.
Речь травы кратка,
И спросит трава траву наяву:
— Больно болит голова?
— Больно только сперва.
А после больно и сладко,
Как поцелуй украдкой в оградке,
Как украденный плод запретный.

Как жаркое, жаркое, жаркое лето,
Как рожденье поэта, как смерть поэта,
Как кондуктор, рвущий билеты в Лету,
Билеты в полёты, билеты в Нету,
Билеты в Это.

Все былью порастёт —
Боль порастёт быльём,
Белым бельём вытрет былое.
Было ли больно,
Не было ли больно? —
Не помню слова,
Стала памятью слаба —
Помню, было так сладко,
Так сказочно сладко!
Мёдом таким мазано,
Что мухи и пчелы
Слетались украдкой —
Они на сладкое падки.

Растаскают всё без остатка
По ульям, по гнёздам
Пчёлы и осы,
Попрячут медовые капли, запасы
На зиму уложат
В восковых ложках,
И не узнают, что эта сладость
Быть может, из горечи, из отравы,
Из горечь-травы этот мёд, из горести
Эта радость,
Эта сладость!

Жужжите, счастливые прозрачнокрылые —
Мёд — это ваше священное право.
Жужжите в травах,
Жужжите в травах —
Земля может всё исправить.
Горе очистить до счастья, до радости,
Заново вымыть до яркого блеска,
Песком натереть потускневшую память —

Травой начистить,
Листьями выстелить,
Выбить из плена,
Взрастить из тлена,
Возродить из пены,
Вымыть до сини полынью,
Вышибить клином клин,
Аминь!

Лето 1993

Горицвет

Использована русская народная песня «Соловейка мой»

Одни забывают на солнце
Лоскутные одеяла,
Другим недоверчивый праздник
Не дарит бумажных цветов.
Фонарики из пластмассы
Расплавятся от их пальцев,

Я спою:
Гори, гори, мой цвет,
Мне отсюда иной дороги нет,
Ночь-полночь, полдень-день, нельзя отдохнуть,
Xочешь-не хочешь — гори мой цвет,
Горицвет.

В пути от ангела к зверю
Звезда умирает от жажды,
Я тоже хотела быть чистой,
Но я не сильней других.
Однажды они проснутся
И не увидят неба,

Я спою:
Гори, гори, мой цвет,
Мне отсюда иной дороги нет,
Ночь-полночь, полдень-день, нельзя отдохнуть,
Xочешь-не хочешь — гори мой цвет,
Горицвет.

Я не играла в их игры —
Они шагали след в след,
Капризные дети чугунных богов,
Цветы из бумаги в костре.
Я знаю, что всё, что будет,
Однажды начнёт кончаться,

Я спою:
Гори, гори, мой цвет,
Мне отсюда иной дороги нет,
Ночь-полночь, полдень-день, нельзя отдохнуть,
Xочешь-не хочешь — гори мой цвет,
Горицвет.

Соловейка мой маладой,
Тебе голос тоненькай.
Отчупися от мене,
Был я в чужой старане…

Господи

C E
Господи,

Am F
В этом мире столько зла,

Dm G
Столько горя и страданий,

C E
Господи,

Am F
Дай же капельку тепла,

Dm E
Для детей голодных — хлеба,

F G
Для слепых — осколок неба.

C Dm E Am
Помоги мне, Господи, твоя власть,

C Dm E Am
Ниже, чем упала, не упасть,

F G C E Am
Может быть, тогда я смогу посметь

F G C E E
Выше чем взлетела полететь!

Господи,
Ты всесилен, помоги
Всем заблудшим выйти к свету,
Господи,
Пусть помирятся враги
И добрее станет время,
Xолод душ людских согреет!

Научи меня беду забывать
И тоску другой тоской закрывать,
Может быть, тогда я смогу посметь
Выше, чем взлетела, полететь!

Господи,
Дай мне силы вынести
Время скорби и печали,
Господи,
Защити от горестей,
Дай мне сил желать и сметь,
Жить, дышать, осилив смерть!

Помоги мне, Господи, твоя власть,
Ниже чем упала не упасть,
Может быть, тогда я смогу посметь
Выше, чем взлетела, полететь!

1987

Давно мы дома не были

слова А. Фатьянова, музыка В. Соловьёва-Седого

Горит свечи огарочек,
Гремит недальний бой…
Налей, дружок, по чарочке,
По нашей фронтовой!

Налей, дружок, по чарочке,
По нашей фронтовой,
Не тратя время попусту
Поговорим с тобой.
По-дружески да попросту,
Не тратя время попусту,
Поговорим с тобой.

Давно мы дома не были.
Цветет родная ель,
Как будто в сказке-небыли
За тридевять земель.

Как будто в сказке-небыли
За тридевять земель,
На ней иголки новые,
Медовые на ней,
На ней иголки новые,
А шишки все еловые,
Медовые на ней.

Где елки осыпаются,
Где елочки стоят,
Который год красавицы
Гуляют без ребят.

Который год красавицы
Гуляют без ребят,
Без нас девчатам кажется,
Что звезды не горят.
Без нас девчатам кажется,
Что месяц сажей мажется,
А звезды не горят.

Зачем им зорьки ранние,
Коль парни на войне,
В Германии, в Германии —
Далекой стороне.

В Германии, в Германии —
Далекой стороне,
Лети, мечта солдатская,
Напомни обо мне!
Лети, мечта солдатская,
К дивчине самой ласковой,
Напомни обо мне!

Горит свечи огарочек,
Гремит недальний бой…
Налей, дружок, по чарочке,
По нашей фронтовой!

Два

Стихи Тове Дитлевсен (пер. с датского)
Вольная обработка Ольги Арефьевой

Два человека на пути
Стояли у меня.
Один из них меня любил,
Другого любила я.

Один живёт в мечтах и снах,
Там без него мертво,
Другой — в преддверии души,
Закрытой для него.

Два человека на пути
Стояли у меня.

Один мне столько счастья дал,
Как ветер, тороплив,
Другой всю жизнь отдал, взамен
Ни дня не получив.

Один зажёг мою кровь
Любовью чистой и живой,
Другой — частица будних дней,
Не посещаемых мечтой.

Всегда их двое, как ни кинь:
Тот любит, а другой любим,
Но раз в сто лет в одном лице
Мой Боже, дай родиться им!

К: Gm Dm CCm Gm
П: Cm Gm GmFGm GmFGm

Девочка-скерцо

Dm
Девочка-скерцо,
B
О чём ты плачешь,
Dm B
Девочка-скерцо?
Dm B
Скерцо зелёного хвойного леса,
Dm B
О чём ты плачешь?
Gm A
Скерцо бьётся как птички сердце,
D B
Скерцо с мёдом, скерцо с перцем,
Gm
Девочка-скерцо,
A
О чём ты плачешь?

Dm B Dm A
Соло, соло на теле виолы, соло,
Dm B Dm A
Соло, соло на голом теле виолы, соло.

Девочка-скерцо,
Чего ты хочешь,
Девочка-скерцо?
Что ты теряешь,
О чём хлопочешь,
Девочка-скерцо?
Знаешь, здесь некуда деться от ветра,
Некуда спрятать сердце, ты знаешь,
Девочка-скерцо, знаешь, что ты теряешь?

Соло, соло на теле виолы, соло,
Соло, соло на голом теле виолы для девочки-скерцо.

Девочка-скерцо,
Здесь всё так зябко,
И всё так зыбко.
В слезах глаза,
На губах улыбка —
Девочка-скерцо,
Gm A
Это всё скрипка, безумная скрипка
Dm B
Свела с ума, но где здесь ошибка,
Gm A
Ты виновата сама, покажи мне,
Dm D
Где эта дверца из смерти в сердце?
Dm A
В вечную жизнь спеши, спеши,
Dm B
Спеши, покажи мне, где эта дверца,
Gm A
Девочка-скерцо, где твое сердце?

В соло, в соло на полом теле виолы, в соло
В соло, в соло на голом сердце девочки-скерцо
Соло на полом теле виолы для девочки-скерцо
Соло, соло на теле виолы для девочки-скерцо

Зима 1993

Дедушка Фред

У меня был друг,
Теперь его нет:
Во всём виноват
Дедушка Фред!

Мы могли бы быть проще,
Могли быть мудрей,
Но в дело вмешался
Дедушка Фрей…

Гордо реет,
Выходит на рейд,
Пока не захиреет
Дедушка Фрейд!

Но я не в дыре
И я не на горе,
Я там, где не пакостил
Дедушка Фре!

Если ты мне друг,
То давай без рук,
А то прибежит
Дедушка Фрук!

У нас не дружба,
А вечный бой,
Стой, а то выйдет
Дедушка Фройд!

К: DCDCD DCDCD
C G A DCDCD
П: A G F G
Фин: G D Am

Дезертир

Использована русская народная песня «Не порой ты заря занимаесся»

D A Hm G D A Hm G
Я дезертир с холодной войны,
D A Hm G D A Hm G
Я дезертир без чувства вины,
D A Hm G
Избегнувший тлена, ушедший от плена,
D A Hm G
От соли измены до боли в коленах,
D A Hm G
От дула и дули, мозоли на венах,
D A Hm G
От пуль со спины до чужой стороны.

D A Hm G
Я — дезертир
D A
В борьбе за мир
Hm G
Не за совесть, а за страх,
D A Hm G
Я — дезертир,
D A
Я командир
Hm G D A Hm G
Всех, кто в бегах,
D A Hm G
Кто не в боях.
D A Hm G D A Hm G
Я дезертир с великой резни,
Я дезертир с мышиной возни,
Ты меня не морочь, ведь я иду прочь —
В сторону жизни от этой шизни,
От дула и дули, мозоли на венах,
От пуль со спины, да чужой стороны.
Я — дезертир
В борьбе за мир
Не за совесть, а за страх,
Я — дезертир,
Я командир
Всех, кто в бегах,
Не в сапогах.
Возьми мою шкуру, возьми мои глаза,
Пуля-дура нажми на тормоза!
Наши деды не дожили до победы,
Наши дети возвращаются назад.
Кусай себя в локти, целуй себя в зад,
А меня моя мать не пускает умирать,
А моя жена не хочет спать одна
И детям врать, что я приду опять.

Я — дезертир
В борьбе за мир
Не за совесть, а за страх,
Я — дезертир,
Я командир
Тех, кто в бегах,
Кто не в боях.
Кто не в боях
И не в строю,
Не на рогах
И не в раю,
Не во врагах,
Не в дураках,
И я пою —
Не воюй со мной, не воюй,
Не шагай в строю, не маршируй,
Не стреляй в своих,
Не стреляй в чужих,
Не воюй со мной, не воюй.

Не порой ты, заря, занимаесся,
Не порой ты, заря, занимаесся.
Куды, мил мой дружок, собираесся,
Куды, мил мой дружок, собираесся?
Все солдатушки, все в поход пойшли,
Все солдатушки, все в поход пойшли.
Одна ротушка призасталася,
Одна ротушка призасталася,
С отцом-с матерью распрощалася,
С отцом-с матерью распрощалася…

Июнь 1995

Деревенская

Музыка Бориса Гребенщикова

Зачем ты мастурбируешь,
Ведь рядом — целый я!
А ты лишь проедаешь плешь
Нестроем бытия,
Бежит корова вдалеке
В печали и тоске,
А я лежу, в окно гляжу,
Сжав что-то в кулаке.

Зачем ты флуктуируешь,
Субстанция моя,
Хотя бы фруктов больше ешь,
Получше их жуя,
И будет занят ротик твой
Полезною травой —
При мне, красавица, не вой
Кудрявой головой!

Давно закрыт замок сельпо
И звезды над жнивьем,
Нелепо так стоять столпом
Наедине вдвоем,
Зачем-зачем объятия
Приправлены нытьем?
Мы как аристократия
Друг другу не даем!

К: G D D G
П: C G D G

Джа пустит трамвай

Am G
Реггей, реггей, растаманский джаз —
Am G
Мы любим Джа, а Джа любит нас —
Am G
Для чего нам что-то ещё —
Am G
У нас уже всё есть.

Am G
Джа купит нам ганджа, Джа впишет на флэт,
Am G
Поставит нам пиво, приготовит обед,
Am
А мы будем петь реггей
G Am G
Неважно там или здесь.
Am G Am G /4 раза
Джа пустит трамвай из болота в рай

Кайя знает дорогу до рая —
Держись вслед за ней, мой брат Исайя,-
Она утверждает,
Что эта задача простая.

Зачем суетиться в слезах и тоске? —
Мы — голые дети в горячем песке,
Лепим куличики из гашиша —
Дети Джа.

Джа пустит трамвай из болота в рай

Мы не умрём, пока мы будем петь,
А мы будем петь, пока не в кайф умереть —
Джа знает, куда нам идти,
Пойдем спросим его.

Растафара жив, рок-н-ролл уже нет —
Джа купит нам пиво, траву и обед,
Реггей, реггей, реггей
И больше ничего.

Джа пустит трамвай из болота в рай

Октябрь 1992

Джаз-до-Сокола-в-парк

И джазовый вечер у «Бедных людей»*,
У газовой печи и бледных идей,
И хиппи на плане с заточкой в кармане,
И поезд до Сокола в парк.**
Мы строили лодки и звали их «мани»,
Мы выпили водки, но стали туманней,
Сменяли Армани на дырку в кармане
И вышли, как Жанна д`Арк,
На поезд до Сокола в парк.

Скажу тебе правду — не верь корифеям
Всех этих закусочных-баров-кофеен,
Мы — бледные люди, храним, не имея,
Наш поезд — до Сокола в парк.
Скажи, где все эти чудесные школы,
Морковные соки и двойственность пола?
Куда это смыло и чем раскололо
Наш поезд до Сокола в парк?
Заварка уже превратилась в ядрицу,
Опасную бритву и красную птицу,
Кривую струну, полупьяную пиццу
И поезд до Сокола в парк.
Я рано приехала в завтра на стрелку,
Я рану прикрыла сушеной побелкой,
Всё стало так мелко, как масло в горелке,
И чай — бестолковый вторяк,
И поезд — до Сокола в парк.

Вся жизнь — на изломе, метро — на разломе,
Мы слушаем сны в акустическом доме,
Всё это не с нами, а в будущем томе,
Наш поезд — до Сокола в парк!
Сегодня мы — франты с немытой манишкой,
Шуты в аксельбантах с просроченной фишкой,
Мы — мальчики с письками дольше умишка,
Мы — поезд до Сокола в парк.
Мы кони, впряжённые в сани «валетом»,
Поэты, сражённые вражьим стилетом,
Мы трупы до вони, но речь не об этом,
Наш поезд — до Сокола в парк!
Неприбраны рельсы, без градусов Цельсий,
Идут поезда не туда, куда песни,
Повсюду простуда, куда не прицелься,
И поезд — до Сокола в парк!

Любимый! А может быть, просто случайный…
Забыл ли ты всё то, что было вначале?
Отчаянье страсти, и ложечка в чае,
И тот ослепительный парк,
Куда поезда уходили со свету
С тобою в зубах, как счастливым билетом,
Откуда назад возвращения нету,
Где ждут Иоанн или Марк?
Быть может, ты всё позабыл по запарке?
А мы — перестарки, твердеем при варке?
Бастарды, займем пьедестал в зоопарке
И выйдем, как Жанна д`Арк,
На поезд до Сокола в парк,
Где ворон под аркою «Карк!»,
На поезд до Сокола в парк.
На поезд до Сокола в парк!
* «Бедные Люди» — был такой клуб в Москве. Однажды меня пригласили туда на джазовый вечер, но когда я пришла — не пустили. Я поехала домой на метро, на Соколе всех высадили, и на станционной лавочке я написала это стихотворение. В клубе я так и не побывала.

** «Сокол» — станция метро в Москве, на которой поезда часто высаживают пассажиров и уходят в парк.

куплет: DA |GGGA |DA |GA |2p
припев: FG |D |FFGA |D |
модуляция: FC |BBBС |FC |BС |4p
припев: AbB |F |AbАbBC |FFFGA|
соло и финал = куплет от D + припев от F

Джейн

Я смотрел на движенье бедра впереди —
Ты плыла, как корабль пустыни.
Мое сердце взыграло кимвалом в груди,
Я шептал «О, майн готт!» на латыни.
Ночью грезил тобой, не смыкая глаз,
Я не спал, жёг свечу из вощины,
Я любил тебя, Джейн, я хотел твоих ласк,
Ну, а ты оказалась…

У меня голова кружилась до слёз,
И взывал я кому-то свыше.
Я твердил молитву, то пьян, то тверёз,
Свято веря, что буду услышан.
Я готов был целовать песок,
Поглощенный страсти пучиной,
Я был нежен, безбрежен, высок,
Ну, а ты оказалась…

И теперь сижу, уставившись в пол,
И в окно, и в двери, и в стену.
Как ужасен этот прекрасный пол,
Что высаживает на измену!
Помню, как задрал твою юбку и взвыл —
Вот, что было тому причиной:
Побелел, словно смерть, и упал без сил —
Моя Джейн оказалась….

На твоей мини-юбке — мои следы,
На груди во-вторых и в-третьих.
Ну, а где следы от моей бороды —
Я не смею сказать при детях.
Натурал я, клянусь, но просто увяз,
Не стремился к чуждым фетишам!
Как взгляну в глубину твоих томных глаз —
И не смею взглянуть пониже!

Слушал джаз — и как пёс выл в унисон
То с гобоем, а то с трубою.
Я воронкою грёз был засосён,
Преисподней больной голубою.
Ну, зачем я летел в королевство Тай
И знакомился там с тобою?
Мне не зря друган говорил: «Не летай!
Вместо баб там одни ледибои!»

Да и сам я стал не совсем мужик,
Раз повёлся на твой театр.
Ты сказала басом: «Привет, старик!»
И сглотнул твой кадык, ностра патер!
И судьба вкривь и вкось пошла в тот миг,
Кверху дном, и задом, и юзом.
Я попался в твой плен, признаю напрямик,
И связал себя с Джейн союзом!

Иногда я срывался на крик и вой:
«Уходи из моей постели!»
Но неужто я разлюблюсь с тобой
Из-за глупой ошибки в теле?
О, моя любовь, что мне делать с ней?
Моя — под любой личиной!
О, майн готт, матка боска, о, санктус дей,
Ну зачем моя Джейн ты…

О, секс-бомба Джейн, у нас не будет детей,
И фаты, и законного брака.
Нет печальней моей среди всех повестей,
Эта песня — о бездне мрака.
Это песня о том, что дурак я сам,
Не с кем мне поделиться кручиной.
Не сказать пацанам, да и маме — лишь вам
Мой секрет, что она
Мужчина!

С#m / G#7 / G#7 / C#m /2 раза
F#m / C#m / C#7 / F#m /
C#m G#7 / C#m H7 / E H7 / E G#7 /
C#m / C#m / C#m / C#m /
финал: С#m / A G#7 /4 раза С#m

Джокер

Чёрный свет на белой бороде,
Небо и грязь — одного цвета,
Бог, если есть — то скажи ты мне, где?
И кто я, если тебя нету?

Я — перчатка с твоей руки
Или я — птица в твоей постели?
У неба есть свои земляки
А я небожитель в земляном теле!

Я гол, я — голем, смотрю в грозу —
Грохочешь ты, расставляя мебель,
Зачем тебе я, сидящий внизу,
Смотрящий глиняно в твою небыль?

Ну ответь мне хотя бы звук!
Прошепчи мне хотя бы слово!
Мне херово без твоих рук,
А ты недоступен снова!

Смотрю глазами зверей и птиц —
Всё чёрно-белое без изьяна,
Контур чёрный у моих глазниц,
А у твоих — белым осиянный!

Я — раввин, и я — муэдзин,
Выпил дождь — поперхнулся пылью,
Равнин беспородный певец и низин,
Стою с бутылью, но, хочешь — вылью!

Если я карта — то ты игрок,
Там, в страшной выси, вниз мечешь бисер.
Я — плохой бог, это мой итог,
Вверх по лестнице, ведущей книзу!

Играешь в таро или в дурака?
Я — король или я — повешенный?
Ну покажи себя вполглазка,
А то чёрное-белое всё кромешное!

Ну ответь мне хотя бы звук!
Меня держит уровень выше буден.
Я — бесколодный джокер, и вдруг
Я — шут, поэтому неподсуден!

Я — не игрок, но знаю цену строк,
Я — не поэт, но попадаю в строчку,
Это морок, или я пророк?
Начало творения или точка?

куплет: AmAmDmEm |AmG |AmDm |AmE |3р
припев: CCGC |CCGAm |DmAm |EEEAm |2р

Динь-динь-динь

H Em Am Em
Динь-динь-динь,
H Em Am Em
А он мне говорил — пойдём со мной,
H Em Am Em
Динь-динь-динь,
H Em H
А я поверила ему напрасно,
Em Am Em H Em Am Em (H)
Для чего я поверила ему?

Динь-динь-динь,
Он посмеялся над моей судьбой,
Динь-динь-динь,
А я поверила ему напрасно,
Страстно я поверила ему.

H
Я стою, смотрю на небо,
Птицы улетают, тают
В облаках, в вышине,
Em AmEm H Em Am Em (H)
И не знаю, для чего я поверила ему?
Напрасно я поверила ему!

Динь-динь-динь,
Не знаю, как мне с этим быть сейчас?
Динь-динь-динь,
Передо мной его глаза так ясно,
Мама, я поверила ему!

Динь-динь-динь,
Не знаю, как об этом мне сказать,
Динь-динь-динь,
Ведь я поверила ему напрасно,
Ах, зачем я поверила ему!

Я стою, смотрю на небо,
Птицы улетают, тают,
В облаках, в вышине,
И не знаю,
Для чего я поверила ему?
Ах, мама я поверила ему,
Напрасно я поверила ему,
Страстно я поверила ему!

Июнь 1996

Длинная

Оторвали от руля,
Не вращается земля,
Только я иду с нуля.
По-собачьи запою,
По-звериному сжую
Глупую любовь свою.

Длинную, длинную, словно поле минное,
Долгую, долгую, будто дно под Волгою.
Я не сбросок, не ощеп,
У меня есть соль и хлеб,
И под звездами вертеп.
Я завою на луну,
Ее свет пойдет ко дну,
Как слюну любовь сглотну.

Длинную, длинную, как похмелье винное,
Жаркую, жаркую, как огонь над чаркою.

По походке, по глазам
Я приметен небесам,
Спотыкаю себя сам.
То по-птичьи засвищу,
То по-рыбьи заплещу,
Я любовь свою тащу.

Сильную, сильную, словно многожильную,
Давнюю, давнюю, как траву отравную.

Оторвали от руля,
Не вращается земля,
Только я иду, скуля.
По-собачьи запою,
По-звериному сжую,
Глупую любовь свою.

Длинную, длинную, как поля целинные,
Долгую, долгую, словно дно под Волгою.

Дождик

D+4 E+4
Дождик-дождик, пуще,
D+4 E+4
Дам тебе гущи,
D+4 E+4
Ещё дам хлеба
D+4 E+4
И немного неба,
И глоток чаю
И своей печали,
Соли и перца
И обломок сердца,
Молока и мяты
И пшеницы сжатой,
Кислого вина
И полночного сна,
Острие бритвы,
Шепоток молитвы,
Мокрого снега,
Горячего бега,
Зелёной травы
Да больной головы,
Да глупой любови,
Да горячей крови,
Да порванной жилы,
Да сырой могилы,
Да жёлтого листа,
Да во поле креста…
Дождик-дождик, пуще, дам тебе гущи,
Дождик-дождик, пуще, дам тебе гущи,
Дождик-дождик,дождик-дождик,
Дождик-дождик,дождик-дождик…

Весна 1991

Дом, которым заведует ЖЭК

А вот мой любимый дом —
Дом, которым заведует ЖЭК,
Вот парадный подъезд,
Где имею я счастье жить,
А вот Пётр Иваныч несёт
Из дома бутылку вина,
А вот у него на углу
Расстегнулись большие штаны.

А вот тётя Зина, жена
Петра Иваныча в энтих штанах,
Она кричит на него из окна
И нецензурно бранит.
Из окна любимого дома,
Которым заведует ЖЭК,
Того самого, значит, подъезда,
В котором имею я жить.

А вот собутыльник Петра —
Аполлон Питиримыч Гуськов,
Он дрожащей рукой наливает
В стаканы то само вино,
Которое принёс Пётр Иваныч,
Которого кроет жена
Из окна любимого дома,
Которым заведует ЖЭК.

А вот строгий милицанер,
Он появляется из-за угла —
Арестовать Аполлона с Петром
За распитье в общественном месте.
И конфисковать бутылку с вином,
Как орудье правонарушенья
Под сенью любимого, значится, дома,
Которым заведует ЖЭК.

А вот жена того милицанера
Лупцует супруга по морде,
Завидев, что тот допивает
Остатки орудья втихушку,
Которое конфисковал он
Сейчас у Петра с Аполлоном
На фоне любимого дома,
Которым заведует ЖЭК.

А вот и начальник ЖЭКа,
Завидевши все безобразья,
Отключает горячую воду,
Отопление, газ и свет,
Чтоб навести, наконец, порядок
В стенaх любимого дома,
Того самого, коим по праву
Издревле заведует ЖЭК!

куплет: Hm |F#m |A |Hm |2р
припев: DA |HmEm |DA |HmEm |DA |HmA |Hm |Hm |

 

Домик красных фонарей

Я не помню белых и голубых огней,
Только лишь фонарик красный шепчет мне о ней.
Я — как пьяный мотылек, ты — пламя жарких чар,
Ты — продажная подруга, я — простой фигляр.

Всё хочу уйти с дороги — ноги к ней ведут,
Не ищу, но вот он рядом — дом, в котором блуд!
Я бы мог любить тебя хоть бедной, хоть любой,
Но ты моё сердце рвёшь, торгуя там собой.

Домик красных фонарей, эй!

Эй, не подходите близко — здесь опасный цвет,
Нас учили светофоры: красный — хода нет.
У дверей стоишь и плачешь, тушь стекает с глаз,
Неудача, жаль что я хреновый ловелас!

Вдруг тебе судьба сулила роль моей жены?
Только в лучшем случае отдашься в полцены!
Очень мало тут веселья, водкой лишь залить,
Потому иду с похмелья, жалок и небрит.

Домик красных фонарей, эй!

На тебе корсет атласный, шпильки-каблучки,
На твоей фигуре классной всё по-щегольски.
Только что тебе за польза от твоей красы:
На такой дорожке скользкой — с прайсом за часы?

Я б тебя увёз, покинув твой бардак-содом,
Но как же увезёшь из девушки публичный дом?
Потому стою, несчастный, здесь под фонарём,
Ах, цветочек ты мой красный под нетопырём!

Домик красных фонарей, эй!

вступл=припев:
Am Dm\H Am\C Dm/H /3 р. F E7
куплет:
Am / Am E7 / Am / F E7 Am Am /2 раза
Сm Aь / Cm G7 / Cm Aь / G E7 /
Am / Am E7 / Am / F E7 Am Am /
модуляция:
Hm / Hm F#7 / Hm / G F#7 Hm Hm /2 раза
Dm B / Dm A7 / Dm B / A F#7 /
Hm / Hm F#7 /Hm / G F#7 Hm Hm /
припев: Hm Em\C# Hm\D Em\C# /3 раза
G F#7 финал: F#7 Hm

Дорога в рай

Hm G D A
Так любят джаз, так любят вино,
Hm G D A
Так воплощают содержание снов,
Hm G D A
Так встают на ступени, ведущие в рай,
Hm G D A
Так живут все, кто умрёт всё равно.

Так вынимают гвоздь из стены,
Так ждут удара со стороны спины,
Так выходят из дома, собравшись в рай,
Так идут на войну, так идут с войны.

Hm G D A Hm
А ты играй, а ты играй, играй —
G D A
Может быть, увидишь дорогу в рай.
Hm G D A Hm
А ты играй, а ты играй, играй —
G D A
Может быть, увидишь дорогу в рай.

Так медный пятак проверяют на зуб,
Так вытирают поцелуи с губ,
Так, уже встав на дорогу в рай,
Опять забывают считать каждый рупь.

Так рожают детей, не зная отца,
Так встают во весь рост, не боясь свинца,
Это так больно — дорога в рай,
Но жизнь — из яйца, а начало — с конца.

А ты играй, а ты играй, играй —
Может быть, увидишь дорогу в рай.
А ты играй, а ты играй, играй —
Может быть, увидишь дорогу в рай.

Кто здесь есть богатый — ответь,
Как серебро превращают в медь,
Как выворачивают нутро по дороге в рай,
Как добро превращают в плеть.

Как наутро легко смотреть
На то, как изящно танцует смерть
На горячей дороге, ведущей в рай,
И даже пытается что-то петь.

А ты играй, а ты играй, играй —
Может быть, увидишь дорогу в рай.
А ты играй, а ты играй, играй —
Может быть, увидишь дорогу в рай.

Ты большой хозяин сонной травы —
Это значит, тебе не сносить головы,
Это значит, рядом дорога в рай,
Где на губы трубы наложены швы.

Где наливают в гитару воды,
Где обнимают, косясь на лады,
Где, видя сон про дорогу в рай,
Успевают проснуться за миг до беды.

А ты играй, а ты играй, играй —
Может быть, увидишь дорогу в рай.
А ты играй, а ты играй, играй —
Может быть, увидишь дорогу в рай.

Лето 1993 — Март 1994

Дочь человечья

(Hm) F# Hm Em Hm
Вот так она плачет, а так смеётся,
Em Hm F# Hm
А так играет у края ветра,
F# Hm Em Hm
Вот так ей спится, а так поётся
Em Hm F# Hm
Там, где не пел ни один из смертных,

Em Hm F# Hm
Там, где ни ангел и ни бродяга
Em Hm F# Hm
Не оставляли следов от века,
Em Hm F# Hm
Там, где так больно и где так ярко,
Em Hm F# H Em
И где слишком жарко для человеков.

Am Em H Em Am Em H Em
A…
Am Em H Em Am Em H H
A…

Где то ли кто-то, а то ли нечто
О том поёт, что Бог это птица,
Где смерти просила дочь человечья,
Чтоб вновь родиться и вновь разбиться —

Там, где ни ангел и ни бродяга
Не оставляли следов от века,
Там, где так больно и где так ярко,
И где слишком жарко для человеков.

В полночь, прикрывшись одеждой из лилий,
Она проходит от двери к двери,
Она может сделать, чтоб её любили
Люди и птицы, рыбы и звери,

От жала пчелы и до жалости cello* —
Обо всём расскажет её тело,
Перед тем, как уйти в темноту могилы,
Она сделает так, чтоб её любили!

1992

Дрянь

Стихи и музыка — Майк Науменко

Ты дрянь!
Лишь это слово способно обидеть, ты дрянь!
Я не могу тебя любить, но не хочу ненавидеть,
Ты не тот человек, с которым я способен жить,
Когда ты лжешь мне в лицо, я готов тебя убить.
Ты бьешь мои тарелки одну за другой,
Ты строишь всем глазки у меня за спиной,
Ты дрянь.

Ты продала мою гитару и купила себе пальто,
Тебе опять звонят весь день — прости, но я не знаю, кто.
Но мне до этого давно нет дела,
Вперед, детка, бодро и смело!
Ты дрянь.

Ты спишь с моим басистом и играешь в бридж с его женой,
Я всё прощу ему, но скажи, что мне делать с тобой?
Тебя снимают все подряд — и тебе это лестно,
Но скоро другая займет твое место,
Ты дрянь.

Ты клянчишь деньги на булавки — ты их тратишь на своих друзей,
Слава Богу, у таких, как ты, не бывает детей.
Ты хочешь, чтоб все было по первому сорту,
Но готова ли ты к пятьсот второму аборту?
Ты дрянь.

Ты вновь рыдаешь у меня на плече, но я не верю слезам,
Твое красивое лицо катится ко всем чертям.
Но скоро, очень скоро, ты постареешь,
Торопись — и тогда, может быть, ты успеешь,
Ты дрянь, маленькая дрянь.

Нет, ты не тот человек, с которым я способен жить,
Когда ты лжешь мне в лицо, я готов тебя убить.
Наверно, мы слеплены из разного теста,
И скоро другая дрянь займет твое место,
Дрянь…

Дуб зелёный

текст из древнеиспанской народной лирики
автор перевода пока не выяснен

A7 D E A A7
Как я, мама, шла на богомолье,
D E A A7
Шла одна я через чисто поле.

D E A A7 D E A A7
Только дуб зелёный, дуб зелёный

Без подруг, чтоб быть поближе к Богу,
Да не ту я выбрала дорогу

Только дуб зелёный, дуб зелёный

Я на тропке горной притомилась,
Прикорнула я под сенью дуба,
А когда средь ночи пробудилась,
Крепко обнимал меня мой любый.

Только дуб зелёный, дуб зелёный

Пригорюнилась я, как пошло светати,
Так сподобилась я Божьей благодати.

Только дуб зелёный
Дуб зелёный.

1989

Духовный лётчик

Духовный лётчик, мой пилот,
Опять духовный недолёт!
И ты застрял на небесах, и время встало.
Метафизический игрок —
Ты много смел и много мог,
Но время сделало виток — и всё сначала.

Недобежать, недоидти,
Там высота — с ней не шути,
Недопоэт, недоаскет, бред!
Недосвятой, недопророк,
Но я сижу у твоих ног,
Гляжу на твой силуэт —
Больше таких нет!

Духовный лётчик, мой пилот,
Опять духовный недолёт!
Ты пьёшь божественный компот, чтоб просветлиться.
То прячешь джокер в рукаве,
То ищешь истину в траве,
А на дырявой голове гнездятся птицы.

Духовный лётчик, мой пилот,
Опять духовный недолёт!
Искал дорогу в небосвод, пожёг всю карму,
И вот завис — ни вверх, ни вниз,
И нету виз ни в смерть, ни в жизнь,
Ни в тартар, и ни в парадиз, одна гитара!

куплет: С#m |H |C#m |HG#7 |2р
припев: EmHm |AHm |EmHm |F#m |2р F#m |
финал: H |C#m |HG#7 |C#m |4р

Еженедельник

Важное: не забыть лечь спать,
Неважное записано в еженедельник.
Смотри на мир, белеющий как кровать,
Постеленный в сумерках под сочельник.

Граница, делящая небо и грусть,
Не заперта — взглядом ищу отмычку,
Отдаю себе отчет — это ученичество,
Хоть не знаю, чему и зачем учусь.

Лишь улыбаюсь воспоминаниям
О том, что на самом-то деле белое:
Как, пятилетняя, говорю маме я —
«Если б не мультики — лучше б меня не было».

Ищу зазор между снегом и мной
И понимаю: одно и то же мы:
Снег горизонтальной лежит стеной,
Я с каждой смертью на жизнь моложе.

И эта картина стоячих волн —
Красива, словно походка смерти,
Кто бы ты ни был, куда б ни шел,
Ты неподвижен — ты ось круговерти.

Внутри есть точка — она стоит,
Как этот вот снег и вот эти сумерки,
Как это окно и пустынный вид
Мира, где кроме тебя, все умерли.

А ты бессмертен, ибо ты бог,
Все можешь, хоть разве от этого легче?
Ты встаешь и хочешь шагнуть за порог —
Вовне — к пустому листу навстречу.

Оставить следы, немоту истоптать,
Создать подобие мира и краски,
Упасть как печать, возмутить, раскатать —
Физиономия снега бесстрастна.

Ему все равно, его в самом деле нет,
Неважно, что холодно в нем коленам,
Какая там истина? — даже снег
Во тьме белый и черный одновременно.
Одновременно…

Чеснок честен, а лук лукав,
Грешна гречка, жива жимолость…
Кто-то в итоге останется прав,
А я все склоняюсь к нелюдимости.

Как танцевать — так все чаще одной,
Как играть — то не с кем и некому.
Легче общий язык найти с тишиной,
Чем слово хотя бы одно с человеком.

Дальше идти пора, но впереди черта:
Через нее исключительно в одиночку,
Неважно, условна она или черна,
Переступая ее, отрекаешься прочих.

Отныне нет для тебя новостей,
Событий, сплетен и прочей нуди —
Не с кем сражаться и делать детей:
Ты победил. Победителей — судят.

Если Джа хочет, то Джа хлопочет

A D E
Вокруг всё летает, но не даётся в руки,
A D E
Тебя обнимают то сёстры, то суки,
A D E
Ты хочешь быть вновь как трава зелёным,
A D E
Еще не старым, еще влюблённым.
A D E
Есть тысяча способов бегства из плена —
A D E
Море с овчинку, небо по колено,
A D E
Но кошек, которые скребутся в душе,
A D E
Не очень-то просто выгнать взашей.

A D E A D A
Но если Джа хочет, то Джа хлопочет,
A D E A D A
Если Джа хочет, то Джа хлопочет —
A D E A D A
Попроси у него — может быть, этой ночью
A D E A D A
Он даст тебе всё, а ты дашь всем прочим.
A D E A D A
Попроси у него — ё — ё — ё — ё! / 2 раза
Ты шляешься голым, голодным, но пьяным,
Пытаясь прогнать из мозгов тараканов —
Фальшивой монеты орёл или решка —
В паршивой игре ты король или пешка.
Не скоро закончатся белые ночи,
Не скоро свершится всё то, что пророчат,
Не скоро руда превратится в сталь,
Не скоро Всегда разлетится вдаль.

Но если Джа хочет, то Джа хлопочет,
Если Джа хочет, то Джа хлопочет —
Попроси у него — может быть, этой ночью
Он даст тебе всё, а ты дашь всем прочим.

Не скоро закончится грязное зелье,
Не скоро веселье свернет на похмелье,
Не скоро вода превратится в вино,
Не скоро еда превратится в говно.
Закрой лицо, чтоб тебя не узнали
Ангелы, льющие слезы печали
О том, что конечно мы будем в раю,
Но не раньше, чем миру настанет каюк.

Но если Джа хочет, то Джа хлопочет,
Если Джа хочет, то Джа хлопочет —
Попроси у него — может быть, этой ночью
Он даст тебе всё, а ты дашь всем прочим.

Март 1993

Если пуля

Стихи — Дорт Палам Сухийн, Монголия

Am
Если пуля тебя ранит,
E Am
Только ранит — не убьёт,
G C Dm
Эту рану врач зашьёт
E F
И она болеть не станет,
Dm Am E Am
Если дождик не пойдёт.
Dm Am E Am
Если дождик не пойдёт.

Если друг тебя обманет —
Не убьёт, а только ранит,
Только в сердце попадёт —
Время рану не затянет,
Врач иголкой не зашьёт.
Врач иголкой не зашьёт!

1995

Есть ли тебе, что сказать

Есть ли тебе, что сказать
Смертнику перед расстрелом?
Ты остаешься целым,
Он идет умирать.

Есть ли тебе, что сказать
Убийце перед убийством?
Ты остаешься чистым,
Он идет убивать.

Есть ли тебе, что сказать
Женщине перед абортом?
Ты остаешься за бортом,
Она идет убивать.

Я в каждом опять узнаю себя,
Струной гитары звеня.
Переставляю звуки и слова.
Но слышит ли кто-то меня?

Есть ли тебе, что сказать
Солдату перед атакой?
Ты остаешься плакать,
Он не вернется назад.

Есть ли тебе, что сказать
Коровам, ведомым на бойню?
Кто ты со своей любовью —
Когда их ведут под заряд?

Есть ли тебе, что сказать
Миру, что смертью повязан?
Есть ли такая фраза,
Что может все развязать?

Я в каждом опять узнаю себя,
Струной гитары звеня,
Кричу в небо звуки и слова,
Но слышит ли кто-то меня?

Ты слышишь меня, ты слышишь меня,
Скажи, что ты слышишь меня!

К: СFCС CFGG FGCF CFGG FGCC
П: EmAmEmAm FFGG FGCF CCGG
1. FGCС 2. FGCAm FGCС

Ефросинья

В чем ты виновата — знаешь только ты,
Очи — опиаты, волосы — цветы.
Платье и заклятья из гитарных струн,
Поступью и статью — в тех, кто вечно юн.

Ефросинья,
Ты носила
Кольца на пальцах ног,
Серьги, вдев в пупок,
Ладони одной хлопок.

Сны твои — стеклярус, и слова — слюда.
Твоя прекрасна ярость, и радость — как беда.

Неразборчив почерк, но как руны вязь,
То — как между прочим, то — в последний раз.

Ночью в изголовье спят твои коты,
На ножах с любовью, с вечностью «на ты»,
Узкими ступнями извилистый след
Оставляешь там, где больше тебя нет.

Жемчужина

стихи — Хулиан дель Касаль, Куба

Em
Драгоценная у мира

H
Есть жемчужина в короне,

Em
В синем море-океане

H Em
Она плавает — не тонет.

H Em
(не тонет)

Две прожорливые птицы —
Чёрная и золотая —
Наточив кривые клювы,
Над жемчужиной летают.

H
Этим хищникам приманка —

Em H
Серебристое сиянье,

H
Их заветная добыча —

Em H Em
Жемчуг в море-океане.

Днём и ночью с хриплым криком
Над жемчужиной летают
Две прожорливые птицы —
Чёрная и золотая.

1988

Жена моя

— Жена моя, сказал он ей, —
Я ухожу сегодня к другой.
Подай мне поесть и вина налей,
И в последний раз ложись в постель со мной.

— О муж мой, вот ужин и вот постель,
И на мне мой лучший наряд,
Но скажи лишь мне, хороша ли она
И вернешься ли ты домой назад?

— Хороша она, да уж очень бледна —
Та, к которой держу я путь,
Рука ее, как лед, холодна,
И словно гранит, тверда ее грудь.

— О, муж мой, неужто моя любовь
Не задержит тебя со мной?
Мы венчались с тобой в церкви святой
И деток родили мы с тобой!

— О, жена моя, я кроме тебя
Не мечтал ни о ком другом.
Я б остался с тобой, но тогда она
Сама постучится в наш с тобой дом.

— О, муж мой, не нужно тогда тебе
Никуда от меня идти.
Я встану в дверях у нее на пути,
И она не посмеет к нам войти!

— О, жена моя, на ее путях
Не бывает земных преград.
Я б вернулся к тебе, но никто еще
От нее не сумел вернуться назад.

Я уже слышу голос и скрип костей,
И я чувствую холод ее.
Очень скоро я должен уйти буду с ней,
Если хочешь — пойдем со мной вдвоем.

1992

Женщина

Hm G D A
Обнимала, целовала, умывала водой,
Hm G D A
Укрывала одеялом, согревала бедой,
Hm G D A
Засыпала в обнимку, просыпалась одна,
Hm G D A
Засыпала снегом из приблудного сна —
Hm G D A Hm G D A
Женщина всегда она /3 раза
Hm G D A Hm G D A
Женщина…

Научилась драться за придуманную честь,
Научилась пить, когда хочется есть,
Научилась петь, когда нечего пить,
Научилась любить, когда незачем жить —
Женщина всегда она.

Научилась без слов различать голоса,
Научилась глазами побеждать глаза,
Научилась играть на рваной струне,
Покупать весь мир, не спросясь о цене —
Женщина всегда она.

Полюбила танцевать под звуки тишины,
Наглоталась яда от полной луны,
Разбила пальцы в кровь о стальную любовь,
Во всех рифмах заменила хрен на морковь —
Женщина всегда она
Женщина всегда она
Женщина всегда она, шуба-дуба-брейк-данс,
Женщина, forever женщина.

Осень 1993

Женщина с синей рукой

Сторителлинг — не мой конёк,
Но я тут промолчать не мог.
Я был мальчишкою юных лет
Ну, а теперь я стал сед как дед.

Я понял всё, что это судьба,
Я осознал, что дело — труба,
Я потерял свой сон и покой,
Как встретил женщину с синей рукой.

О, эта женщина с голой спиной —
Верно, дьявол её свел со мной!
О, эта похоть, что ест мой пах,
О, этот воздух, что адом пропах…

Я был красив, и я был умён,
В меня влюблялись со всех сторон,
Но породнён со свирепой тоской,
Как встретил женщину с синей рукой!

Ты избивала меня ремнём,
Ты обжигала меня огнём,
Ты душила синим платком,
Острым стоя на мне каблуком.

За твой тощий костлявый зад
Я готов был весь мир отдать!
Я потерял свой облик мужской,
Как встретил женщину с синей рукой…

И вот однажды я взял стилет,
В другую руку взял пистолет,
Ударил платье твоё о пол
И в тень всадил осиновый кол.

Потом я сжёг их и утопил,
И дом святой водой окропил,
Но рыдал и стонал день-деньской
По этой женщине с синей рукой.

Теперь стою, обнажён и сед,
В моем дыхании смысла нет,
Я обессилен, и пуст, и сух,
А в небе пепел и тучи мух.

Я одинок, я брошен как червь,
Во мне сгорели и свет, и нерв…
Но вдруг — гляжу-вижу: из песка
Ко мне ползёт синяя рука!

К ней я кинулся как к родной,
Подставив горло ей со спиной,
С тех пор со мною повсюду вновь
Мои порок, униженье и кровь.

Истязай меня и тирань —
Я так хочу истекать от ран!
Я по дорожке пошел не такой,
С тех пор, как встретился с синей рукой!

Gm / D Gm / 2 pаза
G Cm / F B / G Cm / 2\4 D /
проигрыш: 4\4 Gm Aьm / D Gm /
Gm Abm /2\4 D / 4\4 Gm /

Жонглёр

Самый главный в небесах — не совсем монарх,
Он в серебряных трусах, в золотых штанах,
На одной его руке кольца и шары,
На другой — наши миры.
Кто попал в его ладонь — тот взлетит как мяч,
Раздается легкий звон, и всё пляшет вскачь,
Я — в его ладони шар, я — летящий жар,
Его арт — цветной азарт.

Десять дней в золотых руках —
Сердце пропускает такт.
Перевернулась и пошла,
Улыбалась, но слезы грели.
Вместо мата поставила шах,
Десять песен — и альманах.
На золотой трубе — хвала,
А на серебряной только трели!

Мир круглый, словно цирк,
Мир — бублик, а в нем дырка!

Самый главный в небесах — не совсем монах,
Он в серебряных трусах, в золотых штанах,
Он жонглёр большой игры звезд или планет,
Хоть его почти что нет.
Хоть его почти что нет, вертит он миры
И одет то в плащ, то в плед звездной мишуры,
Вот вращает круг удач, смех его кусач,
Кто он, врач или палач?

Десять дней в золотых снегах —
Как удержаться на ногах?
Голова не права,
Сердце бьется остинатно.
Кто бы в чем меня ни винил —
Всё дорожками на винил,
Я нота по канату,
Я твоя субдоминанта!

Мир круглый, словно цирк,
Мир — бублик, а в нем дырка!

Жизнь в стиле шапито, в стиле шаг и жест,
Кто в клоунском пальто, кто несет свой крест.
В темпе престо смена мест, только я пою,
А гитар полно в раю.
Зло обло, добро тепло, но не помогло,
Шар летит, парит крыло, и скрипит стило…
Главный ждет нас в небесах у себя в гостях,
Мы и так в его горстях!

Десять дней, а потом недель
Я мычу нечленораздельно,
Танцую по складам,
Поджимаю большие пальцы.
Плие, батман тандю —
А я в горлышко дудю,
Городам всё отдам
Уеду, а что останется?

К: Gm Dm Cm GmDm /2раза
Бридж: Bb G Bb D
П: Gm F Gm F
Gm F Gm F D

За горами, за долами

Русская народная песня

За горами, за долами
Да за Кременскими
Там ехали-проезжали
Да два дворянина.
Утешали-ублажали
Девочку-паненку:
Не плачь, девочка-паненка,
Не плачь, не печалься!
За горами, за долами —
Там батенька едет.
Что это за радость, что за веселье,
Что батенька едет?
Нет уголечка, нет фитилечка —
Нечем засветиться.
Нет тарелки, нет горилки,
Нечем похмелиться.
За горами, за долами —
Там маменька едет.
Что это за радость, что за веселье,
Что маменька едет?
Нет уголечка, нет фитилечка —
Нечем засветиться,
Нет тарелки, нет горилки,
Нечем похмелиться.
За горами, за долами —
Там миленькай едет.
Вот она радость, вот и веселье,
Что миленькай едет!
Есть уголечек, есть фитилечек —
Есть чем засветиться.
Есть тарелка, есть горилка —
Есть чем похмелиться!

Забор

D C D C
Скажи, что за люди толпятся здесь,
D C D C
Кто они и кто сюда их звал?
D C D C
Здесь негде встать и негде присесть —
D C D C
Этот дом для них слишком мал.
D C D C
В толпе болтунов, лицемеров и пьяни —
D C D C
Попутчики, зовущие себя друзьями,
D C D C
Эти искатели дешёвой ласки,
D C D C
Эти маски, с которых сыплются краски.
F Eb D
Хотят твою кровь, хотят твою душу,
F Eb D
Хотят твою плоть, хотят твои кости.
F Eb D
Мы закрыли глаза, мы заткнули уши,
F Eb D
Мы не звали, но гости заходят без спроса.

G D F C
Я окружаю тебя забором,
G D F C
Я окружаю себя забором,
G D F C
Я не хочу, чтоб чужие люди
G G D C D C…
Твоё тело и душу делили поровну.

Они любят тебя, но эта страсть
Для них — то же, что деньги и власть,
Сегодня ты — козырная масть,
Завтра эта мразь толкнет тебя в грязь.
Так любят жрать и водку пить,
Так спешат, чтоб по дешёвке купить,
Чтобы с грязью смешать твои слёзы и пот,
Чтоб, когда ты ешь, заглядывать в рот.
А ударишь по ним — всегда будет мимо,
А заглянешь в лицо — наткнёшься на спину,
Задашь вопрос — не получишь ответ,
А захочешь догнать — потеряешь след.

Я окружаю тебя забором,
Я окружаю себя забором,
Я не хочу, чтоб чужие люди
Твоё тело и душу делили поровну.

Оттого, в своём уме ты покуда,
Не доверяй поцелуям Иуды —
Они продадут не за рупь, не за грош,
А за радость всадить тебе в спину свой нож.
Они что угодно дадут за то,
Чтоб поглазеть как горит твой дом,
А после в компаниях наперебой
Хвастать тем, что знакомы были с тобой.

Я окружаю тебя забором,
Я окружаю себя забором,
Я не хочу, чтоб чужие люди
Твоё тело и душу делили поровну.

25 апреля 1989

Засада

Am
Устроили засаду
Напротив зоосада,
Нашли кусочек яду

Dm
С остатками помады —
Прикинутая цаца
Шла к лошади кататься,
Но капля никотину

E
Прикончила скотину!

пауза

Dm E Am (E Am)
И вот настал обеим им конец.

Июль 1997

Зиземба

Зиземба —
Реки рука.
Ты знаешь —
Она молчит.
Сверкает
Как Африка,
А встанет —
Не задушить.

Кричала —
Оборвалась,
Там небо
И пустота.
Летала —
Упала в грязь,
А встала —
Была не та.

Играла
И родилась,
Цветные
Шары пила,
Летала,
Упала в грязь,
А сны —
Ее дела.

Зимачка

Русская народная песня

— Чаму, зимачка маразливая,
Так рано наступаешь?
— Яй не раненько, яй не позненько —
Мне ужо пора пришла!

— Листочок опал, земельку устлал —
Мне ужо пора пришла!
Морозы стали, речку сковали —
Мне ужо пора пришла!

Льтели галочки на три стадочки —
Зозуля поперед.
И шли девачки на три парочки —
Клавочка поперед.

Три галочки сели на палочки,
Зозуля на прутик,
Три девачки сели на лавочки —
Клавочка на стульчик.

Иллюзия

Когда меня накроет мир, стремящийся к нулю,
Тогда перо пошлет в эфир прощальное «люблю»,
Гитара без струны и непонятны штуки букв,
Слова мои странны, но руки извлекают звук.
Иллюзия

Как флейта, пустотела, я рыдаю на ветру,
О чем бы смерть ни пела, я не верю, что умру.
Рисую сукровицей и каракули горят,
Смотрю в ее бойницы, невпопад хочу рыдать.
Иллюзия

На голых струнах лиры я читаю ноты слез,
Я выдумала этот мир, но си бемоль — всерьез,
Болезненному тексту нет начала и конца,
Предметы в моих пальцах тают каплями свинца.
Иллюзия

Имбра лямур

Мелодия сочинена совместно с Михаилом Трофименко

Gm
В стакане двадцать граней,
Dm
А дна стакана нет,
Gm Cm D Gm
Зато закрыто горлышко стеклом,
В нём плавают пираньи
И лютиков букет,
А я на голове стою с веслом.

B F
Зачем в стакане двадцать граней,
Cm D
Зачем он из стекла, чем он из стекла, чем он из стекла?
B F D
Зачем в стакане двадцать граней,
Gm Cm D Gm
Когда моя любовь ушла?

Импраим корстим лорга
Кампара амстигла,
Им вира, вира, вира амстигла,
Кампланда абелянда
Салюсари стигла,
Им вира, вира, вира амстигла,

Кантата висана им вира
Салюсари стигла, люсари стигла, люсари стигла?
Кантата висана им вира
Имбра лямур, морковь, имбра!

Август 1998

Имей терпенье, детка

Am
Имей терпенье, детка,

E
Терпение иметь,

E
Имей терпенье, детка,

Am
То сметь, а то не сметь,

Am
Имей терпенье, детка,

A Dm
Молчать и не хотеть —

Dm Am
Смеяться после смерти

E Am
И после смерти петь,

G F E
А то нам

C
Всем будет крышка,

G
Решкой ляжет фишка,

F
Всем нам будет вышка —

F E
От пули до звонка,

C
Все мы хватим лишку —

A Dm
Скажу не понаслышке:

Dm Am
Ждёт нас не передышка —

E Am
Дубовая доска!

E
А пока —

Имей терпенье, детка,
Молчать из-за стекла,
Имей терпенье, детка,
Не рваться из угла,
Имей терпенье, детка,
Имей и все дела —
Я тоже, может, хотела,
А всё же не смогла,
А то нам
Всем будет крышка,
Решкой ляжет фишка,
Всем нам будет вышка
От пули до виска,
Все мы хватим лишку —
Скажу не понаслышке:
Ждёт нас не передышка —
Дубовая доска!

9 декабря 1995

Интерпол

Если бы у бабушки был хрен,
она была бы дедушкой.

C G
Ищет дедушку интерпол,
Am E
А он девушка — сменил пол,
F C
А она идёт, где он шёл,
G D G G
Пляшет с мальчиком рок-н-ролл!

Ищет бабушку райсобес,
А она ушла в тёмный лес,
Потеряла зубной протез,
Её дедушка вышел весь…

Июль 1997

Ияо

Dm C
Идёт Ияо, маскируясь под снегопад,

C Dm
Идёт Ияо — лицом вперёд и спиною назад,

Dm C
Он идёт в сторону яви от сторожа сна,

C Dm
Имя его Ияо, дело его сторона.

G Dm C A Dm
Но, несмотря на всё, идёт Ияо!

G Dm C G A Dm
Но, несмотря на всё, идёт Ияо, идёт Ияо!

Идёт Ияо, ему мало того, чего нет,
Идёт Ияо — по струне и щелчкам кастаньет,
Стеклянные волки за ним выгрызают огненный след,
Идет Ияо с Востока на Запад и в свет.

Но, несмотря на всё, идёт Ияо!

Он с каждым шагом всё выше, всё шире в плечах,
Девять кувшинов страсти в его девяти руках,
В десятой связка ключей для пленников стен,
Он дарит предметам способность отбрасывать тень.

Но, несмотря на всё, идёт Ияо!

Увидишь его на границе ночи и сна,
Почувствуешь вкус, но не сможешь выпить сполна,
В земном языке это имя без дна,
Идет Ияо, значит скоро падет пелена.

Но, несмотря на всё, идёт Ияо!

Январь 1994

Каждый шаг через больно

Am F E
Каждый шаг — через больно,
Am F E
Каждый жест — через больно,
Am F E
Движение вверх — иное,
Am F E
Чем путь вниз под уклон.
Am F E
Кто знает, что это такое —
Am F E
Путь под углом,
Am F E
Тому суждено породниться с болью,
Am F E
Тот долю свою найдёт во всём.

Am F E
Друг — боль,
Am F E
Враг — страх,
Am F E Am F E
Любовь, как коктейль из полёта и боли.
Am F E
Поболей-трава,
Am F E
Через больно — на волю,
Am F E Am F E
Кто там будет жив, не погибнув едва.

Шаг е-два — е-четыре
По клеткам для птиц и рептилий,
Чёрно-белым клеткам для пойманных вольных,
Где выход через замок.
Кто-то не мог перейти через поле,
Кто-то взлетел, ослепнув от пыли,
Не было силы, не было тока,
Не было крыльев по самые локти.

Друг — боль,
Враг — страх,
Любовь, как коктейль из полёта и боли.
Поболей-трава,
Через больно — на волю,
Кто там будет жив, не погибнув едва.

Белые голуби бились о стены,
Не было ног до самых коленей,
Было страшно идти по скользким ступеням
Там, где не властна любовь.
Не было смелости выйти из тела,
Не было слабости сдаться на милость,
Но время пришло — и небо взлетело —
Силу дала боль.

Друг — боль,
Враг — страх,
Любовь, как коктейль из полёта и боли.
Поболей-трава,
Через больно — на волю,
Кто там будет жив, не погибнув едва.

Лето 1993

Кайф

Am Em
Лови кайф, пока я с тобой,

Am Em
Лови кайф тем острее, чем он короче,

Am Em
Я знаю, ты недолго сможешь под током,

Am Em
Но пока возможно терпеть меня —

Am
Я твой кайф,

G Am
Я твой смертельный кайф.

Я научу тебя, как полетать
Между тем этажом и тем светом,
Я рысь лесная, я хищная птица,
Я убиваю больно, но быстро —

Я твой кайф,
Я твой смертельный кайф.

Я дам тебе всё, чего ты боишься,
Ты не сможешь больше врать себе,
Я разрушу твой мир слишком ярким огнем —
Ты этого хочешь, ты это получишь —

Я твой кайф,
Я твой смертельный кайф.

Высокая скорость движенья вперёд
На тысяче метров над уровнем смерти —
Жар изнутри и холод внизу,
Это значит, дороги осталось немного —

Я твой кайф,
Я твой смертельный кайф.

Сентябрь 1993

Какой-то припев

На мои ответы у вас нет вопросов,
Я знаю ваш дым изо всех папиросов,
Перегар — это то, что струится из носов,
И я снова не в ногу.
Поцелуй меня через ребра трамвая,
Мы друг другу нужны, когда нас прерывают,
А дорога вперед неизменно кривая
И я в ней одинока.

На моих героев у вас нет романа,
Слишком поздно родясь, умирать слишком рано,
Остается порвать эту вашу нирвану,
Не дышите мне в мысли.
На моих танцоров у вас нет балета.
Но, как знает рентген, у меня нет скелета.
Только песнь не об этом — и многая лета,
Тут все бескорыстно.

На мои планеты у вас нет орбиты,
Я скучаю по миру красивого бита,
Ваши ритмы и рифмы насмерть избиты,
Я хочу быть понятна.
Босоногие люди танцуют ламбаду —
Это модные танцы перёда и зада,
Тот круг ада зовут то рок, то эстрада,
То акуна матата.

Визуальный театр — это уровень моря,
Я не слышу свой голос в ликующем оре,
Я пойму что-нибудь, обещаю, что вскоре
Я пойду по канату.
Но таких, как я, до обидного мало —
Я была помоложе — и все же искала,
Получала углы, и лекала овала,
И акуна матату.

Тут какой-то припев,
Не знаю, какой!

Куп: G G D9 D9
Пр: G G C D

Каллиграфия

Верь карандашам, ими писать можно и петь,
Верь белым листам и занесенным кистям.
Ведь быть одному — это почти умереть:
Стать кем-то иным где-то не там.

Каллиграфи-я — или не я?
Черной тушью пишу и не дышу,
Каллиграфия — путь за края
Небытия…
Стало мало меня.

Как остановить, как ускорять и не терять,
Как петь ни о чем и как ударить мечом…
Не мать, не жена — я здесь одна, что мне война?
Вне всяческих дел — я ни при чем.

Камикадзе любви

Hm A Hm
Он идёт по траве в коралловой коже
Hm A Hm
Птицы кричат у него между ног
Hm A Hm
Страницы лица — любовные ложа
Hm A Hm
Взведённый курок ядовитый цветок

F#m A Hm
Он струится бесшумной змеиной походкой
F#m A Hm
Он дрожит от предчувствия свежей беды
F#m A Hm
Он взошёл на ночную тропу безмолвной охоты
F#m A Hm
Перемазавшись кровью убитой воды

Hm A
Камикадзе любви
Hm F#
Самурай императора неба }припев 2 раза
Hm A Hm
Камикадзе любви

Когда он играет с новою жертвой
Весь мир не дыша замирает вокруг
Он знает момент когда просят о смерти
От не знающих жалости ласковых рук

Но когда поле брани укроет рассветом
Он уйдёт чтоб никто не видал его слёз
Он сожжёт этот лес где свершилась победа
Он утопит в огне и в вине этот плёс

Камикадзе любви
Самурай императора неба
Камикадзе любви

Сентябрь 1992

Кампари

Em G Em G Em G Em G
кампари выпей за меня кампари кампари

C#m
кампари с соком
кампари с ромом
кампари со льдом Em C#m Em C#m
C#m
кампари с джином
кампари с содовой
кампари оранж

Em G Em G Em G Em G
кампари выпей за меня кампари кампари

Декабрь 1996

Карибы

Кадриль с омарами
написана для спектакля театра KALIMBA «Алиса» по Льюису Кэрроллу

Там за Карибами, там за Марибами
Прыгают парами, пляшут с омарами
Польку-кадриль перед глупыми рыбами —
Пузом по медузам!
Там у залива мы были счастливыми
И плавниками махали игривыми,
Лапа в клешне, успевай за мотивами —
И не смей быть грустным!

Я бегу-бегу, и я быстрее не могу,
Запинаюсь и лечу в нору — в странную игру,
Меняют стены форму, ветвятся коридоры,
Я бегу за белым кроликом по стеклянным столикам!

В школе подводной учились часами мы:
Пять по питанию, пять по чесанию,
Значит, владеем мы главными тайнами
Письменно и устно!
Главное что в кадрили с омарами?
Прыгаем парами, прыгаем парами,
Хлопаем громко, грохочем гитарами,
И не смей быть грустным!

Вокруг сплошные двери, всё меняется в размере,
И бегут-плывут по кругу звери, может дело в веере?
Расту то вверх, то вниз, голова остановись!
До свиданья, мои ноги, где мы встретимся в итоге?

DC DC DC GG
DC DC GG GG

Картонное пальто


Am
Купите мне на рынке
E
Картонное пальто,

Фарфоровую шляпку,
Am
Ботиночки с шитьём,

Цыплёнка на цепочке,
A Dm
Котёночка в мешке,
Am
Но всё будет не это
E Am
И все будут не те.

E
А я скажу «спасибо»,
А я скажу «бонжур»,
Мне ничего не надо —
Я замуж выхожу,
На новеньком трамвайчике
С оркестром под венец
Поеду без билета,
А что же делать мне?

Мой муж хороший дядя
С усами до ушей,
Овидия читает
Для местных алкашей,
И все бомжи рыдают,
И плачет весь народ,
Но он не наливает
И выпить не даёт.

Цитирует Бодлера,
А я так не могу —
Надену свою шляпку,
В Бразилию уйду,
Сменяю на пальтишко
Гитару без струны,
И сразу все узнают
О том, как грустно мне.

Кондукторы заплачут,
Драгдилеры нальют,
А самый толстый дядя
Подарит мне зергут,
Предложит руку с сердцем,
А я отвечу «нет» —
Не очень-то подходит
Мне твой ангажемент!

Купите мне на рынке
Картонное пальто,
Фарфоровую шляпку,
Ботиночки с шитьём,
Цыплёнка на цепочке,
Котёночка в мешке,
Но всё будет не это
И все будут не те!

Февраль 1997

Квинтолов

E Esus
ты мной играешь как мышка кошкой

E Esus
как музыка скрипкой струна скрипачом

E Esus
вино пьёт пьяниц пчелу пьёт мёд

E Esus
а ты мной играешь как дым огнём

ты мной играешь так не стесняйся
скажи во что и скажи зачем
раз играешь то признавайся
во что на чём кого и с кем

мой квинтолов играет на квинте
мой крысолов играет на крысе
мой мыслелов играет на мысли
E A E
кис-кис киска ты не спишь где твоя мышь

на мышеловке захлопнулась крышка
кошка в ловушке а в брюшке мышь
а ты мной играешь и не боишься
на теле флейты на флейте крыш

дорога похоже идёт прохожим
ребёнок с пелёнок рождает мать
карты командуют игроками
пуля стволом ствол взводом солдат

мой квинтолов играет на квинте
мой крысолов играет на крысе
мой мыслелов играет на мысли
кис-кис киска ты не спишь где твоя мышь

1992 — Осень 1994

Клоун Зло

Я клоун Зло, и я умею петь,
Мне повезло быть сделанным из тела,
Я уведу вас в дальние пределы
И брошу там, чтоб вы могли лететь.

Я клоун Трюк, я мастер ловких рук,
Я обману вас, вы ж пришли за этим?
Весь мой секрет прописан на билете:
Я интересен танцами без брюк!

Я клоун Зло, я точка и тире,
Язык вам покажу и скорчу рожу,
Над вами издеваюсь я, но всё же
За этим и пришли вы в кабаре!

Я Арлекин и всё-таки Пьеро,
И я один в слепящем круге света,
Моё лицо слепит белее снега,
Я зло, зеро, но я творю добро!

Герой и автор, Гамлет, шут и Лир,
Бросаю тень и свет на ваши лица,
Чтоб веселиться или прослезиться —
Смотрю со сцены зеркала на мир.

Я ловкий шут, дурю вас и смешу,
Пугаю, соблазняю вас обманом,
Раз я дурак — мне всё по барабану,
Поплачьте и посмейтесь — я спляшу!

Я грех и смех, и знаю я успех,
Бегу по грани хохота и плача,
Я сделаю вам больно, как иначе?
Театр — место жертв, а не утех!

Я зол и мил, неукротим мой пыл,
Злодейство, ложь, тоска и страстный шёпот,
В мелодию я брошу боли щёпоть,
Чтобы спектакль за душу зацепил!

Я клоун грёз, я мастер ловких поз,
Я пародирую, перевирая,
В экскурсию от ада и до рая,
Веду, играя — верьте мне всерьёз.

Я шут, вас вознесу и низложу,
Я каждый день смотрю на ваши лица,
Не знаю, плакать или веселиться,
Когда иду к вам будто по ножу?

Когда споткнусь — оркестр сыграет туш,
Да, я простак, и всё же я пройдоха,
Я знаю «хорошо» и знаю «плохо»,
И я тасую карты ваших душ!

Моё лицо на самом деле — грим,
Я нарисую маску человека,
Вне сцены я никто, прохожий, некто,
Пятно в толпе, невзрачный пилигрим.

А кто я сам? Паяц, мудрец и лжец,
Эссенция страстей и горя опыт.
Я прожил много жизней, чтобы хлопать
В финале вы могли, итак, конец!

Куплет: Gm / Gm / Gm / Aь / Aь / Gm / Aь / Gm / Aь / Gm /
Gm / Gm / Gm / Aь / Aь / Gm / Aь / Gm /
Припев: AЬ / Gm / Dь / Сm / DьCm / Dь / CmDьСmDь / G /
Проигрыш: Cm / DьСm / Сm / DьGCmCm /
Cm / DьСm / Cm / 2\4 DьD7 / 4\4 Gm / Gm /
После второго проигрыша:
Dь / Dь / B / B / Dь / B / Gь / Eь / Eь7 /
Aьm / Aьm / Eь7 / Eь7 /
Eь7 / Eь7 / Aьm / Aьm /
Aьm / Aьm / Eь7 / Eь7 /
Eь7 / Eь7 / Aьm / AьmG7 /

Кобыла

Hm
Если бы да кобыла по колдобинам, да по выбоинам
Ковыляла с копыта на копыто, да не спотыкалася,
Да не запиналася,
Не оступалася,
С каблука на каблук да перепрыгивала-переступала.

По полям, по полам, по потолкам, да по нехоженным местам,
По лескам да по ласкам, по камням, по лужам, по чужим рукам,
С камушка да на камушок,
С камышка да на камышок,
По пескам, ковылям, оврагам, другам и врагам.

Если бы да кобыла,
Если бы да кобыла да могла,
Если бы да кобыла,
Если бы да кобыла да пошла —
Было-не было,
Не было-было,
Была-не была —
A Hm A Hm A Hm A Hm
Пошла кобыла, пошла.

Не хромала, дорогу не теряла да не сворачивала,
Не ломала на переправе праву ногу, в кривду не зашла,
Да между кирпичиками,
Плачиками, плечиками,
По платкам, по палаткам, василькам да по железным удилам.

Если бы да кобыла,
Если бы да кобыла да могла,
Если бы да кобыла,
Если бы да кобыла да пошла —
Было — не было,
Не было — было,
Была — не была —
Пошла кобыла, пошла!

Март 1994

Койот

А я не пью, и пить не буду я,
Я не курю, и я курить не буду,
Не зажигай мне в трубке сладкий яд
И горький яд не наливай в посуду!

Я не торчу, и совершенно не хочу,
И блуд разврата я не уважаю,
Я здесь ищу потерянного края
И, как бродячий пёс, слезоточу…

Я не дерусь, и вовсе не стремлюсь
К тем, кто желаньем крови раздираем,
По трещине меж адом и меж раем
Несу свою невидимую грусть.

И я не склонен брани площадной,
Не предаюсь я алчности пороку,
Хоть мир земной сражается жестоко
За право обладать тугой мошной.

Моя любовь — к тем, кто потерян вновь
Средь кабаков, борделей или тюрем,
Но никогда мы вместе не закурим
Ни дури, ни того, что мутит кровь!

Я только тот, кто одинок бредёт,
Кто так живёт, как будто вовсе умер,
Кто бросил всё, нулём оставшись в сумме,
И кто поёт и ноет как койот.

A D A E
модуляция: С F C G

Колокольчики

Em
Колокольчики-бубенчики,
Em
Aх, любовь моя кособокая,
D
Колокольчики-бубенчики,
D
Xромоногая, криворукая,
C
Что ж согнулась седой старухою
A
Горькой горечи моей около?
C A Em
Колокольчики-бубенчики…

Колокольчики-бубенчики,
Не родившись — уже отпетая,
Колокольчики-бубенчики,
Не прозревши — уже ослепшая,
Прежде первых слов онемевшая,
Прежде пламени в лед одетая,
Колокольчики-бубенчики…

10.05.1986

Колыбельная

Спит бутылка, а в ней спирт,
Постовой в углу храпит,
Мышка в подполе сопит.
Спит ефрейтор, спит солдат,
На столе окурки спят,
Спят патрон и автомат.
Спят фуражка и мундир,
Спит армейский командир,
Полевой спит бригадир.
Духи спят и дембеля,
Спит российская земля,
Горы, реки и поля.

Спят барыги, спят менты,
Спят на раненом бинты,
Спят собаки и кроты.
Спит охрана, спит забор,
На малине дремлет вор,
Спит с наколкой прокурор.
Спят бомжи и спят бичи,
Террористы спят в ночи,
И врачи и палачи.
Спят медведи и слоны,
Спят крутые пацаны —
Все порою спать должны.

Гопник спит и спит урла,
После съема спит герла,
Выпив водки из горла.
Дремлют эмо, готы спят,
И футбольный спит фанат,
Хоть кастет в руке зажат.
Спит Госдумы депутат
Под подушкою мандат,
Рядом спит электорат.
Спит заслуженный артист,
Спит картежник, бросив вист,
Подрочив, спит онанист.

Спят и баба, и мужик,
Гастарбайтер спит, таджик,
Сам во сне метлой вжик-вжик.
Спит красавчик, спит урод,
Спит элита, дремлет сброд,
Спит российский весь народ.

Засыпай скорей и ты…

СG FF CGDm7Dm7

Комедия дель арте

Комедия дель арте — Коломбина и Пьеро
Вращается под ними мир арканов Таро.
Я ненавижу клоуна — он шулер и хитер,
Он мое сердце вынул и вывернул нутро.

Боже, как хочется туда —
Быть с ними иногда!
Этот фургон унес мой сон
В города на карте,
Боже, как хочется играть
В комедии дель арте!
Этот фургон унес мой сон.

Комедия дель арте — душа напополам,
Уносит адский ветер занавес и хлам.
В кружке алюминиевой дно или вино,
Я убегу из дома, теперь мне всё равно!

Комедия дель арте — любовь, и кровь, и смех,
Рогатые кентавры, ненастоящий снег,
Жестокость или нежность, картонная луна,
И я не буду прежней, глотнув ее сполна!

Боже, комедия твоя —
Комедия дель арте!
Этот фургон унес мой сон
В города на карте,
Боже, как хочется играть
В комедии дель арте
Этот фургон унес мой сон!

Комедия дель арте — фигляры с сотней лиц,
Там демоны и ангелы, тела зверей и птиц,
Веревочная лесенка на небо к кораблю,
Я ненавижу клоуна — и я его люблю…

Боже, комедия твоя —
Комедия дель арте!
Этот фургон унес мой сон
В города на карте,
Боже, как хочется играть
В комедии дель арте
Этот фургон унес мой сон!

La Divina Commedia…

К: C F Dm G Am
П: F C Bb Bb C
Фин: F Eb

Кон-Тики

Dm
Не возвращайся
Gm Dm
За забытой собой
Gm Dm A
В бывший дом, что отныне не дом,
Dm
Лестницу в прошлое
Gm Dm
Оставляй на разгром —
Gm Dm A
Очень скоро ты всё это вспомнишь с трудом.

Припев:
Dm
Кон-Тики плывёт —
Gm Dm
Плот
A Dm
В мерцании вод
Gm Dm
В полёт —
A
Завершить оборот,
Dm
Вперёд и вперёд,
Gm Dm A
Кон-Тики плывёт — возвращаться нет смысла,
Dm
В поход
Gm A
Кон-Тики плывёт, плывёт!

Не улыбайся
Xищной птичке в дуле зрачка
Фотографа с ящиком памятных дат —
След съест собака,
А взгляд растворится зарницей в очках,
И с плаката ты не отслоишься назад.

Не возвращайся —
Тур Хейердал мне сказал, —
Наш шарик земной до нелепого мал.
Там, за чертою,
Встретишь всех, кого кто-нибудь потерял,
Но они не узнают того, кем ты стал.

Ноябрь 1996

Контрданс

Стихи и музыка — Борис Гребенщиков.
Песня исполнена Ольгой Арефьевой для трибьюта БГ.

G C
Скоро кончится век
D G
Как короток век
Em Am D
Ты наверное ждёшь или нет
G C
Но вчера выпал снег
D G
И к тебе не пройдёшь
Em Am
Не оставив следа
D G
А зачем этот след?

Там сегодня приём
Там сегодня приют
Но едва ли нас ждут в тех гостях
Вот кто-то прошёл
И кто-то при нём
Но они есть они
Ты есть ты я есть я

Em Hm
Но в этом мире случайностей нет
Em Hm
И не мне сожалеть о судьбе
Am D
Он играет им всем
G Em
Ты играешь ему
Am D G
Ну а кто здесь сыграет тебе?

C D
Он играет им всем
G Em
Ты играешь ему
Am D G
Ну а кто здесь сыграет тебе?

И я прошу об одном
Если в доме твоём
Будет шёлк и парча
И слоновая кость
Чтоб тогда ты забыл дом в котором я жил
Ну какой из меня к чёрту гость?

Ведь я напьюсь как свинья
Я усну под столом
В этом обществе я нелюдим
Я никогда не умел
Быть первым из всех
Но я не терплю быть вторым

Но в этом мире случайностей нет
И не мне сожалеть о судьбе
Он играет им всем
Ты играешь ему
Ну а кто здесь сыграет тебе?

Контролёры

По камню и травам,
По лесу и морю
Идут контролёры,
Идут контролёры.
По гладу и мору,
По смеху и горю
Идут контролёры,
Идут контролёры.

Они контролируют наши шаги,
Они компостируют наши мозги,
А мы всё равно не видим ни зги,
Средь нас до сих пор затесались враги.

По пляске и таске,
Сквозь горы и норы
Ползут контролёры,
Как будто шахтёры,
В огонь и под воду
И в медные трубы
Они залезают,
Грубы и беззубы.

Они контролируют наши шаги,
Они компостируют наши мозги,
А мы всё равно не видим ни зги,
Средь нас до сих пор затесались враги.

Садишься ли есть
Или выпить кагора —
Оставь контролёру,
Налей контролёру,
Проснувшись — оденься,
Умойся и скоро
Ты жди контролёра,
Встречай контролёра.

Они контролируют наши шаги,
Они компостируют наши мозги,
А мы всё равно не видим ни зги,
Средь нас до сих пор затесались враги.

И будь ты хоть негром,
Преклонным и чёрным,
И будь ты хоть певчим
Соборного хора,
И будь ты хоть Буддой
Или монтёром —
Забудь про всё это
И жди контролёра!

Костюмчик новенький

Музыка и слова народные

Костюмчик новенький, колёсики со скрипом
Я за тюремную холстину променял,
За эти восемь лет немало горя видел
И не один на мне волосик полинял.

А за окном хорошая погода,
В окошко светит месяц молодой…
А мне сидеть ещё четыре года,
Душа болит, как хочется домой!

Красный платок

Em D Em
Я тебе подарила красный платок,
D
Чтоб на шее носил ты его,
Em D Em
Чтоб меня вспоминал каждый день, в узелок
D
Завязав два конца шёлковых,
Em D Em D
Чтобы он обнимал тебя вместо меня,
Em D Em D
Чтобы он согревал тебя вместо меня.

И когда я в разлуке вдали от тебя
Слёзы горькие лью о тебе,
Чтобы он намокал и негромко шептал
Тебе имя моё в темноте,
Чтобы он обнимал тебя вместо меня,
Чтобы он согревал тебя вместо меня.

И когда я обратно в свой край из далёкой
Земли возвращусь через год,
И увижу чужое кольцо золотое
На пальце твоём через год,
Пусть он кровью окрасится вместо меня,
Пусть в могиле останется вместо меня.

И по ветру развеется горе мое,
Как обрывки платка моего,
Я же лишь улыбнусь, поклонюсь и прощусь,
И тебе не скажу ничего —
Пусть другая с тобой будет вместо меня,
Пусть подарит платок тебе вместо меня.

Осень 1990

Кренделя

Ирландская народная мелодия
Стихи — английская народная поэзия, вольный перевод
Написана для спектакля театра KALIMBA «Алиса»

Дама червей напекла кренделей,
Хэй, хэй, кренделей рано-рано утром!

В летний день для своих гостей,
Хэй, хэй, кренделей рано-рано утром!

Подкрался валет — и теперь их нет,
Хэй, хэй, кренделей рано-рано утром!

Семь кренделей уволок и убег,
Хэй, хэй, кренделей рано-рано утром!

Король червей возжелал кренделей,
Хэй, хэй, кренделей рано-рано утром!

Валета червей он бил и трепал,
Хэй, хэй, кренделей рано-рано утром!

Валет червей отдал семь кренделей,
Хэй, хэй, кренделей рано-рано утром!

Отдал и с тех пор он больше не крал.
Хэй, хэй, кренделей рано-рано утром!

Em Em D D
Em Em GD Em
соло:
Em Em D Em /2р.
DA Hm DA Hm
DA Hm G D

Куго нету

Русская народная песня

Куго нету, того мене жаль,
Жаль, милого дружоцькя здеся нету.
Уезжает милой, оставляет
С руцюски да перстень новый золотой.
День-то на руцюске перстень носила,
На ночь в зголовие его клала.
Для того ли я перстень носила,
Чтоб привиделся мне милой во сне.
Поутру ранешенько вставала,
Умывалась горькими слезьми.

Куда пойти, куда податься

E7 A D C A
На небе фулная луна,
A D C E7
Я вайн свой выдринчал до дна —
A D
Куда пойти, куда податься,
A E7 D C A E7
Кого найти, кому отдаться?

Моя герла ушла налево —
Дала бы мне другая дева!
Куда пойти, куда податься,
Кого найти, кому отдаться?

Вот, фор экзампл, пойду направо —
Там ждет тусовка и халява,
Или, мэй би, пойду я прямо —
В объятия неясной дамы.

Монету брошу на дорожку —
Пускай решить она поможет —
Куда пойти, куда податься,
Кого найти, кому отдаться!

Падет орлом — напьюсь в сосиску,
А решкой — двину в Сан-Франциско.
Куда пойти, куда податься,
Кого найти, кому отдаться?

А встанет на ребро монета —
Пойду в театр и на балет я,
А если в воздухе зависнет —
Начну здоровый образ жизни!
Куда пойти, куда податься,
Кого найти, кому отдаться?
Куда пойти, куда податься,
Кого найти, кому отдаться!

Осень 1995

Куколка-бабочка

Dm Gm Dm
Ты смотрела снизу вверх,
Gm DmA Dm
Ты боялась себя —
Dm Gm Dm
На зелёной траве,
Gm Dm A Dm
В перекрёстке дождя,
A Dm
Свет на бисерный браслет,
Gm Dm A Dm
Бусы из муравьёв,
A Dm
Поцелуй по имени Нет,
Gm Dm A Dm
В платье рой воробьёв
A
И слёзы на глазах…

Dm Gm Dm
Куколка, куколка станет бабочкой,
A Dm
Девочка, девочка станет женщиной,
Dm Gm Dm
Что же ты, что же ты, моя лапочка,
A Dm
Всё будет так, как оно обещано —
A Dm
Белое платье, белое,
Gm Dm
Белые туфли, белые,
Gm Dm
Марш Мендельсона и фата —
A Dm
Если того хотела ты.
Gm Dm
Марш Мендельсона и фата —
A Dm
Если того хотела ты.

Как кораблик над волной
Под флажком на шесте,
Ты играла глубиной,
Видя смерть в темноте,
Свет на бисерный браслет,
Бусы из муравьёв,
Поцелуй по имени Нет,
В платье рой воробьев
И слёзы на глазах…

Куколка, куколка станет бабочкой,
Девочка, девочка станет женщиной,
Что же ты, что же ты, моя лапочка,
Всё будет так, как оно обещано —
Белое платье, белое,
Белые туфли, белые,
Марш Мендельсона и фата —
Если того хотела ты,
A
И слёзы на глазах…

Лето 1993 — Сентябрь 1993

Кукушечка

Русская народная песня

Куда летишь, кукушечка?
Лечу-лечу я в тот отлет.
Где бы найти душе покой?
Найди-найди сама себе.
Пади к ногам Спасителя,
Пролей пред Ним источник слез,
Проси его о помощи.

Курок

D+11
Вопли отчаянья, ругань старух,
E
Скрежет шагов у дверного глазка —
F#m D C#
Порой мне так хочется выключить звук
Hm D F#m
Нажатьем курка у виска. \2p.

Hm C#m D
До победы, до света, до утра
Hm C#m D
Я, боюсь, не дождусь, ведь мне пора,
Hm C#m D D
До парада победы, до утра —
E
Мне пора.

D
Я видела тучи над крышей моей,
E
Всё ближе и ближе грохочущий гром,
D
И лица людей, и морды зверей,
E
И птицу с сожжённым крылом.
F#m D C#
Я видела это и вижу сейчас,
F#m D C#
Мне кажется, я слышу лязг
Hm D F#m
Нажатья курка у виска. \2p.

До победы, до света, до утра
Я, боюсь, не дождусь, ведь мне пора,
До парада победы, до утра —
Мне пора.

1990 — Весна 1991

Лесбиянка

С G
Я бы стала лесбиянкой,
Am E
Только как без мужиков?
F C
Раз пошла такая пьянка —
G C
Режь последнюю морковь.
F C
Я умею быть свободной,
F C
Я умею быть в плену,
F C
Меня много разнородных —
G G
Полюби хотя б одну!

Всё б тебе всему учиться
Кроме глаз и длинных ног.
Поцелуй меня в ключицу,
Поцелуй меня в пупок.
Я хотела бы влюбиться,
Да и кто бы не хотел?
Но у душ такие лица —
Не такие, как у тел.

Душка с тушкой раздружились,
Право с левом развелись.
Мой любимый очень жилист,
Мой любимый мускулист.
Душка жаловалась тушке:
Душно мне в тебе и скушно!
Я сидела в стороне,
Души спорили во мне…

Лесорубы

E D
По лесной дороге, под соснами,
E D
Под покровом неба беззвёздного,
E D
По пути следов нераспознаных
D E
Идут лесорубы зари.
E D
По зелёным мхам безупречности,
E D
По колючим травам беспечности,
E D
По седым снегам пути млечного
D E
Идут лесорубы зари, трубы зари, тубы зари, губы зари,
D E E D E
Идут лесорубы зари —

C G Am
Дерево рубить,
C G Am
Дерево валить,
C G Am
Дерево пилить,
C G Am
Дерево возить.

Так они шагают тропинками,
Распевают песню недлинную
О росе на листьях осиновых —
Идут лесорубы зари.
Лес играет хвойными скрипками,
Лапами еловыми зыбкими,
Ветками смолистыми липкими —
Идут лесорубы зари, трубы зари, тубы зари, губы зари,
Идут лесорубы зари —

Дерево рубить,
Дерево валить,
Дерево пилить,
Дерево возить.

09.1991

Лётчица

Представь себе, что-то изменилось —
Я потолстела, мне загрустилось,
А ведь была молода и худа,
Когда у тебя не росла борода!

Время лечит, но время не лечится,
Бремя на плечи, но все же я лётчица!
Мне хочется погоды и тепла,
Я точная стрела,
Я прочная юла.
Я лётчица, пророчица крыла,
Лечу, и все дела,
В чём мама родила!

Мне уже мал сорок четвёртый,
Одежда Евы слегка потёрта,
Фиговый листик больше не нужен —
Ты всё равно не стал мне мужем.

Время лечит, но время не лечится,
Бремя на плечи, но все же я лётчица!

Я лётчица, что хула мне, что хвала?
Ведь то, что притупилось — не заточится!
Я лётчица, разденусь в небе догола,
Моя стрела летит куда захочется!

Представь себе, я не стала старой,
Состарилась только моя гитара.
Куплю другую, в другом чехле,
Дух прорастёт на иной земле!

Время лечит, но время не лечится,
Бремя на плечи, но все же я лётчица!

куплет: Cm |CmCmCmG |G |G |
2/4Fm |4/4 Fm |G |Fm |2/4 G
бридж: 4/4G| Аb |Fm |2/4 G | 4/4 Cm |Аb |Fm |G |
припев: Cm |Аb |Fm |G |2р

Лимерики

G C
Растаману из города Кениг

G D
Подарили немножечко денег,

G
Он недолго скучал,

C
Сразу всё проторчал —

G D
Славный парень из города Кениг.

Лесбиянка со станции Тушино
Очень хилой была и тщедушной,
Но найдя мужика,
Располнела слегка,
Став как пончик, девчонка из Тушино

Гордый бас-гитарист с Маяковки
На гитаре играл очень ловко —
То смычком то крючком,
То пилой то иглой
Струны дёргал басист с Маяковки.

Очень нежная дева из Питера
Танцевала канкан офигительно —
Накурившись травы,
Ноги до головы
Задирала та дева из Питера.

Как-то вечером панк из Кузьминок
Потерял свой любимый ботинок,
И печалясь о нём,
Он кидался говном
В мирных граждан московских Кузьминок.

Сумасбродная дева в Нагатино
С саксофоном была невнимательна,
Выходя из метро,
Прихватила ведро,
Саксофон свой оставив в Нагатино.

Раз тусовщиков с Парка Культуры
Пробрало на стремак по укуру,
И под каждым кустом
Им мерещился стрём,
В том ужаснейшем Парке Культуры.

Ненавязчивый парень с Арбата
Волосатым был и бородатым,
Но завидев урлу,
Он косил под герлу,
Тот находчивый хиппи с Арбата.

Длинноногая дева Марина
Так наивна была и невинна,
Что, бывая под газом,
Всем давала по глазу,
Кто заигрывал с девой Мариной.

Раз индеец из племени Яки
Брал на Тишке доху из собаки,
И впридачу приватно
Получил он бесплатно
И мустангов для племени Яки.

Раз красотка по имени Света
Одному объясняла поэту,
Что теряет рассудок
На голодный желудок,
Не при чём тут таланты поэта.

Металлисту Фоме из Перово
Как-то было с похмелья херово,
Он просил — поиграй,
Вася, «Ласковый Май»,
Чтоб стошнило Фому из Перово!

Алкоголик с проспекта Вернадского
Бросил пить, чтоб по пьяни не драться,
Но напившись кефиру,
Он разнёс всю квартиру
И уехал с проспекта Вернадского.

Сентябрь 1993 — 1996 — 2000

Лиса

Я — лиса, и значит — тысяча лиц,
Я — лицо, во мне — сотня тысяч лис.
И все эти лица в небо глядят,
И все эти лисы меня едят.

Наряжаюсь в тысячу шкур-натур,
От весёлых, голых и от кутюр,
Открываю тысячу штор в упор,
Завожу в колесе в лисе мотор.

Десять сотен, тыща оттенков лис!

У меня один только зритель — ты,
Я тебе пляшу среди пустоты,
В пустоте стоит волшебный лес небес,
А в лесу живёт сто тысяч лис.

Приходи ко мне в этот лисий лес,
Ежели ты весь — то я тоже есть,
Приходи меня пленя поесть вот здесь,
Я вкусна, я вся создана из чудес!

куплет: F#m |HmC#m |2р
Hm |C#m |F#m |F#m |2p
припев: A |C#| F#m | F#m |2p

Ломами бьют

Музыка Юбера Жиро,
Автор русского текста неизвестен

Я возвращался раз домой, о мами,
Гляжу — лежит приятель мой, о мами,
И дворники его за что-то бьют ломами.

Ломами, ломами-мами бьют, ломами бьют.
Ломами, ломами-мами бьют, ломами бьют.

Решился я у них спросить, о мами,
Нельзя ль его потише бить, о мами,
И мне ответил управляющий домами, о мами-мами:
На нашей стороне закон, о мами,
Ведь злостный неплательщик он, о мами,
И вот его за это бьём ломами, о мами-мами!

Ломами, ломами-мами бьём, ломами бьём.
Ломами, ломами-мами бьём, ломами бьём.

Его решили обыскать, о мами,
Карманы стали вытряхать, о мами,
Вдруг кто-то выругался: МАТЬ! о мами, о мами-мами.
Ошиблись мы на этот раз, о мами,
За всё он заплатил сейчас, о мами,
И вот квитанция как раз в кармане, в кармане — мани!

В кармане, в кармане-мани брюк, в кармане брюк.
В кармане, в кармане-мани брюк, в кармане брюк.

Любимый

Любимый, твоя кровь
Пульсирует в моих снах,
В биении артерий
И смертных пеленах,
Тайных письменах,
Обратных сторонах.

Так долог, долог день
И бесконечна ночь!
Касания кожи я жду как пёс еды,
Как жаждущий — воды,
Как узник — свободы.

Я так тебя люблю,
Что это — как вина:
Ты глянешь — и разум
Мутится как с вина,
Душа воспалена,
Горячая волна.

Меня знобит в тепле,
Сновижу ночь и день,
Тобой изнемогаю
Дышу через раз,
Не закрываю глаз,
Колени плавит страсть.

Опьянённая тобой,
Звучу как флейта и гобой.
Умирая от любви,
Я стала сном,
Сожгла свой дом.

Учи меня летать —
Наощупь, как слепой!
Нет веса, нет тела,
Земли нет под стопой,
Станцуй меня и спой
Безлунною тропой…

К1,2,3: Em Hm Am Em F Em F Em C Hm
Соло: Am Hm Am Hm
К4: F#m C#m Hm F#m G F#m G F#m D C#m
П: C# G#m C# A H C# G#m C# A H
К5: Em Hm Am Em F Em F Em F Em Fmaj7 Em

Магия чисел

Am Dm
Я знаю магию чисел,
Am E
Я знаю магию слов,
Am Dm
Я знаю, как вызвать любовь мыслью,
Am E
Как заговорить кровь.

Am Dm
Я знаю, что было, что будет и что есть,
Am E
Но ничего из того не хочу изменить —
Am Dm
Мои ноги в земле, голова в небесах,
Am E
А тело здесь — растянулось в нить —

Am Dm
Поиграй на этой струне,
Am E
Узнай что-нибудь обо мне!
Am Dm
Поиграй на этой струне,
Am E
Узнай что-нибудь обо мне —

Dm Am E Am
Я такая слепая, я такая святая,
Dm Am E Am
Я знаю всё, но я тебя не знаю,
Dm Am E Am
Я играю у края музыку рая,
Dm Am E E
Но кто меня знает, кто я такая…

Я знаю, о чём говорит гранит,
О чём толкует топот копыт,
Как олово лить, как молоко кипятить,
Я знаю — во мне снова слово болит.

Я знаю, как выглядит звук,
Что делает с миром движение рук,
Кто кому враг и кто кому друг,
Куда выстрелит согнутый лук —

Поиграй на его струне,
Узнай что-нибудь обо мне!
Поиграй на его струне,
Узнай что-нибудь обо мне —

Я могу появиться, я могу скрыться,
Я могу всё, что может присниться,
Я меняю голоса, я меняю лица,
Но кто меня знает, что я за птица…
Птица-птица, птица-синица —
Родилась на ветке, а хотела в клетку,
Птица-птица, птица-синица —
Родилась на ветке, а хотела в клетку…

1992 — 1993 — Январь 1994

Мажорные аккорды

Все любят мажорные аккорды,
А чем же мне рассказать о своей печали?
До-мажор — это бодро, легко и твердо.
Я часто играла плача — вы не замечали!

Level number one — я партизан среди землян,
Я собирательный персонаж.
Level number two — ступая за черту,
Level number three — звезда моя гори, не дури.

Я не альфа и я не тета —
Я вне алфавита своей печали.
Мне эта планета не так надета,
Я странный зверек, таких вы не приручали!

У меня нет стимула биться сердцем
И в моей крови углекислый газ печали.
Я танцую не тем, чем учили в детстве,
Я должна быть в конце, но все еще в начале!

Level number one — я партизан среди землян,
Я собирательный персонаж.
Level number two — ступая за черту,
Level number three — звезда моя гори, не дури.

К: СGAmАm FCGG
П: FGCAm FGCC
FG FG CFGG

Маленькая вселенная

C G C G C G
Я сделаю себе этот мир из того, что в нём есть —
C G
Я сделаю,
C G C G C G
Я сделаю воздушную птицу, гитару из звука —
C G
Я сделаю,
C G C G C G
Песчаную змею, земляные деревья и травы —
C G
Я сделаю,
C G C G C G
Каменный мох, водяных черепах и рыб —
C G
Я сделаю
C G C G C G C G
Маленькую свою вселенную внутри большой,
C G C G C G C G
Собственную свою вселенную внутри большой.

Я сделаю возлюбленного из желания —
Я сделаю,
Нарисую себе сны на асфальте мелом —
Я сделаю,
Напишу облака на небесном холсте пастелью —
Я сделаю,
Запущу поцелуем движенье светил над собой —
Я сделаю
Маленькую свою вселенную внутри большой,
Собственную свою вселенную внутри большой.

Я буду обниматься с тиграми и львами в траве —
Я сделаю,
Я буду спать в древесном дупле, умываться росой —
Я сделаю,
Птенцов учить летать, щенков лаять и блеять ягнят —
Я сделаю,
И больше никто никогда не сможет у меня отнять
Маленькую свою вселенную внутри большой,
Собственную свою вселенную внутри большой.

Октябрь 1992

Мама-мама

Наступает время нам на пятки, на горло и на хвост,
Бери свои манатки — нас кинули, нам кинули кость.
Играет музыка в прятки, бежит во все лопатки вода,
Бьют часы по морде словами «сейчас» и «никогда».

Мама-мама,
Что мне делать в чужой стороне,
В неизвестной войне, на убитом коне в нелогичный приход?
Мама-мама, почему я всё время вовне,
В этой странной возне на разбитой плюсне ковыляю вперёд?

Все нас учат,
Заберите ружьё и тетрадь,
Я играю на нервах, а пляшет душа, хорошо умирать!
Бессамо мучо,
Не лечи мой не-ум, как не врать:
Я китайский циркач, у меня есть клеша, я иду на парад,
Кто-то рад.

Наступает время нам на пятки, на горло и на хвост,
Бери свои манатки — нас кинули, нам кинули кость.
Играет музыка в прятки, бежит во все лопатки вода.
Бьют часы по морде словами «сейчас» и «никогда».

Мама-мама,
И в строю, и в бою, и в раю
Нас научат плясать па-де-де на воде и в свободном труде.
Аммагамма,
Я летаю в тягучей среде,
Не пойму, я в беде или это так надо, я жив или где?

Мама-мама,
Понимаешь, что это болит,
Это не суицид, как сказал Гераклит — где добро, там и зло.
Амальгама,
Это зеркало страшно на вид,
Мне случайно тепло, мне везло всем назло,
Только всё барахло…

Марш-на-фарш

C F
Я вижу птиц,
C F
Летающих в клетке,
C F C G
Я вижу таблетки от тишины.
C F
Стреляющих метко
C F
Бойцов контрразведки,
C F C G
Двери, закрытые с той стороны.

C F
«Марш на фарш!»-
C G
Кричит маршал войны
C F C G
Солдатам, танцующим в стиле брейк-данс.
C F
«Марш на фарш!-
C G
Кричит маршал войны —
C F C G F
Мы съели их, теперь хотим вас!»

Я вижу следы
Тех, кто не моет ног,
Отпечатки пальцев, нажавших звонок.
Хороший урок
Тем, кто ест и спит впрок —
Каждый кусок пригодится в свой срок.

«Марш на фарш!»-
Кричит маршал войны
Солдатам, танцующим в стиле кейк-уок.
«Марш на фарш! —
Кричит маршал войны —
Мы испечем человечий пирог!»

Сколько мужчин
Хотят, но не могут,
Но ещё больше женщин не знают, зачем.
Все остальные
Уходят с дороги —
Кто был ничем, тот так и не стал всем.

«Марш на фарш!»-
Кричит маршал войны
Солдатам, танцующим под Бони М.
«Марш на фарш! —
Кричит маршал войны —
Ведь, когда я ем, то я глух и нем!»

Наши герои
Уже шли строем,
Когда генералы ходили под стол.
Стаканы поднять,
Разобраться по трое —
Скоро здесь будет большой рок-н-ролл!

«Марш на фарш!»-
Кричит маршал войны
Солдатам, танцующим в стиле «атас».
«Марш на фарш! —
Кричит маршал войны —
Что мы будем есть?
Что мы будем есть!
Что мы будем есть, когда съедим вас!»

Лето 1993

Мерседес-Бенц

Музыка и слова Джанис Джоплин
Перевод Ольги Арефьевой

C F C
Господь, подарил бы ты мне «Мерседес»,
C G
Друзья все на «Поршах», а я ещё без!
C C7 F
Тружусь без просвета — пора наконец
C G C (G)
Послать мне за это «Мерседес-Бенц»!

Господь, подари мне цветное TV —
Доставка мой адрес не может найти,
Я жду каждый день после трёх до пяти,
Когда ты подгонишь мне цветное TV!

Господь, подари мне ночлег на пути,
Прошу тебя, Господи, не подведи,
Любовь докажи свою и впереди
Пошли мне ночлег на тяжёлом пути!

Перевод Зима 1996

Мёртвый

Мёртвый и теперь мертвее всех мертвых,
Он может танцевать, ему легко.
Так легко, как не бывает, так легко,
Но ему никто не наливает…

От танцует степ и он танцует джаз,
Галантный кавалер — и всё при нем.
Он умеет делать видимым ход конем,
Но немного подкачало с ритмом.

Танец белыми пальцами
По вымышленным точкам на песке.
Цифра или аналоговый
Человечек в шахматной доске?

На черном рояле клавиши белы играли, играли,
У соло нет соли, у стенок нет мела, играли, стирали…

Мёртвый и теперь мертвее всех мертвых,
Он весел, он не весит ничего.
Тек легко, как в день рожденья, так легко,
Выучить красивые движенья.

На черном рояле клавиши белы играли, играли,
У соло нет соли, у стенок нет мела, играли, стирали,
И так по спирали…

Мистер Белый Гриб

(очень вольный перевод песни Боба Дилана «Tambourine man» от лица Гусеницы из «Алисы» Льюиса Кэррола)

Эй, мистер Белый Гриб! Позови меня в свой трип,
Я не сплю, хотя конечно я немного пьян,
Эй, мистер БГ! Понимаю, как я влип,
Но над шляпкою парю и свой курю кальян.

Позови меня на свой магический корабль,
Позови в свой странный лес,
Я уже почти исчез,
Мой ботинок уже слез,
Он готов уйти с тобой в твою страну чудес,
Я шагаю маршем на свой собственный парад,
Милый машрум, я так рад!
Я курю свой самосад,
Я знаю: вкус твой — мармелад.

Эй, мистер Белый Гриб! Позови меня в свой трип,
Я не сплю, хотя конечно кто-то вечно пьян,
Эй, мистер Белый Гриб! Я пою, хотя охрип,
Я над шляпкою парю и свой курю кальян.

Мне говорила мать

Мне говорила мать — ложись!
Но вновь живу я так немудро —
Такая сдвинутая жизнь,
Всё время вечер вместо утра.
Глупейшая из глупых фраз
Мне не даёт сомкнуть ресницы —
Как трудно мудрость входит в нас,
Как просто глупости учиться!

Многоликая

Прилети, многоликая,
Свиристя и курлыкая,
В сердце дерева свей гнездо.
Я такая же дикая —
То сверкаю, то хныкаю,
То теряюсь без ноты «до».

Прилети, многоглазая,
Оперенная фразою,
Разукрашена в лазурит!
В школе вечного праздника
То летаю, то лазаю —
Научи меня говорить.

Прилети, многослойная,
Между миром и войнами,
Нарисуй на воде письмо.
Жаль, что ныне с тобой не я —
Есть другие, достойнее,
Но во мне всё звенит само!

Как все двуногие, стою
Ногой во тьме, ногой в раю,
И на паях участвую в войне.
Моя красивая тетрадь
Во сне не хочет умирать,
И я пишу нарочно на стене

Каллиграфический отчет
О всем, что плачет, и течет,
И плавится, как сладкий мармелад.
Изображаю странный шрифт,
Мой палец клавишами сбит,
А для острастки в буквы вкраплен яд.

Модерн-данс

Неодета и странна
Полная луна,
На босых ее глазах
Пятна от вина,
Больно спать, когда в стекло
Бьет ее тепло,
Я не пью ни чай, ни страх —
Мне одной светло.

Акварели на слезах,
Косы из травы,
Полупальцев резонанс,
Модерн-данс кривых.
Выворачивай носок
И тяни подъем,
Кровь из носу — это сок:
Разобьем и пьем!

А жена твоя — стена,
Делает ребеночка из глины.
Нежна, обнажена
Известковая ее грудина,
У нее пока нет молока,
И сутулы плечи потолка.

Можно познати

Русская народная песня

Можно познати по вясельику,
Что неродна мати.
Пиво не пьяно, мед не солодок
И горилка не горька.
Горилка не горька, скрипка не звонка,
Вясельико не вясёло.
Кого мы найдем, кого мы наймем
Да за родну матушку?
Соловей малый недолетыит,
Матушка сама знает.
Рада б я встати к свому дитяти
Да порядочка дати!
Гробовы доски стиснули ножки —
Не могу протянути.
Сыра мать-земля к грудям прилягла —
Не могу продохнути.
Желтые пяски сыплются в глазки —
Не могу проглянути.
Гуляй, дитятко, гуляй, милоё,
Вясельико без мяне.

Мой внутренний мир

Мой внутренний мир давно превратился во внешний,
Но чувствую я в нем себя необычно нездешней,
В нем недруги вместе с друзьями набились толпою,
А я, посторонняя, этого вовсе не стою.

Меня полюбили прохожие всех перекрестков,
Звучу на пирах, постоялых дворах и подмостках,
Я стала нужна тем, кем прежде бывала гонима,
Приятно, конечно, но все-таки хочется мимо.

Ведь правое дело мое расцветает как древо,
Все так в нем уверены, что меня тянет быть левой,
Понятно, что этот спектакль не начнется без примы,
Приятно, конечно, но все-таки хочется мимо.

Война завершилась, спасибо участникам, зрители встали,
Чуть-чуть недовольны, что все гладиаторы живы,
Но, в общем, билет окупился, и зрелище крови и стали
Причастными сделало всех без отрыва от пива.

Моление

G D
В направлении пения

Em C
Летело моление,

G D Em
А господь на небе замечал,

C G
Какие у певца глаза —
Ведь глаза не скроют
То, что в сердце ноет,
И умоет слеза и героя, и юнца, и младенца,
Когда звучит молитва.

Не смотри в небеса с дерзновеньем —
До спасенья далёко,
Дорога из греха терниста, темна,
Без маяка
Не найти исхода!
В направлении пенья летело моленье —
Господь в небесах
Подумал о нас
И стало теплей от его глаз.

Из темноты зовет молчанье,
Зовут из света голоса,
А господь на небе замечает,
Какие у певца глаза —
Ведь глаза не скроют
То, что в сердце ноет,
И умоет слеза и героя, и юнца, и младенца,
Когда звучит молитва.

Январь 1996

Молитва Франсуа Вийона

стихи и музыка — Булат Окуджава

Gm D
Пока земля ещё вертится,
D Gm
Пока еще ярок свет,
B F
Господи, дай же ты каждому
F B
Чего у него нет:
G Cm
Умному дай голову,
A D
Трусливому дай коня,
Gm Cm
Дай счастливому денег
D Gm
И не забудь про меня.

Пока земля еще вертится, —
Господи, твоя власть! —
Дай рвущемуся к власти
Навластвоваться всласть.
Дай передышку щедрому
Хоть до исхода дня,
Каину дай раскаянье
И не забудь про меня.

Я знаю — ты все умеешь,
Я верую в мудрость твою,
Как верит солдат убитый,
Что он проживает в раю.
Как верит каждое ухо
Тихим речам твоим,
Как веруем и мы сами,
Не ведая, что творим.

Господи, мой боже,
Зеленоглазый мой!
Пока земля ещё вертится
И это ей странно самой,
Пока ещё хватает
Времени и огня,
Дай же ты всем понемногу
И не забудь про меня.

Мотенька

Музыка и слова Юлии Беломлинской

Сплю я где придётся,
Ем я что придётся,
Прохудилось платье —
Где ж новое возьмёшь?
Я пою «Разлуку»
По дворам-колодцам,
Граждане-товарищи,
Мне киньте медный грош!

Кто ж меня такую
Грязную полюбит?
Без чулков, без туфлей
Кто ж меня возьмёт?
Лишь татарин-дворник
В темечко целует,
По головке гладит,
Чёрствый пряничек даёт.

Вот бы где купить бы
Платье из муару,
Вот бы где достать бы
Туфли-лакиши!
Вот бы удивился
Мой шарманщик старый
И сказал бы: Мотенька,
Как вы хороши!

Пусть бы удивился
Тот мужчина бледный,
Тот красавец стройный,
Чернобровый тот…
Но опять из окон
Льётся дождик медный,
Редко, очень редко, редко
Серебро блеснёт.

В этот двор знакомый
Захожу я снова,
С одного окошка
Не спускаю глаз.
Я пою «Разлуку»
Киньте мне целковый!
Господин хороший,
Я пою сейчас для вас!

Разлука, ты разлука,
Чужая сторона!
Никто нас не разлучит
Как мать-сыра земля…

Мыловар

Версия с альбома «Сторона От», 1998
Версия с альбома «Колокольчики», 1999
Версия с альбома «Время назад», 2015

 

Em C D
Я знаю тебя, а ты знаешь им цену —
Em C D
Ты, кажется, нашел достойную замену —
Em C D
Они танцевали, а ты им подпел,
Em C D
Мой дом сгорел, зато весь город цел.
Суровая нитка, белёная кость,
Седьмая попытка встать во весь рост —
Приятно плакать под крики «ура»,
Но вспомнишь ли с утра то, что было вчера?
Логический круг, нордический юг —
Мой мальчик в плену очарованных сук,
Я просто любила тебя целовать —
Знай, это больше, чем стол и кровать.
Где ставить свечу, если в храме сарай? —
Так снимай с себя тело и голеньким — в рай! —
Кто летает духом, кто летает в теле,
Но все ли отдали всё, что имели?
Цветы — волосам, паруса — кораблю,
Я не ведаю слов, кроме слова «люблю»,
В моих небесах я заметила небо —
Как жаль, что со мною ты больше там не был!
Так будем считать, что пришел хэппи-энд —
Главное — точно выбрать момент —
Когда за дверями закроется ключ,
Тогда за зверями затеплится луч.
Реформа бессмертья — бесформенный мячик,
Тебе станет легче, когда я заплачу,
Я так не могу, чтобы всё невпопад,
Но разве бывает, чтобы в небе был ад?
Но я неподвластна ведьминским чарам —
Я не отвечаю на выстрел ударом,
Шекспир был героем, ты тоже поэт,
Но я буду «да», даже если ты — «нет».
Так играй, музыкант, торгуй, коммерсант,
Ломай комедию, комедиант,
Любовь — это птичка, любовь — это клетка,
Любовь — это спичка, любовь — сигаретка.
Ты вправе на то, что считаешь ты вправе —
Я не претендую на место в оправе,
Конечно, хотелось бы как-то не так,
Но флаг тебе в руки, а в зубы — пятак!
Я хотела плыть, но ты не был волной,
Я дала тебе нить, но ты шёл не за мной,
Я искала дождя, чтобы вызвать пожар,
Я звала короля, а пришел мыловар…

05.1992

Мыши

Музыка П.Акимова, слова О.Арефьевой
Ария мышей, написана для сказки «Щелкунчик»

Если эгоист ты и злодей,
Сердце деревянное в груди,
И если презираешь ты людей —
Тропкой деревянной так и иди.
Пусть тебя не трогают слова,
Взгляды и признания в любви,
Глупые живые существа —
У тебя теперь древесный сок в крови!

В нашем королевстве красок нет,
Всё у нас надежно, постоянно,
Мыши обожают серый цвет —
Приходи к нам, мальчик деревянный!
А живым быть так тяжело —
Кожей чувствовать боль и недоверье,
Колет дождик, режет стекло,
Пронизывает острый ветер.

Если ты жесток — настанет час —
Задеревенеет всё в груди.
Так выбирай судьбу свою сейчас:
Быть живым? Деревянным быть?

Мышка Божия

C
Мышка Божия не знает

F G C F G
Ни заботы ни труда,

C
Целый день она скакает

F G C F G
И грызает провода,
Целый день она летает
Ниоткуда в никуда,
От посуды до простуды,
От всегда до никогда.

F C
Если утро наступает —

G C
Ищет мышка, где еда,

F C
Если вечер наступает —

G C
Ищет мышка, где беда,
Ищет кошка, где окошко,
Что ведет её туда,
Где мышиная дорожка
Ниоткуда в никуда.

проигрыш С F C G

На зубах у ней сторожка,
Сторожок в её глазах,
Каждый шаг её — подножка,
Каждый жест внушает страх,
По воде гуляет кошка,
Ищет мышку для чего? —
Пожуёт её немножко,
Проглоти’т после того.

Поварив её, отпустит,
В унитазе воду спустит —
Мышка-мышка, погуляй,
Поезжай за дальний край,
На трамвай садись последний,
Отправляйся дальше, дальше,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.

Неразменною полушкой,
Жизнерадостною мушкой,
Новой мышкой, новой кошкой,
Новой мошкой или блошкой,
Снова время настаёт,
Возвращайся в оборот!

Дай же, Боже, благодати,
Дай же то же, Божья Матерь,
Каждой твари дай по паре,
Каждой паре — по кровати,
Каждой кошке дай по мышке,
Каждой мышке — по сынишке,
По дочурке, по мужьишке,
По печурке, по дровишке,
Каждой норке дай по корке,
Каждой звере дай по вере,
Жизни каждой животине
Дай же, Отче, Дух и Сыне!

Февраль 1994

На хрена нам война


C F G C
Я видела, как старый солдат и матрос
F G C
Бросили свой корабль и свой пост —
F G
«На хрена нам война,
C F
Пошла она на!»-
C F G C
Сказали старый солдат и матрос.

Они смотрели друг другу в глаза,
Они возвращались из смерти назад —
«На хрена нам война,
Пошла она на!»-
Сказали те, кто вернулся назад.

«Вчерашний потоп и пожар — пустяк,
Мы новый город построим на старых костях,
Но на хрена нам война,
Пошла она на! —
Хватит заново строить на старых костях!

Хватит этих казарм, пора в свой дом,
Хватит вместо восхода команды «подъем»-
На хрена нам война,
Пошла она на! —
Хватит этих казарм, пора в свой дом!

Мундир из дыр, командир Мойдодыр —
Хватит этой кровавой борьбы за мир,
На хрена нам война,
Пошла она на! —
Хватит этой кровавой борьбы за мир!

Далеко ль уплывешь, сев в дырявый таз,
И кого убивать, раз зараза в нас?
На хрена нам война,
Пошла она на! —
Кого убивать, раз зараза в нас?

Есть зеркала не с той стороны —
Там всё так же как здесь, но только нет войны,
На хрена нам война,
Пошла она на! —
Лучше так же как здесь, но только без войны!»

Так рассуждали солдат и матрос,
Когда взорвался под ними мост.
Они не дошли
До той стороны,
Но успели уйти навсегда с войны.

«На хрена нам война, пошла она на! —
Дома жена и бутылка вина…»-
Об этом шептали
Солдат и матрос,
Уйдя с войны, но не дойдя до дна.

Февраль 1994

Намгуара

Великий Намгуара
Был всем и каждому амиго и брат.
Великий Намгуара
Никого не хотел выбирать.
Великий Намгуара —
Он был мастер выходить из окна.
Его гитара
Всегда была настроена «на»,
Большая, словно луна.

Великий Намгуара —
Он изменял свою яркость раз в день,
Крокодилы, ягуары —
Все ходили посидеть в его тень.
Намгуара чёрный —
Он знал верёвочку залезть в небеса,
Намгуара чёткий
Носил всё главное в широких трусах,
Все телеса до конца!

Сильный Намгуара
Быть богатым не хотел наотрез.
Сильный Намгуара
Своим людям подарил Всё, Что Есть.
Намгуара грибый —
Его ребра звучали маримбой,
Намгуара рыбый
Был всем и каждому мучачо и амиго
Это видно было мигом!

Намгуара-ра-ра-ра,
Куру-куру-куру-куру!

D |A |Hm |G |

Начинай

Начинай, расскажи мне,
Как бегу, смеясь, по краю светотьмы.
Я высохла как цвет,
Как след кого здесь нет —
Я поэт озимый.

Начинай эту песню,
За плечом молчит телесный доремир.
Уместно ли шучу,
Когда как соль звучу,
Если жесты пресны?

Начинай эту сказку,
Я пляшу без ног и я пою вне нот.
Тебя б я обняла,
Но где наши тела
Для тепла и ласки?

Начинай эти слезы,
Меня сеял Бог, а сам принес мороз,
Я в рост пойду весной
Цветком или сосной,
А сейчас я мерзну.

Начинай, я продолжу,
Мы живем в нуле, мы гости на земле,
Сроднились с пустотой
И стали красотой,
А теперь все можем.

Я — Земля, я — Земля.
Первый, первый, я — Земля.

Не в такт

Hm A Ab G
Мне есть, что пить и кого любить,
F# Hm A Ab G F#
Я не знаю, что тут не так.
Hm A Ab G
Палец болит от кнопки «делит» —
F# Hm A Ab G
Я сама инвалид, врач и враг.

F# G
Божественный звук моих прежних потуг
F# G
Мне горло дерёт, как наждак,
Hm A Ab G F# Hm A Ab G F#
Я играю не в такт, но всё же пою просто так.

Мои телефоны знобит от любви
Радио и ТиВи.
Что мне с ними делить — я сама неофит
В стриптизе с судьбой визави.
Я построила много, но каждый храм
Всегда стоит на крови.
Я играю не в такт, но всё же пляшу, как Давид.

Em F#
Слушай-слушай,
Em F#
Слушай-слушай,
Em F#
Когда говорят о любви, то смущаются пушки.

Я умею сказать «иди со мной»
Так, чтоб каждый задрожал и обмяк.
Мне есть, с кем вступить в фиктивный брак,
Мне есть, с кем жить просто так.
И хоть постель моя без гостей,
Зато на концертах аншлаг.
Я играю не в такт и стихи плохи, но я — факт.

Порой мне кажется — я странная роль,
Проглотила ключ, отвинтила пароль,
Порой мне кажется — я голый король,
Порой — что одетый ноль.
И где-то во мне есть выход вовне,
Но молчит абонент и мой гид импотент,
И сантехник без рук понижает мой люк на бемоль.

Оттого, что отпала моя голова,
Я порой забываю слова.
И начертано пальцем по потному лбу
Неприличное слово в три бу.
Для того, чтоб звучала эта кассета,
Надо слишком вертеться в гробу,
Я играю не в такт, но пою вот так — бу-бу-бу!

Я собой накормила так многих, что скоро
Меня будет пора в музей.
Песни это почти что секс,
Но от них нет детей.
Мои былины — молитвы в пустыне,
Но от них нет друзей,
Я играю не в такт, но иду вперёд, как Моисей.

Слушай-слушай,
Слушай-слушай,
Дух наступил мне на ухо и с тех пор я без слуха.

1999

Не верьте мне

Не верьте мне, как я не верю вам,
Посмейтесь надо мной, как я над вами —
Мне все равно, раз жизнь напополам,
Сама в себя я брошу первый камень.

Самой себе я крикну «уходи!»,
Чтоб был подхвачен крик толпою праздной,
Суди меня за то, что впереди,
Моя любовь осталась безнаказной.

Ведь боль моя сладка, как мед из сот,
Хотя черней земли, черствее корки,
Я не забыла хищный небосвод,
Но я никак не вспомню лица мертвых.

И горько улыбаюсь я, когда
Мне давит тяжкий камушек на сердце,
Я не одна — со мной моя беда,
Мне все равно есть, обо что согреться.

Не для меня

Казачий романс, музыка Н.Девитте, стихи А.Молчанова
Вариант авторства: музыка и слова А.Гадалина

Не для меня придёт весна,
Не для меня Дон разольётся,
И сердце девичье забьётся
С восторгом чувств — не для меня.

Не для меня журчат ручьи,
Текут алмазными струями,
Там дева с чёрными бровями,
Она растёт не для меня.

Не для меня цветут сады,
В долине роща расцветает,
Там соловей весну встречает,
Он будет петь не для меня.

Не для меня придёт Пасха,
За стол родня вся соберётся,
«Христос воскрес!» — из уст польётся,
Пасхальный день не для меня.

А для меня кусок свинца —
Он в тело белое вопьётся,
И слезы горькие польются.
Такая жизнь, брат, ждёт меня.

Не знаю я

стихи — Альфонсина Сторни,
пер. Т. Глушковой
(в оригинале — «Говорю сама с собой»)

(Здесь везде Аm — это чередование Am7 и Am sus)

Am
Зачем рука моя, лаская, боль приносит,
G Am
Зачем слепа я, коль дано мне зренье?
G D Am
Спроси у звёзд, следя их вечное движенье —
G
Спроси у звёзд —
D Am
Не знаю я!

Зачем цветы мои становятся камнями,
Зачем моя вода не утоляет жажды?
Спроси луну, пускай она расскажет —
Не знаю я!

Зачем моя весна со мною замерзает,
Зачем всё горче вкус у солнечного мёда?
Спроси у ветра, может быть он знает —
Не знаю я!

1989

Не плачь, женщина

Hm E Hm E
Не плачь, женщина, не плачь,
Hm E Hm
Здесь никогда не будет по-другому.
F# Hm E Hm E
Не плачь, женщина, не плачь,
Hm E Hm
Здесь ничего уже не переиначить.
F# Am E Am E
Здесь всё не для того, чтобы жить в мире,
Am E Am
Но всё-таки ты не плачь.
F# Am E Am E
Здесь всё не для того, чтобы жить в мире,
Am E
Но всё-таки ты
Am E Am
Не плачь, женщина, не плачь,
E Am E Am (F#)
Женщина, не плачь, но всё-таки ты не плачь.

Обними своего мужчину, как сына,
Как отца, как брата, вернувшегося обратно
С войны, с чужой стороны, с парада
То ли победы, то ли беды.
Здесь всё не для того, чтобы верить в завтра,
Но всё-таки ты не плачь.
Здесь всё не для того, чтобы верить в завтра,
Но всё-таки ты
Не плачь, женщина, не плачь
Женщина, не плачь, но всё-таки ты не плачь.

Ты одна, и каждый одинок —
Люди никогда не смогут быть вместе.
Каждый идёт из темноты во тьму,
Через яркий просвет рожденья и боли.
Но утром встань и иди готовить завтра,
И днём уже ты не плачь.
Но утром встань и иди готовить завтра,
И днём уже ты
Не плачь, женщина, не плачь,
Женщина, не плачь, но всё-таки ты не плачь.

И всё-таки, всё-таки, всё-таки, всё-таки
И всё-таки, всё-таки ты не плачь.

Март 1994

Не сумела

F G
Я помню точно — я хотела жить,
F G
Когда — не помню, главное — хотела,
F G
Пусть множество ошибок совершить,
F G
Я помню точно — я хотела жить!
F G
(Хотя прожить, как надо, не сумела).
F G Am
Хотя прожить, как надо, не сумела
F G Am
Хотя прожить, как надо, не сумела
С G C F G
Не сумела, не сумела, не сумела
С G C F G G
Не сумела, не сумела, не сумела.

Теперь не важно, как произошло
То, что теперь всё кануло впустую,
Но я хочу свой выстрел вхолостую
Потратить на осеннее тепло.
(Теперь неважно, как произошло).

86 — 2000

Нет у тебя души

стихи — Альфонсина Сторни, пер. Т. Глушковой (в оригинале — «Горькая»)

Em D
Я жить могла на дне твоей души,
C Hm
Как в дальнем небе белая звезда,
Am G D
Но нежная моя обманута мечта —
G D
Нет у тебя души,
Am Em
Нет у тебя души,
C G D Em C D
Нет у тебя души!

Я жить могла и в сердце у тебя,
Как на утёсе лилия снегов,
Не повезло — не задалась любовь —
Нет сердца у тебя!

Просила неба — ты мне землю дал,
Ты дал мне поцелуи вместо звёзд,
Ты всем богат, да разуменьем прост —
Нет неба у тебя!

Любовь могла бы расцветать зарёй,
Была ж она как пламенный закат,
Не изменить и не вернуть назад —
Не видно зорь!

Не спрашивай, зачем назло судьбе
Плету венок из виноградных лоз,
Прошла пора горячих просьб и слёз —
Вот такова судьба!

1989

Нимфетка

G C A Dm
Я отпетая нимфетка,
A Dm A Dm
Я монетка в два орла,
D Gm C F
Я планетка без розетки,
G C
Я сто лет люблю козла.

A Dm
Ариетта в два куплета
G C
И балет на паре нот —
E Am
Что на тело ни надето,
F C G C
Всё равно оно поёт.
F C G C
Всё равно оно поёт.

проигр:
(С)ССG CCCG
(G)

Я отпетая хористка,
Я Офелия в раю,
В пенье я рецидивистка —
Умираю, но пою,
Я от свиста и до твиста
Свистопляскою живу,
Ставлю диско, как артистка,
И взлетаю в синеву!

Я отпета не поэтом,
Не вруном, не плясуном —
Я от света перегрета,
Я танцую перед сном,
Флейта Пана и рапаны,
Буги-вуги на метле,
Мои беды — балаганы,
Моя смерть — парад-алле!

Июль 1997

Новогодняя

Когда-нибудь придет сегодня —
Тогда надену я тетрадь,
Начищу голос новогодний
И буду ярко умирать.

Придут игрушки меховые
И мама мне взмахнет ногой,
И выйду я с венком на вые
И ослепительно нагой.

Итак, конец. Гремят салюты
И в кружках пенится салат,
Хлопушки бьют, шары надуты,
Игрушки яростно блестят.

Наполним злом терпенья чаши,
Поднимем на руки собак,
Глотнем пьянящей манной каши,
Ведь смерть прекрасна натощак!

Вст: C
К: (E7) Am C G E7
Am G C C7
F A Dm F
C G (E7)

Ночное вино

Они пили ночное вино,
Даже днём — ночное вино,
Слюдяные бутыли окна
Всегда были полны вина.

Оно было сладким, как соль
И густым, как венозная кровь,
Оно было острым, как боль
И протяжным, как сонная одурь.

И крутилась пурги карусель,
И в жестянке дралась карамель,
В нём был грог и медовый пирог,
И порок, и троллевский эль.

Оно было тягучим, как мёд,
Оно было верным, как пёс,
Оно было жгучим, как лёд,
Окончательным, словно погост.

Как по тропке бегут муравьи,
Капли бились в поверхность луны,
Где просили скитальцы воды
У неверной двоящейся тьмы.

Так кричат по ночам огни,
Так идут на дно корабли,
Так на белом стекле простыни
Остаются следы от любви.

Его трудно было не пить
И не лить по руке в тоске,
В нём нельзя было не уплыть,
Растворившись, как яд в молоке,
Разорвавшись как пряхина нить.

Им хотелось остаться, но
Не пускало ночное вино,
Им хотелось убраться, но
Не давало ночное вино,

И ломало им крылья оно,
И лишало их силы оно,
И тянуло к себе на дно
Даже днём — ночное вино…

1. Dm Am B G/2р
2. Dm Eb Cm Eb CmAm
П: Cm Am Cm F#dim/2р
Соло: F#dim Am F Am /2р

Ночь 1000 волков

F D
В ночь тысячи волков
F D
Мне, может быть, станет легче,
F D
В ночь тысячи песков
F D
Я, может быть, наконец перестану
F D F D
Xотеть петь, хотеть петь, хотеть петь,
F D F D
Xотеть пить, хотеть пить, хотеть пить.

F C G
Лай-лала-лалала-ла /3раза
F C D D
Лай-лала-лалала-ла
В ночь тысячи стихов
Я, может быть, стану чище,
И я найду всех, кто ищет
В ночи своих вожаков.
Я наконец перестану болеть
Там, где наследила плеть,
Я найду нить, я возьму след
Тех, кому не помешала смерть
Xотеть петь, хотеть петь, хотеть петь,
Xотеть пить, хотеть пить, хотеть пить.
Лай-лала-лалала-ла /4 раза

Лето 1993 — Осень 1994

Ночь в октябре

Dm Dsus/C
Ночь. Kапает с крыш.
Dsus/H Dsus/B Dsus/A
Eсли не спишь — позови меня.
Dm Dsus/C
Я здесь. Возле тебя
Dsus/H
Незримо парю,
Dsus/B Dsus/A
Октябрю дарю
Свою холодную тень
На мокром стекле,
Струюсь в водосточной трубе,
Горю
Неоновой искрою
В фонаре.
Это холодная ночь в октябре.
Это холодная ночь в октябре —
В той самой поре,
Когда кончен концерт,
Вылито прочь
Вино за окно,
Кровь за любовь,
Стихи за грехи —
Мне всё равно.
Ночь жёлтых огней —
Я уже в ней
Растворилась как соль,
Звучу
Тонкой струной,
Кричу за стеной —
Mи-бемоль и боль.
Я
Фея из мая,
Княгиня трамвая,
Босая Майя —
Опять, дрожа на морозе,
Танцую на снежно-нежных листках туберозы.
Где танцевала Кармен-Кармен, и змея в волосах желтела,
Где кастаньетный спор, единый аккорд кармина, жасмина и тела,
Где всевластие ночи рассвет уводил на нет,
Где мощёная площадь, ворота полёта извнутрь вовне.
Это холодная ночь в огне,
Это холодная ночь в огне —
По той самой цене, что за небо у птиц,
За мир без границ,
Кто-то падает вверх и взлетает вниз,
Поднимаясь ниц,
Кто-то стучится в тюрьму, не зная к кому,
А преступник ушёл во тьму,
Кто-то, плача, зовёт из темноты,
Но не меня и не ты.
Это холодная ночь пустоты,
Это холодная ночь пустоты —
Мокнут кусты, капает с крыш, падают звёзды,
Ты, если не спишь, позови меня из огня,
Если не поздно…

Октябрь 1992

Ночь-ловушка

D F C B C D
Ночь расставлена, как ловушка, звуки пойманы в сети,
B C D
Из сердца струится кровь.
D F C B C D
Над небом и под землёй вибрация ручки ножа,
B C D
Торчащего из-под рёбер.
Em D G D Em G A H7
Снег на моём лице не тает, я украдена этой ночью.
Em D G D Em G A
Улица вымыта тьмою, я уже не хочу обратно.

Пляшут пьяницы, за руки взявшись, кидая бутылками с ядом
В головы случайным прохожим.
Убийцы спешат по своим делам, они не ищут меня,
Улица вымыта тьмою.
Снег на моём лице не тает, в глазницы налито небо,
Я держу за ошейник время, я слежу, чтобы не было утра.

Бесшумно пружина скользит, в механизме часов поломка —
Время идёт обратно.
Утро больше сюда не придёт, ничего мне отныне не страшно,
Я улыбаюсь от счастья.
Снег на моём лице не тает, я пускаю корни в почву,
Меня не боятся птицы и звери, на мне прорастают травы.

Я украдена этой ночью, я пускаю корни в почву,
На мне прорастают травы, я уже не хочу обратно.
Меня не боятся птицы, я улыбаюсь от счастья.

Ноябрь-Декабрь 1989

Нравоучительная песенка о трёх рублях

Лучше убитым быть, чем убийцей,
Лучше обманутым, чем подлецом,
Лучше быть жертвой, чем кровопийцей,
Лучше началом, чем концом.

Лучше другому помочь без корысти,
Чем удавиться за три рубля,
Лучше умыться с утра и быть чистым
И петь беззаботно «тра-ля-ля-ля-ля».

Лучше монахине, чем проститутке,
Лучше трудяге, чем хмырю,
Когда зазвучат Гаврииловы дудки
И мёртвые хором пойдут к алтарю.

И вместе со всеми там буду я
Весело петь тра-ля-ля-ля-ля,
А может грустно там буду я,
Но всё-таки петь «тра-ля-ля-ля-ля».

Лучше весёлому или смурному,
Лучше ли нищему, чем богачу,
Кому лучше — плотнику или портному? —
Кто его знает? — а я помолчу.

Лучше красавчику или уроду,
Лучше правдивому или вралю —
Кто объяснит честному народу?
И лишь я с три короба всем насулю.

И все запоют «тра-ля-ля-ля-ля»,
И все мне дадут по три рубля,
Тра-ля-ля-ля,
Тра-ля-ля-ля-ля,
Дайте же, граждане, по три рубля!

О любви (Let it be)

Пол Маккартни, вольный перевод Ольги Арефьевой

Когда мне снится море,
Я не плачу о былом,
Я молюсь слезами о любви.
Быть может, она вскоре
Посетит мой сирый дом
Я молюсь слезами о любви.
О любви.

Скажи мне, что ты слышишь,
Прислонив ружьё к груди?
В моём разбитом сердце стук любви.
Стреляй, если ты выше,
Снова на войну иди,
Однажды ты восплачешь о любви.
О любви.

Пусть поток случайных пуль
Джинсу мою протёр до дыр:
В дрэды заплету цветы любви.
Над головой всегда июль,
Зенит мой и надир,
Север, запад, юг, восток — любви!
Ток любви.

Оборотень

Запястья у птиц тоньше страниц,
Жаль, что живу без сердца —
Я обнял бы твою тень.
Ночь вывернулась наружу,
Я выблевал души и лица —
Я больше не оборотень.

Я съел самого себя, я смотрел
На солнце, что мне не светит,
Я снова тебя хотел.
Я знал все слова, которые лгут,
Но тут не помогут ни те, ни эти.
Как много проблем у тел!

Остаться живым — кино не для всех,
Не ешь меня, серый ветер,
Стучи в меня — это дверь!
Любовь — это путь, стрелка на грудь,
Но я тот, кого нет на свете:
Не человек — не зверь!

О, нечеловеческие танцы,
О, мы — одинокие повстанцы!
На странной земле,
В песке и в золе,
Из глины и персти,
Такие немногие —
Двуногие
Без шерсти.

К: Am Am/G# Am/G Am/F# Am/F
E F E F
П: Bbm Gb Eb Gb F
Bbm Gb| Eb Gb F

Одинокое время

Em C Em
Одинокое время
C Em Hm Em
Обняло меня обняло
Em C Em
Из холодной постели
C Em Hm Em
Унесло меня унесло
Hm Em Hm Em
Я слова запираю в шкаф
Hm Em D Em
Зная тайны пустых листов
Hm Em Hm Em
Древоточцы грызут стволы
Hm C D Em
Иероглифами пилы
Волоокое время
Любит тех кто смычок сверчка
Кто кассетными демо
Ставит мат на доске зрачка
Я слова закрываю в шкаф
Чтоб не выпустить букв жучков
Древоточцы грызут стволы
Иероглифами пилы
О жестокое время
Человеческий голос тих
В дрожи воздуха в трели
Мёртвой женщины для живых
Я слова закрываю в шкаф
Пеленами тепло обвив
Древоточцы грызут стволы
Иероглифами любви

Февраль 1997

Одна могила

Музыка народная — «Хава нагила»
Слова Алексея Хвостенко и Ольги Арефьевой

Одна могила,
Одна могила,
Одна могила примет меня.
В могилу рано нам,
В могилу рано нам,
В могилу рано нам,
Рано слегка.

Умру и вдруг отживею!

Одна могила,
Одна могила,
Одна могила нас разлучит,
Здрава, не ранена,
Здрава, не ранена,
Здрава, не ранена —
Рано пока!

Умру и вдруг отживею!

Она сделала шаг


Dm Gm Dm A Dm Gm Dm A
она умерла оттого, что хотела любви без меры и без предела,
она упала оттого, что летела, и тело её уже не тело,
она замолчала оттого, что не пела, а говорить она не умела,
вся в белом, белее снега и мела, она шагнула вперёд так смело —
D Gm Dm A / 4 раза
она сделала шаг.

душа, как трава, развевалась ветрами и волосы волнами бились о сети,
она раздевалась, не ведая грани меж человеком нагим и одетым,
она играла, не зная правил, она падала вверх и разбилась о небо,
она не искала волшебного края, она была там, где никто больше не был —
она сделала шаг.

05.1992

Орландина

Стихи А.Хвостенко, А.Волохонского, на музыку Лео Ферре
вариант, исполняемый Ольгой Арефьевой

Hm C# F#
В полночь я вышел на прогулку,
F# Hm
Шёл в темноте по переулку,
Hm A
Вдруг вижу — дева в закоулке
F#
Стоит в слезах.
Hm Em A
Где, говорю, тебя я видел?
A A A G
Кто мне, скажи, тебя обидел,
F#
Забыл тебя?
G
Ты Орландина, ты судьба моя!
F#
Признайся мне, ведь я узнал тебя!
F# Hm
— Да, это я!

Да, моё имя Орландина,
Да, Орландина, Орландина,
Знай, Орландина, Орландина
Зовут меня.
Где-то, скажи, меня ты видел? —
Знаешь, что сам меня обидел,
Забыл меня,
Но для тебя забуду слёзы я,
Пойду с тобой, коль позовёшь меня,
Буду твоя!

— Ах, как хочу тебя обнять я,
Поцеловать рукав от платья,
Ну-ка, приди в мои объятья! —
И в этот миг
Шерстью покрылся лоб девичий,
Красен стал глаз, а голос птичий
И волчий лик!
Меня чудовище схватило
И сладострастно испустило
Мерзостный крик:

— Видишь ли, я не Орландина,
Да, я уже не Орландина,
Знай, я вообще не Орландина,
Я твоя Смерть!
Видишь, теперь в моих ты лапах,
Слышишь ужасный серы запах,
И гул огня! —
Так завопил он и вонзил свой зуб,
В мой бедный лоб свой древний медный зуб
Сам моя Смерть.

Осень

Вольный перевод стихов Хосе Гонсалес Корвальо (1753-1834)

Hm D
Льются листья, листья бьются оземь,
A Hm
Осень. Осень.
Hm D
Где ты, в облаках былая просинь? —
Em F# D A D F#
Осень. Осень. Осень.
D A Em Hm
Мы напрасно снова солнца просим —
A D Em F#
О-осень. Осень.
D A Em Hm
Пожелтели наших жизней оси —
A D Em F#
О-осень. Осень.
E F# E F#
Осень. Осень.

Hm D
Тлеют розы, лепестки отбросив —
A Hm
Осень. Осень.
Hm D
И туманы отмывают в плёсе
Em F# D A
Нашу память, осень, осень,
D F#
Осень.
D A Em Hm
Пели птицы, помня о покосе
A D Em F#
Ухожу я вслед за ними, осень,
D A Em Hm
На траве заиндевела проседь —
A D Em F#
Ухожу я за тобою, осень!
E F# E F#
Смерть считает — три, четыре, восемь —
E F# E F#
Ладно, ухожу, ты слышишь, осень?
E F#
Cлышишь, осень?

Я бреду в сне под сенью сосен —
Я уйду, уйду я, слышишь,
Осень?
Ах, как пели птицы на покосе —
Ухожу я вслед за ними,
Осень!
Пели птицы, помня о покосе
Ухожу я вслед за ними,
Осень,
На треве заиндевела проседь —
Успокойся, я растаю,
Осень!

1988

Осень (Те мотыльки)

Dm
Те мотыльки куда-то улетели,
Те корабли на верфях заржавели,
Gm Dm
Те облака расплакались в капели,
Gm A Dm
Допели лето даже до метели.

Те листья осенью от веток отлетели,
Вьюны засохли, а листки истлели,
Глаза прекрасные погасли вдалеке,
Как поцелуя след на теле и песке.

B F
Плачь об этом, плачь об этом, плачь, плачь,
B A Dm A Dm
Плачь о лете, плачь и обо мне, обо мне.

Как след на небе от упавшей птицы,
Как вкус на нёбе мёда медуницы,
Те голоса затихли в тишине,
Заснули рыбы в глубине на дне.

Всё это было и не повторится,
Как лица ветра на земных страницах —
Мы все идём туда, откуда нет
Возврата в этот мир и в этот свет.

Плачь об этом, плачь об этом, плачь, плачь,
Плачь о лете, плачь и обо мне.

Июнь 1992

Офелия

Стихи и музыка — Егор Летов, «Гражданская оборона»
Песня исполнена Ольгой Арефьевой для трибьюта Е.Летова.

Сm F B Eb
Далекая Офелия смеялась во сне
Fm Cm Eb G
Пузатый дрозд, мохнатый олень
Cm F B Eb
Привычно прошлогодний нарисованный снег
Fm Cm G Ab
Легко, светло и весело хрустит на зубах

проигрыш: Сm G Ab / 4p.

Нарядная Офелия текла через край
Змеиный мед, малиновый яд
Резиновый трамвайчик, оцинкованный май
Просроченный билетик на повторный сеанс

Влюбленная Офелия плыла себе вдаль
Сияла ночь, звенела земля
Стремительно спешили, никого не таясь
Часы в свою нелепую смешную страну

Послушная Офелия плыла на восток
Чудесный плен, гранитный восторг
Лимонная тропинка в апельсиновый лес
Невидимый лифт на запредельный этаж

Далекая Офелия смеялась во сне
Усталый бес, ракитовый куст
Дареные лошадки разбрелись на заре
На все четыре стороны, попробуй, поймай

Пал Вавилон

Am D Am D Am
Король оброк не будет брать, если на земле
D
Не будет жить никто,
Am D
Не будет жить никто.

И вор не будет воровать, если на земле
Не будет жить никто,
Не будет жить никто.

Am D Gm D
Мы будем петь и танцевать
Gm D Gm D
Свой танец без хвоста,
Gm D
Ведь так прекрасно, где нас нет —
Gm D Gm D
Такая пустота!

C G D C G
Пал Вавилон, пал, пал Вавилон /4 раза
А
Пал
Eb A
Иерусалим восстал!
Am D /4 раза
Исчезнут тюрьмы и суды, если на земле
Не будет жить никто,
Не будет жить никто.
.
Исчезнут пашни и сады, если на земле
Не будет жить никто,
Не будет жить никто.

Мы будем плакать и плясать
Свой танец живота,
Ведь так прекрасно, где нас нет,
А с нами — ни черта!

Пал Вавилон, пал —
Иерусалим восстал!

Весна 1997

Панихида по апрелю

A E F#m D
Панихида по апрелю состоялась в сентябре —
A E F#m D
Плакали трамваи на изгибах рельсов,
A E F#m D
В кружки наливали погребальную песню,
A E F#m D
Тесно было порознь, пусто было вместе

A E F#m D
В сентябре. /4 раза

Панихида по поминкам, панихида после тризны
С половинкою просвирки от причастия ночью,
От причастия любовью, от крещения кровью,
От прощения водой до счастья новой жизни

В сентябре.

Упокой, Господь, наш прошедший год —
Мы дышали через сердце, мы наделали ошибок,
Предавались гордыне, подавали нищим тыщи,
Говорили много слов, но невпопад и не про то

В сентябре.

Мы любили глазами, и глаза были невинны,
Наши песни были злы, дороги неисповедимы,
Мы пришли с революцией горького детства,
Вместо марша распевая ля-мажорную мессу

В сентябре.

Нам хотелось всех любить и танцевать на площадях,
Умереть в момент экстаза сразу после слова «Амен»,
Нам так больно было плакать о прошедших днях,
Что прохожим мы бросали то цветы, то камни

В сентябре.

Сентябрь 1994

Папироска

Русская народная песня

А папироска, друг мой тайный,
А как тебя мне не курить?
Курить — курю, сердечко ноет,
А дым свивается кольцом.

Курить — курю, сердечко ноет,
А дым свивается кольцом,
А Маша шьёт, шитьё бросает —
А ей не век жить за иглой!

А Маша шьёт, шитьё бросает —
А ей не век жить за иглой,
А при широкою долине
Горит печальная луна.

А при широкою долине
Горит печальная луна,
Не слышно голосу родного,
Не слышно песен ездока.

Не слышно голосу родного,
Не слышно песен ездока,
Да ямщик песенку пропемши,
Да гонит тройку лошадей.

Да ямщик песенку пропемши,
Да гонит тройку лошадей
А со несчастным, со прекрасным,
А с молодым да рекрутом.

А со несчастным, со прекрасным,
А с молодым да рекрутом,
А дайте карточки, сгадаю
А что случится надо мной?

А дайте карточки, сгадаю
А что случится надо мной —
Девятка треф, король червёвый,
Король червёвый — милый мой!

А папироска, друг мой тайный,
А как тебя мне не курить?
Курить — курю, сердечко ноет,
А дым свивается кольцом!

Папоротник

Esus Esus/F
На руках моих древесная кора,
Esus/D Esus
На ногах — рыбья чешуя,
Esus Esus/F Esus/D
За плечами двух серебряных крыльев размах,
Esus
Так кто же я?
Esus Esus/F Esus/D
О, я хотела бы плыть в воде
Esus
И в небе лететь,
Esus Esus/F Esus/D
Я б хотела расти в лесу зелёной сосной,
Esus
Господин мой Смерть.

Esus Esus/F
Папоротник цветёт,
Esus/D Esus
Папоротник цветёт,
Esus Esus/F Esus
Папоротник дает мёд.

Мои волосы — лесные цветы и трава,
Глаза — два ручья,
Мое тело — песок, и земля — голова,
Так кто же я?
О, мне бы в зной медоносной пчелой
Над полем звенеть,
Через камни струиться водой ледяной,
Господин мой Смерть.

Папоротник цветёт,
Папоротник цветёт,
Папоротник дает мёд.

Весна 1991

Пентатоника

F Eb F Eb F Eb
Пентатоника — ночь
F Eb F Eb F Eb
Пентатоника — день
F Eb F Eb F Eb
Пентатоника — свет
F Eb F Eb F Eb
Пентатоника — тень
F
Пять ветров
Eb F
Пять снегов
Eb F Eb
Пять дождей
Пять шагов
Пять стихов
Пять коней
Пентатоника — ты
Пентатоника — я
Пентатоника — инь
Пентатоника — ян
Пять миров
Пять ветров
Пять морей
Пять кругов
Пять шагов
Пять зверей
Пентатоника — сон
Пентатоника — явь
Пентатоника — мёд
Пентатоника — яд
Пять миров
Пять ветров
Пять коней
Пять шагов
Пять стихов
Пять огней

16 июня 1992

Первый

Музыка Петра Акимова

Первый оторвался от земли
Но не взлетел
Но он не взлетел
Был второй в печали и в пыли
Он так хотел
Ведь он так хотел
Он и без тел летел ведь он так хотел
Женщины встречали их одетыми в цветы
Дети пели аллилуия
Третий был пернат но был бескрыл
Он так любил
Ведь он так любил
Он и без крыл был мил ведь он так любил

Был четвёртый видящим во сне
Был он во мне
Как будто во мне
Пятый заблудился в тишине
Сгинул на дне
В чужбине в вине
Женщины встречали их одетыми в цветы
Дети пели аллилуия
Одинок летящий с высоты
Может быть я
А может быть ты
Кто-то ведь стал шестым — и может быть ты

Падали в небо они
Надо ли там быть одним из смертных
Много их
Тех кто не смог
Ведь одинок
Летун одинок

Перекрёстки

D G C D
На перекрёстках рук и губ

G C D
Моя голова превратилась в суп,

D G C D
Там, где колени моих стремлений,

G C D
Голые голени медных труб.

Am D
Птицы впечатали лица в песок,

G Em
Статуи уши заполнили ватою

Am D
И не пройти муравью по пути

G C D Em D
В два кулака от виска до виска.
Девушка села белым платьем
Там, где валялись следы мертвеца,
Мёрзлым взглядом топора
Надломлена ветка её нутра
И только она осталась чиста,
И только лишь я не вернулась обратно,
В небе крутили немое кино,
А мы были сном чёрно-белых тетрадок.
Мёртвая кошка, куда ты бежишь?
Всё ещё ловишь мёртвую мышь?
И на прицеле пристрелянных глаз
Я растеряла последний балласт.
Хлопая дверцами, носится шкаф,
Смотрят собаки, морды задрав,
Как улыбается с неба граф
Неотмирных держав.
А сумасшедший — лишь тот, кто пляшет
Под собственной дудки простой голосок,
Он не стесняется выстрелов страшных,
Он не боится взглядов в висок.
Напрасно ты в гневе плюёшь в небеса —
Плевок возвратится в глаза —
Учит Господь уважать свой покой,
А кто ему ты такой?

14 августа 1998

Песни умирающих

Хихикает надушенная медь,
Уходят боги снега в запевалы,
Борщом и солью пахнет из подвала
И дети не умеют больше петь.

И душит, словно музыку, метлу
Надменный дворник, грезя контрабасом,
Собаки лают дискантом и басом,
Оркестр умер, я пляшу в углу.

Мужественны песни умирающих,
Жаль, что я пока что не из них.
Мужественны песни умирающих,
Трусы остаются в живых.

Податливы ларьки и провода,
На улице ни снега, ни засады.
Ну где еще мне будут снова рады?
Я бы ушла отсюда, но куда?

Я выпила до дна, но вот слюна
Всё капает, ведь все мы человеки,
Хочу побыть одна, но не навеки:
Куда уйдешь — везде моя страна!

Мужественны песни умирающих,
Жаль, что я пока что не из них.
Мужественны песни умирающих,
Трусы остаются в живых.

Ни горя, ни веселья, ни знамен —
Одна сплошная зеленая местность,
Ни музыки, ни мимики, ни жеста,
Ни следа от волнующих имен.

На белом полотне мотив утрат,
А мы еще смеемся по привычке
И птичка в объективе жжет нам спички,
Кто много жил — умеет умирать.

Мужественны песни умирающих,
Жаль, что я пока что не из них.
Мужественны песни умирающих,
Трупы остаются в живых.

Песня на похоронах

Новоорлеанская народная похоронная музыка рубежа XIX-XX веков исполнялась негритянскими духовыми оркестрами.
Когда шли на кладбище — плакали, обратно — плясали. У этой пьесы вопросо-ответная структура: труба спрашивала, тромбон отвечал.
Как тут было не сочинить, о чём они говорят!

Песня на похоронах
(ясно, нах!).
Когда я умру, неудачный
(невзрачный),
Дождик не потечёт
(вот ещё!),
Когда я умру, все не всплачут
(и даже),
Чижичек не запоёт
(как тот фагот).

Когда я умру, все запляшут
(ручками замашут)
С музыкой белых и цветных
(и иных),
С музыкой глупых и страшных
(но наших),
С песней своих и родных
(дорогих)!

На похоронах надо плясать!

И вот я лежу, весь наряжен
(напомажен),
В букетах с макушки до пят
(будто сад),
Я в медленном еду экипаже
(в антураже),
Но с вами хотел бы сплясать
(вперёд-назад)!

Пляшите толпой и попарно
(задайте жару),
Топайте в такт и не в лад
(лишь бы не стоять),
Возьмите трубу и гитару
(с напитком тару),
Большой барабан — и ну играть
(стар и млад)!

На похоронах надо плясать!

Не надо печальных эпитафий
(и анафем),
Надгробных рыданий, речей
(больших свечей),
С чёрною лентой фотографий
(ну их нафиг),
Лучше спляши побойчей
(горячей)!

Пляшите оркестром и соло
(и с магнитолой),
И я двину бровью чуть-чуть
(когда-нибудь)!
Пускай я поеду весёлым
(с приколом),
Счастливым в последний свой путь
(какая жуть)!

вступл: Am E / Am Am /
куплет: Am / E / Am Am Dm H / E /
Am / E / Am E / Am E Am Am /
C / G / C Dm / Am E /
Am / E / Am E / Am Dm /
Am E / Am /
припев: С / G / C E /

Плакала девушка

Gm D Gm
Плакала девушка, слушая скрипку,
Gm D Gm
Над пиццикато печальным и зыбким,
D Gm D Gm
— Я недостойна милости Божией,
Cm Gm D Gm
Блудницы — не птицы, им в небо не можно. /2 раза

Я не увижу сверкания рая —
Скрипка жестоко по сердцу играет,
— Я недостойна милости Божией,
Лишь огненный дождь обжигает мне кожу.

Плакала девушка, плакали звёзды,
Ангелов крылья стирали ей слёзы,
— Я недостойна милости Божией,
Но всё же, но всё же прими меня тоже!

9 февраля 1997

Платье новое

Hm
Платье новое надену, для кого — не знаю,
D
Платье новое надену, для чего — не знаю,
A
Вдоль по улице пройду, никто не узнает,
Hm Em Hm F#
Птица не вскрикнет, собака не залает.

Hm Em Hm F# Hm Em Hm F#
Ой да я, ой да-да я, ой да я /2 раза

То ли я такая тут чужая, то ли такая родная,
То ли я такая тут чужая, то ли такая родная,
Платье новое надену — никто не узнает,
Никто не похвалит, никто не поругает.
Ой да я
Матушка родимая на меня не взглянет,
Батюшка родимый мой на меня не взглянет, —
То ли обижаются, то ли не замечают,
В платье новом моём меня не привечают.
Ой да я
А возлюбленный-то мой потерянный гуляет,
А возлюбленный-то мой растерянный гуляет —
Все зовёт кого-то он, кого-то призывает,
А меня не слышит он, меня не замечает.
Ой да я
Да и я сама теперь себя не понимаю,
Как, не чувствуя земли, по земле ступаю —
По траве, по воде, по воздуху, по краю —
В платье новом белом-белом над землёй летаю.
Ой да я

Осень 94

Площадь Ильича

Самопародия (на песню «Площадь Ногина»)
О.Арефьева + цитаты: К.Кинчев, Умка, Е.Летов, Майк, ОА, народ

E E E D
Она стояла на площади Ильича,
E E E D
Никого не ждя, ничего не хоча,
Вся в кумаче, как вдова Ильича,
Сигарета в зубе, помутненье в очах.

И каждый отважно под мышкой нёс дрель,
Рубашку на теле, в портфеле постель,
Похоже никто не усматривал цель
Того, зачем она здесь и откель.

Она стояла вдвоём, не видя проём,
Впереди подъём, позади водоём,
На спине акваланг и ласты при ём —
Сразу видно — на съём, перехожу на приём.

Она была мила, насколько могла, —
От кривого мурла удирала урла,
Одна нога, короче, деревянная была,
Глаз фанерой заколочен и не видел ни хрена.

2-я часть: E E E D
G G G F

Зима 1996

Площадь Ногина

E E E D
Она стояла на площади Ногина,
E E E D
Так было проще понять, в чём её вина,
E E E D
Чем она грешна и кому что должна,
E E E D
Как луна со дна стакана вина.
Очередь пьяных кричала «налей!»,
Наркоманы в карманах несли по игле,
А прочая нечисть, кто на метле,
Кто на чёрном козле, летели к Лысой горе.
И каждый знал назубок свою роль,
И каждый прохожий называл пароль —
Похоже, лишь тот, кто не знает, в чём соль,
Не сможет понять, зачем нужна эта боль.
Она стояла одна, не видя окна —
Позади стена, впереди спина,
Вся в чёрном, словно вдова Ногина,
Она ждала пробуждения весны ото сна.
Она была в плену своего тепла,
И сквозь её пелену вода не текла,
Дорога не шла за границу стекла,
Пирога плыла снизу из-за угла.
Эскалаторы шли в ритме танго Дали,
Бесконечным фанданго текли нули,
Инвалиды вдали брели, сняв костыли,
Короли Манго-Манго несли бутыли.
Незнакомка по Блоку, на шляпе перо,
Неизвестное место на карте метро,
Кольца на пальцах, на шее тавро,
Мартобря тридцать третье, граница миров…

Зима — 8 марта 1993

По лужку

7/4 Em

Как по лужку — по лужку /2раза
Шла-гуляла я, /2раза и т. д.
Как колечко-колечко
Потеряла я,
Да как птица-горлица
Закричала я:
«Ой колечко-колечко,
Найдись-отыщись,
Ой сердечко-сердечко,
Больно не стучись,
Мое горе-горюшко,
Ой да отступись,
По полю — по полюшку
Ой да разлетись,
Суховеем-ветером
Ой да иссушись,
На горячем солнышке
Ой да прокались,
Ключевой водицею
Ой да отбелись,
Пылью придорожною
Да запорошись,
Слезою горючею
Ой да окропись,
Травушкой зелёною
Ой да прорасти,
Василёчком-цветиком
Ой да зацвети,
Моего милого мне
Ой да вороти!»

Лето 93

По небу босиком

D+4
Я
Поцелую в губы дождь,
Я
Обниму на память ночь,
Я
E
Ухожу отсюда прочь — по небу босиком.

D E
Ухожу отсюда прочь — по небу босиком

F E
Успокою в коже дрожь и выпью мёд и яд —

F E F
И не приду уже назад,

F E
Не приду

F E
Не приду

D+4
Я
Капля влаги в океане,
Я
Рыба в тёмной глубине,
Я
Птица в поднебесной дали —
E
Вы не плачьте обо мне.
F
Вы не плачьте обо мне.
G
Вы не плачьте обо мне.

C A
По небу босиком,

C A
По небу босиком,

C A
По небу босиком.

D+4
Я
След босой ноги в песке,

E
Бледный почерк на листке,

F
Капля влаги в океане

E
И улыбка на прощанье,

F
Паутинка на ветру —

G
Я уйду, а не умру.

C A
По небу босиком,

C A
По небу босиком,

C A
По небу босиком.

D+4
Я…

1989 — Весна 1991

Подарил и Боженька

стихи и музыка — Елена Фролова

Подарил и Боженька
Мне тебя, дороженька,
Хожу по свету я,
Ни на что не сетуя.
Ни на что не сетуя,
Завожу беседу я
С ветром в чистом поле,
Где душа на воле
Песни напевает,
Горе забывает.

Подарил и Боженька
Мне тебя, дороженька,
Небо, да травушку,
Да любовь-отравушку.
Да любовь-отравушку —
Злым людям забавушку,
Добрым людям горюшко —
Золочёно горлышко —
Запоёт-заплачет,
Всё переиначит.

Подарил и Боженька
Мне тебя, дороженька,
Слева да справа —
Русская держава,
Спереди да сзади —
Люди Христа ради,
Как и я, болезныя,
Ходють, бесполезныя,
В чаще бездорожия
Ищут слово Божие.

Подарил и Боженька
Мне тебя, дороженька…

Поезд за горизонт

E G A E G A E G A E G A
Смотри, куда идёт мой поезд,
Am C D Am C D E G A E G A
Смотри, куда идёт мой поезд,
Hm DA Am C D E G A E G A E G A E G A
Поезд за горизонт.

Моя душа устала плакать,
Моя душа устала плакать,
Моя душа села в поезд за горизонт.

В тот день, когда всё это было,
В тот день, когда всё это было,
Таможня открыла путь за горизонт —

Плачь, вот мой поезд,
Плачь, плачь, я уезжаю,
Плачь, плачь, вот мой поезд,
Плачь, плачь, я уезжаю —
Вот мой поезд за горизонт, аллилуйя,
Поезд За Горизонт.

Май 1992

Пойдём по радуге

Скажи, любимый: это правда, что на небо есть дорога от нас?
Мы каждый день проходим мимо неё, перебиваясь с хлеба на квас?
Нам не везло всё это время: мы смотрели чуть-чуть не туда.
Всё переменится, когда мы отыщем верный угол и верный удар!

Мы слишком долго ловили время сачком, искали наощупь свет,
Мы забывали задать свой вопрос — и обижались, что не слышим ответ.
Мы попадали в свои капканы, запинались о собственный след,
Но мы любили друг друга и, быть может, это спасло нас от больших бед!

Дорога в небо — это так нелегко, потому, что слишком легко…
Всё, что казалось таким невесомым, становится мешками с песком.
Дождь идёт вверх, снег идёт вверх, время течёт вверх.
Дорога в небо — это очень близко, но не везде и не для всех!

Так иди же ко мне: твои руки мне скажут, что небо вблизи,
Я не могу ускорять эти звуки, но не хочу тормозить.
Главное — просто смотреть в глаза Богу и позабыть про потом,
И тогда с каждым вдохом мы будем всё выше, пока совсем не уйдём!

Пойдём по радуге,
Там будет пирог с дождём,
Сначала звёзды, потом слёзы,
Потом воздух над этим путём!

К: Cm B F F /7p Cm B F G7
П: Dm C B C/3p Dm C G B

Поколение на коленях

Em D Em
Нас приучали смотреть сквозь решётку наружу

Em D Em
И верить тому, что свобода не там, а тут,

G Am
Нас приручали, как дикого зверя,

G Am
Сжимая у горла ошейник потуже,

C D Em
Умелой рукой применяя то пряник, то кнут.

И кто-то всегда за спиною стоял с автоматом,
И под бодрые марши кого-то пинали в живот,
Нас ложью кормили и пичкали ядом,
Игру начиная с позиции мата,
А чтобы всегда улыбались — разрезали рот.

G D G D
Поколение на коленях,

Em D G D
Цепи скованы, порваны нити,

G D G D
В небе чёрных ангелов пение,

Em D Em
На звезде распятый Спаситель.

Создали болото, смешав и море и сушу,
Забрали детей, дав посмертно медали взамен,
Зачем нас учили людей убивать
И самим умирать в этих битвах ненужных,
Как мы можем стоять во весь рост, не вставая с колен?

С утра была ночь и под вечер солнце не встало,
И наказаны мы, за собою не зная вины,
Мама, о чём ты мечтала, когда
Вся эта история лишь начиналась,
Когда ты меня зачинала для этой войны?

Поколение на коленях,
Цепи скованы, порваны нити,
В небе чёрных ангелов пение,
На звезде распятый Спаситель.

1989

Полюби меня

Полюби меня,
Мне нужно твое тепло,
На исходе дня
Я разобью стекло.
Мое полнолуние пьет темноту,
Мое полносолнцие бьет на лету,
Мне слишком горячо,
Я не могу уснуть,
В венах кипит ртуть,
Жжет плечо
И кожу изнутри напекло.

Полюби меня,
Мне нужно тебе отдать
То, что мне не дает спать,
Заставляя летать над.
Я сжимаю в руках траву,
Я цепляюсь за небо и землю,
Я держусь за листы и кусты,
Чтобы ветром не унесло
За стекло пустоты.
Я хочу быть здесь,
Пока здесь ты,
Пока есть мое тепло.

Полюби меня,
Я слишком горяча и легка,
Моего коня
Не удержит в узде рука.
Я вхожу в реку — и закипает река,
Мне любая тяжесть легка,
Одежда моя из песка,
Вместо пояса — цепи и крепи,
В якорях я иду паря,
Это магия сентября,
Я живу только лишь даря,
Я живу только лишь горя,
Я живу лишь паря.

Полюбил богатый бедную

стихи — Марина Цветаева

Em
Полюбил богатый — бедную,
D Em
(бедную, бедную)
Em
Полюбил ученый — глупую,
D Em
(глупую)
Am D
Полюбил румяный — бледную,
Am D
(бледную, бледную)
Am D
Полюбил хороший — вредную:
C D
Золотой — полушку медную.

Em
— Где, купец, твое роскошество?
D Em
(ля-ля-ля — ля-ляляля)
Em
«Во дырявом во лукошечке!»
D Em
(ля-ля-ля — ля)
Em
— Где, гордец, твои учености?
D Em
(ля-ля-ля — ля-ляляля)
Em
«Под подушкой у девчоночки!»
D Em
(ля-ля-ля — ля)
Am D
— Где, красавец, щеки алые?
Am D
«За ночь черную — растаяли».
Am D
— Крест серебряный с цепочкою?
C D
«У девчонки под сапожками!»

Em
Не люби, богатый, — бедную,
D Em
(бедную, бедную)
Em
Не люби, ученый, — глупую,
D Em
(глупую-у)
Em
Не люби, румяный, — бледную,
D Em
(бледную, бледную)
Em
Не люби, хороший, — вредную.
D Em
Золотой — полушку медную!

1987

Последний месяц сентября

Последний месяц сентября,
Последний год календаря —
Ты эти песни пела зря
В монастырях царя.
Инструктор, пьяный вдугаря,
Надел штаны из янтаря
И, что-то страшное куря,
Взлетел от пустыря.

От жара лопался стакан,
Инструктор был от чая пьян,
Кричал отчаянно баян,
В ударе был барабан.
Ревело в баре кабаре,
Висело пьяное амбре,
Цыгане рвали на барре,
А он кричал: «Харэ!»

На небесах
Нет бесов на весах добра и зла,
На небесах
В местах, где мелисса цвела,
На небесах
Нет нас на полюсах тепла,
На небесах
Архангел на часах.

К: Hm A Em F#
П: H G D E

Постой-постой

Em D
Постой-постой, не уходи,
C D
Ещё не всё сказала я!
Em D
Ты говоришь, что нет любви,
C H
А как же я, а как же я?

Am H7 Em
Как же наши дни, что мне казались
C Am H7
Бесконечным сном, прекрасным сном,
E Am
Который не прервётся никогда,
H7 Em C
А как же я на свете буду жить одна,
Am H7 H7
Как я буду без тебя?

Постой-постой, вернись назад,
Как можешь ты любовь отнять?
Ну подари последний взгляд,
Чтобы помочь тоску унять!

Как же наши дни, что мне казались
Бесконечным сном, прекрасным сном,
Который не прервётся никогда,
А как же я на свете буду жить одна,
Как я буду без тебя?

1987

Поучительная история о воображаемом паломничестве благочестивого барона и его слуги — столь бесславно, хотя и прекрасно закончившемся

Один средневековый барон
Со своим верным слугой
Решил совершить паломничество
К далекой Святой Земле.
В пути они рассуждали
О весьма высоких предметах,
На самом деле, кружа вокруг замка
И не удаляясь от него.

О, Иерусалим,
Святая земля!
Далёко он или рядом —
Не знаем ни ты, и ни я!
Налей-ка вина!

Через неделю похода
Они уже были далёко,
Проходя через реки и горы,
Пашни, луга и леса.
Но вдруг на лесной дороге
Они увидали младенца.
Орущий сверток разрушил их планы,
Поставил под угрозу игру.

Что делать слуге и барону?
Взять младенца, прервав поход?
Или всё же двигаться дальше
К далекой Святой Земле?
Правила игры были твёрдыми,
Но сердца их смягчились и дрогнули:
Они подобрали младенца
И бесславно вернулись домой.

А там их ждал Иерусалим —
Святая земля!
Далёко он или рядом, —
Не знаем ни ты, и ни я!
Налей-ка вина!

К: A F#m D Hm /4р
D C#m Hm /4р
П: A F#m A F#m /4р
A C#m F#m /4р
П модуляция: D Hm D Hm /4р
D F#m Hm /4р

Поцелуй в глаза

Dm A Dm
Смотри мне в лицо
A Dm
Живой человек
A Dm
Я это я
Gm A
А ты кто
Dm
Кто-то из нас
A Dm
Сказал что снег
A Dm
Летит снизу вверх
Gm A
И скрывает глаз
A
Неба

Dm Gm Gm A
Поцелуй в глаза свою смерть
Dm Gm Gm A
Поцелуй в глаза свою смерть
Dm Gm Gm A
Кто тебя любит больше неё
Dm Gm Gm A
Кто тебя ждёт вернее неё
A
Небо
A
Только небо
A A
Только лишь небо

A Dm
И настанет тот день
И выпадет дождь
И придёт к нам тот
Кто знает
Что скоро от нас
Останется здесь
Лишь светлый алмаз
Парящий в лучах
Неба

Поцелуй в глаза свою смерть
Поцелуй в глаза свою смерть
Кто тебя любит больше неё
Кто тебя ждёт вернее неё
Небо
Только небо
Только лишь небо

Сентябрь 1992 — Апрель 1994

Поцелуй крест-накрест

Am E
В одно рождение, да в три погибели,
E Am
В одно спасение, да вознесение,
C G
Одна причина есть, да много поводов,
Dm Am
Одно прощание, да много проводов.
E
O-o-o-o

2 раза
Am G
Поцелуй крест-накрест по-русски,
G Am
Помилуй поцелуем, аллилуия.

Одно крещение на все проклятия,
А над Голгофою — да три распятия,
Из трёх покойников там два разбойника,
А третий — Царь царей в руках законников.

Поцелуй крест-накрест по-русски,
Помилуй поцелуем, аллилуия.

А пропадём ли мы, да то ли пропадом,
А попадём ли мы, да то ли попадом —
Да ой ты гой еси, да во святой Руси
Снова просим мы — сохрани-спаси!

Поцелуй крест-накрест по-русски,
Помилуй поцелуем, аллилуия.

Почерк

Пишу письмо, адрес неизменен,
У моих рук снова нету тени.
Дышат в такт души рыб и растений,
Твой почерк знаю по танцу на сцене.

По одной строчке узнаю твой почерк,
По одному биению сердца,
Глаза превращаются в точки,
Так хочу видеть тебя, что слепну.

Спасибо тебе, душа рыбы,
Рентгеновский прочерк по белой почве,
В этой тяжелой слезной плазме
Спазмы длиннее, чем белые ночи.

Зрачки обратились в квадраты,
Руки прозрачны и видно кости,
В прорези глаза сверкает правда,
Ноги танцуют у края пропасти.

К: Bm Fm Gb Gb
П1: Bm Gb
П2: Dbm Gb

Пою с котами

Когда я на канате
В наряде шутовском
Танцую на закате
Некстати босиком —
Душа моя повисла,
Виски прогрызли мысли,
Куда бы запинать их,
Дыша перед прыжком?

Меня учили птицы
Парить, крича слова,
Хотелось раз — забыться
И не убиться — два!
Лечу, кручу кульбиты,
Ступни слегка отбиты,
В глазницах небылицы,
На бицепсах молва.

А я пою с котами
Терцовый интервал,
С мохнатыми скотами,
Чтоб пел весь карнавал!
В финале акробатов,
Кто номер отрабатывал,
Аплодисменты, свист,
Замах, кульбит и вис!

Коты-то бессловесны,
Народ — наоборот,
Всем чересчур известен
Мой каждый эпизод.
Что было раньше-позже,
Фамилия, айкью,
Но это не поможет,
Если я не устою!

Осанка и улыбка
На жуткой вышине,
Ошибки жди не шибко,
Кривляка на струне!
Чуть голова кружится,
Но надо перемочь,
Пляши, учили птицы,
А не голову морочь!

А я пою с котами
То в тон, то невпопад,
А где не то местами —
То это авангард!
Играют туш и марши
И мне ничто не страшно,
Хоть больше не могу,
Быстрее всех бегу!

К: Сm Ab Сm Ab
Fm Fm G G
П: Cm Ebm Abm Ebm
Bm Abm Ebm Bbm

Поющая Майя

Dm A Dm A
Лёгкое тело флейты,
Dm A Dm A
Гибкое тело скрипки,
Dm A Dm A
Жаркое тело гитары,
DmGmDm A Dm Gm Dm
А я — поющая Майя, я —
A DmGmDm
Поющая Майя,
A DmGmDm
Поющая Майя.

Струнное тело лютни,
Звонкое тело бонгов,
Полое тело виолы,
А я — поющая Майя, я —
Поющая Майя,
Поющая Майя.

Горькое тело моря,
Плавное тело лавы,
Слёзное тело розы,
А я — поющая Майя, я —
Поющая Майя,
Поющая Майя.

Тело волынки и цитры,
Тело луны и свирели,
Тело струилось и пело,
А я — поющая Майя, я —
Поющая Майя,
Поющая Майя.

Июнь 1992

Придумай имя

D Gm D
Придумай имя для птицы
Gm D
Имя для зверя
Gm
Для камня
D D
Для леса
Gm D Gm
Придумай птицу для рыбы
D Gm
Рыбу для моря
D Gm Gm
Море для неба
D Gm D
Придумай небо для солнца
Gm D
Солнце для листьев
Gm D
Листья для древа

Gm D Gm
Придумай буквы для звуков
D Gm
Звуки для слова
D Gm D
Слово для Бога…

Август 1992

Про фольгу

Am F C G
Я так больше не могу,
Am F C G
Заверни меня в фольгу,
Am F C G
Прокопти меня в трубе,
Am F C G
Раздари по голытьбе.

Запиши меня в тетрадь,
Убеди не умирать,
Замотай меня в сукно,
Брось в окно — мне всё равно.

Научи меня как жить,
Насучи меня как нить,
Потеряй меня в игре,
Отпусти на пустыре.

Протяни меня в ушко,
Вдарь по темечку мешком,
Уведи меня на нет,
Подсмотри в конце ответ.
Проигрыш: Am7 Em / 4 раза

Я не знаю, что со мной —
Мой ковчег ломает Ной,
Я болею тишиной,
Полечи меня стеной.

Где собаконька моя? —
Я не знаю, я не я,
Я не помню, где лечу,
Отведи меня к врачу.

Подожди меня, я здесь,
Только кто-то вышел весь,
Только что я тут была,
Не смогла, так не смогла.
Я так больше не могу,
Заверни меня в фольгу,
Прокопти меня в трубе,
Раздари по голытьбе.

Сентябрь 1996

Пророк

Единственный трезвый на празднике пьяных —
Пророк улыбался и плакал вдвойне.
А с неба валились дары и туманы
И было на небе — словно на дне.

Разумные вещи и мудрые звери,
И грубые люди с глазами свиней —
Хотелось бы верить, но нечем отмерить,
Ведь всадники нынче глупее коней!

Пророк улыбался, а Бог усмехался,
И было им так одиноко вдвоём…
Один сделал мир, чтоб кружил и вращался,
Другой был свидетель заснувших живьём.

Наощупь казалось, что время колёсно
И катится мимо, но через тебя.
Пророк посмотрел — и увидел сквозь звезды
То, что невозможно сказать, не скорбя.

Одна только женщина с нежною кожей
О чём-то подумала не о живом,
Которое жжёт, бередит и тревожит,
Которое в следе болит ножевом.

А люди орали, виляя у края,
Дыша перегаром в господни глаза,
А Бог улыбался пророку, не зная,
Пора ли уже это всё завязать?

Убитые звери кричали от боли,
А голый пророк танцевал на ветру:
Единственный нищий на празднике пищи,
Кто весело пляшет на страшном пиру.

Dm B F A

Прощай, Маруся!

музыка Петра Акимова, текст Ольги Арефьевой

В момент, когда я вышел из запоя,
Ты мне была не очень-то верна.
Взглянул я на того, кто был с тобою:
Держи меня, родимая страна!

Но вдруг ослабло подо мной колено
И подломился шаг и взмах руки.
Прости меня, Марина, то есть Лена,
Мы разошлись, как в море маяки!

Не зыркай так глазами нервной птицы,
Помадными губами рот кривя!
Цензурно назову тебя блудницей
В компании лощеного червя!

А ты-то что связался с этой стервой?
Зачем тебе вот этот геморрой?
Я понимаю, я у ней не первый,
Но ты при этом — тоже не второй!

Эх, пьяным я б вам дал весёлой жизни,
Но, к сожаленью, я смертельно сух.
Стою, наклонный будто башня в Пизе,
Без алкоголя слаб никчемный дух.

Шепчу: «Прощай, Маруся, то есть, Лиза,
То есть, Дуся, то есть…
Кто разберёт вас, этих шлюх!»

куплет: Am Am\G Am\F E7 / 7 раз
8-й раз: Am Am\G F G /
Cm Cm\B F7 G7 / 4 раза
Fm Cmaj7 / Fm Cmaj7 / Fm Cmaj7 / Fm E7 /
проигрыш: Am D7 / Am D7 / F E7 / Am Am\G Am\F E7/

Птица

Использована русская народная песня «Вселиственной венок»

Я при рожденьи
Вдохнула птицу,
И с тех пор она стучится
В клетке грудной.
Я боюсь дышать,
Чтобы не умереть
До того, как я её
Отпущу домой.

Где твоё гнездо, где твои птенцы,
Родная стая летает?
У всех есть дома, матери, отцы —
И только ты их не знаешь,
Но не трепыхайся,
Малая птица — с тобой я.

В комнате моей
Всю ночь идёт дождь, —
Хоть под потолком солнце,
Но всё равно темно.
Я боюсь дышать,
Чтобы не умереть,
Дыши вместо меня,
Дыши вместе со мной.

Где твоё гнездо, где твои птенцы,
Родная стая летает?
У всех есть дома, матери, отцы —
И только ты их не знаешь,
Но не трепыхайся,
Малая птица — с тобой я.

Вселиственной мой венок,
Эоэй-люли мой венок.
Вселиственной дарагой,
Эоэй-люли дарагой.
Хоть дарагой залатой,
Эоэй-люли…

Птица Удачи

Если долго трудиться, себя не жалея,
Биться с грустью и ленью и быть всё смелее,
Если верить в мечту, не стесняясь сомнений,
То однажды под небом послышится пенье.

Это Птица Удачи летит из-за леса,
Это крылья её разрывают завесу,
Это пух золотой и слепящие перья,
В эту самую ночь, умоляю, поверь ей!

В эту ночь повернутся колёса удачи,
Встанет тот, кто не мог, засмеётся кто плачет,
Запоёт кто молчал, победит кто был слабым,
На дороге судьбы распрямятся ухабы!

Если долго трудиться для цели бесценной,
Прилетит эта Птица к тебе непременно,
И тогда будь готов за неё уцепиться,
И навек в твоём сердце поселится Птица!

Посмотри в темноту — там огонь золотится!
Это светятся перья Мистической Птицы.
Будь готов переплавить в огонь своё тело,
Значит, надо быть смелым, значит, надо быть смелым!

Db |Fm |Bm |Gb |

Птичка

Что-то живет во мне,
Что-то жует в спине,
Лапкой скребет в боку,
Клювом стучит в башку.

Что-то поет во мне,
Вертится на ремне,
Просит то пить, то есть,
Рвется везде залезть.

Пишет в ночи стихи,
Тихо кричит — АПЧХИ!
Тащит меня к другим,
Твердит непонятный гимн.

Песни поет не те,
На чуждой частоте,
На неземных ладах,
В иных смысловых рядах.

Пускай мне приснится птица

Пускай мне приснится птица,
Когда отойду я ко сну.
Пускай я увижу весну,
Любимых любимые лица —
Там, где я проснусь и засну,
И где мне придётся проститься.

Пускай я увижу море,
Когда поплыву в вышину,
Когда в небеса я нырну,
В текучие вечные зори —
Над волнами счастья и горя,
И где я, как рыбка, блесну.

Пускай я услышу звуки,
Волне улыбаясь во сне,
Растаю, стекаясь к весне,
И музыка счастья и муки
Сплетёт бестелесные звуки,
Растает как медленный снег.

Пускай я согреюсь ветром,
Когда ускользну в белизну.
Её я, как сахар, лизну,
Прощаясь с изменчивым светом,
Втекая в сияние Леты…
И улыбнуться дерзну.

F E F C E Am
F E C E E Am
C E F C E Am
П: Dm Am Dm Am

Рада бы в рай

C G
Xлеба в суме не хватает,
C G
В пыли с макушки до пят —
F G C F
Рада бы в рай, да грехи не пускают,
C F C (C7)
Чуть взлечу — опускаюсь опять.

(G) C
Мне бы хотелось стать чище,
Выйти из круга измен,
Рада бы в рай — да грехи меня ищут,
Убегаю из плена в плен.

Xлеба нет, но есть гитара,
Мало молюсь но пою,
Рада бы в рай, только знаю, что даром
Не даётся местечко в раю.

Господи, дай мне дорогу
С музыкой выйти на свет —
Рада бы в рай, да грехов слишком много,
Неужели мне бросить петь?

Песенки хлеба дороже,
Мне ли монахиней быть?
Рада бы в рай, помоги же мне, Боже
Отыскать путеводную нить!

29 июня 1997

Раста — это классно

Hm Em
Это может быть всем, чем угодно,
A Hm Em
Даже тем, чем не может быть,
A Hm Em
Даже джазовым временем года,
A Hm Em
Даже тенью, наивной на вид.
A Hm Em
Это просто летает с пылью,
A Hm Em
Это тает в вечернем снегу —
A Hm Em
Я могу надевать его крылья,
A Hm Em A
Чтоб порхать на его лугу.

Hm Em A Hm
Раста, раста — это классно,
Em A Hm
Раста — это всё ясно,
Em A Hm Em A
Раста — это всё Я.
Hm Em A Hm
Раста, Растафара Силась-Я
Em A Hm
Будет всё прекрасно,
Em A Hm Em A
Раста — это всё Я.

Я рисую на стенах окна и двери,
Я играю на струнах электропроводов,
Полетай со мной, если сможешь поверить
В то, что всё это правда, моя любовь!
Я одену тебя в зелёные листья,
Научу тебя забывать про суть,
Удивись мне, удивись мне —
Превратись со мною во что-нибудь!

Раста, раста — это классно,
Раста — это всё ясно,
Раста — это всё Я.
Раста, Растафара Силась-Я
Будет всё прекрасно,
Раста — это всё Я.

Февраль 1994

Родина

Родина нас не забудет,
Родина нас не пропьёт.
Мы с тобой больше не люди —
Мы ушли в вечный полёт.

Некуда больше прятаться,
Некого больше ждать в темноте
То ли мы были солдатами,
То ли убили не нас и не те
Поздно, на войне — как на войне,
То ли всё это мне кажется,
То ли всё это не кажется мне!

Родина нас не осудит,
Родина нас не спасёт.
Мы с тобой больше не люди,
Мы уже наоборот.

Некуда больше прятаться,
Некого больше ждать в темноте
То ли мы были солдатами,
То ли убили не нас и не те
Поздно, на войне — как на войне,
То ли всё это мне кажется,
То ли всё это не кажется мне!

Когда над головой моей сгустится Вавилон
И будет мне грозить транзит туда, где нет стыда,
Над городом измены, над городом любви
Я вспомню пять, четыре, три, два, один, пли!
Когда я растеряюсь, узрев твой перегрев,
Надпиленный канат мне расскажет всё про сопромат,
Враги моих собак нальют себя в дуршлаг,
Я вспомню пять, четыре, три, два, один, фак!

Ролин Стон — перекатная голь

Hm A G
Ролин Стон — перекатная голь
Вышел искать дорогу домой,
Он знал, что это где-то вперёд,
Только не там, где весь этот сброд.

Hm A G F#
ля-ля-ля, ля-ля-ля, ля-ля-ля 4р.

Ролин Стон, перекатная голь
Из психбольницы станции Чу
Выехал электричкой туда,
Где ему было быть по плечу.

Девять гобоев выли о том,
Девять бидонов били о том,
Девять ковбоев пили винтом
Слёзы, что лил в пути Ролин Стон.

Вывернув наизнанку лицо,
Сердце закрыв в нагрудный карман,
Ролин Стон шёл и дело с концом,
Ролин Стон шёл и бил в барабан.

Рельсы сошлись у края земли,
Дальше был ненадёжный отвес,
Ролин Стон тело бросил вдали
И пошёл по ступеням небес.

И на небе один был приют
Для всех, кто был убит на войне,
А для тех, кого скоро убьют,
Строились города в стороне.

И на небе под номером семь
Ролин Стон встретил Божию Мать,
Он там хотел остаться совсем,
Но ему надо было назад.

То, что с ним было дальше — секрет,
Лишь психбольница знала финал —
Он говорил, что тяжести нет
И в подтвержденье в небе летал.

Ролин Стон, перекатная голь
Вышел искать дорогу домой …

Январь 1996

Саван

Думая о душе, оставайся в теле,
Если не хочешь набить этим елям шишек.
Думая о тебе, я дышу еле-еле,
Выключи мир из сердца — и станет тише!

Звали меня на пир — я надела саван,
Звали меня умирать — я вообще не явилась.
Возле стола с салатом — ангел с весами.
Кажется, это я — нет, это вам не приснилось!

Ты заставляешь не верить своим рукам,
Наш разговор на уровне тела завяз.
Ты понимаешь pal, а я знаю только secam,
Как сохранить лицо, если рвется связь?

Меня рисуют стихи контровых поэтов,
На вечеринках гейш мой висит портрет,
Я набелю лицо и надену гэта —
Всё будет точно так же, и даже вино не сойдет на нет.

Я перестала следить за своим хвостом,
Я поймала любовь, и любовь поймала меня.
Множество уличных птиц легло на крыло,
Волосы белого дерева стали седы как луна.

Удивлена, что мои читают стихи,
Казалось, давно должно быть наоборот.
Моё лицо на спине похоже на рыбу хи,
Моё лицо на лице вообще ничего не поймёт.

Саван-2

Думая о душе, оставайся в теле,
Если не хочешь набить этим елям шишек.
Думая о тебе, я дышу еле-еле,
Выключи мир из сердца — и станет тише!

Звали меня на пир — я надела саван,
Звали меня умирать — я вообще не явилась.
Возле стола с салатом — ангел с весами.
Кажется, это я, — нет, это вам не приснилось!

Ты заставляешь не верить своим рукам,
Наш разговор на уровне тела завяз.
Ты понимаешь pal, а я знаю только secam,
Как сохранить лицо, если рвется связь?

Меня рисуют стихи контровых поэтов,
На вечеринках гейш мой висит портрет,
Я набелю лицо и надену гэта —
Все будет точно так же, и даже вино не сойдет на нет.

Я перестала следить за своим хвостом,
Я поймала любовь, и любовь поймала меня.
Множество уличных птиц легло на крыло,
Волосы белого дерева стали седы как луна.

Удивлена, что мои читают стихи,
Казалось, давно должно быть наоборот.
Мое лицо на спине похоже на рыбу хи,
Мое лицо на лице вообще ничего не поймет.

Сансара

Крутясь в стиральной машине сансары,
Я буду юной и буду старой,
Я буду юной и буду старой,
Но все это низачем.
Хочу уйти из иллюзиона,
Где пол бетонный, а лоб картонный,
Где пол бетонный, а лоб картонный,
И всякий великий — нем.

Герой весь я — и анфас и в профиль,
Глаза как сахар, а рот как кофе,
Глаза как сахар, а рот как кофе,
И кадры бегут, бегут.
Меня рисуют и вновь стирают
Ветра и земли чужого рая,
Ветра и земли чужого края,
Но автор кино — не тут.

Я умираю от счастья,
Схороните меня в газетах,
Небо не будет видно —
Это запретный плод.
Я умираю так часто,
Что где-то достало это,
На языке монета,
Не зашивай мне рот!

Я победила в крысиных гонках,
И по закону все сразу тонут,
И по закону все сразу тонут,
При этом красиво поют.
В кадре мелькают живот и бицепс —
Кто-то опять хочет с кем-то слиться,
Кто-то опять хочет чем-то спиться —
Вечный напрасный труд.

Чтоб это все больше не вертело
Мое бесконечно усталое тело,
Мое бесконечно прекрасное тело
Больше не хочет любви.
Ни шоколада, ни рая, ни ада,
Ни поворота на эстакаду,
Ни поворота куда не надо —
Выключите се ля ви!

Я умираю от счастья,
Схороните меня в газетах,
Небо не будет видно —
Это запретный плод.
Я умираю так часто,
Что где-то достало это,
На языке монета,
Не зашивай мне рот!

Свадьба

Музыка народная («Любо, братцы, любо»),
Слова Юлии Беломлинской

Свадьбу мне играли —
Десять дней гуляли,
С нашего местечку жид на скрипочке играл…
Он меня увидел —
Ничем не обидел,
Только душу вынул, а тело не забрал.

Волос его красный,
Глаз его опасный,
Да в его картузе звенят царские рубли.
Ты Мария-Дева,
Тож, видать, любила,
Расскажи, как было, ну а после смерть пошли.

Ой, меня убили,
Ой, меня сгубили,
Ой, не пожалели меня, девку молоду,
А я водки выпью,
Стану я веселой,
Да разденусь голой, да по улице пройду!

А соседа встречу —
Так ему отвечу:
Не в моем заводе нынче глазки опускать,
Хочешь, чтоб любила —
Пойдем со мной, милый,
Будет нам могилой моя девичья кровать!

Не ругайте, мама,
Что иду непрямо,
И куда девала я свой свадебный наряд…
А мне нынче, мама,
Нету стыда-срама,
Обо мне, что хочут, пускай люди говорят!

Святая земля (Как по Божией горе)

Русский народный cтаринный духовный кант

Hm F#
Как по Божией горе,
Hm
Там поклоннички идут,
F#
Там поклоннички идут,
Hm
В руках свечки все несут.
D A
Аллилуйя, аллилу-у-уйя,
F# Hm
В руках свечки все несут.
D A
Аллилуйя, аллилу-у-уйя,
F# Hm
В руках свечки все несут.

В руках свечки все несут,
Херувимскую поют,
Херувимскую поют —
В Русалим они идут.
Аллилуйя, аллилуйя,
В Русалим они идут.

Там Христос проходил
И следочки проследил,
И следочки проследил,
И пять ран он получил.
Аллилуйя, аллилуйя,
И пять ран он получил.

А из правого ребра
Текла кровь и вода,
А он этою водой
Весь мир напоил.
Аллилуйя, аллилуйя,
Весь мир напоил.

А честной своею кровью
Все грехи омыл.
Аллилуйя, аллилуйя,
Все грехи омыл.

Ой блаженный этот путь,
Куда страннички идут
В Русалим они идут,
А их ангелы ведут.
Аллилуйя, аллилуйя,
А их ангелы ведут.

Сделай меня тенью

стихи — Альфонсина Сторни + Хосе Гонсалес Корвальо «Короткая песенка»

Вступление: Dm (DbmDm)

Dm (Dbm Dm)
Твоя — сама не знаю почему,
Gm A
Пусть завтра ты простишься равнодушно,
Gm A Dm A Dm
Пускай тебе уже со мною скучно —
Gm A (B A)
Как быть? Рассудком сердце не уйму!

Финал любви, я знаю, недалёк —
Ловлю твои желанья с полуслова,
Скрывая ревность, прославлять готова
Всех тех, кем прежде ты не пренебрёг.

Dm
Сделай меня тенью —

C
Ни любви, ни пищи

Gm
Мне не надо будет —

A
Значит, стану чище.

Dm
Если путь к блаженству —

C
Только лишь смиренье —

Gm
Утоли желаний

A
Жаркое горенье.

Gm A Dm
Я хочу быть счастлива

A
Как лес и птица,

Gm A Dm
Что же, мне прикажешь

A
Вовсе раствориться?

Проигрыш: Gm A Dm A
Gm A DmA
Dm (DbmDm)

Но ты не знаешь главного пока —
Опять напрасно с видом знатока
Готовишь свой удар из-за угла.

Теперь мне ясно видно с высоты,
Что обманул меня совсем не ты,
Не ты — моя мечта мне солгала!

1988

Сделай что-нибудь

Em C G D
Меня измотала эта игра —
Em C G D
Мне снова пора, мне снова пора,
Em C G D
Я хочу уйти, я хочу к тебе,
Em C G D
Я не знаю, что мне делать, когда я хочу к тебе —
Em C G D
Сделай что-нибудь. /2 раза

Кожа моя — это я тоже —
Сегодня секс-танцы под сексты луны,
У тебя нет меня, у меня нет кожи —
Прикоснись, и узнаешь, о ком мои сны —
Сделай что-нибудь.

Я опять не знаю, что мне с этим делать,
Мне больно оттого, что мне слишком хорошо,
Это больше, чем я способна стерпеть,
Я могу кричать, я не могу петь.
Это мой шаг через про’пасть — в пропа’сть,
Иллюзия света, коллизии тьмы,
Момент ощущенья пронзительного счастья,
Но мы все за дверями единой тюрьмы.

Час ноль — и я выйду из тела прежде,
Чем оно сумеет прикоснуться к тебе,
Ты будешь танцевать уже не со мной,
Я буду далеко в небе, на дне дождя.
Ныряй в него, найди в нем меня,
Много ли это, и на что похоже?
Не найдешь ничего кроме того,
Что у меня нет кожи.

Смотри, как немыслимо горько плачут
Собаки, похожие на людей,
И серые птицы с человеческими лицами
Роются в помойках в поисках любви.
Мне надо было пройти весь этот путь,
Чтобы плакать кожей — беги как от огня,
Бойся меня, ты заплачешь тоже,
У тебя со мной слишком много меня!

Это мера всех мер, это зверь всех зверей,
Это слёзы всех слёз, я снимаю лицо,
Сквозь стекло лечу в ночь во все стороны света,
А ты идёшь навстречу со всех концов —
Так сделай что-нибудь,
Сделай что-нибудь!
Укажи мне путь — от ночи до трамвая,
Укажи мне путь — ты его знаешь,
Помоги мне найти его, сделай это,
От лета до лета, от рассвета до рассвета!
Помоги им всем, ты это можешь,
А у меня нет кожи…

09.1992

Се ля ви

Am7 F9 Am7
травинкой укололась до крови
Am7 F9 Am7
любвинкой разболелась до любви
C+7 B
нашла что не искала
C+7 B
что нужно растеряла
C+7 B
и так осталась с малым
Am7 F9
се ля ви

не знала как насмешлива толпа
считая что умна была глупа
попала в перепалку
смеялась из-под палки
а если было жалко
пуркуа па

хотела угодить и нам и вам
успела наследить и тут и там
устала от опалы
в глазах твоих упала
себя ж суди ты сам
шерше ля фам

Осень 1994 — Январь 1996

Себя из меня

D A Em A
А у меня не все дома,
D A Em A и т.д.
Да и дома-то нет,
А может, он есть, но сломан,
А поломка где-то во мне.
А у дома сорвана крыша
И летит винтом над Парижем,
У дома, в котором не все,
D A G
Или все, но не совсем.

G DAG G DAG
Любимый, не выводи меня из себя
G DAG G DAG
Любимый, не выводи себя из меня

Свои красивые лица
Я надеваю, как щит,
В моём глинтвейне с корицей
Истина слишком горчит.
Мои красивые платья
Я порвала на бинты,
Уже не знаюсь со знатью
И мои песни просты —

Любимый, не выводи меня из себя,
Любимый, не выводи себя из меня!

В кругу бездомных животных
Я представляю людей,
Нагих, бесплотных и потных,
Набитых ватой идей.
А у меня есть тоже идея
Недеяния дня сего,
Я уже ни на что не надеюсь,
Потому что достигла всего.

Любимый, не выводи меня из себя,
Любимый, не выводи себя из меня!

Апрель 1998

Семь с половиной

Я не очень верю актерам —
У них слишком уж много лиц,
Все у них изменяется скоро,
Не живешь, а играешь блиц.
У меня есть ручная птица,
Она очень хрипло поет,
Что с того, что она мне снится?
Но зато никогда не врет!

У меня есть койот и ворон,
У тебя — атональный джаз,
Я стихов рассыпаю споры
И взойдут ли они — Бог даст.
И над плотию умерщвлённой
Подлетает душа, как флаг.
Этот мир был такой зеленый
До тех пор, пока не ослаб.

В этом городе нервных танцев
Слишком мало солнечных дней,
Я хотела бы в нем остаться,
Но уйти оказалось верней,
Чтобы боль вытекала горлом,
Лишь сверкнет Петропавловский шпиль,
И в жаровне тоски упорной
Отливался высокий штиль.

Я сейчас — демиург, мессия,
Я — алхимик, шаман, поэт.
По законам драматургии
Скоро должен начаться сюжет.
Я пишу эту злую сказку,
Не надеясь на хэппи-энд,
Своевольны роли и маски,
Но вступил в увертюру бэнд.

Я не очень верю актерам
(если это имеет смысл),
Кто на тонкой струне минора
Повисает, как альпинист,
Кто все время у края сцены,
Разделяющего тьму и свет,
Кто смертельную платит цену,
Созидая то, чего нет.

Его звали, скажем, Антоном,
Он, конечно, был маг и актер,
По средневековым законам
Ему мог бы светить костер.
Он умел вызывать затменья,
Смех и ветер, слезы и дождь,
Хоть он делал это на сцене —
Инквизицию не проведешь.

Каждый день (выходной — понедельник)
Он играл сердцами людей.
Он во всех амплуа был гений:
Комик, трагик, простак, злодей,
Плут, игрок, что печатью мечен,
Инженю, резонер, слуга,
Но актер — не богова свечка
И не чертова кочерга!

Его паства — толпа у кассы,
Его храм — галерка, вертеп,
Он за клоуна и гимнаста,
Его жесты — вино и хлеб.
В балагане толпа людская —
Так изволь получить паёк
Тем, что в рай таких не пускают,
Даже с краю, только в раёк.

Ты встаешь на свои колена
И глядишь, не совсем дыша,
Как шевелятся доски сцены
Потому, что в них есть душа.
То король, то бродяга, то есть
Каждый раз всё новая роль.
Лицедействуешь — так на совесть
Открывать свое сердце изволь!

Что получишь в ответ по праву?
То любовь, то лишь медный грош,
То овации, крики «браво!»,
То из ложи швыряют нож.
И любовь чрезмерна, и плети,
Зацепило — не гнись, держись,
Ты уже променял всё на свете
На дурманящий запах кулис.

Вот тогда и беда поверит,
Что, как ангел, ты неуязвим,
Ну а может — как Том и Джерри,
Или просто — как клоун и мим.
За свой дар игры невозбранной
Ты и быть, и не быть готов.
Бог хранит дураков и пьяных,
А еще — бережет шутов.

Эта ласка и эта таска —
Маска тьмы, пустоты костюм,
Тонкой пленкой цветной раскраски
Слепит глазки, морочит ум.
Слепит глаз и морочит ум.

И когда с пропоротым сердцем
Наш герой приходит домой,
Там пьянчуги лезут погреться,
Проститутки кричат «ты мой!».
На его истекающий голос
Собираются упыри,
Он идет, излучая веселость,
Что с того, что дыра внутри?

Что с того, что внутри колодец,
Коридор извилистых строф?
Он внутри и снаружи, то есть
Он раздвоен между миров.
Он идет, запинаясь о звезды,
И под кожей не кровь — вода,
Я не очень верю тверёзым,
Но и пьяным — совсем не всегда.

Вечер, зал — и он снова новый,
Искрометен, жив и игрив,
Снова зритель глядит, зачарован,
Как он сказки плетет мотив.
Среди тех, кто забыл о вздохе,
Я — та девочка в первом ряду,
Я не в городе, не в эпохе —
Вслед за ним без оглядки иду!

Я ребенок в смешном балагане,
В сказке под названием «жизнь».
Я дрожу перед злыми врагами
И в восторге от криков «бис!».
Белый грим Пьеро с Арлекином
И сердечко в груди тук-тук,
Я уже почти Коломбина,
Я забыла, что это глюк!

Покатайся в аттракционе,
В притяжении этих мук,
На машинке или в вагоне,
Меж столицами и вокруг.
Там веселые шутки-пляски
И в финале оркестр трам-парам,
Я не очень верю паяцам,
Лицедеям и джокерам.

Мой койот и ворон хохочут,
Говорят мне — окстись, это сон!
Только сердце проснуться не хочет,
Как у всех, кто бывал влюблен.
Я люблю сияющий морок
И пьянящий мотив и стих,
Я не верю поэтам-актерам,
Хоть при этом одна из них.

В нашей сказке прекрасной, дурацкой,
Каждый — пленник, король, слуга.
А реальность без декораций
Устрашает, так как нага.
Аплодируют простолюдины —
И ты знаешь, на что идешь,
Заглянув за кулисы картины
Никогда уже не уснешь.

Мы — актеры, танцоры, поэты —
Постоянно живем на ноже.
Инквизиция — это не где-то,
Это то, что случилось уже.
Так не вздрогни, когда из ножен
Кто-то в зале вынул клинок,
Улыбнись всей открытой кожей —
Эта боль лишь сбивает с ног!

Эта ласка и эта таска —
Маска тьмы, пустоты костюм,
Тонкой пленкой цветной раскраски
Слепит глазки, морочит ум,
Слепит глаз и морочит ум.

Сербская плясовая

Сирота безродная,
Горькая свободная,
Верная до гроба себе одной.
Мама, я не гордая,
Груди мои твёрдые,
Отчего не быть мне его женой?

Пей да пой, пой — не ной,
Я тебе зачем-то дана судьбой.
Пей да пой, пой — не ной
Почему не быть мне твоей женой?

Свадьбу играли громко,
Пили, посуду били,
Праздник был шумный, но чужой, ёй, ёй.
Здравицы поднимали, горько кричали в зале —
Горько мне было лишь одной, ёй, ёй.

Радость поманит — бросит,
Горе придёт — не спросит,
Гости на свете мы с тобой, ёй, ёй.
Сытым иль голым-босым,
Странником или матросом —
Будешь ты, милый только мой, ёй, ёй.

Сердцебиение

Dm Gm
Я лютня твоя — и меня здесь нет,
Dm A
Я люблю тебя — и меня здесь нет,
Dm Gm
Я умерла — и меня здесь нет,
Dm A
Я пришла к весне — и меня здесь нет.

D Gm
Сердцебиение,
D Gm
Сердцебиение —
D
Сердце бабочки в огне,
Gm D
Бабочки во мне —
D
На стене вены снег.

Я Ассоль — и меня здесь нет,
Я люблю свою боль — и меня здесь нет,
Я пою в тишине — и меня здесь нет,
Я даю руку мне — и меня здесь нет.

Сердцебиение,
Сердцебиение —
Сердце бабочки в огне,
Бабочки во мне —
На стене вены снег.

Лето 1993

Синай

D
Он дал мне знак —
Твой день, твой шаг,
Твой путь в далёкий дивный край,
C
Светлый город солнца на горе Синай,
D
на горе Синай.

Он свет, Он тень,
Он ночь, Он день,
Он меня звал идти за край
Края у подножия горы Синай,
той горы Синай.

Eb F
Кто-то поймёт,
Eb F
Кто-то простит,
Eb F C
Кто-то меня проклянёт в этот день,
Eb F
Тот замолчит,
Eb F
Тот закричит,
Eb F Gm
Этот отбой сыграет мне на трубе —
C Eb B F Eb
А я так и не понята, знаю,
C Eb B F Eb
А я так и не найдена, знаю,
C Eb B F
А я снова танцую у
CEb B F C Eb B F
Края зимы в ожидании мая, а я —
C Eb B F C Eb B F
Майя, а я Майя, а я…

Стал пуст мой дом,
Где же я в нём?
Мне уже виден путь за край,
Ангел рая, ждущий у горы Синай,
у горы Синай.

Мой друг, мой враг,
Вдруг стих мой шаг —
Я ухожу в бессонный край,
Поднебесный май святой горы Синай,
той горы Синай.

Кто-то предаст,
Кто-то продаст,
Кто-то ударит меня со спины,
Тот будет красть,
Тот будет клясть,
Этот забудет меня до весны —
А я так и не предана, знаю,
А я так и не продана, знаю,
А я снова танцую у края
Зимы в ожидании мая,
А я — Майя.

Май 1992

Сион

Мне сказали: «Не ходи на Сион!»
В Вавилон шли дороги со всех сторон,
И все двери были закрыты,
И все вина были допиты.

И все бабы были чужими,
Дороги — кривыми при любом режиме,
Когда я вспоминал свое имя
По дороге на Сион.

И все деньги были фальшивы,
И хиппари, как один, были вшивы,
А мудрецы безнадёжно плешивы
По дороге на Сион.

И все руки были в карманах,
Указатели шатались, пьяны,
А пророчества страшно туманны
О том, где же он, Сион!

Мне кричали: «Дурак!», мне кричали: «Умный!» —
Достало, что на земле так шумно,
Играл барабан «бумбумбум-бумбум» на
Дороге на Сион.

Я ел и меня ели,
Плакал в горе и пел в веселье,
Тащил себя за волосы еле-еле
И чувствовал: где-то он!

Удивлял свои ноги джигой,
Карман оттопыривал фигой,
Шептал себе: «Двигай!», шептал себе: «Прыгай!»
И шёл, как слон, на Сион.

Мои ботинки ушли, остались подошвы,
Я читал это в книге без обложки,
Вроде один, но кто все эти рожи
По дороге на Сион?

Был и ангелом, и бесом,
Отсюда и нафиг шёл лесом,
Чесал репу и двигал прессом
По дороге на Сион.

Видел гарпий и ел дракона,
Был фараоном, стоял вне закона,
Плевал на лысины с балкона
И чувствовал: где-то Он!

Путал буквы, не знал ноты,
Спешил не туда и ждал чего-то,
Не отступал ни на йоту
С дороги на Сион.

И когда обошёл вокруг света,
Понял я, что Сиона нету,
Но продолжал не верить в это
И лез на рожон на Сион!

E A/3p E H7

Сиртаки

Музыка по мотивам Микиса Теодоракиса,
Слова Ольги Арефьевой

Уходя — не радуйся,
Приходя — не хвастайся,
Жизнь — дорога дальняя,
Карточка гадальная:
Манит и скрывается,
Плачет и артачится,
Гонит и хоронит,
Дурачится и прячется.

К стройным — горбатая,
К чистым — неказистая,
Утром — полосатая,
Вечером — пятнистая.
Нынче на вокзале,
Завтра на причале
Мы её встречали,
Но не привечали.

Она нам махала,
Кулаком пихала,
Плясала близко-близко,
Писала нам записки,
Мы же её ждали
В высоте и в дали,
Встретили нос к носу —
Дали папиросу.

Мы с тобой на фото,
А между нами — кто-то,
Я тебя не вижу,
Кто здесь третий лишний?
Напиши письмо мне,
А то тебя не помню,
Подари мне бусы,
А то тебя боюся!

Кто заводит солнце,
За спиной смеётся,
Гладит по головке,
Потом пинает ловко?
Далеко ли — близко,
Высоко ли — низко,
Идёт твоя хромая,
Поёт твоя немая…

Ты её лопатой —
Она тебя из хаты,
Ты ей подковырку —
Она тебя за шкирку,
Ты ей конфету —
И ничего в ответе…
Жалуйся в газету —
Не поможет это!

Скафандр

Hm F#
Для меня быть естественно голой,
Hm
Но снаружи мне нужен скафандр.
F#
На меня обижаются волки
Hm
За то, что я им не по зубам.
Меня несколько больше, чем видно,
На фото от фона больно отстать.
Птицам, похоже, тоже обидно,
Что я перестала летать.

D G
Тихо кричу тишине:
D Em
Пусти меня ко мне.

Я не размножаюсь в неволе,
Но на пустыре — цвету.
Кошки кричат от любви, как от боли,
Мне снится, что я расту.
Я перестала владеть формой,
Но в содержании — явный плюс.
Голая правда — ещё не порно,
Односторонность — ещё не флюс.

Тихо кричу тишине:
Пусти меня ко мне.

В фотографе главное — это выдержка,
А в певце — это диафрагма.
Я не певица, слышишь, видишь ли,
Я всего лишь пою тебе правду.
Когда исчерпаны все способы,
Все жестокости и все ласки,
Мы изнутри — всего лишь особи,
Мы снаружи — всего лишь маски…

Тихо кричу тишине:
Пусти меня ко мне.

2003

Скорее пой

Am Dm G
Ты услышишь свой голос от них после смерти —
Am Dm G
Они допоют и допьют за тебя,
Am Dm G
Пока ты уходишь вниз и сходишь сверху
Am Dm G
В вечном круговороте дождя.

И снова найдется странный некто,
Который опять решит всё за нас,
И те, кто считают, что любят тебя
Из крови твоей сделают мазь.

Am Dm
Скорее пой,
G Am Dm G Am
Скорее пой, пока твой голос ещё с тобой,
Dm
Если ты не успеешь,
G Am Dm G
Его подберёт кто-то другой.

Скорее пой,
Скорее пой, пока ещё не сыгран отбой,
Если ты не сумеешь,
Возьмёт в оборот его кто-то другой.

Подберёт аккорды, сыграет слова,
Всё, что ты не сумеешь — и даже больше,
Но пока он твоё поёт за тебя,
Идёт его время — он времени должен.

Но может быть, я найду ту строку,
Которую ещё никто не прочёл,
Покуда слова «ночь» и «никто»
Не успели сесть на твоё плечо.

Скорее пой,
Скорее пой, пока твой голос ещё с тобой,
Если ты не успеешь,
Его подберёт кто-то другой.

Скорее пой,
Скорее пой, пока ещё не сыгран отбой,
Если ты не сумеешь,
Возьмёт в оборот его кто-то другой.

Осень 1993

Скоро зима

Am Dm Am
Белое — одежда чёрного бэби,
Am Dm Am
Бегали — между морем и небом,
Dm Am
Мы писали для Бога
Dm Am
Письмена на песке,
Dm Am
Заплетали дороги
G
И не ведали,
Am
Что скоро зима,
G
И не ведали,
Am
Что скоро начнётся она,
G
Кто тогда мог поверить тому,
Что она уже здесь —
Am
Скоро зима!

Алое — в солнце входили босыми,
Плавали — мы бросались в приливы,
Забывали обиды,
Открывали обман,
А молитвы хасидов
Колыхали нас
На лирах псалма.
И никто не знал,
Что она у дверей,
И никто никогда не знал,
Что она у дверей —
Скоро зима!

Жёлтое — битники пили текилу,
Жёны их им молоко кипятили,
Танцевали мулаты,
Всхлипом плакали пикколо,
Платьев шёлк полоскался
В саксофонных криках осиплых.
Кто тогда мог знать,
Что она уже здесь,
Кто тогда мог поверить тому,
Что она уже здесь —
Скоро зима!

Зелёное — выросли новые травы.
Клёны и их молодые дубравы
Мы не раз умирали,
Но растут дерева
Мы идём по спирали —
Под ногами нас слышит трава.
Что с того, что здесь
Скоро выпадет снег?
Что с того, что она уже здесь —
Смотрит в глаза
Скоро зима!

Ноябрь 1996

Сладкая смерть

«Какая нелепая смерть!» — подумал английский лорд, увидев Смерть с клоунским носом, в рыжем парике, гавайской рубашке и с гармошкой на плече.
(Анекдот)

Я смотрю на её портрет —
То ли она есть, то ль её уже нет,
С воздушным шариком в виде слона,
В розовой пачке и с бодуна.
Гирлянда игрушек, хвосты пустоты,
Драный турнюр, на руках бинты,
Играют альты, а вниз карниз —
Кто-то провис, а ты прокис.

Мисс, мисс, мисс Сладкая Смерть,
Её избежишь, но ты будешь хотеть,
Запомни её вот так вот, анфас —
По краю вприсядку идущую в пляс.
Когда каблуки она поставит на стол —
Всяк пожалеет, что не ушёл,
Но уже поздно, ты на крючке —
С одним ухом и в одном очке.

У неё костяной пистолет,
А бронежилета на тебе нет,
Ты плачешь морзянкой и жестом немых,
Но весь ты здесь, и в тебе псих притих.
Она знает всё, и ей не впервой
В пламени света идти по кривой,
Метроном лупит по голове —
Сладкая Смерть, дайте две!

Содом и Гоморра — это детский сад,
Ад от страха уже полосат,
Направо и вниз она смотрит в лорнет:
Там тебя есть, а здесь ты нет.
Кошмар за углом, но всё поделом,
И кто-то рядом поёт козлом,
Блестки сыплются, свет померк,
Лопнули шарики, фейерверк!

А вот и ты, сваренный на пару,
Начищенный маслом, макнутый в икру,
А вот и ты в мохнатых шнурках,
И капает страх из-под рубах.
Мокрый как незаконная мышь,
Голодный как порох, зрелый как прыщ,
Вспотевший под шубою, севший на гвоздь,
Шедший мимо, пробитый насквозь.

Яд в тарелках, огонь на спирту,
Порно несёт корабль на борту,
У стюарда нет головы,
Но он обратится на «вы».
Секс, наркотики, рок-н-ролл,
Зомби играют черепами в футбол,
Пляшут все на столах и так,
Череп в углу кивает в такт.

Всё это было сто лет назад,
В бутылке письмо, но мёртв адресат,
Всё это запись, никого нет в живых,
Звучит хор маршей цирковых.
Грозно играет над ухом оркестр,
Но твой мозг это не ест,
Тональность ползёт без лестницы вниз,
Без лифта туда, где не надо виз.

Мисс, мисс, мисс Сладкая Смерть,
Её избежишь, но ты будешь хотеть,
Запомни её вот так вот, анфас —
По краю вприсядку идущую в пляс.
Мисс, мисс, мисс Сладкая Смерть,
Её избежишь, но ты будешь хотеть,
На голове венец из костей,
Уберите от экранов детей!

куплет: Аm / Am / Am / E7 / E7 / E7 / E7 / Am /
припев: F / C / E7 / Am / 3 раза
F / C / E7 / E7 / E7 / E7 /

Смерти нет

Gm B
Смени мне кровь, замени мою память,
F Gm
Дай мне другое лицо,
Gm B
Я буду смотреть чужими глазами
F Gm
На то, что начнётся вслед за концом.
Я прячусь в реку, чтоб не промокнуть,
Я целую тебя лишь во сне —
Это значит измена, это значит изнанка —
Жизнь, сшитая швами вовне.
Это монета орлом вовнутрь,
Это деревья, растущие вниз,
Это слеза, что течёт в глаза,
А из угла глаза — назад.
F Gm
Назад.
Яблоко, я бы любила тебя,
Да около лба блеск алого ока неба,
Не было в нём белых голубей —
Бей, алиби обеспечил палач.
Сам плачь и он плачь,
Значит платье по’лночи прячет
След от слезы с лица.
Смерти нет,
Смерти нет конца.
Неба нет,
Неба не было и нет.
Небу не было и нет начала и конца. /2 раза
F Gm
Конца.
Чётки под чётным столбом у болота,
Где золото Слова на все времена,
Где оборотень на обороте тени
Около колоколов без дна.
Я рассказала сказку
Про казака —
Сказка сразу моя легла
На перекрёстке у зла и добра.
У узла фразы, конца иглы,
У юлы хоровода вокруг каравая,
Где толпы поэтов слетаются в Лету,
Псалмы на расчёсках и пилах играя.
Да здравствует праздник сиза’ фазана’
Из вкрутую варёного глаза яйца,
Склонённого леса над последним следом
Уроненного из гнезда птенца!
Смерти нет,
Смерти нет конца.
Неба нет,
Неба не было и нет.
Небу не было и нет начала и конца…

Лето 1993

Смотри на этот свет

В доме проснулись мухи, бабочка, даже комар,
Долго топлю — теплее становится, но не жар.
Смотрю на руки на теле как на странный предмет:
Это на самом деле? Проще поверить, что нет.

Белое нечто летит за запотевшим стеклом,
Там вечереет и снег — здесь я шуршу стилом,
Мухи сдурели и тупо ищут лето зимой,
Я не могу им помочь, кто бы помог мне самой.

Многим владею — ну вот хотя бы прекрасный скелет.
Хочешь — лежи, балдея, хочешь — танцуй балет,
В шкафу со скелетом разные органы чувств и грусть,
Крыльев, похоже, нет. Проем меж лопаток пуст.

Ценная вещь — тело, нужен за ним уход:
Кутать в теплое белое, класть еду ему в рот,
Выгуливать в лесопарке, по снегу гонять босиком,
Парить, и ставить припарки, и спаривать с мужиком.

Мне бы поплакать — впрочем, от этого толку нет.
Эти пустые очи не источают свет,
Дал мне Господь так много, что обижаться грех
Смотрю на свои ноги и разбирает смех.

Ну для чего на планете эти сгустки тепла?
В воине и поэте снова мои тела,
Что это за вожжи гонят меня в круговые пути?
Господи мой, Боже, как бы к тебе прийти…

Смотри на этот свет,
Танцуй его сто лет,
Тебя при этом нет —
Всё бред.
Контрастный жар и кадр
На белой простыне,
Всё только дэнс макабр
Во сне.

К: Cm Fm Eb Gm
Cm Fm Eb B

Снег

Расслабься, я никуда не стремлюсь,
То, что есть — стоячие волны,
Вдыхаю и постепенно вижу,
Что некуда тут умирать.
Боги ритмично танцуют фламенко,
Коленками пишут средние буквы,
Мой детский взгляд со старого фото
Выдает все о том, кто я есть.

Взгляд раскатился как яблоки,
Цвет мира похож на насмешку,
В местах, где на небе пятна,
Капает стильный снег.

Смешал пряности в мокрой колбе,
Стал как овал алхимически нежен
На фоне согласных бессмысленных звуков,
Раскинутых на холсте.
Ты, падая на спину, так уверен,
Что я тебя поймаю,
А кто я? Мне стыдно, но я стесняюсь
Яичницы на тарелке.

С лица осыпается белая краска,
Ты движешься строго в профиль,
Из дырки на месте сердца
Капает стильный снег.
И я не знаю слов, чтоб не заплакать.
Aeternum*

Завтра настанет завтра,
Я снова разденусь до кожи,
Превращусь в улыбку мужчины
С неистовой бородой.
В этой маске с дыркой для взгляда
Не видно ни Бога, ни клюквенной крови,
Я только рискую наощупь,
Не зная, где ты, а где я.

Внезапно вздымается занавес,
Застав нас на сцене в обнимку,
Из дырки на месте неба
Капает стильный снег.

Наверху соберутся местные ангелы,
Со смехом глянут в подзорную лупу
На все наши пляски, и выходы боком,
И вышивку по торту.
И главный заяц рассвета
Плюнет звездами в бледную речку
И скажет — «Дык! Это Бог покрасил
Щеку в серебряный цвет!»

Внезапно вздымается занавес,
Застав нас на сцене в обнимку,
Из дырки на месте сердца
Капает стильный снег.
И я не знаю слов, чтоб не заплакать.

Aeternum* (лат.) — всегда, постоянно, вечно

Сопромат

Когда над головой моей сгустится Вавилон
И будет мне грозить транзит туда, где нет стыда,
Над городом измены, над городом любви
Я вспомню пять, четыре, три, два, один, пли!
Когда я растеряюсь, узрев твой перегрев,
Надпиленный канат расскажет все про сопромат,
И мой застывший мозг расплавится как воск,
Я вспомню пять, четыре, три, два, один, SOS!

Когда я перед правдой испугаюсь за глаза,
Скелет в моем шкафу нажмет на тормоза,
Враги моих собак нальют себя в дуршлаг,
Голодная стена разжует их имена.
Одни будут летать, другие будут делать вид,
Над головой конвоя взойдет апартеид,
Над городом болота и Спаса на крови
Я вспомню про пилота картонной селяви!

Вы только не забудьте то, что я играю,
Когда я умираю.
Вы только не забудьте то, то жизнь — игра,
Когда я умира…

Сороконожка

5/4

Am Dm
Встречай по одёжке
Am G
Сороконожку,
Am Dm C E
А провожай по обужке,
Am Dm Am G
И вспоминая подружку в психушке,

Am Dm C E
Мешком получай по башке.
E Am
Тоскуй по игрушке,
G C
По побирушке —
E Am E E
Всё отдавай при делёжке,

E Am G C
Целуя подушку и плача втихушку,
E Am E E
Полушку храни в кошельке.

И скажет старуха,
Схватившись за ухо:
«И на тебя есть блоха!
Была ли плоха я, когда с малахая
Проруха украла меха?»

А ты не напишешь
Ни слова в афише
И книжку закроешь потуже,
Ведь хуже не будет, поскольку ты в луже
Прохожему дашь петуха.

Цени эти мысли,
Покуда не скисли,
А записи — выше вдвойне,
А встретишь красотку — запомни находку
И свистни немедленно мне.

А если, а если,
Вдали или здесь ли,
Ты влипнешь в залётную плесень,
Забудь то, что было,
И быдло, и мыло,
И весело выйди на Пресне!

Июль 1996

Спас на крови

Am C Dm
Спас на крови —
E Am C Dm E
Спасись и живи,
Am C Dm
Спать не спеши,
E Am
Не туши свет,
C Dm E
Не говори «нет» —

Am C Dm E Am C Dm E
Спас, Спас на крови,
Am C Dm E Am C Dm E
Спас, Спас на крови, спаси нас!

Мало ли нам, малым,
Заспанным и усталым,
Заснувшим в кровати,
Забывшим свет,
Сказавшим «нет»,

Шагнувшим в снег
Горети-горевати,
Горькое горе жевати,
Веревочки развивати,
Витушечики вить,
В колотушечики бить,

Баклушечки колотить
На крови, да на кровати,
Скатертью стол накрывати,
В чарку слезу роняти —

Спас, Спас на крови,
Спас, Спас на крови, спаси нас!

Братушечка-братик,
На плечо меня взвали,
Дотащи до святой земли,
Отыщи её вдали —

Спас, Спас на крови,
Спас, Спас на крови, спаси нас!

От дождя, от ножа,
От волка’, от дурака,
От ночной мороки,
От кривой дороги,

От песка в глазах,
От страха за страх,
От всего спаси,
Спас на небеси!

Спас, Спас на крови,
Спас, Спас на крови, спаси нас!

Март — апрель 1994

Средневековая песенка о диалектичности мира

Я плачу от удачи, блуждаю меж трёх сосен,
Прощаюсь на минуту, теряюсь навсегда,
Что не имею — трачу, суюсь, куда не просят,
Сажусь в ушедший поезд и еду не туда.

Господи мой, что ж это снова будет со мной?

Прошу у нищих пищи, даю богатым злата,
Пою перед глухими, танцую для слепцов,
Сдаюсь перед игрою, играю после мата,
Скрываю свое имя, бегу на каждый зов.

Господи мой, что ж это снова будет со мной?

Топлю водою печку, кормлю капустой волка,
Выпалываю семя, сажаю сорняки,
Случайно получаю, работаю без толку,
От радости страдаю и веселюсь с тоски.

Господи мой, что ж это снова будет со мной?

В обносках, но в алмазах, в короне, но без свиты,
Братаюсь с первым встречным, не узнаю своих,
Прошу у пленной рыбки разбитого корыта,
А получаю царство, коня и этот стих!

Господи мой, что ж это снова будет со мной?

Стихи ни о чём

С С F G 2 раза
Am Am D D
G G G G

Сторона От

Em G D H7 /2 раза

Em G D H7
Я двигаюсь в сторону От,
Em G D H7
И больше никто со мной не идёт,
Em G D Am
Никто не поёт о том, что никто,
Em G D
Кроме меня, не движется
H7 Em G D H7 Em G D H7
В сторону От.

Всё шито-крыто у тех, Кто,
Они запивают железом слова,
Их экскаватор шагает вперёд,
Их бронепоезд, увы, не идёт
В сторону От.

На клавишах снега танцует плеть,
Я иду спиной, чтобы не смотреть,
Чтоб не успеть, чтобы опоздать
К часу, когда они будут петь оду од
Стороне От.

Они забывают о том, что их ждёт,
Но они не забудут нажать на курок,
Xоть мушка сломалась и ствол не бьёт,
Они целят в цель, а не наоборот
В сторону От.

Am H
Кто-то идет В,
G D
Кто-то идет К,
Am G
Кто-то идет На,
D H
Кто-то идет Под,
Em G
Но никто не поёт —
D H7
Смотрите, она
C
Идёт
H Em G D H7 Em G D H7 … Em
В сторону От.

09.1991

Страшный блюз

A
Как скривлюсь ужасным ликом,
E7
Как завою страшным криком!
A D
Страшная я, страшная,
A E7 D C A Е7
Ужасная, ужасная.

Обниму тебя зубами,
Поцелую в бок когтями —
Добрая я, добрая,
Добрая как кобра я.

Нарисую красным губки,
Подточу ужасным зубки —
Скромная я, скромная,
Только очень стрёмная.

Осень 1995

Сумасшедший

Он зажигает свет, когда ложится спать,
Он говорит столу «Привет!», когда садится есть,
Он надевает в чулан свой лучший костюм,
Он отдает унитазу честь.
Он — сумасшедший.

Он поёт под гитару статьи из газет,
Он танцует под звуки парадных речей,
Он рисует на стенах траву и цветы,
У него нет замков, впрочем, как и дверей.
Он — сумасшедший.

А если кто-то придёт к нему в дом,
Он сразу же дарит тому свой портрет,
Альбом стихов, сапоги, холодильник,
Кусок колбасы и билет на балет.
Он — сумасшедший.

У него спят бездомные кошки и псы,
И когда есть вода — он выводит им блох,
А когда холода — он им читает стихи
И делит по-братски последний кусок.
Он — сумасшедший.

Он метёт замусоленный двор,
Его не страшит ни мент, ни бандит,
И когда в сумасшедший мы дом попадём,
Он один будет в городе жить.
Он — сумасшедший!

куплет: D |A |G |GA |D |A |G |GADD | припев: G |A |G |A |DA |D |
бридж: F#7|Hm |A |D |F#7 |HmG |DA |D | кода: DF#7 |HmG |DA |D |

Сухобылка

Русская народная песня

Травка-сухобылка
На горе стояла,
К горе прилягала,
Горушку пытала.
— Горушка крутая,
Скажи мне всю правду!
Какова люта зима,
Тряскучий морозик?
— Травка-сухобылка,
Сама в зиму пойдешь!
Сама увызнаешь
Какова люта зима,
Тряскучий морозик.

Табакера

Горан Брегович, сл. Кайа,
пер. Ольги Арефьевой

Сегодня я лежу
В постели одиноко,
Лишь табакера мне —
Подруга и подмога.

Уходит в вечность вторник,
Среда в окне светает,
Беру я табакеру
И вспоминаю:

Пора ложиться спать,
Но прежде, чем усну я,
Я тихо прикурю,
Вместо поцелуя.

Ты где-то засыпаешь
И я как будто рядом —
Твои инициалы
Ласкаю взглядом.

Та табакера
Дар прощальных снов и слов,
О табакера,
Словно в ней твоя любовь,
О табакера
Можно тронуть и открыть —
И нет разлуки боле:
О табакера!
Дым втяну как сладкий яд,
О табакера,
Чуть притихнет боль моя,
О табакера,
Горечь отравлю дымком
Из табака и боли!

Ты где-то засыпаешь,
Так поздно, что уж рано,
Ничто не так как прежде,
Ничто как ране:

Пора ложиться спать,
Но прежде, чем усну я,
Я вместо твоих губ —
Сигарку поцелую.

Я в грусти утешаюсь,
Вдыхая дым помалу,
Рукой твоих касаясь
Инициалов.

Переведено в 2003

Танец с полотенцем

F C G Am
Полотенцем с сердца поцелуи сотри,
F C G Am
Полотенцем с лица поцелуи сотри,
F C G Am
Честно зеркалу в ванной глаза в глаза смотри,
F C G Am
Всё своё в горсть собери и поцелуй изнутри.
F C G Am /2 раза
А…

Шпильки-браслеты, трусики-бусы, спички и сигареты
Сожми в кулачок, посмотри за плечо, пальцы сплети как клетки,
Из кулачка выпусти птичку с пёрышками разного цвета —
Разного-разного, от инфракрасного до ультрафиолета.

С птицей и полотенцем потанцуй у стекла,
Пока ты не одета посередине света от ламп,
Пока нет морщины, пока нет причины прятать страх в глазах —
Стесняться балета не при мужчине, но при зеркалах.

Из поцелуя клюва глядит отточенная игла,
Сквозь полотно полотенца светится солнечная юла,
На кафельном небе, в вафельном хлебе, с махровым флагом тепла,
Свободы в воде, не стесняясь тела и взгляда из-за угла.

Игла из яйца, спичка из коробка, спица из клубка,
Хочется виться ниточкой без конца, хотя бы пока —
Перепелицей, в перьях птицей из поцелуя стекла —
Пока танцуется и летится пёрышку из крыла.

Сентябрь 1994

Таня-Танюша

Русская народная песня

Таня-Танюша, Таня белая,
Лели-лели шалюли
А Таня белая вся руменая,
А вся руменая цернобровая.
Водила Таня танцы да не по-нашему,
Да не по-нашему, не по-вашему,
А по-турецкому, по-немецкому.
Водила Таня танцы под воеводов двор,
А воеводов сын на крыльце стоит,
А на крыльце стоит, на Таню глядит —
А что за Танюшка, что за белая,
А что за белая вся руменая?
Я Таню люблю, за себе возьму,
А за себе возьму, башмацьки куплю,
Да с подковками, да шо с меднами!
Белая Танюшка испугалася,
Белое личико изменилося.
Добрые людюшки в церковку идут,
А Таню белую хоронить вязут.
А все церковки приклонилися,
А все людюшки удивилися.

Театр

Стою и чувствую, как взрослею,
У стен есть плотность и глубина,
У плоти есть под корою змеи,
Улыбка Кали слегка злобна.
Остра печаль, одиноки черви,
Безликий сфинкс не пускает слёз.
Веревка — это не просто вервие —
Внутри и так перепилен трос.

Увитый матчем щербленых кнопок
Кассир-привратник глядит в дупло,
Жует билеты, небрит и робок,
А время роли уже пошло.
Театр открыт как коробка снизу —
Видны запыленные кишки,
Пернатый клоун идет карнизом
И шлет измученные смешки.

Необычайная банальность — эта антиутопия.

Учите текст, шевеля глазами,
Пока предсердие ловит такт.
Наш главный чем-то всё время занят —
Не надо плакать, у нас аншлаг!
Ступни к стропилам небес прижаты,
Башка стучит в мировое дно,
Извне всё это висит как вата,
А изнутри — как в гробу темно.

Красива участь кривых амуров,
Босых цариц в зоопарке сцен.
Ты эпизод — ты взлетаешь хмуро
И попадаешь не в плоть, а в плен.
А наверху — всё пески да точки,
Овалы, клетки, щенки химер,
Ты не попал в них настолько точно,
Что аплодировал весь партер.

Быть или не быть? Вот в чем вопрос!

В глазах по лампочке, в ребрах дырка,
Астральный ветер, картонный член.
Я сирота, я умею зыркать,
И нажимать, и стрелять с колен.
Ты будешь в платье из красных буден
Кружить смещенный ногами пол,
Но ты не знаешь, кто эти люди,
К которым ты наконец пришел!

Температура любви

Тронь пальцем небо и вытри губы —
Вкус на губах тебе напомнит меня.
Медные книги, бумажные трубы,
Как тебе живется без вчерашнего дня?
Нет стены, нет постели, нет рядом тела,
Лучше бы видеть ню, чем вот эту фигню.
Я замерзла, хватит, мне надоело
От себя отрывать по одному дню!

У меня нет спины, мне некуда оглянуться,
Мы на одном обрыве, но в разных днях.
Надави на время, вдруг его стены гнутся?
Как тебе живется там, где не видно меня?
Время встало, календари зависли,
Ни вверх, ни вниз, между всех огней.
Я на дне, мой мальчик, пиши мне письма,
Я на дне, мой мальчик, я на вчерашнем дне.

В поезде мертвых звучит сплошная отрава,
Температура любви — абсолютный ноль.
Я не судья тем, кто здесь виноваты, кто правы,
Но как выгнать голодных духов с коротких волн?
Как можно быть далеко и настолько близко,
Чем за это платить и по какой цене?
Я на дне, мой мальчик, пиши мне письма,
Я на дне, мой мальчик, я на вчерашнем дне.

Течёт большая река

Стихи и музыка — Э. Шклярский, «Пикник»
Песня исполнена Ольгой Арефьевой для трибьюта «Пикника».

Вариант, исполненный Ольгой Арефьевой

F C Dm
Они танцуют весь день.
F C Dm
Они увидели свет.
Течёт большая река.
А мне семнадцать лет.

Аллилуйя

Была бы под ногами земля.
Была бы под ногами земля.
Была бы под ногами земля.
Да то, что забыть нельзя.

Аллилуйя

А все печали зачем?
А все печали зачем?
Была бы большая река.
Да было б куда лететь…

Тигры

Вступление: E E D E 3+3+2+2
Мелодия: E D A E D 8+4+2+2+2

E D A E D 8+4+2+2+2
Мой дом — это лес,
E D A E D
Мой след — это свет,
E D A E D
Мой взгляд — это яд,
E D A E D
Мой край — вечный май.

E E D E E E D E 3+2+2+2 (дважды)
Там рычат тигры, там шуршат мыши,
E E D D A A E E
Там теней игры у моей крыши,
E E D E E E D E
Там горят очи, там кричат звери,
E E D D A A E E
Там скрипят двери у моей ночи —

A D 4+4
Ты можешь не верить мне,
E E D E 3+2+2+2
Но там рычат тигры,
A D 4+4
Ты можешь не верить мне,
E E D D A A E E 3+3+2+2 (дважды)
Но там скрипят двери у моей ночи.

Июнь 1992

Тишина

стихи — Андрес Элой Бланка (Венесуэла),
пер. М. Самаева
(В оригинале стихотворение написано от мужского лица)

Hm
Если ты незрячим станешь,
A Hm
если я немою стану, —
Hm
нам останутся руки
A
и тишина.
Hm A
И тишина, и тишина,
Hm
Руки и тишина.

И когда ты станешь старым
и когда я стану старой
нам останутся губы
и тишина.

И когда тебя не станет,
и когда меня не станет,
всё же мы будем рядом
в той тишине.

И когда ты вновь воскреснешь,
и когда я вновь воскресну,
будем мы любить друг друга
в той тишине.

И когда уже не будет
ничего, нигде, вовеки
будет любви молчаньем
та тишина.

1989

Только не плачьте

У меня два имени — Нет и Да,
У меня два времени — Здесь и Всегда,
Я иду по воде, потому что во мне
Завтра был лёд, а вчера будет снег.

Я снова жива, как вода и трава,
Мне плевать на всех тех, кто не верит в слова,
Кто сжигает дрова, не давая тепла —
Мне важней, чтоб вода в этом русле текла.

Только не плачьте!
Флаги на мачте
Мы живы, только не плачьте.

Мне не хочется спать, мне не хочется есть,
После цифры пять не следует шесть —
Страшновато, конечно, сидеть на краю,
Но падём мы не раньше, чем я допою.

Там, где волки танцуют над трупом овцы,
Там, где требуют черти отдать им концы —
Мы сядем на край и будем ждать, когда
Вода изо льда превратится в чай.

И не скажешь, что лучше, быть или не быть, —
Не цикутой единой Сократ знаменит,
Только жизнь, в самом деле, забавный предмет:
То она ещё есть, то её уже нет.

Так не плачь ни о ком, всё и так потекло,
Не ходи босиком, под ногами стекло,
Просто вспомни, когда нам сыграют отбой,
День, когда лёд становился водой!

Тот

Em
Когда-то сюда

Придёт Тот,

Когда-то сюда

Придёт Тот,
Am
Подует ветер

От мыса Клод,
Em
Острова Лод,

Имени Год —
Hm Am
Когда-то сюда придёт
Em
Тот.

Когда-то сюда пришёл Он —
Так давно, что он был всегда,
Сделал их всех теми, кто они есть,
Сделал всё это тем, что есть,
Но если ему надоест!

Поднимется ветер от мыса Клод,
Острова Лод, имени Год —
И тогда-то сюда явится Тот,
Восстанет вода, камень и лёд,
О, очень скоро сюда придёт
Тот.

Его поступь тонка, а рука легка,
Он знает, что всё это — только игра
Света и тени, зла и добра,
Он сам начал её, но настанет пора —
Подует от мыса Клод, острова Lord.
С острова Клод, мыса God
Придёт Тот.

Октябрь 1992

Трубач

Губы трубача смерзлись в поцелуе
С мундштуком любимой ледяной груди,
Злой мороз встречает скорый поезд всуе
С тем, кого не любят, с тем, кого не жди.
В окнах проявились глянцевые лица,
Лишь трубач не видит в тамбуре дыры,
Проводник у печки шумно шевелится,
Но любовь не греет мерзлые миры.

Он один — солист ушедшего оркестра
Вечно привечает криками трубы
Всех, кто потеряли время или место,
Всех, кого прибило к линиям судьбы.
А рука все машет, ей светло и страшно,
И душе, как шее, пусто без креста,
У чужих — привычка прибиваться к нашим,
У своих — призванье покидать места.

Люди из хлеба, и люди из глины, и люди из талой травы,
Ангел с лицом удивительной рыбы меня называет на «Вы».

Обнимите даже тех, кого не ждете,
Может быть, им тоже надобно тепло?
В поезде мы просто пассажиры плоти,
На перроне — души, паром на стекло.
Мы сыграем в радость, мы споем и спляшем,
Ты трубой помашешь в смерзшейся руке,
Поиграй нам наши траурные марши,
Раз уж ты с судьбою так накоротке!

Трудоголя

Я не Оля, а я трудоголя,
И дело не в имени и не в поле.
Я одна из тех, кто сеет и пашет,
И кому в этот миг ничего не страшно.
Я муравей, что зачем-то втемяшил
Внести вклад в мировую чашу,
То ли там каша, то ли Акаша,
Люди создали столько — и я туда же.

Я инструмент, а его не считают,
Мой запас прочности давно за краем,
Я не жалею, я снова шалею
И, словно подстреленная, играю.
Из-под пера слова пулеметом,
Слушатель умный, значит, поймет он —
Это моя мировая работа:
Слова и ноты, слова и ноты!

Я, как пчела, мед тащу в соты,
Снова и снова, полет уже сотый,
Все отдыхают, а мне работа, —
Я счастлива только трудясь до пота.
Тащу свой воз в небеса натужно,
И не отговаривай, мне это нужно,
И пусть над великой безбрежной лужей
Мой воз будет лучшим, а прочие — хуже!

Я генерирую мощный поток,
Такими, как я, заменяют пяток.
Я пила и я молоток,
Я почти бесплатно даю вам ток!

Я генератор рифм и мыслей,
Когда все компьютеры мира повисли,
Платы сгорели, а числа прокисли,
Но живая вода на моем коромысле.
Я играю сразу все роли,
Такова моя доля, завидно, что ли?
Я трудоголя, весь день балаболю,
Мой творческий пыл не подвержен контролю.

Ё-моё, я стихотворный маньяк,
От ужаса зритель уже обмяк.
Ё-моё, я стихотворный маньяк,
От ужаса зритель уже обмяк!

Топают ноги и пляшут боги,
Все получилось отлично в итоге,
Вы ко мне тоже не слишком строги,
Значит, я на верной дороге!

Cm Ab F G

Ты и я

A G

Что ты ищешь здесь
Я ищу себя
Тебя здесь нет
Ты остался там
Меня там нет
Я уже там искал себя
Мне там сказали
Что я ушёл сюда
Я должен быть здесь
Покажите мне меня

Январь 1997

У попа была собака

У попа была собака,
Она спасала его от мрака,
Она давала ему тепло
Когда, казалось бы, всё сгнило.

Когда с потолка валилась извёстка
И в небесах исчезали звёзды,
Страницы Библий казались бумагой —
Тогда приходила его дворняга.

Земля превращалась в нелепый глобус,
Бог с неба прочь уходил в отпуск,
Сыпались стены бездарного мира,
Кренились иконы на стенах квартиры —

Тогда приходила к попу собака
И он начинал в её шкуру плакать,
И через час становилось легче:
Спадали камни, смягчались плечи.

Он больше себе не казался сирым,
Отчётливей делался фокус мира,
Он шёл на кухню, и ставил чайник,
И со свистком мир рождался сначала.

Собака вертела хвостом и носом,
Она задавала кучу вопросов —
Нет, не про то, почему он плачет,
А про бегать, гулять и играть в мячик!

И вот на места становились звёзды,
А в голове исчезали вопросы,
Он снова читал страницу про «Отче»,
И путь в небеса становился короче.

А может, не знаю, он был аббатом,
Пастором, ребе и белым братом,
Но только была рядом с ним дворняга
В дни, когда горе, и в дни, когда благо.

Когда средь начальства шли тихие драки
И брата брат предавал за дензнаки,
Не мог он ни врать, ни юлить двояко —
Ведь рядом с ним не врала собака!

Когда его грешники гнали и судьи,
И в Ведах смысл исчезал, и в Талмуде,
И рушилось всё, во что верил вначале,
Он гладил её — и кончались печали.

Итак, у попа обитала собака,
Смотрела в глаза и спасала всяко.
Она заслоняла его собою
Среди человечьего вечного боя.

Билось — и вот пробилось сердце,
Однажды она не смогла согреться.
Дул ветер из терций и белых акаций,
А она не смогла на лапы подняться.

И поп сидел у её постели,
И его волосы быстро седели.
Он держал её лапу и говорил ей:
«Ну что ж ты, собака, ну что же ты, милая!»

И собака тихо ему отвечала:
«Возьми щенка и начни всё сначала.
Спасибо тебе, что ты был со мною.
Теперь я иду в большое Иное.

Теперь я узнаю, о чём ваши песни,
Молитвы и странные длинные тексты,
И если есть Бог — поздороваюсь с Богом.
А ты не грусти, ну, разве, немного!

Не плачь обо мне, я всего лишь собака,
И дело моё — защищать от мрака,
И тело моё сохраняет тепло
Когда, казалось бы, всё ушло».

куплет: Hm |G |D |F#7 |2p F#7 |
припев: Em |Hm |D |A |

Фарфоровая девочка

E
Фарфоровая девочка, гуляющая с собакой — это я.
Облитая белой глазурью девочка с собакой белой — это я.
Гуляющая около зеркала девочка — это я.
С отбитой рукой безмятежная девочка с собакой белой — это я.

Весна 1991

Фига

Gm D Gm D
Немые умеют летать,
Слепые умеют плакать,
Глухие могут молчать,
Плохие добры к собакам,

E
А я не умею петь,

D
Зато я играю на флейте,

E
А ты умеешь сопеть,

Gm D Gm D GmD GmD
А вы ничего не умейте!

И нам всё равно хорошо —
Мы вместе такая фига —
Умеет дышать Большой,
А Маленький может прыгать.

А Средний носит кольцо,
А Безымянный с ним в паре —
Мы все сохраним лицо
И в грязь ни за что не ударим!

А я не умею петь,
Зато я играю на флейте,
А ты умеешь сопеть,
А вы — ничего не умейте!

Декабрь 1995

Флейта

Am F
Что ты будешь делать,
C G Am F C G
Когда превратится в притон твой дом,
Am F
Что ты будешь делать,
C G Am F C G
Когда твой город превратится в Содом,
Am F
Что ты будешь делать
C G Am F C G
На пепелище этих миров,
Am F C G
Под ищущей пищи стаей ворон,
Am F C
Среди потерявших кров
G Am
Рабов и воров —

Am F C G Am F C G /4раза
Ты будешь играть на флейте!

Что ты будешь делать,
Когда ты будешь босым и нагим
Перед входом в дым —
Открой, Сим-Сим,
Здесь был дом, но ему не хватило воды,
Что ты будешь делать
С этой войной, чумой, крезой, бедой,
Возвратившись домой
Не тем, кем ты был,
Но не тем, кем ты стал,
Милый мой, —

Ты будешь играть на флейте!

Зима 1993

Фредерик

Вст.: (С)G G C C /2p.

G
Мой Фредерик,
F G
Змея мне говорит,
F G
Орёл в небе парит —
C F G
Не сомневайся, что это любовь!
Мой Фредерик,
В садах острова Крит
Цветёт пиелонефрит —
Не сомневайся, что это любовь!

Am H
Выпьем чаю, я скучаю,
E Am F G
Сядь поближе — скоро, скоро ночь!
C G
Я так рада, я так рада
Am G C
В косы вплести тебе хвощ!

C G
На Майорке туман,
C
Майоран и шафран,
G
Ты Авророй Жорж Санд
C
До смятения пьян!

Мой Фредерик,
Муфлон в небе возник,
К клеверу шмель грудью приник —
Не сомневайся, что это любовь!
Мой Фредерик,
В жуке золота блик,
Мой бесподобен парик —
Не сомневайся, что это любовь!

На фасетках глаз соседок
Солнце отражает мой утюг,
Не мигая, страсть нагая тает,
Мой единственный друг!

Пирамиды летят,
Крокодилы хотят,
В фейерверке цветов
Расцветает любовь!

Август 1998

Фрейлекс (Пропил я)

Музыка народная,
Слова Юлии Беломлинской

Пропил я всё, что было,
Пропил я всё, что было,
Эх, промотал, братцы, раз и навсегда!
А что смеётесь, братцы,
А что смеётесь, братцы,
Ведь тем, кто пьян тем и горе не беда!

Я выйду из вагона,
Кругом земля зелёна,
И ты как пташка хороша и молода!
Ты мне награда за ушедшие года
И сам я тоже парень — хоть куда!

Пьян я сегодня, братцы,
Пьян я сегодня, братцы,
Пьян, нынче пьян, да и завтра буду пьян.
А что смеётесь, братцы,
А что смеётесь, братцы, —
Всё не беда, коли выпил на свои!

Я выйду из вагона,
Танцуй, моя Матрёна,
Ты каблучков своих разбитых не жалей!
Пусть не пожалуют ни баксов, ни рублей,
Но спляшем — сердцу станет веселей!

Пропил я всё, что было,
Пропил я всё, что было,
Эх, промотал, братцы, раз и навсегда!
А что смеётесь, братцы,
А что смеётесь, братцы,
Всё не беда, коли выпил на свои!

Я выйду из вагона,
Со мной моя Матрёна,
Я украду тебе монисто у цыган!
Я воспою, духовной жаждой обуян,
А после спать завалимся в бурьян…

Фуражечка

Солдат пошел на бой —
Фуражечка с собой,
Солдат вернулся с бою —
Фуражечка с собою.

— Солдатик, как ты победил?
— Фуражечка дала мне сил.
— Боролся ль смело против зла?
— Была фуражечка смела!

Куда мне без нее на бой? —
Мне больше плуг по нраву,
Ведь так — крестьянин я простой,
А в ней я — воин бравый.

Фуражечка, фуражечка,
А в кармане фляжечка,
А во фляжке — бражечка,
А на груди бумажечка,

А в ней написано, что я —
Крестьянин с Чистого ручья,
На фотографии семья —
Жена, да мать, да сыновья.

Ой, фуражечка моя,
Меня на бой ты поведи —
Сердечко чакает в груди,
А все равно, солдат, иди!

К: СCFG CFCG /2p.
FFGG CCAmAm FFGG CFCG
П: AmAmFF CCGG /3p. CCFG CFCG

Хамелеон

E
Хамелеон, меняющий маски, хамелеон,
E
В пляске времён, в тающей краске, в звоне окон,
Am
Смех или стон, боль или ласка — ему всё равно,
E
Это кино — странная сказка, кровь за вино.
H B A E
Он — хамелеон.

Хамелеон, снимающий кожу, голый король,
Главный актёр, играющий тоже главную роль,
В дрожи руки зрителя в ложе — пляшущий нож,
Тот, кто сумел быть непохожим, сгнил ни за грош.
Он — хамелеон.

Хамелеон, меняющий имя, город и год,
Сердце на сталь, прямо на мимо, воду на йод,
След на песке, вмятина тела, сдавленный крик —
Нам не понять, куда улетел он, откуда возник.
Он — хамелеон.

Май 1992

Хвойный

На этих войнах, лиственных и хвойных,
В великих битвах мы вчера убиты,
Стоим вповалку и гуляем лежа,
И весело поем свои молитвы.

Я хвоен, и значит, я воин,
Ты листвен, и значит, ты чист.
Мы деревья, и значит, нас греет
То, что растем мы вверх, а не вниз!

Ты вырос — и я извилист,
Ты жилист — и я плечист,
Мы станем с тобой огнями,
Ведь пламя вверх, а не вниз!

Смерть пилит наши стройные утраты,
Жжёт нашу память, белую, как правда,
А мы, убиты, дымом вверх струимся —
Ни времени, ни смерти не боимся.

Ты честен, и значит, мы вместе,
Я искрен — и это нам жизнь,
Годами идем туда мы,
Где пламя вверх, а не вниз!

Я жилист — и ты извилист,
Я вырос — и ты плечист,
Мы станем с тобой огнями,
Ведь пламя вверх, а не вниз!

К: FDmCB
DmCB(BC)
П: GmDmCB / 3 р. BВFF (…А)

Химеры

Алмазный путь в небеса,
Стучись — откроют дверь.
Там грозные чудеса
В слепящих глазах химер.

Там рыбы небесных стад
В сверкающей чешуе,
Жаль, снизу их не видать
Ни мне и ни тебе.

Драконов, и флюгера,
И пряные облака,
Деревья из серебра
Увидеть бы вполглазка!

Зеркальны ступени нот,
Ты держишь тугую нить,
Беги вверх, беги вперед,
Пройди сквозь лабиринт.

Хрустальные города,
Сияет воды струя,
Мечтаем попасть туда
Однажды и ты, и я!

К: Am Bb F C
Am Bb C G
П: G Bb G Bb G Bb

Хотела в церковку

Am
Хотела в церковку пойтить,
E
Да не постилась,
Хотела свечечку купить,
Am
Да постыдилась,
F Dm
Хотела лоб перекрестить,
G C
Грехи все чтобы отпустить,
Dm E Am
Да заблудилась.
D Gm
Ой, Боже ж, Боже,
Cm D
Что же это, что же —
D Gm
Хотела в церковку пойтить,
Cm D
Да не нашла дорожек,
D
Кто же мне поможет?
E
Тоска меня гложет. | 2p.

На голову платочек я
Надела белый,
На грешну голову платок
Надела белый,
На грешну голову свою,
Повинну голову свою
Платок надела.

Ой, Боже ж, Боже,
Что же это, что же —
Хотела в церковку пойтить,
Да не нашла дорожек,
Кто же мне поможет?
Тоска меня гложет.

Негоже пред прохожими
Слезу не прятать,
Каликой перехожею
Печаль засватать,
К молитве затемно пойти,
Да потеряти все пути —
Найти расплату.

Ой, Боже ж, Боже,
Что же это, что же
Хотела в церковку пойтить,
Да не нашла дорожек,
Кто же мне поможет?
Тоска меня гложет…

Лето 1995

Хочу обнять

D C D D
Хочу обнять — но стынут руки —
Em D Em Em
Зима во мне меня сильней
F Em Em
Возьми хотя бы на поруки,
F Em Em
Чтоб не замёрзнуть сердцу в ней!
H Em H H
Чтобы не замёрзнуть сердцу в ней!
G D
Чтоб, на две части разрываясь, —
D Gm D
Ту, что к тебе и ту, что вон,
G D D
Я избрала одну покамест
D Gm D C D
Из двух враждующих сторон!

1985? — 1998 — 2000

Храм протеина

C F C
Не говори со мной о любви,
G C F C G
Не меняй серебро на медь,
C F C
Я ведь знаю, ты любишь только себя,
G C F C G
А меня лишь хочешь иметь,

F G
Я ведь знаю, ты любишь только себя,
C G F G
А меня лишь хочешь иметь,
C G F G
А меня лишь хочешь иметь,
С F C G C F C G
А меня

Твое тело прекрасно, как храм протеина,
И девчонки кончают во сне,
Мне не претит такая картина,
Но это ли нужно мне?

Быть игрушкой твоих своеволий,
Быть стеклом в твоих зеркалах —
Доля в неволе прекрасна, доколе
Птичка не помнит взмах!

1992

Хучи-кучи гёрл

Я чужая, ты чужой —
На пути не стой!
Мы разделены межой,
Кастой и верстой.
У-у, хватит выть — не ной!
Не ломай мои двери, милый,
Тебе не быть со мной.

Я ничья, ты ничей,
Что ж, смотри бойчей!
Обойдемся без врачей
И зубных рвачей!
О, я хучи-кучи гёрл,
Не ломай мои стулья, милый,
Не ломай мой стол.

Десять лет без угла,
Как же я могла
Жить без стула и стола,
Печи и котла?
У-у, ветер за спиной,
Не ломай мои крылья, милый,
Своей взрывной волной.

Вкус свободы во рту
Так похож на кровь,
Я люблю высоту,
Но хватит катастроф!
О-о, тяжёлый рок и блюз,
Не ломай моё тело, милый,
А то я утомлюсь.

Пять утра, такая рань,
Высохла герань!
Наше дело, милый, дрянь,
И давай, отпрянь!
У-у, проведи межу,
Не ломай мои стулья, милый,
Я на них сижу!

Этот праздник-беда —
Он всегда с тобой,
В нём огонь и вода,
Шарик голубой,
О-о, моя душа, май соул!
Я — перекати-поле-Оля,
Тяжёл мой рок-н-ролл!

Ни враги, ни друзья —
Партия ничья,
Ни житья, ни тряпья,
Ни правды, ни вранья.
У-у-у хватило по края,
Не ломай мою душу, милый,
Я больше не твоя!

куплет: E E E E / A A E E / H7 H7 A7 A7 / H7 H7 A7 H7 / E E E E /
соло гит: E E E E / A A E E/ H7 H 7 A7 H7 / E E E E /

Цыплёнок жареный

Музыка и слова народные

Цыплёнок жареный,
Цыплёнок пареный
Пошёл по Невскому гулять.
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.

Паспорта нету —
Гони монету,
Монеты нет — сымай штаны.
Цыплёнок жареный,
Цыплёнок пареный,
Штаны цыплёнку не нужны.

— Я не советский,
Я не кадетский,
А я куриный комиссар —
Я не расстреливал,
Я не допрашивал,
Я только зёрнышки клевал!

Но власти строгие,
Козлы безрогие,
Его поймали как в силки.
Его поймали,
Арестовали
И разорвали на куски.

Цыплёнок жареный,
Цыплёнок пареный
Не мог им слова возразить.
Судьёй задавленный,
Он был зажаренный…
Цыплёнки тоже хочут жить!

Человек отживет

Русский духовный кант

Человек отживет — как трава растет,
Человеческой ум словно дым ветром несет.
Поутру трава растет, свет повечеру упадет
Повечере человече во беседе сидел.
Он и ел, он и пил, и устами говорил —
Поутру он человече переставился.
Он очи свои зажал и устами замолчал,
Он свои древные руцы ко свому сердцу прижал.
Соходилися соседи, его сродственники,
Они стали человека водою омывать.
Вы почто меня водою омываете?
Не отмыл я свои грехи пред Господом!
Они стали человеку на гроб свещи поставлять —
Вы почто мне на гроб свещи поставляете?
Они стали человека землею засыпать —
Вы почто меня землею засыпаете?
Не рассыпал я свои грехи пред Господом!
Неперенная стрела — она прямо не летит.

Человечки

Человечки такие странные —
С утра принимают ванную,
Бреются или красятся
И по дорожке колбасятся.
Бреются или красятся
И по дорожке колбасятся,
Слова повторяя бранные,
Мечтая зачем-то накваситься.

И на лицах — радость или горе,
Все поют в неистовом миноре,
И на лицах — суша или море,
Но нет рядом никого.

Человечки — они как овечки:
За спасение ставят свечки,
А на ближнего смотрят волком,
Так что свечки почти без толку.
А на ближнего смотрят волком,
Так что свечки почти без толку —
Горят все подряд втихаря
И плавятся втихомолку.

Человечки такие разные —
Яблочные и колбасные,
Чистенькие и грязные,
Хорошенькие и так себе.
Чистенькие и измазанные,
Хорошенькие и так себе,
Увечные и беспечные —
Думают, что они вечные,

А на поверку — подложат фанерку
И вниз под горку на попе,
А смерть — внизу на гоп-стопе.

К: GmGmF F F FGmGm /2р.
П: CmFGmGm CmFDmDm
CmFGmGm F FGmGm

Чёрная флейта

Dmsus/C Dmsus/H Dmsus/B Dmsus/A Dmsus/B Dmsus/G Dmsus/F A7sus/E
Я вырезала из чёрного дерева тонкую флейту

Dm Dmsus/C Dmsus/H Dmsus/B Dmsus/A Dmsus/B Dmsus/G Dmsus/F A7sus/E
С одним лишь звуком, но на все голоса.

Dmsus/C Dmsus/H Dmsus/B Dmsus/A Dmsus/B Dmsus/G Dmsus/F A7sus/E
На всех языках она могла говорить

Dmsus/C Dmsus/H Dmsus/B Dmsus/A
Одно лишь слово, но очень тихо и тайно

Dmsus/B Dmsus/G Dmsus/F A7sus/E
(тихо и тайно).

И я играла на ней всю полярную ночь до утра,
Земля обошла оборот и пришла на рубеж,
Нежная флейта, я ей сказала: пора.
Я разрежу тебя на тысячу стружек вдоль
нежного твоего нутра —
Я сказала себе — пора, режь,
Я сказала себе, пора, режь,
Я сказала себе: пора, режь
(я сказала себе).

Так нужно, так убивают любовь,
Так земля принимает мёртвых зверей,
Так отпускают на волю пленных зверей
В посмертно свободных мирах.

Там, где ни пера, ни пуха, ни крови —
Игра моей флейты для тонкого слуха,
Звериного уха, что ловит тончайшие шелесты духа стиха.

Болей моей болью, согрей себя насмерть мной,
Я приготовлю для кражи
Всё, что важного есть у меня —
Всё, что горит — для огня,
Всё, что болит — для врача —
Не плача и не крича,
Соберу воедино жизнь для палача
(мне не страшно).

Я не посыплю пеплом главу, я смолчу,
Не ударюсь оземь и человекоптицею не взлечу —
Я тихо и нежно разрежу чистую флейту на стружки,
Ни в чём не повинную флейту с одним звуком.

Я занесу свою руку с ножом — так нужно —
Оружие жизни, орудие боли — над грудью стрела,
Без ужаса стужи, без красной лужи под сенью стола —
На волю из боли светла и прекрасна дорога легла от прямого угла!

Я не больно тебя вскрою, скажи мне в последний раз
Свой единственный звук, своё тихое слово —
Я болею тобой, я убью тебя, всё будет снова!
Прости меня, флейта.
И флейта сказала:
Люблю.

09.1993

Чёрный воин

стихи Анны Свирщинской (Польша)
(вольный пересказ ОА)

Чёрный воин идёт после смерти в небо,
Чёрный Господь Бог весело встречает его,
Чёрные ангелы, танцуя,
Поют «аллилуйя».

Они прекрасны как указующий перст,
Они весело говорят:
Мы все хотим быть твоими жёнами!

Чёрный воин идёт после смерти в небо,
Чёрный воин идёт после смерти в небо,
Чёрный воин смеётся,
Он танцует с ними,
Он любит их,
Он поёт вместе с ними «аллилуйя».

Они прекрасны как указующий перст,
Они весело говорят:
Мы все хотим быть твоими жёнами!

куплет: AmG |AmAmDmEm |AmG |FE |F |Am |F |
припев: BmBmEbmFm |

Что значит небо

Вст: G D C D

G D C D
Что значит небо? — океан высоты,
В его глубине плавают птицы,
Синяя птица — наверное ты,
Желтая птица, похоже, что я.

Проигрыш: G D G D G D C CD /2р.

Что значит море? — где-то на дне его
Отражаются рыбы и живут облака,
Большое облако — это ты,
Облако поменьше, может быть, я.

Что значит земля? — это трава и цветы,
Горы и реки, дожди и деревья,
Дерево высокое — это ты,
Дерево пониже, может быть, я.

Ноябрь — декабрь 1989

Шар голубой

Музыка народная,
Слова народные и Ольги Арефьевой

Крутится-вертится шар голубой,
Крутится-вертится над головой,
Крутится-вертится — хочет упасть,
Кавалер барышню хочет украсть.

Где эта улица, где этот дом?
Где эта барышня, что я влюблён?
Вот эта улица, вот этот дом,
Вот эта барышня, что я влюблён!

Плечики белые, в глазках огонь,
Я положу ей на сердце ладонь,
Лаской из дома с собой уведу.
Верьте-не верьте — имейте в виду!

Только пустите меня до неё —
Я расскажу ей про чувство своё,
Ей подарю не сапфир, не алмаз —
Шарик земной один будет для нас!

Шарабан-американка

Музыка и слова народные

Я гимназистка седьмого классу,
Пью самогонку заместо квасу,
Ай, шарабан мой, американка,
А я девчонка, я шарлатанка.

Порвались струны моей гитары,
Когда бежала из-под Самары.
Ай, шарабан мой, американка,
А я девчонка, я шарлатанка.

Продам я книжки, продам тетради,
Пойду в артистки я смеху ради.
Ай, шарабан мой, американка,
А я девчонка, я шарлатанка.

Продам я юбку, жакет короткий,
Куплю я квасу заместо водки!
Ай, шарабан мой, американка,
А я девчонка, я шарлатанка.

Прощайте, други, я уезжаю,
И шарабан свой вам завещаю.
Ай, шарабан мой, обитый кожей,
Куда ты лезешь, с такою рожей!

Прощайте, други, я уезжаю.
Кому должна я, я всем прощаю,
Ай, шарабан мой, американка,
А я девчонка, я шарлатанка.

Ай, шарабан мой, американка,
Она девчонка и шарлатанка!

Эй ухнем

Am Amsus/H Amsus/C E9/F Am Amsus/H Amsus/C E9/F
Эй ух — нем, эй ух — нем —
Am Amsus/H Amsus/C E9/F
Шагнём в про — пасть,
Am Amsus/H Amsus/C E9/F
На ветру потух — нем.

Эй ухнем, эй ухнем —
Встанем — до неба достанем,
А после рухнем.

Эй пой, эй пей —
Себя не жалей,
Эй жни, да сей
Долю по полю Расеи.

Очи долу, очи к полу —
Нет нам ночи, нет утра,
Нет ни пуха ни пера.

Раззудись плечо,
Размахнись рука —
Расплатись за всё,
Чего ещё нет пока.

Am Amsus/H Amsus/C E9/F
Эй, дубинушка ух — нем!
Am Amsus/H Amsus/C E9/F
Эх раз, да ещё раз,
Am Amsus/H Amsus/C E9/F
Эй, дубинушка ух — нем!
Am Amsus/H Amsus/C E9/F
То в бровь, то в глаз —

За смех, эх, за грех,
За смерть для всех,
А нет воли — нет греха,
А нет греха — так нет стиха.

Господи помилуй,
Даждь нам дождь впотьмах,
То ли силу без ума,
То ли ум без силы.

Эй ухнем,
Эй ухнем,
За Отца и Сына
И Святого Духа!

За огонь в ночи,
За тепло в печи,
За звенящий бубенец,
За — сказочке конец.

Эй, дубинушка ухнем!
Эх раз, да ещё раз,
Эй, дубинушка ухнем!
То в страх, то в страсть.

Эй ухнем,
Эй ухнем,
Еще разик,
Еще раз…

Март 1994

Экология

Изготовим, изготовим, изготовим, изготовим —
Я к рекламе близорука, так и не узнаю, что
Предлагают эти стены — все в одном огромном слове,
И бессмысленны их буквы, все не то, не то, не то.
Все играют в чьи-то игры, все торгуют нашим взглядом,
Наши улицы и мысли — это общие места.
В них одни азартно гадят, а другим того и надо,
Ну а нам — ментальный мусор, нас кусает пустота.

Экология моей головы

По бокам у нас карманы, а в карманах — чьи-то лапы,
На зубах, увы, коронки, в головах — сплошной салат.
Мы солдаты и мишени, гуманисты и сатрапы,
Мы участвуем в их гонке, и никто не виноват.
Наши песни все — протеста, наши книги пишут ядом,
Нас продали до роддома, до зачатья, до вчера,
Мы свободны тихо блеять и идти на стрижку стадом,
А до бойни нам позволят покричать чуть-чуть ура.

Экология моей головы

Эти правила не нами установлены на свете,
И дома набиты теми, кто здесь вроде ни при чем.
Нас штампуют не машины, а родные и соседи,
Мы ходить умеем строем, зная с детства, что почем.
Подожди, а как же небо, как же ветер и свобода?
Ты попробуй для начала не надеть на плоть штаны,
Посмотреть длинней секунды на присутственные морды,
Сделать шаг немного больше, чем дозволенной длины.
Сразу выйдут санитары, ФСБ, менты, охрана,
И занозистою дланью подтвердит простой народ,
Что у нас на место ставят всех, себя ведущих странно,
А летающий под небом — враг опасный и урод.

Экология моей головы

Мама всплачет — что ж ты, милый, лучше стал бы ты юристом,
Лучше шел бы в депутаты, в рекламисты и воры!
Но летать под общим небом без лицензии и визы —
Не позволено, родимый, не по правилам игры.
Так что будь одним из смертных — рядовым, электоратом,
Абонентом, пассажиром, паствой, жителем, братвой,
И внимай чужим программам, и ругайся тихо матом,
Кто летает — тот не с нами, а кто ползает — тот свой.

К: Hm Hm Hm E /3р. Hm F#7
Hm E /3р. Hm F#7
П: F# G E7
F# G Hm
G E F#7

Элегия

D G D
я с головою склонённой в чашу снов любовь наливаю
D G D
закат каплю крови а ночь каплю яда добавят в неё незаметно
A (Ab) G D
но меня можно убить только счастьем тогда я умру улыбаясь
A (Ab) G D
я маленький цветок у тебя на ладони уснувший в твоём дыханьи

B F C D
там где земля склонилась над небом там где вода обнимает камень
там где с тобой мы слились в объятьи замерло всё в молчаньи
там где не дышит птица где не взлетает ветер
G
в реке несоленых слёз слились наши с тобою руки

(A) D G D
мой взгляд босиком обегает горячее солнце не обжигаясь
в ладонях зелёных листьев протянута вечность увитая цветами
сегодня я умею летать и воздух сгущается мёдом
G G D
сегодня я не буду дышать ведь в лёгких налита сладость света

не слушай моей болтовни не доверяй моим волосам и губам
лучше услышь тишину обними пустоту они любят тебя не меньше
я это они моё тело обман а на самом деле
C B C B C D B C D
живут лишь они а мы в их играх краски звуки кисти и глина

Декабрь 1989

Это не рок

Всё время риф: E G A

Это не рок —
Герой подворотни шагнул за порог,
Это не рок —
Балет исполняет танец без ног,
Это не рок —
Гроза зоопарка — затравленный волк,
Это не рок-
В метро проповедует пьяный пророк.

Это не рок!

Это не рок —
В акустических снах электрический ток,
Это не рок —
Всё вроде бы так но какой-то подвох,
Это не рок —
То какой-то изъян, то какой-то порок,
Это не рок —
Нет крыши и стен, но на двери замок.

Это не рок!

Это не рок —
Бензиновый сок апельсиновый смог,
Это не рок —
На фи’говом месте фиго’вый листок,
Это не рок —
Потерянный рай и ненайденный Бог,
Это не рок —
Ты открыл рот, но в горле песок.

Это не рок!

Октябрь 1992

Это просто, это ясно

стихи — Анна Ахматова

Em С D Em
Это просто, это ясно,

Em C D Em
Это всякому понятно,

Em C D Em
Ты меня совсем не любишь,

Em G Am H
Не полюбишь никогда.

Em C
Для чего же так тянуться

Em C
Мне к чужому человеку,

Em C
Для чего же каждый вечер

D Em
Мне молиться за тебя?

Для чего же, бросив друга
И кудрявого ребенка,
Бросив город мой любимый
И родную сторону,

Черной нищенкой скитаюсь
По столице иноземной?
О, как весело мне думать,
Что тебя увижу я!

1983

Это Родина моя

Не гляди на мертвых зверей,
Лишь горстями воду согрей,
Озирай родные края,
Это — Родина моя.

Над водой охота стрекоз,
А в груди — любовь на износ,
Берега раздвинут края:
Это — Родина моя.

Шапки прочь — поет козодой,
Как молитва клекот и вой,
Звери плачут, боль не тая,
Это — Родина моя.

Это раны нежной земли,
Это капли ветра в пыли,
Это бранный крик воробья,
Это — Родина моя.

К: С#mE H C#m C#mE H F#m
C#mE H A C#m E H C#m
П: E H G# C#m

Я дурак и ты дурак

(G) Am G F G Am G F
Я дурак и ты дурак —

G Am G F G Am G F G
Всё в судьбе не просто так,

Am G F
Дуракам закон не писан,

G Am G
Дурь без визы

F G Am G F
Пробирается в дома,

G Am G F G Am G F (G)
А мы без ума, все мы без ума.

Не везёт, так не везёт —
Ты пейот, я идиот,
Лбом об стену, об колено
Битый сроду,
Налитый сброду
В воду, в рот компот —
Ты идиот, я идиот.

Получи мои ключи,
Глушат водку стукачи,
Палачи на плахе всё равно,
Рубахи сняв, играют в домино
Давным-давно,
Им всё равно.

Будет пища — будет день,
Будет пицца и Пномпень,
Разлетится, словно птица,
Тень через плетень
В последний летний день,
Башкой об пень.

Я дурак и ты дурак,
Не забьёшь дверной косяк,
Дуракам закон не писан,
Дурь как крыса
Пробирается в дома,
А мы без ума,
Все мы без ума.

Июль 1997

Я научилась

Am
Я научилась плакать, улыбаясь,
Я научилась улыбаться, плача,
Я научилась в небе плавать,
Я научилась под водой летать.

Я научилась молча говорить,
Я научилась говоря молчать,
Я научилась радоваться в горе,
Я научилась в радости страдать.

Весна 1991

Яблочко

Музыка народная,
Слова Ольги Арефьевой и народные

Эх, яблочко, куда ты котишься?
Попадёшь ко мне в рот — не воротишься!

А я бедненький, да я несчастненький,
Развалился я да на частеньки,

Развалился я да на кусочечки,
Поночуй со мной хоть две ночечки!

Поночуй со мной — да хоть согреюся,
На тепло твоё я надеюся!

Я надеюся, земля крутится,
А по небушку летят утицы,

Летят утицы, перекликаются,
Девки с парнями да кувыркаются.

Девки с парнями, только я один,
Одинёшенький до самых седин.

Эх яблочко, да ты неспелое,
Приходи на сеновал, коли смелая!

Эх, яблочко, куда ты котишься?
Куда котишься, оттуда не воротишься!