>

Фестиваль «Весенние трели» Петра Акимова.

Арефьеву мы поначалу не узнали. Серьезно. Давно мы ее не видели, а смена имиджа — это вам не ежик чихнул. Вместо обтягивающего — балахонистое, вместо распущенных волос — зачесанные. Только голос арефьевский. Во избежание кривотолков сразу скажу, что замечательно она выступила. Опять же гип-гип ура. Тоже какая-то новая внутренняя сила проявилась. Во многом это впечатление было связано с тем, что Арефьева не стеснялась петь в классической манере — колоратуры и все такое (я, правда, не знаю, что такое колоратуры, но слово кажется уместным ))). И вот какая у меня возникла мысль: классика — это сила, а рок — это слабость (правда, та слабость, которая, по Лао-цзы, «признак жизни»). Классика=сила=дисциплина. Попробую пояснить: дама, поющая, условно говоря, Татьяну, должна ежевечерне выдавать качественный продукт. Отсюда репетиции, упражнения для голоса и т.п. И это дает какие-то гарантии спокойствия. И накладывает отпечаток — нет, не вымученности, но отшлифованности. А рокер в идеале играет хорошо не «благодаря», а «вопреки» отсутствию голоса, слуха и выучки. Это я, конечно, утрирую. Факт тот, что данное выступление Арефьевой скорее относилось к жанру… елки, нет сейчас такого жанра… допустим, кабаре, но высокохудожественного. «Театра песни», что ли. В котором гнесинская выучка уместна на все сто. И за душу это все равно хватало — но нажимало на другие кнопки.
Замечательный был один гэг: Арефьева и Акимов исполнили шансонную балладу «Табакера» в качестве музыкально-пластического дуэта. А именно, Акимов закутался черной тряпкой, встал за спиной у Арефьевой и изображал жестами (его руки играли роль «рук певицы») все, о чем шла речь в песне.

Svetosila