>

Нет, всё-таки, кто бы что ни говорил…

…а «Кон-Тики» очень мощный альбом. Во всех отношениях. Мощность альбома, прежде всего, определена его цельностью.
С самого начала возникает и не отпускает на протяжении всего прослушивания ощущение путешествия. Причём не только по воде, но и по бескрайнему вселенскому океану, где в одной нескончаемой круговерти замешаны и вода, и звёзды, и народы, и времена года. Как говорится «…и жизнь, и слёзы, и любовь».
Ведь слово — это не весло в конце концов, а нечто большее, я бы сказал нечто более магическое, нежели весло. И словом Ольга орудует превосходно.
Стоит только обратить внимание на песню «Осень».
Начиная с момента спуска на воду под восторженные возгласы музыкантов, переодетых туземцами, и акомпанемент заводящегося мотора, и кончая «Мерседесом», каждая песня возвещает собой рождение нового дня. А каждый новый день характерен новым настроением и новым местом пробуждения. Вобщем, наблюдается некий перманентный процесс вечного обновления.
И если вначале пути чувствуется самоирония, вызванная ещё слабым пониманием предпринятого, то уже «Каждый шаг через больно» свидетельствует о, мягко говоря, трудностях в пути. И самая главная трудность — это ощущение внутреннего одиночества, совершенно замечательно выраженного в «Курке». Правда уже следующая композиция, представляющая собой образец исключительно женского поведения, несёт в себе зародыш бунта — «Танец с полотенцем». Но мы же движемся по волнам. И потому вслед за взлётом очередное падение — «Осень». И снова крепкий ум превращает одиночество в полёт — «Первый».
Следующее пробуждение находит путешественников в салоне трамвая, напичканного контролерами. Не стоит, наверное, объяснять, что контролёры — это в основном не люди, а ваши собственные комлексы и представления. И лучший способ избавиться от их назойливости, прикинуться кем-то другим, лучше всего сумасшедшим, танцующим под стрелой и бьющимся лбом в колокол.
Глядишь, прилипалы начинают отпадать. Вот, если вы в апреле начнёте новую жизнь, то уже к сентябрю справите панихиду по старой. А дальше, как говорится, хоть трава не расти. Чтобы не случилось, знай дуй в свою дуду, то бишь играй на флейте. На первый взгляд может показаться, что «Моление» стоит особняком, но это не так.

Спасибо, Оля, за то, что вытащила мою жену из-под «домашнего ареста». Я не знаю того, кто мог бы это сделать, да ещё под залог в 50 гривен. Теперь у нас в доме твой иконостас, состоящий из плакатика «Картонное пальто» и самолётика, подписанного, надеюсь, твоей рукой: «Ну и что, что голый? Он таким родился. ОА».
Моя жена в полном восторге (странная она, как ребёнок — то ревнует, то восторгается). Понравилось буквально всё. Она сказала, что ты идеальный инструмент или проводник, подразумевая твои тело и голос. Две песни, названия которых, она к сожалению не запомнила, как и того, о чём в них поётся, её «просто порвали на тысячу маленьких медвежат». Она сказала, что после «твоего» катарсиса ей ни к чему «мой» оргазм.

Капитанемо