>

Пришедши с концерта в ЦДХ…

…попытался включить музыку послушать — не получилось… Тогда я забил трубку поплотнее, чиркнул спичкой и стал вспоминать…

Постепенно зал заполняся и заполнялся. Публика и ее манеры очень живо напомнили мне позапрошлогодний концерт «Аквариума». Пока зрители рассаживались, я, от нечего делать, разглядывал оборудование на сцене. Стоящие на ней достопочтенный Фендер Стратокастер и преподобный Корг Тритон внушали уважение одним своим внешним видом (внутренний голос: «Долой лицемерие, ты стратокастеры на дух не переносишь…»). Пока шли препирательства с внутренним голосом, свет меееееедленно вырубили и на сцену вышли музыканты.
Я знал очень немного песен, только «Дорогу в Рай», «Се ля ви», «Армия тепла» и конечно «Ночь в октябре». Поэтому к стыду своему не смогу даже сказать отдельные впечатления о каждой песнях. Пытался повернуться к подруге спросить, но голова не очень то вертелась…
Когда я наконец смог выдохнуть (выдыхай бобер, выдыхай),то я смог разглядеть группу (или все таки оркестр?) «Ковчег». Как известно в библейском варианте там было «каждой твари по паре». Из-за маленькой сцены видимо решили обойтись без пар, и ПРЕКРАСНО обходились Единством Самодостаточных Творческих Единиц. Не имея особой возможности профессионально сказать о музыкантах (еще не доучился), перескажу свои впечатления.

Вообще, электрический и акустический составы «Ковчега» по моему скромному суждению, прекрасно ужились на одной сцене. Виолончель, вообще очень красивый и полетный по звуку инструмент, повинуясь воле своего хозяина давал прекрасную атмосферу камерности и эстетического уюта.
Стринговая палитра, изливаемая из недр Тритона пальцами своего седока оплетала виолончель и давала почувствовать этому инструменту себя почти как дома, в симфонической твердыне. Перкуссия, спаивая своим ритмом общий антураж, не давала слушателю уйти от некой рамки, которая обязательно присутствует в любой песне, даже бесконечно свободной.
Заняв свои места, остальные музыканты вплели в описанное кружево свои блестящие нити. Добродушное уханье бас-гитары, в каждой ноте которой были уверенность и профессионализм, завоеванный временем, поддерживалось выпуклой игрой ударных. Перкуссия, почувствовав «своих»,зазвенела множеством дополнительных вкусностей, отчего ритм приобрел психоделическую свирепость.
Гитарист, не играл чего то уж совсем электрического (да и как поднимется нога, педалью фузза разрушить эту феерию). Гитарист не солировал, проявив профессиональную сдержанность и благородство. Хотя хотелось бы и послушать его соло (или сольную перекличку гитары и виолончели). Обрамляли действо нечеткие фигуры в темном и не только… флаги, фонари и пластика заставили меня на момент совершить поворот головы от сцены.

Описывая Ольгу Арефьеву на этом концерте я боюсь скатиться в грязь восторженных пошлостей и банальностей, которые многократно повторены и никому кроме внутреннего меня не интересны.
Интонирование, игра, голосовые трюки… Голос плыл, купаясь в реверберации и бил точно туда, куда был нацелен. Эта снаряд, с разделяющейся боеголовкой, одна из которых парализовала мозг, другая попала в левую часть груди, где от удара посыпалась ржавчина и механизм ускорил свою работу. Сердце забилось быстрее и чище, входя своим ритмом в резонанс с музыкой. Исскуственные дым и исскуственный ветер, доходя до Ольги, становились НАСТОЯЩИМИ. А размахивающая флагами перфоманс-группа гнала это НАСТОЯЩЕЕ на меня.
Ольга, спасибо большое Вам, спасибо большое другим музыкантам. Я получил положительный заряд, а Вы — преданного поклонника. Всего хорошего, успехов Вам.

Никита (Москва)