>

Впечатления…

GoldenMask.Club. 31 марта, 21:00, Ольга Арефьева с акустическим составом и незабвенным Тони Левином (Tony Levin).

Программа состояла из народных песен в аранжировке Ковчега, которым ОА, по её словам, впервые посвящает целое выступление (однако мне кажется, что до этого уже было подобное или очень похожее выступление).
До концерта я всё думал, насколько ей удастся совместить традиционное народное пение со звучанием инструментов (виолончель, перкуссия, клавиши, электргитара, бас). Практически всё, что я слышал из подобных экспериментов, не устроило меня никоим образом. Весьма сложно создать новую песню на основе существующей, особенно если учесть, что оригинал вообще не предусматривает каких-либо инструментов.
Если коротко — у них получилось значительно, на порядок лучше, чем у других. Выход оказался довольно логичным: простота и умеренность аранжировок. Нельзя сказать, что это правило соблюдалось всегда и на все сто процентов, но в целом — именно так. Кстати главная заслуга принадлежит, на мой взгляд, виолончелисту Петру Акимову, о котором ниже.
Периодически ОА приглашала на сцену разных замечательных людей. Среди них — любимые ребята из Белосвета (из выступавших в ЖЖ обитает, по крайней мере, lyosa), которые исполнили с нею настоящие русские народные песни, причём так, как их исполняли тогда. После выступили настоящие монстры сцены — Казачий круг. Эти товарищи без лишних слов переняли эстафету у ОА и зажгли так, как не снилось многим командам. Будь они рок-н-ролльной группой, я бы назвал две из трёх спетых ими песен уже потерявшимся словом боевики: столько в них было энергии и драйва. В какой-то момент само пространство начало вибрировать, и даже самые отмороженные сушатели-зрители стали непроизвольно двигаться в такт. Человечищи!..
Ещё одним приглашённым человеком была Юлия Теуникова. То, что они с ОА пели, проникло в самое сокровенное, в непознанные уголки души и ускользнуло, оставив после себя нечто неописуемое. Пронзительно. Да что там, от их дуэта хотелось плакать…
Среди известных — и запомнившихся — песен прозвучала Глюкоза. Я не слишком большой знаток творчества ОА, и эту песню услышал впервые.
Так вот, убила, сразила наповал. (ОА: «Тони очень нравится эта песня, он слушал её всю ночь…» Как я его понимаю!)
Закончилось выступление ещё одной известной песней, увы, в памяти не оставшейся.

На сцене с ОА были:
— Пётр Акимов (виолончель).
Чудесный человек. Бережно — и нежно! — оттенял голос ОА и мелодию песен или создавал замечательно ритмичную фактуру. Чувствуется, что без него не было бы той ОА-певицы, которую мы знаем. Хотелось прогнать всех со сцены и оставить лишь Петра с ОА… (Как потом выяснилось, такой концерт с их дуэтом действительно устраивался.)
Михаил Смирнов (также см. здесь; перкуссия).
Давно известный мне («Как?! Он и у Арефьевой играет?!») по группе Ивана Смирнова и кельтским проектам замечательный человек. Использовал перкуссию (здоровая, кажется, дамбука, пара тарелок и всякие перкуссионные мелкие фишки) очень лаконично и с душой.
— Тони Левин (всевозможные бас-гитары).
Увлекаетесь какой-то областью музыки особо? Вспомните в ней человека, на которого все хотят быть похожим, играть-петь как он, понимая при этом, что так они никогда не смогут. Именно таков Тони в мире бас-гитары. Настоящий человек-легенда, он уже много лет является участником King Crimson — одной из самых необычных групп, сумевших добиться мирового признания. Этот обаятельный лысый дядька (которому, между прочим, около 60 лет) нарасхват во всё мире — достаточно взглянуть на список альбомов, в записи которых он принимал участие.
Как, наверное, уже стало ясно, Тони играл на сцене отнюдь не лидирующую партию. Количество его соло, которыми знатоки оценивают его выступления, можно посчитать на пальцах одной руки, но в данном случае это не имело никакого значения. Несмотря на то, что звук баса не всегда подходил к песням, Тони своей игрой изрядно украшал выступления. Хотя — положа руку на сердце — он не был столь необходим на сцене.
— Карен Арутюнян (электрогитара).
Приглашённый гитарист группы Дети Пикассо. Больше всего у меня было опасений именно на его счёт: как можно совместить электрогитару (знатный Les Paul!) и такое пение?! Однако совместными стараниями Карена и звукорежиссёра (хмм…) гитара служила едва слышимым дополнением к перкуссии, лишь изредко выступая во весь голос.
Сергей Перминов (клавиши).
Неоднозначные ощущения. Вроде бы и был человек на сцене, и играл — ровно и профессинально, — но не чувствовалось, что он там.

После ОА с её Ковчегом организаторы преподнесли приятный сюрприз.
29 марта GoldenMaskClub открывал угандский музыкант Джеффри Ориема (Geoffrey Oryema), ныне живущий во Франции. Я тогда очень жалел, что не попадал на его концерт: услышав его песню Lapwony, сложно остаться равнодушным. Ещё больше подогревало интерес осознание того факта, что вряд ли он снова посетит Москву в ближайшее время.
В итоге у меня нарисовался образ такого африканского изгоя, поющего на родном языке неизбывно печальные песни.
Тогда, в пятницу вечером, он был на концерте: сложно не заметить двухметрового негра со светлыми дредами. Но организаторы недвусмысленно сказали в ответ на мой вопрос, что его выступления сегодня не будет, и он присутсвует лишь в качестве зрителя. Тем более было приятно, когда Александр Чепарухин вышел на сцену и сказал, что Джеффри пожелал спеть несколько песен.
Начал он с той самой Lapwony, но у меня тут же возникли подозрения, что Ориема в студийной записи и Ориема на сцене — это два почти разных человека. Песня была исполнена с такой бьющей через край жизнью и энергией, что оставалось лишь вспоминать о том неуловимо печальном настроении студийного варианта этой композиции. Потом на сцену вышли несколько музыкантов, и с ними Джеффри спел ещё три песни ( Ye ye ye, Land of Anaka и ещё какую-то).
Уходил я состоянии глубокого осознавания: ощущал расхождение ожидаемого и действительного.

Сейчас понимаю, что Ориема был совершенно лишним: то замечательное, тонкое настроение-состояние, созданное ОА, было частично смыто безудержной энергией угандца.
А Арефьева очень, очень порадовала.

Сергей Че