>

Концерт в «Морисоне»

11 декабря Ростов-на-Дону укрывает тонкая корка льда. Все прохожие передвигаются мелкими осторожными шажками.
Топающие мимо черно-белой надписи «MORRISON club» обходят столпившихся у входа. Здесь же стою и я в окружении разнолюдной компании: от молодежи, до постаревших и подобревших байкеров. Нас сегодня объединяет, кроме двуногости и беспёрости, как минимум, одно — Ольга Арефьева и ее творчество. Это уже два, скажут математики, но поэты не согласятся на такую категоричность.
Мы медленно входим в темный зал, он уже пронизан ожиданием и каким-то волшебством, которое всегда сопутствует хорошей музыке. Невысокая сцена, микрофон, гитары, виолончель — тоже ждут.
Сегодня это не только концерт, а вместе с тем презентация книги «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной». Поэтому в холле ставят столик, раскладывают книги и диски.
У меня в сумке уже покоятся три экземпляра «Ефросиньи», когда на сцену выходит стройная, в джинсах, синей рубашке и красных очках, Ольга Арефьева. За ней, весь в темном, небольшой Петр Акимов. Люди хлопают, оживляются и шумят; Ольга предупреждает, что сегодня не будет регги, а только песни с альбома «Анатомия»; просит не злоупотреблять фотоаппаратами. И начинается музыка. То, что не описывается словами, начинается тоже.
Мы превращаемся из совсем разных людей в какое-то подобие живого организма, настроение и ритм которого задают звуки, и ведет голос Арефьевой. Сила и свет в ее глазах притягивают к себе, она прекрасная и настоящая. Некоторые качаются в такт музыке, некоторые танцуют: атмосфера спокойная и непринужденная. Между песнями Ольга отвечает на вопросы, рассказывает о том, какими трудами они привезли книги и диски в Ростов (в самолете есть ограничения), о том, что «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной» она писала около восьми лет, что эта первая проза — ее любимый ребенок сейчас.
Объявляют перерыв и со второго этажа спускаются двое больших рокеров-байкеров. Смелые, закаленные дорожными ветрами, умудренные бородами, но с нежной плюшевой игрушкой, они устремляются за кулисы. Как и перед началом концерта из динамиков плывет саундтрек к книге. Как указано на диске: сомнамбулический бред, музыка измененных состояний, «без всяких допингов» — объясняет Арефьева снова выйдя на сцену.
Как и в первой части она поет песни разных настроений, разных смыслов и переживаний. Петр Акимов играет на виолончеле живо и увлекающе, смотреть на него — удовольствие. Все чаще на сцене появляется звукорежиссер группы, по совместительству подыгрывающий на басу.
Ольгу просят прочитать одно из последних одностиший (всего их около 1000), она с улыбкой произносит: «Ты у меня хозяйственный, как мыло». Наш живой организм смеется.
Около двенадцати концерт близиться к концу, «По-моему получилось хорошо», — говорит, прощаясь, Ольга Арефьева, но зал не отпускает и хлопает в унисон. Под этот ритм она поет «Картонное пальто». А уйдя за кулисы, снова выходит, вызванная криками «еще», и окончательно прощается шикарной песней «Мама». Концерт закончился заполночь, а лед на улице расстаял.
Так все было 11 декабря сего года в клубе «Морисон», или почти так. Все персонажи выдуманы, совпадения случайны.

Павел (Краматорск)